Забава Путятишна

Дата: 1 Декабря 2018 Автор: Калуцкий Владимир

1 декабря 1766 года родился Николай Михайлович Карамзин

Насколько глубоко мы знаем историю?
Нет, не так.
Насколько давно мы стали осознавать историю своей Родины, как историю ?

Как стройную науку, устраивающую всех и для всех обязательную?
А я вам отвечу.
Историю Родины русские начали воспринимать, как науку, с 1815 года, когда Николай Михайлович Карамзин напечатал Первый том "Истории государства Российского". И воспринимать её начали именно так, как написал Карамзин, а совсем не так, как оно было на самом деле.
А как было на самом деле?
Да никто не знает. 
Как воспринималась история до Карамзина?
А никакой истории не было. Был церковный отсчет времени "От Адама", а вехами на нем значились Жития Святых. Главной книгой, связывавшей настоящее и прошлое были "Четьи Минеи". На все вопросы иностранцев о родословной русского народа бородачи отвечали : "А християне мы. От Христа пошли".
И это всех устраивало. А наполняло собой эту , никак не привязанную ко времени, хронологию, народное творчество. Былины, были, бывальщины, сказания и сказы, духовные стихи . Как давно стОит Киев? А еще до того, как "Илья Муромец от стольного града поганых гонял". А злая татарщина пришла, "егда Александр Ярославич немца в озере утопил".
Собственно, представьте, что вы живете, скажем, в 16 веке. Где-то при Иване Грозном.. Так вот в окружающем вас мире даже слова такого не знают - история. Слыхом никто не слыхал ни о сарматах, ни о скифах, ни о Киевской Руси, ни о Византиии, ни о европах. Все иностранцы равно назывались немцами, а все иноверцы - нехристями.
И это всех устраивало. Если честно, то такое отношение к собственному прошлому ничуть не хуже основанного на якобы научной базе. Это ведический подход, при котором интуиция ничуть не уступает знаниям. Русский человек до обретения им истории был жителем Вселенной, а не только Руси. И так продолжалось до тех пор, пока соседние государства не начали осознавать себя наследниками великих цивилизаций. И это выдвигалось в основание претензий на чужие земли. 
То есть, пришли времена, когда свое право на территории народы обязаны были доказывать с научной точки зрения, а не только силой оружия. И русским срочно понадобилась история. 
А где её взять?
В монастырях.
А там такой разнобой, что прошлое больше похоже на сказку, чем на историю. А у царя Алексея Михайловича - война с Ливонией. А Литва говорит: я , Литва, и есть Великая Русь. А ты, Москва, всего лишь Залесская орда, и знай свое место.
И выкладывают на стол исторические документы
Алексею Михайловичу и крыть нечем. Тогда он спешно собирает по всем монастырям все списки русских летописей и везет их в Кёнигсберг, к немецким ученым. Своих-то нету. "Сделайте мне, просит, из этих бумаг один удобочитаемый и убедительный свод. Чтоб я всем этим Радзивиллам нос утер раз и навсегда".
Ну, немецкие ученые задание выполнили. Правда, прежде, чем отдать свою работу Москве, согласовали её, как раз, с Радзивиллами.
В общем, они там - немцы, иезуиты, литовцы, тамплиеры и прочие консультанты , общий список русских летописей создали. Слово в насмешку, назвали его Радзивиловским. 
И торжественно преподнесли Петру Первому.
Петр поинтересовался : а где первоисточники, с которых вы сделали список?.
Немцы,иезуиты, тамплиеры, литовцы и прочие консультанты только руками развели. А нету, говорят, первоисточников. Вот утром ещё лежали туточки, на краю стола, А сейчас нету. 
Ну, на нет и суда нет. И спрятал Петр Радзивилловский список в долгий ящик. Потому что ему тогда не история была нужна, а пушки.
Из ящика список, спустя полвека, извлёк Михайло Ломоносов. Раскрыл - и понял, что нашел золотое дно. И написал школьное изложение под заголовком "Записки по русской истории". По сути - Михайло Васильевич приспособил Радзивилловскую летопись к удобному чтению - переложил её со старославянского на русский язык.
Но тут случилось непредвиденное. В Астрахани, тамошний губернатор Василий Никитич Татищев написал свою "Историю российскую с самых древнейших времен". Оказалось, что, в бытность его начальником Уральских казенных железоделательных заводов, он собрал по сибирским монастырям подлинные летописи, до которых в свое время не дотянулась рука Алексея Михайловича. И вот по ним-то Татищев и выдал на гора свой труд.
В Петербурге весть об этом вызвала тихий ужас. У Ломоносова вырывалась из рук слава первого историографа. Академики -немцы не могли допустить появления чего-то против того, что написано в Радзивиловской летописи.
Академия срочно направила в Астрахань своих ученых с целью ознакомиться с новой работой и определить её дальнейшую судьбу.
Надо ли говорить, что, по приезде академиков, Татищев скоропостижно скончался, а его рукопись истории нечаянно сгорела.
Ну, бывает.
Однако немецкие академики успели снять копию с "Истории" Татищева. И эту копию напечатали, как оригинальную работу. Понятно, что при этом труд Василия Никитича полностью стыковался с Радзивиловской летописью.
Короче. Понимаю, что утомил вас. Я обещал о Карамзине
Так вот Николай Михайлович, поездив по Европе, и познакомившись с историями тамошних народов, очень обиделся. Тамошние истории просто пренебрегали Россией. А если упоминали о ней, то в равнодушном слоге. Как об отсутствующем на мировом пиру. Он, например, ни в каких архивах не нашел известий о Крещении Руси. А ведь это краеугольный камень русской истории.
Кстати, не обольщайтесь и насчет античной и западной истории. Её тоже чуть не всю придумал Петрарка. Все эти Анаксагоры, Сократы, Сенеки, Аристотели и Птолемеи - дети воспаленного воображения поэта. Возможно, оттуда же и Гомер, ибо с талантом Петрарки стилизовать стих не составляло труда под любое время.
Но мы отвлеклись,

 

А между тем Николай Михайлович Карамзин сел писать свою историю. А где взять источники?
А вот они - в библиотеке Российской Академии наук. Радзивиловский список. "Записки" Ломоносова и "История "Татищева". Он напал на золотую жилу. И тоже написал изложение на заданную тему. 
И насочинял 12 томов. Он населил русскую историю придуманными событиями и воображаемыми персонажами. Это был первый мыльный сериал, где совершенно противоестественно монашескому чину Ослябя и Пересвет берут в руки оружие, где московский князь Андрей с боем занимает русский город Киев и отдает его, как вражеский, на три дня на поток и разграбление, где монахи запросто перелетают с колокольни на колокольню, дабы не терять время на хождение по лестницам,
Эта чудесная книга охватывает эпоху от язычества и до времён, близких к самому Николаю Михайловичу. Но наш историк во-время останавливается, ибо писал, как и подобает придворному историографу, в угоду царю. Потому и заметил, прочитав его "Историю", Алексей Константинович Толстой:

"Ходить бывает склизко
По камушкам иным.
О том, что было близко,
Мы лучше умолчим".

И не случайно, следовавший по колее Карамзина историк Василий Ключевский показал, что знал ему истинную цену : " Он живописал, хотел сделать из истории России героическую эпопею".
Эпопея Карамзину удалась. Но не история.
Собственно, вот и всё, что мне припоминается в день рождения Карамзина. Я думаю - он бы сам нынче очень удивился, узнав, что его беллетристика стала основой целой исторической науки. Тысячи огромных томов и диссертаций написаны по мотивам красивой забавы, сказки. Полчища докторов наук и лауреатов премий сделали себе биографии на ней.
А истории России как не было, так и нет.
А нужна ли она? Тем более - такая, о которой сам Пушкин сказал:

"В его "Истории" изящность, простота,
Доказывают нам, без всякого пристрастья,
Необходимость самовластья
И прелести кнута".

Перейти в архив


Оценка (0.00) | Просмотров: (178)

Новинки видео


Другие видео(124)

Новинки аудио

Наталья Светлячок "Милая подружка"
Аудио-архив(107)

Альманах КЛАД Газета  Русская ярмарка талантов
© 2011-2014 «Творческая гостиная РОСА»
Все права защищены
Вход