Лёд

Дата: 4 Июня 2021 Автор: Калуцкий Владимир

Не знаю, всех ли преследует чувство недосказанности, когда сюжет ли, замысел, мережение ли сидит в тебе, как ребенок в роженице, и требует выхода. И вроде ты уже забыл о нём, но однажды просыпаешься в ночи и понимаешь, что надо хвататься за клавиатуру. Пришло время родов но,  что за ребенок появится на свет, ты еще не знаешь. И словно камень снимаешь с души, доверив бремя бумаге. Ложишься досыпать с лёгким дыханием. Вот как сегодня. Вдруг подступило к сердцу, к горлу, и я набираю первые слова рассказа...

ЛЁД
 
"Мы зимовали втроем на небольшом арктическом острове. Мы - это начальник экспедиции, гляциограф Виктор Зимин, дизелист и бродяга Матвей Колодяжный и я - рабочий на все случаи жизни и метеоролог. Наш остров - один из островов Де Лонга, Новосибирского архипелага. Остров почти весь лежит под вековым ледяным панцирем, лишь по южному краю оставаясь открытым грунтом. Это крупная каменистая галька. Прямо по берегу, частью уходя к северу, под ледяной панцирь, на грунте покоится грандиозный рисунок первобытного лабиринта. Его спирали выложены ещё во времена Гипербореи. И не здешним, глянцево-черным гранитом, а лилово-фиолетовым сугилитом, невесть, когда и откуда занесенным на эти суровые широты,
Еще одна загадка острова - огромный отёсанный
брус-мегалит, сечением метра в четыре и длиной метров в десять. Измерить его невозможно, потому что он лишь частью, коромыслом, лежит на кромке берега, нижним концом уходя под воду.
Что еще добавить к рисунку острова?
Холодно до того, что моя одностволка, на прокаленном стужей порохе, часто дает осечки. А стрелять приходится, потому что вокруг зимовки уже второй год кочует белая медведица с медвежонком. Отпугиваю.
И еще - не поверите - стакан со спиртом покрывается ледяной коркой. Мы это стакан держим на улице, с той стороны окна. Это надежнее термометра. Появился лед, значит - ниже 60-ти градусов. А стекла на окнах протираем глицерином, чтобы не намерзало.
И Полярная Звезда там висит над самой крышей, почти в зените.
В общем - об острове можно рассказывать долго. Если учесть, что весь рассказ надо умножить на два - мы тут провели две зимовки - то я вас утомлю описанием природы.
Поэтому перехожу к сути.
После года зимовки, чтобы не возненавидеть друг друга, мы научились общаться птичьим языком. Человек со стороны, услышав нас, посчитал бы за сумасшедших. Это была абсолютная несуразица, которая, впрочем, не мешала нам прекрасно понимать друг друга. И если Зимин говорил Колодяжному:
- Цыгане опять голосуют на выборах президента Гонолулу, - то Колодяжный отвечал:
- С этими рисунками никогда не угадаешь,
Это означало: "А не забудешь разбавить солярку керосином?". И ответ: " Уже разбавил".
Вот так мы и существовали. Вроде общаясь, а, по сути, живя на три одиночества. В самую бурю я говорил Зимину:
- Ножницы можно точить по понедельникам,
И он отвечал:
- Магомед тоже купил себе велосипед с моторчиком,
Это означало, что я спрашивал разрешение проверить крепление антенн, а Зимин давал разрешение.
Но это еще не сумасшествие.
Настоящее безумие начиналось, когда Зимин и Колодяжный садились играть в шахматы. Я думаю - сильнейшие шахматные журналы дали бы любые деньги за запись хоть одного их сеанса. Для меня же наблюдение за игрой было пиршеством духа,
Представьте себе, Зимин имел звание кандидата в мастера спорта по шахматам.
Колодяжный играть не умел вообще. Какое-то время Зимин пытался его научить. Самое смешное - сам Колодяжный хотел научиться, но потом махнул рукой. Он произнес небольшую познавательную речь. " Виноградные плантации под водой минировать бессмысленно, особенно когда ветер залетает в нижнюю отдушину дизельной установки". Это означало:" Когда я зимовал в Антарктиде, то привезенные из России собаки линяли там по северному циклу, а в южную зиму, в самые холода, напротив, теряли шерсть. Так и меня учить - это насилие над природой".
Но не откладывать же игру из-за такого пустяка, как неумение одного участника?
И они играли.
О, как они играли!
У них были свои законы. Первое - Зимин строго следовал правилам. Второе - Колодяжный ставил фигуры, как Бог на душу положит.
Но.
Сбивал фигуры противника Колодяжный только тогда, когда Бог на душу ему клал, пусть и случайный, но верный ход. А просто так снять с доски фигуру Зимина он не мог.
Надо было видеть мучения на лице Зимина, когда, вопреки здравому смыслу, какая-нибудь пешка противника бессовестно оказывалась за спиной его короля! Иногда нелепый ход Колодяжного случался столь неожиданным, что Зимин потирал руки:
- Соловьиный язычок вкуснее бараньего курдюка!
Что означало: "И в этой тупиковой задаче я нашел решение!".
Побеждал всегда Зимин.
...И ведь что интересно. На третьем году с острова нас снял ледокольный пароход "Огудай". Мы расстались навсегда, и мне казалось, что я всё больше забываю эту страничку собственной жизни. Но с годами начал меня точить червь сомнений. И я все чаще пытаюсь понять, почему порядок Зимина всегда был сильнее хаоса Колодяжного?"
С тех пор я понимаю язык птиц.

Перейти в архив


Оценка (5.00) | Просмотров: (342)

Новинки видео


Другие видео(181)

Новинки аудио

Идут ветераны...
Аудио-архив(198)

Альманах КЛАД Газета  Русская ярмарка талантов
© 2011-2014 «Творческая гостиная РОСА»
Все права защищены
Вход