Жили-были...

Дата: 2 Марта 2021 Автор: Самохина Валентина

 Жила-была деревушка Кутар. До нас это было, давным-давно. Дед Илья часто разговаривал о ней с сыном Павлом, отцом Васи:

 

– На месте том поле, все быльём поросло. Многое не узнаёшь: ушли люди, ушло время, – удивлялся отец.

 

– Знамо только, так называли поляки хутор, – вторил дед.

 

– Да, пока живы, даже о себе многого не знаем. У каждого свои «скелеты в шкафу», – грустил отец, намекая на трагедию в семье – кражу брата-близнеца деда.

 

Украли не ребёнком, а на выросте, мальцом. Деревушка Кутар была на яру, у реки Ангары. Весной, осенью на реке Ангарушке паводки, нередки они и летом. Так что предки были, конечно, мудры, поселившись повыше.

 

– А ещё они были рыбаки, – улыбается дед Илья,– как и я.

 

Рыбалка – страсть деда, живёт ею, бредит ею. Особо и к реке относится, будто к любимой своей:

 

– Люблю Ангарушку, нет её краше, – говорит. – Молодым песни пел ей, а теперь голоса нет. Повезёт – правнука научу.

 

Правнук Антон – его копия. Горд дед, счастлив: не всем везёт свою кровь растить. Был у него брат-близнец, да сгинул …

 

 –У нас ведь простор, и уйти от дома легко, даже в наше время. Мы не остров в океане, слава Богу,– вздыхала Вася, ведя машину по узкой дороге к родному дому.– Дед до сих пор горюет по брату, жалеет. Война не причина, что он пропал, но ведь даже могилки нет.

 

Родной дом много значит, но теперь кафе в нём и малая гостиница. Ни одна душа о том не ведает – тайна пока для близких. Не знает даже дед, что он владелец кафе. Так решила Вася. И пристрой сделала деду в доме, а живёт он, пока силы есть, в урочище, на заимке в кедровом лесу.

Васе при Советах непременно бы быть дояркой, но жизнь повернула иначе. Она – банкир. Банк её – дело мужа, а у неё забот выше крыши и помимо банка.

 

Сентябрь чудо как красив на Байкале! Птицы улетели, в лесах шорох стоит от многоцветья листопада. Падают и падают листья на землю. Вася – деваха, по её словам, за тридцать, ещё не старуха. Всего у неё вдоволь – дом, сын, муж. А чего-то не хватает. И сама не поймёт, чего. Муж Миша не пьёт, не курит, йогой увлекается, денег много зарабатывает. И нестар Миша. Сорок пять всего, в самом соку мужик.

 

 На сына Антона Миша надеется. Учиться будет в будущем году. А где – не ведает даже мама Вася. Пока сын до зимы у деда – так вместе решили. Дед теперь, после кончины бабушки Вари, один, тоскливо ему на заимке.

 

Да и Мише не до него: то симпозиум, то съезд. Занят по-уши, дела. Не берёт в Москву с собой ни её, ни сына. Скучно одной Васе в доме городском с прислугой, вот и пропадает она то у деда,то в кафе «ЕКА». А временами уходит – не в запой, в рейс. Слава Господу, Миша не знает…

 

Рейс на юг, в горы, в этот раз был сложным: добирались «кусочками», ночевали, где придётся. Последний раз – в чуме. Впервые она была в таких условиях три года назад. Весенняя метель мела тогда ровно неделю. Сумел бригадир поставить машины в полукруг с наветренной стороны. Обдувал ветер их от снега. Здесь спасалось и стадо оленей. Помогали водители застрявших машин оленеводам. У оленей шел отёл, и много бы погибло без их помощи оленят. Сено для корма оленей везли как бы попутно, а основной рейс был  домой – с мясом, деликатесом для её тайного от Миши кафе.

 

 Они спасали жизни. И это было сродни спасению всего мира. Так ранимо, сказал ей оленевод Кэлш. Именно, ранимо. Васе чудилось, что говорил он из другой      галактики, так поразила её неделя в чуме. Не бытом, а чем-то другим, древним, как Звёзды. А ещё почудилось, даже не поняла сперва почему, что Келш – вылитый дед Илья. Может, ростом? Кэлш, как и дед Илья – богатырь.

 

Вася поглядела вдаль: белая дымка стелилась по реке –верно, придут морозы. В горах уже зима,но снега и там пока мало. Теперь она закупает мясо только у Кэлша. У него и экстрим-поездки организует её фирма по Байкалу для «папиков».

 

И оленей попасёт, и роды примет у оленей, и в чуме поживёт такой «папик» с «принцессой», простую еду поест. «Принцессам» такая еда не по зубам.

Если умный «папик», то звёзды послушает – это в идеале. Без идеала – водку ледяную попьёт с такими же «папиками». Но тогда свидетельства о посвящении не получит.

Свидетельство – это не бумага с печатью,а Молитва. Кэлш с званием строг, даёт его избранным. Вот ей вручил со словами: «Ты – сестра Великого Оленя!» После – забытьё. Костёр на снегу. Едкий дым душистых трав. Вася помнит: был полет не в Небо, а в Океан. Теперь она думает: «Может, и все мы живём в Океане, только кто-то океаном зовет своё вонючее болото». Кэлш ей сказал: «Полёт ты заслужила перед Богами…» А Океан, возможно, что Байкал…

 

***

Вася поняла: Миша знает о ее «причудах», но не замечает. Может, и причина есть. Кэлш не встречался ей больше, связь с ним редка, только через спутник. Фирма с ним работает, она не рискует мешать. Вот узнала, звонок был, что у Миши есть эскортница, доложил ей «папик» прежний девахи. И предложил с ходу: «Давайте вас я в жены возьму. Михаил Вас не ценит, он теперь в облаках летает. А я, Иван, был прав, когда не женился на Марусе – красе города. Дура она», – голос в смартфоне обиженно замолк, спутниковая связь оборвалась. Теперь можно поговорить, когда спутник обойдет витком Землю...

 

Почему-то вспомнилось, что мама ей говорила: «Дуры,они и в Африке дуры». Она и сама, может, дура, верит,что Миша изменяет ей. А может и так: его загнали в угол, а он не может отбиться.

«Подозреваю я, неладно что-то в моем королевстве. Надо подумать, кому это выгодно. Думаю, я права, дело в выгоде. Банк-то на три четверти на мне, четверть акций у Миши. Но я тайный собственник. В тени быть мне всегда – решение Миши. Поеду-ка я в Москву».

 Машина пискнула, бортовой компьютер машины изрёк: «До встречи!»

 

 – Та–а–ак, до встречи с мужем ванна, косметики чуть и наряд в стиле секси – чёрное платье. Позвоню домой, может, и не надо к Мише за тридевять земель лететь. Он обговорит наш развод дома.

В голове крутилось фраза: «Я не бедна, на Мише только четверть акций банка, но всё же, всё же… Нечего слёзы лить без повода! Нечего и дарить своё сокровище эскортнице! А Миша у неё – сокровище!»

Зазвонил телефон: Миша в Москве, с сыном всё в порядке. Билет на Москву …

 

 – Через час будет за вами вертолет, ждите, – сообщил помощник.

 

Даже про сына Антона помощник не забыл, узнал, а он у деда Ильи, в глухом урочище. Доложу деду, намекну: высокий уровень опасности. Он сам знает, что делать. И Кэлшу позвоню, он первый, кому она доверяет.

 

Банк Михаила и Васены лихорадило: не проходили крупные платежи. Москва молчала, а в городе шептались: " Инны работа, жены местного банкира-разводилы".

Пошёл шепоток, что и Михаил подал на развод…

 

 – Жена его, Васена, тоже темная лошадка – решила местная элита. – Посмотрим ...

 

Бывает такое: о себе узнаешь новости последним (и не где–нибудь, а в Москве)

 

– Через час у вас будет Васена, – объявил помощник банкиру.

– Встреча в ресторане у Кремля, – приказал ему Михаил.

 

"Не надо знать об этой встрече иным, не надо и Васе знать грязные сплетни", - решил Михаил.

Васю знал он с босоного детства, знал и её характер. Вместе не просто со школьной парты, а с детсадовского горшка. Вася всегда защищала его, а он её. Он - сын пастуха-оленевода, а она – дочь технички в школе. Оба теперь сироты - ушла из жизни после отца её мама. Вася не верит, что её нет, даже в мыслях мама для нее жива. В марте умер Мишин папа. Он велел ему: «Держись Васены, она не продаст, не предаст. Самая страшная вина – предательство, запомни!"

 

В ресторане, в кабинках – обычное дело, деловые встречи. Много знакомых лиц и только со временем понимаешь, что видел их в телевизоре. Лица, лица… Но ни одного родного. Просидел Миша вечер с женой, только показав жестом: «Молчим!»

 

Заговорил Миша в крохотной квартирке, о которой Вася не ведала, и в которой они очутились, оставив эскорт машин и охрану за три квартала. Вася не подозревала такие таланты в муже, не подозревала и через какие дрязги ему надо ежечасно проходить. А Миша не тот парень, что на фальшивое купится.

 

– За это я тебя обожаю и даже чуточку люблю, – пропела она ему на ухо в постели.

 – Сейчас четыре утра, а в банке надо быть в девять.

– Ну, два часа наши, а там и я за дела возьмусь, – прошептала ему Васена.

 

– С утра не работают бутики, – доложил один из охраны.– Я приготовил вам пять женских костюмов…

 – В мою комнату отдыха, – распорядился Михаил.

– В 7.45 стилист и парикмахер, в 8.15 косметолог, в 8.45 мы должны быть готовы. Работаем, парни! Официально вы, Васена Павловна, мой зам по кадрам, кабинет ваш рядом, – успел сказать Михаил до совещания Васе. – В дела вас введут. Решение мое прочтете сами.

 

«Да, с оленями в стаде проще, они умнее, – с горечью думала Вася, – а здесь, если и стадо, то крокодилов. Я уволила кучу сотрудников…  С удивлением узнала от Миши – это крохи».

 

 Васена чистила кадры без жалости, зная, что подобраны они на местах часто по известному принципу: я – тебе, ты – мне.  Фамилии у них разные, Васю не знала ни тусовка, ни персонал. Знали лишь, что она новый зам и шептались: "Точные слухи – любовь Михаила Михайлова. Но откуда, чья протеже…" Был даже слушок – самого министра всех министров… Местные «авгиевы конюшни» трудны, если нет поддержки. Вася хорошо запомнила –рыба гниёт с головы. У мамы был свой богатый опыт при Советах по этой части: депутат, передовая скотница, а в восьмидесятые – всего лишь техничка в школе. Вася мыла полы с ней, часто денег не хватало на самое нужное.

 

– Много грязи на самом верху, вот и живём плохо, – так говорила мама. – А грязь надо без жалости убирать, тогда и не будет катастроф, как с Советами.

 

Был и плюс от её работы с кадрами, и не только в их банке: исчезла мода на эскорт. Деловые встречи проходили без него.

 

– Уши у них торчат, утечка информации идёт, не модно… – кратко поясняли любителям. – Да и на скорость принятия решения это влияет.

 

31 декабря – короткий рабочий день, многие улетают из Москвы, торопясь к семье, родным. Миши не было уже тридцатого декабря. Вася прилетела домой из Москвы в восемь утра. До вечера ещё много времени и дел. Сын Антон и дед Илья не отвечают даже по спутниковой связи. Не отвечает и Михаил.

 

– Ну, тогда точно вместе, не буду переживать за мужиков...

 

У нее новости для Миши, а со связью проблемы. Небо сегодня ясное, даже облаков нет, в дымке Саяны далёкие видны. Жалко, день теперь короткий, рано ночь настаёт, и даже кажется вовсе Темь на Землю пришла. Фонари у городского дома горят ярко и в жгучий мороз, днём. На закате явились дед с Антоном на вездеходе ещё советской модели.

 

– Ему, вездеходу, я доверяю, – весь деда сказ, – тридцатник уже служит мне.

 

Все в доме, только хозяин Михаил пропал. Наконец в 22.00 раздался звонок по спутниковой связи: " Еду. Скоро. Сюрприз всем!" Понятно, связь перегружена, но всё же, всё же… У нее тоже сюрприз, а до Нового года всего два часа.

 

–Давай-ка, сын, поговорим… Почти четыре месяца ты был с дедом. По скайпу мне неуютно, не всё расскажешь. Знаешь, нам трудно без тебя, но деду труднее, он совсем один.

 –Теперь не один, папа нашел его брата…

 

 К дому спешила оленья упряжка, за ней двигались машины – одна Миши, другая охраны. 


– А в упряжке Кэлш, я знаю, со своим внуком, зовут его Павел, – говорит тихо Антон, глядя в окно.

– Я даже не знаю, как сказать папе о моем сюрпризе…

– Папа уже знает, у меня будет брат. Папа сказал, что он узнал сегодня от врача и сразу позвонил мне. Деду я не успел рассказать. Папа просил. Это тайна и сюрприз…

– Это сюрприз – у тебя будет брат? – растерянно улыбнулась Васена.

 

***

 

У Светы всякий день светлый. Дождь ли сегодня, или снег – всё ей в радость. Она даже буре радуется: " А что, она и буря –счастье, нечего и горевать".

 Её лицо можно назвать красивым: синие глаза, маленький носик, алые губки. Высокая, чуть полноватая дама. Одёжка на ней всегда модная, а обувь непременно на высоких каблуках. Но всю картину портит отсутствие передних зубов. Она боится их вставлять и терпит насмешки. Но всё-таки решилась. Когда жила в селе, не очень и замечал кто её недостаток. Теперь жизнь изменилась: вышла на досрочную пенсию, то есть двадцать пять лет отработала медиком. Стала жить в пригороде, да разошлась с мужем.

Разошлись из-за новой её работы, стала она страховки заключать. Муж, Гена, возревновал к работе, фирмачкой прозвал. Ну и пошло, слово за слово – разбежались. Да так всерьез, что Гена кралю завел, стал кроликов разводить в свободное время.

 

Мозги у нее на месте, подумала: «Ага, сыны выросли, делом заняты, семья у старшего. Дочка сельхозвуз закончила. Буду и я фирмачить дома, да ещё страховать. Всю силу забирает труд медика. А тут несложно: огород, свиньи, гуси. Мама будет рада».

 

Тоска одной в доме, а теперь гусятник у нее новый, на пруду, у дома, гуси. Да и спец она по свиньям, порода у неё хорошая, свинарник внуки смастерили. Четыре малые свинки у неё. Всё хозяйство сама мама ведёт, пока Света уволится. Не может пока, муж Гена травмпунктом заведует, не даёт согласие на увольнение. Все хорошо: Света Романовна со своей матушкой живёт, Гена Игоревич со своей. В разных сторонах, но почти рядом, через дом. Дети, внуки общие. Трудновато Гене объяснить им, что вроде в разводе он со Светой. Особо матушки не понимают, сойдутся на пруду и беседа до вечера. Ладно, гуси у Ильиничны рядом купаются, а у его матушки Никитичны – дома кролики. Они обе не старые, рано вдовами стали. Да и родные не только по крови, по жизни уже они: внуки общие, правнук. А Света любит пение, у неё «бзик», как какие проблемы – плачет, но поёт. Гена знает о том, в лице меняется при её пении. Зазнобе Гены, конечно, неуютно. Не любы ей и последние походы Светы и Гены к зубному лекарю. Видимо, из ревности стал Гена и свои зубы чинить. Ну да ладно, сегодня последний сеанс у нас. Зубы готовы, на примерке были вчера.

 

Звонки, звонки со вчерашнего дня, дочку Ксюшу по срочному вызывали, на работу ей после вуза. С дочкой у них с Геной проблемы: взяла и замуж вышла. Пишет: «За границу сложно попасть без брака». Без свадьбы расписались. Сегодня прилетят, всего на сутки, а там дальше полёт. Познакомит Ксюша с мужем. Он местный, из родичей только деды. Но земля велика просторами, это с самолёта молодым чудится, что близко, рядом место. А попробуй-ка, дойди! Ни пером описать, ни в сказке сказать.

 

До приема врача Света молчала, переживала, после – боялась, вдруг зубы выпадут. Только у дома Гена промычал: «Через час еду за молодыми…»

Это чтобы она подсуетилась, молодые же не одни будут, деды прибудут. А у неё все готово, только жаркое разогреть надо.

 

"Пока баню приму, хоть сама на себя, красу, погляжу. Всего сорок пять мне, тело, как у молодицы, грудь просит любви. Гена дурак дураком, её променял на зазнобу. Злой и несчастный он, а не я. Внук у нас, да и сами ещё в силе. А баня мне силы даёт. Может, помиримся ещё".

 

Приплыл старший сын на моторке, Леня, с женой и дитём. Младшенький сын, Антон, в рейсе. Он на моряка учится. Круизы водить будет, далеко от дома, по Байкалу. Не женат ещё. Семнадцать ему годков. Грустно. Вот и у Ксюши своя семья. А ей надо было раньше дитё родить, тогда и у Гены не было бы дурости.

 

На смотрины новой родни прибыли деды, Илья и Кэлш. Крепкие деды, высокие. Все рядом с ними малы. Близнецы-богатыри. У одного правнуков два, у другого Павел один, меньше нажил. Зять Павел наш не великан.

 

– Природа меня обделила ростом, – горюет.

Успокоился, когда  Лёня сказал: – Против Природы не попрешь! Я тоже мал ростом.

Все хорошо, только улетают  соколята далеко, в Улан-Батор, лечить коней на два года. Даже Гена, подвыпив, загрустил:

 – Давай-ка, мать, в круиз слетаем, на юг. А после с разводом решим, не торопясь. Там бархатный сезон: август, море, фрукты...

Светлана так и  присела: – А с мамами как? Смогут ли они хозяйками быть без нас?

 – Я сам все решу.

 

Абхазия не рай на земле, а рай в раю. Они выбрали самую скромную квартирку. Фрукты, вино и море... Спали раздельно, будто стена встала между ними.

 

– Душа сонная, – сказала ворожея на рынке. – Сегодня луна полная, все возможно...

Где-то играли струнные, звенели колокольчики чуть слышно. Медленно плыла луна. Вздыхали губы, прося, требуя любви. И любовь пришла, утонув в жарких поцелуях. Она была в воздухе, в море, в ветре. Она была в простынях, мокрых от пота, от мгновений любви и страсти.

 Гена решил купить дом на юге, стаж у них, пора и о себе подумать. Побережье не самый удачный вариант для жизни. Он к тому же дорог.

 

– Купим в Анапе, на окраине. И Крым рядом, и Абхазия недалеко. А и море здесь теплое.

 

Так и решили, оформив сделку. Домой летели прямым рейсом. Уже на подлёте Свете стало дурно. Кружилась голова, ничего не могла поесть.

Заартачились мамаши: не поедут жить на юг. А потом и вовсе объявили: идут обе замуж. Женихи явились, деды – Илья и Кэлш. Оформлять браки повез их Гена. За суетой Света не сразу и поняла, что неладно с ней. Пошла на прием к врачу, пока Гена занят. Врач поставила диагноз – беременность, возможно,16–17 недель. Точнее видно будет на УЗИ. Крупный плод. УЗИ через семь дней. Домой шла в забытьи. Сняв сапоги, рухнула в кресло.

 

Зайдя в дом, Гена увидел жену в слезах. Долго не мог понять, почему она плачет. А когда понял, то взял на руки и понёсся с ней по дому.

 

– Осторожнее, я не одна, – шептали губы Светы.

 

Ильинична и Кэлш стояли в дверях, удивлённо глядя на них.

 Договорились: на зиму Гена и Света уедут на юг, в Анапу. Но уехать не получилось, не было замены. Гена сделал все, чтобы Свете продлили отпуск.

 

 – Пока я не глубоко беременна, слетаю-ка на пару дней к Ксюше. Да и Новый год скоро …

 

***

Улан-Батор почти русский город, возводили его наши строители. Дома, улицы не отличить от наших, только и всего: нет русских слов в уличной рекламе. Ксения вела Ауди не спеша. Да и куда спешить, жизнь здесь монотонна и даже скучна. Она ветврач, специализация у Павла связана с родословной лошадей, он спец по генам, уже кандидат наук. Вся черновая работа на ней, но если повезёт, то на кандидатскую материал она наберёт. На аэровокзале заберёт маму, следом прилетает Вася, сестра Павла, они троюродные. У Васи здесь свой интерес: пока мне ничего не понятно. Но знаю, муж у неё банкир. Павел занят: у кобылы Маркизы будут внеплановые роды, то есть за зачатием не уследили. Поэтому нужна проверка на чистоту линии. В косяк на время вторглись дикие кони. Их сумели отогнать. Связь ценна генами. Дикие кони очень сильны и отважны. Павел решил не рисковать, а переправить беременную маму-лошадку в Россию. Вот и СМС: «На месте!» Теперь тайными тропами к дедам, за месяц должны успеть дойти. Документы чистые, с кобылой идёт Кэлш. Но шифровка будет нужна.

 

Была и тайная причина. Дважды Маркиза спасала жизнь Важному Человеку на скачках. Дважды хотели его убить, но почуяв опасность, лошадь за микросекунды меняла путь. Во второй случай она сама была ранена. В России когда-то учился Тайный Человек, только этой стране доверял. В Россию просил он Павла вывезти и верную лошадь, а сам уехал из страны. Только в России, под Читой, Свету осенило: «Страсти тут с лошадкой чудные. Мне непонятные. И лучше мне «дурочку» включить: ничего, мол, не ведаю, не знаю. А рожу я в мае».

 

 Только глубокой ночью Ксения шепотом рассказала маме о кобыле...

– Америка почему-то очень активна, с этой лошадкой много темного. Мне не все понятно, но я доверяю Павлу. Он будет к утру, замену Маркизе он сделал. Лже-Маркиза уже в косяке лошадей.

–Ксюша, я к весне рожу. До родов можно писать мне, и чуть что – я о Маркизе буду писать. А когда она родит, я напишу: «Все хорошо, прекрасная Маркиза», если неудачно пройдут роды, то фраза со словом Ангел.

 –Ты, чудо, мама! – засмеялась Ксюша…

 

 Васёну плотно окучивала местная охрана, только на секунды остановился её взгляд на Ксении и её маме Свете при посещении конюшен. Группа прошла мимо, гид объяснял выгоды коневодства. Встреча-взгляд. Ксюшу с мамой Вася узнала. Павел с сестрой не встречался вовсе, не виделся он и со своей тёщей, Светланой Романовной.

 

 Света охотно рассказывала знакомым:

– Навестила молодых, живут хорошо, но скучают. К ним слетала самолётом.

Про бабок:

 – Навестить смогу на Рождество.

 

 На Рождество ждали младшего, волновались, как он воспримет новость о прибавлении.

На 22 декабря УЗИ, узнаем ли, кого ждём? Дочка, сын? Но в этот день начались перебои со светом, со связью из-за метели. Метель бушевала до конца января. Сын не смог прилететь на каникулы. Нет связи с миром, не знает она и что с Маркизой. В феврале только на пару часов прибыли на оленях деды:

 

– Скоро Маркизе рожать, нужны лекарства. Бабушки здоровы. В лесу тихо, снега много. Олени отелятся в марте. Вам пока козу, вдруг не будет хватать молока малышу.

 

Связь была только день и ночь. Успели отправить СМС: «Скоро нам рожать. На случай нехватки молока деды привезли козу. Метель почти два месяца». Ответ: «Про метель знаем, кого ждёте?» На УЗИ попали 12 февраля, с первых минут врач объявила: " Срочная госпитализация!" 

Стационар был на втором этаже. Медсестра шепнула Гене: " У вас возраст, и, не поверите, не один малыш. Срочно: все анализы, через два часа повторное УЗИ…"

 

К мамам и дедам отправились на вездеходе. Рыхлый снег ватою лежал на ветках елей и сосен. Тишина и покой были в лесу. На заимке их ждали. Два жеребёнка приютились около лошади. Мама-лошадка Маркиза внимательно следила за каждым. А в стороне стоял молодой конь-отец.

 

– Чудо, он пошел за нами, и мы не смогли его отогнать, – рассказывал Кэлш. – Я взял его себе, как добычу. Через полгода малышей Вася заберет. Она хочет вывести новую породу. Конь –  друг, умеющий любить человека.

 

Домой поехали в сумерках. В лесу было светло. Светлая серебристая луна смотрела на землю. В Улан-Баторе получили СМС: «Все хорошо, прекрасная Маркиза». Павел обнял жену Ксению: " Скоро у нас будет с тобой маленький принц, моя принцесса".

 

В начале мая Света родила тройню. Трех горластых малышей в Троицу несли из церкви два ее сына и муж Гена. Сегодня батюшка разрешил Свете не петь в церкви, у нее ещё мало сил после родов. Рядом с домом паслась коза, две пожилые пары чуть слышно беседовали между собой:

 

– На днях прилетит Васена. Зимой у Маркизы снова роды.

  Взрослых коней, пару, я отправлю в урочище.

 – Молодняк в самолете улетит в Москву.

 

Жаркое июньское солнце освещало байкальскую землю…

 

Перейти в архив


Оценка (0.00) | Просмотров: (66)

Новинки видео


Другие видео(173)

Новинки аудио

Вылетушки
Аудио-архив(188)

Альманах КЛАД Газета  Русская ярмарка талантов
© 2011-2014 «Творческая гостиная РОСА»
Все права защищены
Вход