Следственная практика. Детоубийство

Дата: 3 Июня 2020 Автор: Анисимов Михаил

Во время службы в должности старшего военного следователя мне приходилось расследовать уголовные дела различной категории сложности, но одно из них врезалось в память крайней бесчеловечностью произошедшего.

 

Это случилось в 1972 году. Я тогда закончил расследование по одному из уголовных дел, находившихся в моём производстве, и зашёл в кабинет военного прокурора для утверждения обвинительного заключения. Военный прокурор гарнизона, утвердив представленный ему на подпись процессуальный документ, с нескрываемым огорчением произнёс:

 

- Оставьте мне уголовное дело. Передам судье. Только что получено сообщение от командира воинской части: на территории закрытого военного городка обнаружен труп новорожденного ребёнка. Срочно выезжайте в часть, возбуждайте уголовное дело и действуйте по обстановке, командировочное предписание уже подписано. УАЗ во дворе, водитель Вас ждёт в машине.

 

Меня охватило плохо скрываемое волнение и, зайдя в комнату секретаря, я только и мог сказать:

 

- Это же детоубийство! Доложу, как только разберусь в ситуации.

 

В машине по дороге в часть набросал план расследования и прибыв на КПП воинской части, оставил автомобиль с водителем на стоянке , а сам направился в штаб. Офицеры части на ходу здоровались со мной и с сокрушённым видом разводили руками. Начальник штаба коротко сообщил мне, что труп новорожденного ребёнка-девочки обнаружили рабочие-ассенизаторы при очистке общественного туалета в выгребной яме, труп отправили в морг, других подробностей он не знает. Я попросил выделить мне в помощь военного дознавателя, вынес постановление о возбуждении уголовного дела и принятии его к своему производству и мы с дознавателем выехали в морг, расположенный на территории районной больницы.

 

Судебно-медицинский эксперт встретил нас на входе в помещение морга и мы в присутствии понятых приступили к осмотру трупа ребёнка. В ходе осмотра было установлено, что это труп новорожденной девочки, пуповина оторвана, на шее ребёнка затянута петля из матерчатого пояса от платья, который завязан двумя узлами Внешних повреждений на трупе ребёнка не обнаружено. Гнетущую тишину происходящего нарушили слова санитарки:

 

- На такое и волчица не способна…

 

Я вынес обязательное в таких случаях постановление о назначении судебно-медицинской экспертизы и судебно-медицинский эксперт дал заключение, что ребёнок родился доношенным, смерть наступила от механической асфиксии - удушения. С момента смерти прошло не более трёх суток. На словах судмедэксперт мне объяснил, что у родившей ребёнка женщины при её медицинском осмотре будут обнаружены явные признаки недавних родов. В сложившейся ситуации нельзя было терять ни минуты времени, и мы с дознавателем сразу вернулись в закрытый военный городок для продолжения расследования.

 

Мне был выделен для работы отдельный кабинет, и первым на допрос я вызвал начальника ремонтного цеха воинской части, у которого в подчинении работали женщины, оформленные как рабочие Советской Армии. В ходе допроса выяснил, что никому из женщин цеха дородовый декретный отпуск не предоставлялся. Я объяснил начальнику цеха, что на закрытую территорию посторонние женщины попасть не могли, а поскольку обнаружен труп новорожденного ребёнка, то мне придётся искать детоубийцу среди работниц части следственным путём. Тут же дал поручение дознавателю принести из санчасти все медицинские карты работавших в части женщин для осмотра этих документов. Осмотром медицинских документов, проведенным в присутствии понятых и начальника санчасти, мне удалось установить, что на недомогания, указывающие на возможную беременность, к врачу обращалась только одна из работниц цеха, которую я сразу вызвал на допрос.

 

Когда женщина зашла в кабинет, я заметил, что она сильно взволнована. Разъяснив женщине статью УК РСФСР об уголовной ответственности за дачу заведомо ложных показаний, я попросил её рассказать, что ей известно о чрезвычайном происшествии с обнаружением трупа новорождённого ребёнка. То, что рассказала на допросе эта женщина, меня сильно поразило, ничего подобного в моей следственной практике ещё не было.

 

Она сообщила, что у неё растёт ребёнок - девочка в возрасте двух лет, она мать одиночка, проживает с родителями. Забеременела и твёрдо решила никому об этом не говорить, а когда признаки беременности стало трудно скрывать из-за появившегося живота, стала носить туго стягивающий тело корсет. Три дня тому назад почувствовала приближение родов, зашла в общественный туалет на территории закрытого военного городка, и, родив живым ребёнка-девочку, с целью избавиться от него, руками перервала пуповину, туго стянула шею ребёнка поясом от платья и выбросила труп новорожденной девочки в выгребную яму. Когда узнала, что при очистке туалета рабочие вытащили из ямы труп рождённой ею девочки, поняла, что ей грозит за это уголовная ответственность. Заявить об этом в милицию побоялась.

 

После того, как женщина собственноручно записала свои показания в протокол , я вынес постановление о её судебно-медицинском освидетельствовании как подозреваемой в убийстве новорождённого ребёнка. При медицинском освидетельствовании этой женщины судмедэксперт установил, что у неё имеются признаки недавних родов, с момента родов прошло не более трёх суток. Женщина мною была допрошена повторно уже в качестве подозреваемой в убийстве, задержана, помещена в КПЗ районного отдела милиции, а после предъявления обвинения в детоубийстве заключена под стражу. Районным судом осуждена к длительному сроку лишения свободы.

 

Когда в СМИ появляются сообщения об обнаружении брошенных грудных детей, мне вспоминается этот страшный эпизод детоубийства, совершенного матерью ребёнка…

 

Перейти в архив



Альманах КЛАД Газета  Русская ярмарка талантов
© 2011-2014 «Творческая гостиная РОСА»
Все права защищены
Вход