Ужасы Петропавловского собора

Дата: 10 Ноября 2021 Автор: Удовыдченко Владимир

  В середине 80 годов наш 1 дивизион находился уже в составе полка ведомственной милиции № 2 и дислоцировался в одном из жилых зданий на территории Петропавловской крепости в непосредственной близости от собора святых Петра и Павла. Удивительно, но над помещениями дивизиона в доме №15 располагались жилые квартиры. С нами соседствовали семьи с детьми – жители Петропавловской крепости. Их в шутку называли «крепостными». Музейный комплекс крепости и Петропавловский собор также находились под нашей охраной. Отличительной чертой этих объектов было то, что на постах там работали милиционеры женского пола. Вообще женщин в те времена принимали на службу лишь тогда, когда штаты не удавалось укомплектовать мужчинами. Но некомплект личного состава был хроническим. Как уже отмечалось выше, ленинградцы служить в милиции желанием не горели. Поэтому комплектовались женским полом.

 

 
              
                           Красавицы советской милиции
 
 Девушек и женщин проблематично было выставлять на наружные посты, например, на мосты где нужно было иногда и утопающих спасать. А вот в музейных помещениях они работали ответственно и визуально смотрелись прекрасно.
  Более того, советские девушки – милиционеры зачастую являлись дополнительным украшением музейных ценностей.
По окончании утреннего развода в дивизионе, постовые разъезжались по объектам, расположенным в разных частях города, а девушки милиционеры заступали на службу здесь же, в музейных объектах Петропавловской крепости. Наиболее сложным постом считался Петропавловский собор, в любое время года заполненный посетителями и туристическими группами.
 
                         
 
Милиционер по охране собора в дневное время всегда был принародно как «тополь на Плющихе». (Выражение из фильма «Джентльмены удачи», означающее стоять на открытом месте у всех на виду.)  Зато ночью постовой закрывал собор изнутри на засов и оставался в нем в одиночестве до утренней смены. При входе в собор с левой стороны находилась комната, где располагался пикет милиции и топчанчик, на котором коротали ночь милицейские девушки. Преступные посягательства на музейные объекты Петропавловской крепости случались крайне редко. За весь период моей службы в полку в 80-х годах был единственный случай, когда какой-то неадекватный «скалолаз» ночью забрался на здание Собора и пытался залезть внутрь через окно. Милиционер услышал шум. «Скалолаза» сняли со здания и задержали, оформив как мелкого хулигана. Но летом 1985 года с ночным постом в Петропавловском соборе начались проблемы.

 

 

 В помещении собора, как известно, находится Великокняжеская усыпальница Российских императоров. Это место захоронения династии Романовых. В ночную смену милиционер находился в полном одиночестве среди мраморных, покрытых золотом царских захоронений. Тихая, спокойная служба, заставлявшая задуматься о Вечности и сути земного существования.

  В одну из летних ночей 1985 г. в Петропавловском соборе дежурила милиционер Галя Николаева (фамилия изменена). В два часа ночи в дежурную часть дивизиона от Николаевой поступил тревожный звонок. Девушка плакала, просила оказать помощь и вообще снять ее с поста. По прибытии в собор дежурного наряда, выяснилось, что причиной ночной тревоги оказался…полтергейст.  
  Снятая с поста, перепуганная Николаева, рассказала следующее: Около двух часов ночи милиционер обошла зал с надгробиями. Все было тихо и спокойно. Галина зашла в пикет, приготовила чай, перекусила и прилегла  на топчан, где в легкой дрёме, прикрывшись шинелью, продолжила нести службу. Но вдруг…среди гробовой тишины, Николаева услышала шаги в большом зале собора. Милиционер была уверена в том, что в соборе кроме нее никого быть не может, поэтому сильно испугалась и выходить в зал опасалась. Шаги были медленными и громкими, со звенящим звоном. Создавалось впечатление, что кто-то большой в сапогах - ботфортах со шпорами шагает по каменному полу собора. Шаги пересекали соборный зал и приближались к комнате пикета, где на топчане «ни жива, ни мертва» лежала милиционер, забывшая в тихом ужасе про своё табельное оружие. Когда шаги дошли до входа в пикет, Галина натянула на голову шинель и, стараясь не дышать, стала слушать, что же будет происходить дальше. Шаги, звеня шпорами, подошли к топчану и остановились. Как утверждала потом милиционер, она была с головой накрыта шинелью, но слышала даже дыхание неизвестного, заглушаемое ударами ее сердца. Немного постояв у топчана, неизвестный, гремя сапогами, вышел из пикета и протопал по каменному полу через соборный зал. После этого все стихло. Николаева бросилась к телефону и вызвала помощь. Прибывшие сотрудники никого в помещении собора не обнаружили и, как могли, успокаивали бледную, трясущуюся Галю Николаеву.
 Снятая с поста Николаева, заявила командирам, что больше ни при каких обстоятельствах дежурить ночью в Петропавловском соборе не будет. Произошедший случай повлек последствия неприятные для командования дивизиона.  Девушки милиционеры, работавшие в музейных комплексах Петропавловской крепости, послушав рассказ Николаевой, стали наотрез отказываться от ночной службы в соборе. Закрывать пост было некому. Мужчины заняты на мостах и наружных постах, а почти все женщины вдруг оказались больны. Ситуация сложилась критическая. Уже сам командир дивизиона майор милиции Щегольский собрался было лично выйти на ночной пост в собор, чтобы разобраться с «ночным шагальщиком», но из положения помогла выйти комсомольский активист милиционер Анна Бахтина.
 
          Смелый поступок милиционера Анны Бахтиной
 
  Сержант милиции Аня Бахтина была в первом дивизионе одним из самых результативных милиционеров. В период горбачевской антиалкогольной кампании каждый милиционер обязан был ежемесячно задерживать не менее десяти пьяных правонарушителей. Это требование касалось и милиционеров женщин. Комсомольские активистки Анна Бахтина и Марина Воронова решили работать хитростью. Эти миловидные девушки по пути на службу, заметив пьяного мужчину, брали его под руку, и спрашивали, не желает ли он прогуляться с дамами. Мужчины обычно соглашались. Под ручки с правонарушителем Анна и Марина заводили его в ближайший  милицейский пикет и писали рапорт о задержании. Коварные были женщины, но бесстрашные.  
  Аня Бахтина несколько лет проработала на посту в Петропавловском соборе. Она знала каждый закуток всех соборных помещений, и пост в соборе по-своему любила. Когда, выйдя из отпуска, она узнала о возникшей проблеме, не колеблясь, заявила командиру:
- Ставьте меня на пост в собор хоть каждую ночную смену. Разберусь я с этим «шагальщиком», отучу его девчонок пугать.
- Молодец, Анна. Ты же понимаешь, что померещилось все Николаевой, набрали на свою голову дур в милицию.
- Нет, товарищ майор, вряд ли померещилось. Я и сама там не раз кое - что слышала.
- Может в помощь тебе кого дать? Вдвоем  поработаете?
- Никого не надо. Сама справлюсь.
 Комсомолка Аня Бахтина была смелая девушка и опытный милиционер. В свободное от основной службы время она училась в университете, участвовала в работе оперативного комсомольского отряда и не однократно задерживала даже вооруженных преступников.
 Анна Бахтина отработала в Петропавловском соборе подряд три ночных смены, после чего заявила нашим девушкам милиционерам:
- Можете в соборе спокойно работать.  Я с «ним» разобралась.
  Милиционеры интересовались у Бахтиной, каким образом она с «ним» справилась.  Анна была девушка серьезная, немногословная и ответила коротко:
- Я с «ним» договорилась.
  С кем или с чем договорилась Аня Бахтина было непонятно и осталось неизвестным, но самое интересное было то, что после этого полтергейст в соборе прекратился.
  Награждать сержанта милиции Анну Бахтину за ее смелый поступок командиры не стали, так как вроде бы было не за что. Но устно поблагодарили.
  Разные девушки служили в ведомственных полках, но и героических хватало.
 
       
 
  Не все происшествия в Петропавловском соборе оканчивались для милиционеров ведомственного полка так безобидно. В 1998 году, когда Советский Союз «канул в лету», а Ленинград стал Санкт-Петербургом, в собор заявился террорист. И оказался он…бывшим милиционером.
 
         Террористический акт в Петропавловском соборе

  Предыстория:
  Обычный советский парень Артур Елисеев родился и вырос в Ленинграде. Как и все учился в школе, служил в Армии, женился. В 1981 году, как и автор настоящего эссе, поступил на службу в милицию.
 
    Будущий террорист Артур Елисеев после демобилизации из армии
 
 Знаком я с ним не был, но быть может вместе с ним мы проходили курсы подготовки в школе милиции. Поступив на работу в органы внутренних дел, Елисеев служил милиционером в Петроградском РУВД Ленинграда. На обслуживаемой управлением милиции территории находилась Петропавловская крепость, в которой Елисеев,  часто бывал по служебным делам. Парень он был смелый и отважный. Од­на­ж­ды, участ­вуя в за­дер­жа­нии во­ору­жён­но­го ножом пре­ступ­ни­ка, Артур был ранен в ногу и после этого по со­сто­я­нию здо­ро­вья  пе­ре­ве­дён на должность кинолога. Любил собак. Обучал четвероногих друзей борьбе с преступностью.
                      
                     
                        Кинолог Артур Елисеев в 1988 году

  В том же 1981 году на службу в Ленинградскую милицию поступил еще один простой советский парень Сергей Уваров. Он также работал милиционером в Петроградском РУВД, где и подружился с Артуром Елисеевым. 25 ноября 1988 года на базе отдельного оперативного полка ГУВД Ленобгорисполкомов был создан ленинградский ОМОН и Уваров перевелся в Отряд. Служебные и жизненные пути друзей разошлись. Уваров со времен армейской службы любил оружие, умело с ним обращался и вскоре стал  лучшим снайпером в ОМОН.  

                                       
             

Бывший лучший снайпер ОМОНа Уваров Сергей. Фото 2000 года

 
  Однако вернемся к основному герою нашего повествования Артуру Елисееву. После перенесенного ранения, нога Артура продолжала болеть, и он был госпитализирован в стационар. В госпитале в результате врачебной ошибки, в больную ногу Елисеева была занесена инфекция и началось загноение раны. Кончилось это тем, что правую ногу Артура пришлось ампутировать выше колена. Он получил инвалидность и из милиции был уволен по состоянию здоровья. После этого жизнь Артура «покатилась под откос». От него ушла жена, друзья и бывшие коллеги постепенно про него забыли и перестали общаться. Он жил один в комнате коммунальной квартиры на ул. Большая Зеленина д. 21, был недоволен, как он считал, недостаточно оказываемой ему медицинской помощью, размером инвалидной пенсии и политической обстановкой в стране. После президентских выборов 1996 года, на которых был избран Борис Ельцин, кто-то из знакомых принес Елисееву видеокассету с записанным на нее с телеэфира фильмом «Кавказская  пленница». Приятель рассказал Артуру, что этот фильм демонстрировался по телевидению перед самыми выборами и в нем был скрыт эффект 25 кадра. На этом кадре якобы в подсознание граждан вносилась фраза: «голосуйте за Бориса Ельцина». Елисеев, просмотрев кассету, 25 кадра не нашел, но все равно пришел к выводу, что выборы были нечестными, а  народ зомбировали и обманули. А виновато в этом государство. Артур решил донести ставшие ему известными «факты» до широкой общественности, а если это не получится устроить террористический акт. В качестве объекта для этой «акции» он выбрал наиболее значимое в городе место - Петропавловскую крепость.
 

Террористический акт

  К проведению своего злодеяния инвалид Елисеев подготовился основательно. На рынках, аптеках и известных ему «злачных» местах он приобрел необходимые материалы: пять килограммов взрывчатого вещества аммонал, ацетон и запал от ручной гранаты РГД – 5. После чего изготовил мощную самодельную бомбу, написал записку с требованиями к властям и приступил к осуществлению своего зловещего плана.
 К 1998 году количество ведомственных полков милиции было увеличено до четырех единиц, и музейный комплекс Петропавловской крепости был под охраной подразделения  третьего полка УВО.
 Пасмурным днем 28 мая 1998 года на посту по охране Петропавловского собора работала сержант милиции Галина Кузнецова.
                         
                           

Милиционер Галина Кузнецова. Фото 2000 года.


  В эти дни в прессе и на телевидении шла жаркая дискуссия о месте захоронения останков царской семьи. Общественный интерес к данному событию вызывал большой поток посетителей в Петропавловском соборе.
  Около 15 часов милиционер Галина Кузнецова находилась на посту в центральном зале собора. В это время в здание вошел одноногий инвалид на костылях и, ковыляя, остановился рядом с Кузнецовой. Инвалид был небрежно одет, за плечами висел старый потертый рюкзак – сидор с тяжелым содержимым, а в правой руке был зажат веревочный шнур. Это был Артур Елисеев. Милиционер, посмотрев на странного вида инвалида, не вызвавшего у нее никакого подозрения, отошла в сторону. Елисеев стоял в нерешительности в зале собора  и с грустью наблюдал за удаляющейся Кузнецовой. Догонять ее на костылях было крайне неудобно. Но в это время в здание вошел командир милицейского подразделения Игорь Галанов. Он прибыл в Петропавловскую крепость для проверки постов. Галанов остановился рядом с Елисеевым и искал глазами проверяемую им Кузнецову.
                  

Милиционер Игорь Галанов. Фото 2000 г.

  Елисеев, натянув шнур, привязанный к запалу гранаты, приблизился к Галанову, стараясь обратить на себя внимание. Но милиционер Его игнорировал. Тогда Елисеев схватил Галанова за руку и заявил остолбеневшему сотруднику: «Я террорист ! У меня с собой запас взрывчатки, чтобы от этого места осталась только воронка. Все кто тут находятся - заложники и никуда без моего разрешения не выйдут. А теперь связывайся с начальством, у меня есть требование». После этого Елисеев передал Галанову записку с требованием прямого эфира на FM радиостанции «Балтика».
             
               

   Фрагмент записки с требованиями террориста Елисеева

  Террорист предложил Галанову выйти из собора, чтобы озвучить его требования милицейскому начальству, а милиционера Галину Кузнецову с посетителями оставил рядом с собой в качестве заложников. Поступившее в милицейский Главк сообщение: «О захвате объекта культурного наследия - собора святых Петра и Павла с целью выдвижения требований об угрозе взрыва» было немедленно взято на контроль в администрации Санкт-Петербурга. Через 30 минут Петропавловский собор был блокирован  прибывшим по тревоге подразделением ОМОНа и с террористом в переговоры вступил его руководитель полковник милиции Злобин. Милиционер Игорь Галанов выступал посредником и достаточно  быстро удалось договориться, чтобы подрывник отпустил большую часть заложников, а с ним остались только милиционеры.
Требования злоумышленника были просты: немедленно выйти в прямой эфир «Радио Балтика».

  Игорь Галанов в качестве посредника  имел возможность передвигаться,  доставляя требования террориста из здания собора к сотрудникам ОМОН. Он показал своим коллегам на схеме, где в здании находится Елисеев и рассказал, что у него с собой действительно бомба. Милиционер, сообщил полковнику Злобину, что террорист очень нервничает и постоянно держит в натянутом состоянии шнур, привязанный к детонатору ручной гранаты. В заложниках у инвалида к этому моменту осталась только милиционер Галина Кузнецова.  Полковник Злобин принял решение ликвидировать террориста снайперским выстрелом.

  В составе подразделения, блокировавшего собор, прибыл лучший снайпер ОМОН Сергей Уваров который только что вернулся из командировки в Чечню. Со своей боевой, пристрелянной снайперской винтовкой СВД Уваров занял позицию в здании напротив собора. В прицел винтовки через соборное окно Сергей видел только плечо и часть руки террориста с привязанным к ней шнуром. Произвести выстрел на поражение не представлялось возможным. Необходимо было, чтобы преступник сменил свое положение и подставил под выстрел голову.
                                           
                               

Снайпер ОМОН на позиции

 

При данных обстоятельствах было принято решение выполнить требование террориста и дать ему возможность выйти в прямой эфир «Радио Балтика». В этот день ведущей на радио была журналист Вера Писаревская. Руководитель операции попросил ее построить диалог с террористом таким образом, чтобы убедить его сменить свое положение в здании собора. Когда Елисееву дали возможность выйти в прямой эфир, жители Санкт-Петербурга услышали из своих радиоприемников зловещие слова: «Я террорист, нахожусь в Петропавловской крепости и готов её взорвать вместе с собой. Но люди должны меня услышать…». Когда Елисеев начал рассказывать в эфире о своей видеокассете с 25 кадром,  Писаревская умело схитрила:
- Радиоволна, с того места откуда вы говорите не проходит в эфир и вас не слышно. Постарайтесь передвинуться в другое место.
                         
         

          Радиоведущая «FM  радио Балтика» Вера Писаревская. 2000 г.

  Хитрость сработала. Елисеев отпустил шнур с детонатором, взялся за костыли и стал передвигаться в другое место собора.
Последовал приказ по рации полковника Злобина снайперу: «Выстрел на поражение!».

  Снайпер Уваров поймал в прицел голову террориста. Указательный палец мягко лег на спусковой крючок винтовки, но…выстрела не последовало.  Сергей Уваров увидел в прицел лицо террориста повернувшегося к нему в последний момент. Уваров узнал его. Это был…его старый друг Артур Елисеев. Выстрелить? Убить друга?
Уваров не смог.

- Где выстрел? Почему нет выстрела? Почему нарушен приказ? – гремела рация. Сергей Уваров молчал.

  Поступила команда на захват террориста. А Елисеев в этот момент успокоился, отвязал шнур от детонатора и пошел…«брататься» к своим заложникам и бывшим коллегам постовым милиционерам. Он сделал что хотел: выступил по радио, напугал петербуржцев, привлек внимание к своей личности. Когда  бойцы ОМОН вбежали в собор, «скрутили» Елисеева и обезвредили взрывное устройство, он был в прекрасном настроении и улыбался.

 По результатам служебной проверки по факту невыполнения приказа о применении оружия к вооруженному преступнику, Сергею Уварову пришлось уволиться из милиции. Ведь фактически своими действиями, а вернее, бездействием он подставил под возможный взрыв и гибель своих коллег вынужденных идти на захват вооруженного бомбой преступника. По заключению экс­пер­тов,  изготовленная Елисеевым са­мо­дель­ная бомба была пригодна к использованию и пред­став­ля­ла реальную опас­ность для на­хо­див­ших­ся в со­бо­ре людей и са­мо­го исторического зда­ния – символа Санкт-Петербурга. Мог ли он привести свой зловещий план в исполнение? Вполне возможно, если бы не были выполнены его требования о предоставлении прямого эфира на радио. И последствия были бы катастрофическими как для людей, так и для здания Петропавловского собора в случае его разрушения. Быть может золотой Ангел на шпиле собора – хранитель Санкт-Петербурга внес свою лепту в благополучный исход происшествия?

  Следствие и суд

 В ходе предварительного расследования была установлена полная вменяемость и отменное психическое здоровье Артура Елисеева. Он действовал сознательно и обдуманно, а в содеянном ничуть не раскаивался. В фев­ра­ле 1999 года Санкт-Пе­тер­бург­ский го­род­ской суд признал виновным по ст. ч.1 ст.205 УК РФ и при­го­во­рил Еле­се­ва Артура Николаевича к 3,5 годам лишения свободы с отбыванием наказания в тюрьме. В своем последнем слове Елесеев за­явил суду следующее: «…У меня нет ни жилья, ни работы, и мне всё равно, сколько времени я проведу за решёткой…»

 

Эпилог

   В тюрьме подрывник написал книгу о своей жизни с описанием совершенного им «подвига». Через два года после приговора Елесеев был осво­бож­дён из мест ли­ше­ния сво­бо­ды по ам­ни­стии. После освобождения он  при­шёл в сту­дию ра­дио­стан­ции «Бал­ти­ка FM» и по­да­рил Вере Пи­са­рев­ской свою книгу. Встречаться со старым другом Сергеем Уваровым,  отказавшимся в него стрелять, Артур не стал. Он лишь заявил Вере Писаревской: «Молодец Серега. А мог бы сделать вид, что незнакомы».  
              
                   

           Артур  Елесеев при отбытии наказания

Елисеев ни в чем не раскаялся . На вопрос Писаревской, не жалеет ли он о своем поступке, Елесеев ответил: «Наоборот я все сделал правильно. Петропавловский собор я выбрал потому, что в нем меня бы точно заметили и не «затерли». А теперь моя жизнь стала даже интереснее». Зимой 2009 года Артур Еле­се­ев умер.
                                

 Артур Елесеев в 2000 году.

  А Сергей Уваров после увольнения из милиции, свою любовь к оружию реализовал, устроившись на работу в оружейный салон «Медведь».
                       
 

Сергей Уваров на своей новой работе. 2000 г.

  Он с теплотой вспоминает свою милицейскую службу и с горечью произошедшие события. Эти события характерны тем, что все ее участники, так или иначе, были связаны с работой в милиции. Остается открытым вопрос: каким образом ленинградцу, бывшему боевому милиционеру, психически здоровому лицу, могла влезть в голову идея взорвать Петропавловский собор? Понять это невозможно. Но книга наша о героях ведомственных полков милиции.

  Кто в этой истории совершил подвиг и имел ли он место, решать читателю.


 

 

Источники информации

Личные архивы

Газета «Коммерсант» №25 (1669) от 20.02.1999.

Документальный фильм из цикла «Криминальная Россия». «Последний выстрел». 2000. Использованы скриншоты кадров фильма.  

В. Александров. «Вера Писаревская: будущее радио – за интернетом». Jetway.ru.

Материалы Википедии.

Фото из свободных сетевых ресурсов.

 

Перейти в архив


Оценка (0.00) | Просмотров: (819)

Новинки видео


Другие видео(179)

Новинки аудио

Зачем?
Аудио-архив(201)

Альманах КЛАД Газета  Русская ярмарка талантов
© 2011-2014 «Творческая гостиная РОСА»
Все права защищены
Вход