Мельница Одина

Дата: 1 Сентября 2018 Автор: Икрамова Малика

 

Действующие лица:

 

Один

Хугин

Мунин

Король Олаф

Военачальник Миккель

Кирре

Пер

Тролль

Тролльчонок Аскеладд

Барбру

Дире


Действие первое

 

Картина первая

 

На сцене уступами уходящая вверх, покрытая снегом гора, на самой ее вершине стоит Один и вертит ручку мельницы, из которой, вместо муки, вылетают снежинки и вихрем вьются вокруг Одина.

 

Один.

Мелят, мелят жерновцы,

Снег летит во все концы -

Вертится, кружится,

На землю ложится.

Укрывает все кругом

Ослепительным ковром.

Белит пашни и дома,

Расцветает бахрома

На карнизах и ветвях

Темных елей, а в полях

Как грибы – и там, и тут

Холмы снежные растут.

Холмы снежные растут,

Озимь людям берегут.

 

В густой пелене снега сначала незаметно, но потом все явственнее и явственнее появляются фигуры двух братьев-воронов. Их оперение белоснежно и сами они напоминают снежные хлопья. Вороны садятся на камни и с осуждением смотрят на Одина.

 

Один (заметив их, добродушно). А, братцы вороны, явились, наконец! (Внимательней взглянув на них.) Ну-ка, рассказывайте, почему у вас такой недовольный вид?

 

Хугин (ворчливо). Карр! Будешь тут довольным…

 

Мунин (иронично). Карр! Есть чему радоваться!

 

Одиндивленно): Да что с вами такое?

 

Хугин (также ворчливо). Карр! И он еще спрашивает!

 

Мунин (иронично). Карр! Нет, вы только подумайте – он не понимает!

 

Хугин (в тон ему). Карр! Верно говорят, братец: сытый голодного не разумеет.

 

Один (начиная сердиться). Ну, пошло-поехало… Толком говорите: какая муха вас нынче укусила?

 

Мунин (наступая). Карр! Муха укусила? Если бы! Да мы мух уж, почитай, полгода не видели! Ни мух, ни комаров,

 

Хугин (в тон ему). Карр! Ни червей, ни пауков!

 

Мунин (продолжая наступать). Карр! Только и осталось, что мышковать в поле, лишь бы ноги не протянуть!

 

Хугин (вслед за братцем). Карр! А поди, поймай мышь, когда снег валит так, что собственного клюва не видишь!

 

Мунин (подходя вплотную к Одину). Карр! Скажи на милость, чего тебе вздумалось сегодня снова молоть на своей мельнице?

 

Один (добродушно). Как же мне не молоть на мельнице? Ведь без нее снега не будет.

 

Хугин (обрадованно). Карр! И не надо!

 

Один (терпеливо). Да как же - не надо? Ведь коли не будет снега зимой, так и талых вод весной не будет!

 

Мунин (фыркнув). Карр! Тоже мне, потеря! Нет и не надо – плакать не будем!

 

Один (возмущенно). Неразумная птица! Неужто ты не понимаешь, что без талых вод заливные луга засохнут, и весь скот, что пасут здесь крестьяне – погибнет от голода…

 

Хугин (себе под нос). Карр! Вот и чудно! Это нам и нужно.

 

Один (не расслышав). Что?

 

Хугин (громко). Карр! Я говорю - что-то уж больно затянулась зима в этом году. Пора бы и весне наступить.

 

Один (подумав, махнул рукой). А и впрямь, пора. (Останавливает жерновцы, и тут же снег исчезает, яркий солнечный свет заливает гору.) Что ж, пора моей мельничке на покой. (Слегка кланяется мельнице.) Благодарствую! Славно ты потрудилась, теперь не грех и отдохнуть. Время нам домой собираться, в Асгард. (Берет мельничку под мышку и собирается взлететь, но неожиданно замечает появившиеся на вершине горы цветы.) Ба! Не успело солнце выглянуть, а уж они тут как тут! (Поворачивается вправо.) И здесь! (Оборачивается влево.) И здесь! Ты смотри, всю гору усыпали! Наберу-ка я цветов моей доброй жене Фрее. Уж я знаю, как она им обрадуется. (Бережно кладет мельницу в небольшую нишу на вершине горы и принимается собирать цветы. Набирает большой букет.) Ну, вот и готово. А теперь – в путь. (Пытается взять мельничку, но мешают цветы.) Ах ты, незадача какая! Как же мне вас не помять? (Ворону.) Эй, Хугин, придумай что-нибудь, не зря же тебя зовут «думающий»?!

 

Мунин (с готовностью). Чего проще?! Карр! Оставь мельницу здесь.

 

Один (изумленно). Что-о-о?!

 

Мунин (уверенно). Карр! Ну да! А что такого?

 

Один (рассерженно). Глупая птица! Ты не ведаешь, о чем говоришь. Эта мельничка дороже мне, чем мой единственный глаз! В ней – вся жизнь Скандинавии.

 

Хугин (недоверчиво). Карр! Ты, верно, хотел сказать – весь снег Скандинавии?!

 

Один (успокаиваясь). Ну, видно и ты не умней своего братца! Да ведь снег-то и дает жизнь моему народу. А вы предлагаете мне оставить мельничку здесь… (С упреком покачивает головой.)

 

Мунин (сердито). Да скажи на милость, что может здесь случится с твоей чудесной мельницей? Ни зверь, ни человек - отродясь сюда не забредали. А птицам она ни к чему. Так чего ж таскать туда-сюда эдакую тяжесть всякий раз, как тебе придет охота засыпать эту несчастную страну снегом?!

 

Один (задумавшись). Что ж, может быть ты и прав… (Решительно тряхнув головой.) Ну, была-не была! (Берет мельницу и бережно кладет в нишу в скале.) Вот, полежи-ка здесь до зимы, а там я и вернусь за тобой. (Берет цветы.) Ну, а теперь пора мне! (Кланяется в сторону мельницы.) Прощай, верная моя мельница! Прощай! (Воронам.) Хугин, Мунин! Следуйте за мной! (Один, раскинув руки, улетает.)

 

Мунин (ему вслед, громко). Карр! Мы сейчас! Сейчас! Только перышки перед дорогой почистим… (Хугину, доверительно понизив голос.) Есть одна идейка…

 

Хугин (подвигаясь ближе). Карр?!

 

Мунин (тихо). Карр! А что, если нам умыкнуть мельницу?

 

Хугин (непонимающе). Карр?! Умыкнуть мельницу? Тоже мне - идея! Самая бестолковая из всех какие я слышал. На что она нам? Вот если бы она могла как в той сказке, помнишь? (Мечтательно.) Повернул ручку – ан блин да пирог, блин да пирог… Хорошо! Карр! А эта только и умеет, что снег молоть… Что с нее проку?

 

Мунин (сердито). Карр! Вот именно! А если не будет мельницы, значит… (Делает многозначительную паузу.) Соображаешь?

 

Хугин (догадавшись). Не будет и снега! Карр!

 

Мунин (подхватывая). Не будет снега - не будет…

 

Хугин (догадавшись). Травы!

 

Мунин. Не будет травы – и все овцы подохнут от голода!

 

Хугин (радостно потирая крылья). Карр! Ну и жизнь у нас тогда настанет! Благодать! Ну и голова у тебя, братец! Дай я тебя обниму!

 

Мунин (польщен, но скрывает это). Карр! Успеешь еще! А сейчас берись-ка за дело: спихнем мельницу в пропасть! Ну! (Берутся за мельницу.) Разом! Три-четыре! (Пробуют приподнять мельницу, но безуспешно – силенок явно не хватает.) Еще! Раз-два – взяли! (Тот же результат.) Снова – взяли! И… (Вороны в изнеможении падают.) Нда… Одним нам тут не справиться. Надо что-то придумать…

 

Хугин. Карр! Может, позовем кого-нибудь на помощь?

 

Мунин (сварливо). Карр! Болван! И что ты скажешь? Мы с братцем решили стащить у Одина мельницу, не будете ли Вы столь любезны, чтобы помочь нам? Да?! Кому захочется портить отношения со стариком? А впрочем…

 

Хугин (с надеждой). Что?

 

Мунин (задумчиво). А впрочем, - карр! - я знаю одного молодца, который всегда будет рад насолить Одину… Карр!

 

Хугин (догадываясь). Карр! Горный тролль?

 

Мунин (утвердительно). Горный тролль. (Решительно.) Карр! Полетели!

 

Хугин. Карр! Полетели!

 

Вороны улетают.

 

Конец первой картины

 

Картина вторая


Ранее заснеженная гора теперь покрылась молодой зеленой травкой. Солнце клонится к закату. На нижнем уступе горы появляется король Олаф в боевом облачении. За королем, прихрамывая, следует старый военачальник Миккель. Взглянув на  вершину горы, король замирает, задумавшись.

 

Миккель (почтительно поклонившись). Государь, темнеет. Прикажете заночевать тут?

 

Король Олаф (очнувшись от раздумий). Что? Ах, да! Ступай, мой славный Миккель, вели разбить лагерь здесь, на этом склоне. Я чувствую, он где-то здесь. (Миккель, поклонившись, собирается уходить. Король, вспомнив о чем-то, кричит ему в след.) Да! И не забудь выставить часовых понадежней!

 

Миккель, вновь поклонившись, уходит. Король, чуть помедлив, следует за ним. Однако сцена не долго остается пустой – на месте, где только что стоял король Олаф, появляются два воина-часовых.

 

Кирре (зевая и потягиваясь). Вот скажи ты мне – чего мы забыли в этих горах? Скоро год, как я служу у короля, и все это время мы только и делаем, что скачем по скалам ровно дикие серны. Того и гляди, свалимся в пропасть или свернем себе шею.

 

Пер (удивленно). Ну и дела! Да неужто ты так-таки ничего и не знаешь?!

 

Кирре (лениво). О чем это ты?

 

Пер (оживленно). Видать, ты не здешний? В нашем краю даже малые дети наслышаны о том, что случилось тогда в замке короля Олафа.

 

Кирре (снисходительно). Моя родина - Швеция, а в этих местах я недавно. (Позевывая.) Ну, так что там случилось в королевском замке? Давай, старик, рассказывай. Так, глядишь, и ночь пройдет веселее.

 

Пер (охотно, впадая в эпический тон). Ну, слушай. Было это давно, почти тринадцать лет назад. У нашего доброго короля Олафа родился сын, принц Эспен - здоровый, крепкий, как дубок, настоящий викинг! По такому случаю король Олаф приказал устроить пир, да такой, какого еще и не бывало. Целый день с утра и до вечера в замок толпой текли гости – заморские принцы да князья, крестьяне из окрестных хуторов, воины, бродячие торговцы и странствующие монахи – словом, все кто только хотел и мог добраться до гостеприимного замка норвежских королей. Уже начинало темнеть, и стражники хотели было поднимать мосты, как вдруг на дороге, ведущей к замку, показался еще один запоздалый гость. Это был рыцарь в темных доспехах на черном как сажа коне. Видимо, он явился издалека, ибо никто из гостей короля никогда прежде не видел его и не знал ни его имени, ни звания. Но широк был стол у короля Олафа, и всем нашлось за ним место на праздничном пиру. Всю ночь весело звенели бокалы и от всей души славили гости королевскую чету и их наследника. Только под утро сморил сон усталые головы пирующих, и кто как сидел, так и заснул за убранным яствами столом. А когда пробудились от тяжкого сна гости и их щедрые хозяева, оказалось, что колыбелька наследника пуста – принц исчез. А вместе с ним исчез и темный рыцарь. И люди говорят, будто это сам горный тролль отвел всем глаза и похитил наследника. Так в тот черный день поклялся наш король Олаф, что не будет ему покою, пока не доберется он до тролля и не вырвет из его мерзких лап принца Эспена. И вот, с тех самых пор не зная отдыха он ищет в горах логово треклятого тролля…

 

Кирре (пораженно). Ну и ну! Чего только не бывает на свете! А за что горный тролль так невзлюбил вашего короля?

 

Пер. Король Олаф любил свой народ и хотел, чтобы все в его королевстве жили богато и счастливо. Он научил людей делать в горах штольни и добывать руду, золото и драгоценные камни. Ну, и, понятно, старому троллю пришлось не по вкусу, что его богатства уплывают у него из-под носа… (Внезапно насторожившись.) Чу! Слышишь, идет кто-то? (Кричит в темноту.) Стой! Назови себя, или я разрублю тебя своим мечом, как …

 

Король Олаф (спокойно). Это ты, мой старый Пер? Ты не узнал своего короля?

 

Пер (низко кланяясь). Простите, Ваше величество. Стариковские глаза видят плохо, да и темень такая, что один черт, ничего не видать.

 

Король Олаф. Ты прав, ночь и правда выдалась не из светлых. (С улыбкой кладет ему руку на плечо.) Но если глаза твои не так хороши, как раньше, то на слух твой я по-прежнему могу положиться. Ты по-прежнему наш лучший дозорный. Но теперь иди, отдохни, я сам буду нести твою вахту. Все равно, мне сегодня не спится. Нет-нет! Не возражай! Иди. (Кирре.) Иди и ты, воин. Доброй вам ночи.

 

Воины с глубоким поклоном удаляются, а король Олаф устало опускается на камень и чело его окутывают невеселые думы. Он так погружается в свою печаль, что не замечает, как восходит над горами луна, и ее свет заливает вершину горы. На освещенное луной пространство неуклюже карабкается тролль, чуть позади него, нагруженный мешками и прочим скарбом, следует маленький, тощий тролльчонок.

 

Тролль (сварливо). И вечно эти вороны все переврут и напутают! Так и знал, что зазря протаскаюсь всю ночь. (Тролльчонку.) Эй, ты! Где ты там прячешься?! Смотри, не смей даже подумать убежать от меня! Оторву голову вот этими руками!!! А ну, живо отвечай – ты слышал, как я разговаривал с воронами?

 

Тролльчонок (испуганно). Да, господин.

 

Тролль. Ты помнишь, о какой именно горе они говорили?

 

Тролльчонок (поспешно). Конечно, господин! Об этой самой - они говорили об Одинокой горе.

 

Тролль. Отлично! Значит, я правильно запомнил. Но, где же, тогда, эта чертова мельница, а?! Где, я тебя спрашиваю?! Ну, если окажется, что эти болтуны разыграли меня, уж я тогда до них доберусь!!! Доберусь, будь уверен! И тогда только перья полетят в разные стороны! Я им в глотки забью их дурацкие враки, я… (Неожиданно замечает мельницу.) Вот так так! Гляди-ка, не обманули! Вот она, голубушка! Лежит, как миленькая. Ждет старикана Одина. А напрасно! Напрасно… Не видать больше Одину мельницы, не видать, как королю Олафу принца Эспена…

 

Король Олаф (выскакивает перед троллем из-за камня с мечом в руках, тролльчонок, завидя его, поспешно скрывается за камнями). Стой! Не двигайся, ибо, клянусь Одином, я убью тебя! (Хватает тролля за шиворот.) Но прежде я вытрясу из тебя твою черную тайну. Отвечай, где мой сын? Где принц Эспен?

 

Тролль (примиряюще). Тише-тише, благородный король Олаф! Если ты будешь тряси меня так сильно, то вытрясешь из меня весь дух, и тогда уж тебе никогда не добраться до моей тайны. И будь я проклят, если ты увидишь когда-нибудь еще своего сына. (Король ослабляет хватку. Тролль потирая шею.) Вот, так-то лучше. Давай-ка поговорим спокойно. Много лет мне удавалось водить тебя за нос, но сегодня, должен признаться, ты застал меня врасплох. Что ж, я не из тех, кто не умеет достойно проигрывать. Увы! Твоя взяла. Так и быть, я расскажу тебе, куда спрятал твоего сына. Гляди! (Тролль указывает куда-то вдаль.) Видишь, пещеру на той черной скале? Вот в ней я и заточил принца.

 

Король Олаф устремляет взгляд туда, куда указывает тролль, а тот, воспользовавшись тем, что король отпустил его, тихонько прокрадывается к нему за спину и хочет уже толкнуть короля в пропасть. Но, споткнувшись о высунувшуюся вдруг из-за камня ногу тролльчонка, тролль теряет равновесие. Шум привлекает внимание короля Олафа, он тотчас понимает, что задумал тролль, и наносит ему страшный удар мечом. Но тролль успевает загородиться от удара мельницей. От удара мельница разбивается и жернова катятся вниз с горы в разные стороны. У тролля в руках остается только рукоятка. Всю эту сцену наблюдают с лежащих на скале валунов вороны Хугин и Мунин, прилетевшие на шум, поднятый троллем

 

Тролль (зловеще хохочет). Славный, славный удар! Ай, да король Олаф! Он мечтал принести своему народу покой и благоденствие, а вместо этого обрек его на голодную смерть! Добрый, славный, великодушный король Олаф! (Неожиданно оборвав хохот, тролль бросает взгляд на небо.) Однако, светает… Что ж, рад был повидаться, но, пожалуй, мне пора. Счастливо оставаться. Не поминайте лихом!

 

С хохотом и кривляньем тролль исчезает в трещине скалы, на камни со звоном падает брошенная им рукоятка мельницы. Король не обращает на нее внимания, пытаясь вновь схватить тролля, он бросается за ним, но безуспешно.

Конец второй картины

 

Картина третья


Та же гора в предрассветной дымке. Но теперь она покрыта опавшими листьями. На том месте, где раньше лежала мельница Одина, стоит тролль. Он чем-то сильно озабочен.

 

Тролль (размышляя сам с собой). Осень на исходе… А значит скоро сюда притащится Один. Хе-хе-хе! Заводить свою шарманку. (Потирает руки.) Хотел бы я посмотреть, какой у него будет глупый вид, когда вместо мельницы он найдет вот это… (Поднимает с земли рукоятку мельницы и небрежно вертит ее в руке)… Хе-хе-хе!  Ох, ну и взбеленится же он! (Поежившись.) Н-да… Чувствую, полетят камни! Однако, насколько я знаю Одина, он на этом так просто не успокоится – обязательно захочет узнать, куда подевались эти дурацкие жернова. (Злорадно.) И тогда держись, король Олаф! Ибо я поведаю моему доброму другу Одину, кто расколошматил его любимую мельницу. (Задумывается.)   Н-да… Но поверит ли он мне? (Чешет в задумчивости затылок, но его внимание  привлекает хлопанье крыльев пролетающих мимо воронов Хугина и Мунина. Радостно.) А! Вас-то мне и нужно! Эй, вы! А ну, летите-ка сюда, да поживее! (Вороны подлетают к троллю. В это время, чуть ниже из-за большого камня осторожно выглядывает тролльчонок Аскеллад. Он незаметно подбирается поближе к троице и внимательно прислушивается к их беседе. Тролль, полуобнимает воронов за плечи воронам и, понизив голос,, говорит доверительно.) Видите ли, братцы… Сказать по правде, люди ко мне часто бывают несправедливы… Случись где какая-нибудь каверза, так тут только и слышишь – это все проделки старого тролля, это все проделки старого тролля! Просто мания какая-то! И старый Один не лучше них! Вечно брюзжит и обвиняет меня во всех смертных грехах! А когда старикан увидит, какая неприятность случилась с его драгоценной мельницей, можете не сомневаться, тут же поспешит во всем обвинить меня. И вот тогда то, мои милые друзья, вы должны будете восстановить справедливость – вы расскажете старику все, как оно было. Пусть знает, что это не старый безобидный горный тролль, а вероломный король Олаф, расколошматил волшебные жернова.

 

Хугин (решительно) Карр! Э, нет, приятель! Так не пойдет! Ты нас в это дело не впутывай! Причем здесь мы?

 

Мунин (согласно). Карр! Да! При чем здесь мы? Наше дело – сторона! Мы знать ничего не знаем, ведать не ведаем, а мельницу даже клювом не трогали.

 

Тролль (мгновенно превратив дружеское объятие в крепкий захват). Ах, вот вы как запели, голубчики! Беленькими да чистенькими хотите остаться? Ну-ну! Что ж, посмотрим, как вы запоете, когда я шепну старикану о том, кто мне рассказал, где спрятана его мельница… Интересная зима будет в этом году в Скандинавии – вместо снега полетят с горы Одина белые перья…

 

Хугин (полузадушенным голосом). Карр! Братец Мунин, я вот тут подумал – ведь нехорошо будет, если мы скроем от старика правду?

 

Мунин (также, полузадушенным голосом, одобрительно). Карр! Конечно, не хорошо!

 

Хугин (хрипя). Карр! А кто, кроме нас, может открыть ему глаза?

 

Мунин (также). Карр! Никто!

 

Хугин (из последних сил). Карр! Значит, это наш долг, братец! Придется рассказать Одину про неблаговидный поступок короля Олафа…

 

Мунин (на последнем издыхании). Карр! Придется!

 

Тролль (разжимает руки, удовлетворенно). Ну, я вижу, мы обо всем договорились.

 

Хугин (потирая горло). Карр! Можешь на нас положиться…

 

Мунин (сквозь кашель). Карр! Сделаем в лучшем виде!

Конец третьей картины

 

Картина четвертая


Все та же гора, только опавшие листья на ней побурели. Светит месяц. На гору опускается Один. Он в прекрасном настроении и радостно потирает руки.

 

Один. Среди хлопот и забот

Промелькнул как птица год.

Вихрем месяцев промчался

Разноцветный хоровод.

Горы, долы, небосвод –

Все живое зиму ждет.

Нужен снег. И снова Один

В руки мельницу берет.

(Подходит к месту, где оставил мельницу, оглядывается в недоумении.) Да где же она? (Разводит руками.) Вот старый дурак – позабыл, куда спрятал мельницу... (Заглядывает за камень на скале.) Может, здесь? (Бросается к другому камню, заглядывает за него.) Или здесь? (Устремляется к третьему камню.) Или… (Делает шаг и случайно задевает ногой медную ручку мельницы, слышится звон.) Что это? (Наклоняется и поднимает ручку с камней.) Будь я проклят, если это не ручка моей мельницы! А где же жерновки? (Мечется по скале, разыскивая пропажу. В отчаянии.) Их нет! Пропали! Чудесная мельница погибла! Что я наделал! Безумец, как, как я мог оставить ее здесь?! (Неожиданно приходит в ярость.) Но кто дерзнул погубить чудесную мельницу?! Кто посмел пойти против самого Одина? (Внезапно, замечает копошащегося среди камней горного тролля.) А-а-а! Ну, конечно! Это ты! Вечно ты! Ни одно злодеяние, ни одно грязное дело не обходится без тебя! Долго я терпел твои гнусные выходки, но сегодня чаша моего терпения переполнилась! (Выхватывает из-за спины копье и направляет его в сторону тролля).

 

Тролль (ухватившись руками за копье, нимало не смущенный). Ну и ну, так-то ты собираешься отблагодарить меня?

 

Один (в гневе). Отблагодарить тебя?! Мерзавец, как только повернулся твой поганый язык требовать благодарности, после того, что ты сделал…

 

Тролль (протестующе). Тихо-тихо-тихо! Я ведь как раз затем и пришел – рассказать тебе, кто разбил волшебную мельницу…

 

Один (не веря). Ты хочешь сказать, что мельницу разбил не ты? Но кто же тогда? Кто этот презренный негодяй, который…

 

Тролль (обрывая его). Король Олаф!

 

Один (отбрасывает копье и хватает Тролля за шкирку). Ты, видно, помешался?! Неужели ты думаешь, я поверю, что благородный король Олаф, неустанно пекущийся о благе своих подданных, мог уничтожить мельницу, от которой зависит жизнь Скандинавии?

 

Тролль (хрипя и извиваясь). В некоторые вещи трудно поверить… Но я готов поклясться, что так оно и было.

 

Один (презрительно). Поклясться! Чего стоят твои клятвы?

 

Тролль (продолжая извиваться). Ну, хорошо, мне ты не веришь. А если бы мои слова подтвердили те, кому ты доверяешь?

 

Один (грозно). Кто может подтвердить твои слова?

 

Тролль (хрипя). Твои вороны, например… Они вечно здесь крутятся. Наверняка они видели, кто разбил мельницу.

 

Один (изумленно). Как? Хугин и Мунин?

 

Тролль (хихикая). Они самые. Спроси-ка у них, что они скажут?

 

Один (недоверчиво). Что ж… Спросим у воронов. (Угрожающе.) Но если ты солгал мне…. (Встряхивает Тролля за шиворот, затем пронзительно свистит. На свист появляются вороны и усаживаются на камни неподалеку от Одина).

 

Хугин (развязно). Карр! Ни днем, ни ночью нет покоя…

 

Мунин (также развязно). Карр! Да, нет покоя!

 

Хугин. Карр! Только пристроишься на ветке поудобнее, только сунешь голову под крыло – бац! И ты кому-то срочно нужен.

 

Мунин. Карр! Срочно нужен кому-то.

 

Хугин (примирительно). Карр! Но для старого друга… 

 

Мунин (в тон ему). Карр! Да! Для друга мы готовы хоть сквозь дождь и тьму… Но к чему такая спешность? Можно было бы подождать до утра, как говорится – утро вечера мудренее…

 

Один (обрывает его, предъявляя ручку мельницы). Что это?

 

Хугин и Мунин (одновременно, втянув головы в плечи, повалившись в ноги Одину и умоляюще сложив крылья, перебивая друг друга). Карр! Это не мы! Не мы! Это все король Олаф! Старик

совсем обезумел! Мы видели – это он разбил ее своим чудовищным мечом!

 

Один (в гневе). Почему вы не сказали мне раньше?

 

Хугин (умоляюще складывая крылья). Карр! Мы боялись! Честное слово, мы боялись!

 

Мунин (также, сложив в мольбе крылья). Карр! Мы просто ужас, как боялись! Все перья тряслись!

 

Хугин (обнимая ногу Одина). Карр! Пощади нас! Честно слово, мы не виноваты!

 

Мунин (обнимая другую ногу). Карр! Да! Мы совсем ни при чем! Пощади нас!

 

Один (досадливо). Как я могу наказывать вас, когда сам виноватее всех?! Как мог я послушаться совета глупых птиц? Как мог оставить бесценное сокровище в горах?

 

Тролль (извиваясь в руках Одина). Да, уж, Один, признаться, свалял ты дурака! Кстати, буду весьма тебе признателен, если ты наконец перестанешь трясти меня… (Один отпускает Тролля. Тот с облегчением потирает шею.) Уф! Вот и славно! (Смотрит на побледневшее небо.) Светает… Мне пора. (Удаляясь, глумливо.) Счастливо оставаться, Один. Можешь меня не благодарить!

 

Один (не замечая его слов, глубоко задумавшись). Я не знаю, и не хочу знать, что заставило короля Олафа совершить столь ужасное дело. Но если через три дня, до того, как первый луч солнца коснется вершины этой горы, жернова не найдутся, Скандинавия погибнет. (Воронам.) Летите к короля Олафу и передайте ему мои слова! (Ударив тупым концом копья по скале, Один исчезает).

 

Хугин (облегченно). Карр! Уффф! Ну, братец, похоже, мы легко отделались!

 

Мунин (поеживаясь). Карр! Скажешь тоже! У меня до сих пор перья дрожат! (Разводит крылья, демонстрируя как дрожат на них перья. Потом делает несколько энергичных упражнений крыльями, стараясь унять дрожь. Ему это удается.) Ну что, летим?

 

Хугин (с иронией). Карр! Куда?

 

Мунин (не понимая). Карр! Как куда? К королю Олафу…

 

Хугин (презрительно). Карр! Ты братец мой, совсем глуп. А если он найдет жернова? А? Тогда для чего было затевать всю историю?

 

Мунин (не понимая). Карр! Да как он их найдет, когда я сам видел, что один жернов укатился прямо к пещере самого Фафнира, а второй утащил к себе в подземелье старый Брок. А они не из тех, кто готов отдать что-либо, попавшее им в лапы! (Хрипло каркает, смеясь).

 

Хугин (настороженно). Карр! Тихо ты! Говорят, даже у камней есть уши, так что помалкивай! (Обводит подозрительным взглядом все вокруг.) Найти жернова в три дня человеку не под силу, но рисковать все-таки не будем…

 

Мунин (растерянно). Карр! А как же Один? Что мы ему скажем?

 

Хугин (пожимает плечами). Карр! Там видно будет…

Конец четвертой картины.

 

Картина пятая


На знакомой нам горе уже стемнело, но вдруг издалека раздаются детские голоса. Они все ближе и ближе и, наконец, появляются Барбру и Дире с вязанками хвороста. При виде их тролльчонок бросает свою вязанку и приседает на корточки рядом с валунами и, кажется, будто сам превращается в камень.

 

Барбру (поет). На пологом горном склоне

                               Возле быстрой речки

                               По траве густой, зеленой

                              Разбрелись овечки.

                              На свирели пастушок

                               Весело играет

                               Горных троллей он от стада

                               Песней отгоняет.

                               Горный тролль боится песен

                               И боится света

                              Но по нраву всем ягнятам

                               Песнь простая эта.

 

Дире. Ну и достанется же нам, Барбру. Смотри, уже темнеет, а нам до хутора еще идти и идти…

 

Барбру. Ничего! Зато сколько хворосту мы принесем! Хватит на целую неделю.

 

Дире (останавливаясь). Постой, Барбру, мне попал в башмак камешек. Дай-ка я его вытряхну. (Бросает хворост на землю, усаживается на валуне и снимает башмак.) Знаешь, какое чудо приключилось здесь со мной этим летом?

 

Барбру (опускает свою вязанку на землю, садится, с любопытством). Нет.

 

Дире (вытряхивая башмак). Этим летом мы с отцом погнали наше стадо на пастбище в горы. Помнишь, у нас был хромой ягненок? Он потерялся в пути, и отец послал меня искать его. Уж я искал его, искал – все горы облазил. Целый день, до поздней ночи я его разыскивал, да так и не нашел… А утром, едва я проснулся, как увидел нашего ягненка целого и невредимого, привязанного к колышку рядом с нашей хижиной…

 

Барбру (восторженно). Чудеса. Как ты думаешь, Дире, кто нашел его и привел вам обратно?

 

Дире (надевая башмак). Не знаю, должно быть, какой-нибудь пастух…

 

Барбру (убежденно). Нет, Дире, наверно это добрый дух – цвирг. Бабушка говорила, цвирги часто делают добро людям. Помнишь, я рассказывала тебе, как заблудилась в горах в тумане и не могла найти дороги домой? Я помню, как села под куст ракиты и расплакалась, а потом, верно, заснула. А во сне мне чудилось, будто кто-то несет меня… А когда я проснулась, то увидела, что тропинка прямо передо мной, и куст ракиты остался далеко позади. Дире! Этот куст рост над самым обрывом… Добрый цвирг спас меня, иначе я бы обязательно свалилась в пропасть.

 

Дире (глубокомысленно). Да, чудные дела порой творятся в наших краях…

 

Барбру (печально). А как жаль, Дире, что чудеса бывают так редко… Как было бы замечательно, если б наконец пошел снег… Скоро Рождество, а его как не было, так и нет. Бабушка говорит,

что если снега не будет еще хотя бы неделю – озимые замерзнут…

 

Дире (вскакивает, топнув ногой о землю). Ну вот, теперь другое дело! Не горюй, Барбру, скоро Один намелет нам снегу вдоволь! (Протягивает ей руку, помогая встать.) Пойдем!

 

Барбру (вставая и беря свою вязанку). Пойдем. (Идут.) Ух, как страшно! Так и кажется, что сейчас на тебя из темноты выпрыгнет волк…

 

Дире (шутя). Или великан…

 

Барбру (начиная улыбаться). Или дракон…

 

Дире (продолжая шутить). Или гном…

 

Барбру (смеясь). Или… (Внезапно, увидев перед собою вышедшего из-за камня тролльчонка Аскелада, истошно.) Тролль!!!

 

Дире (схватив ее за руку). Бежим, Барбру!

 

Барбру (пытается бежать, но не может шевельнуться). Не могу! Ноги будто в землю вросли!

 

Дире (в отчаянии). Лю-ю-ю-ди! На помощь!!! Лю-ди!!!

 

Барбру (с мольбой). Помогите! Помогите!

 

Тролльчонок (кладя руки на плечи Бабру, успокаивающе). Тише! Я не сделаю вам ничего плохого!

 

Дире (предостерегающе). Не верь ему, Барбру! Когда это тролли делали людям хорошее?!

 

Тролльчонок (Дире). А кто помог тебе найти хромого ягненка?

 

Дире (недоверчиво). Ты?

 

Тролльчонок (Дире). Ну да. (Протягивает Барбру красную ленточку.) Держи, Барбру. Ты потеряла ее под тем ракитовым кустом, над обрывом…

 

Барбру (пораженная). Значит, это не цвирг меня спас? Это был ты? Но почему ты не подходил к нам раньше?

 

Тролльчонок (замявшись). Ну, во-первых, я боялся напугать вас… А во-вторых, вы же знаете, тролли не выходят на землю, когда светит солнце…

 

Дире (с интересом). Так это правда, что на солнце вы превращаетесь в камень?

 

Тролльчонок (вздохнув). Правда.

 

Барбру (заинтересованно). Но почему же ты подошел к нам сегодня?

 

Тролльчонок (горячо). Потому что случилось ужасное несчастье! Один я ничего не смогу…  А времени все меньше и меньше… Один день уже прошел… И скоро уже ничего нельзя будет сделать…

 

Дире (расудительно). Да ты расскажи толком, что случилось?

 

Тролльчонок (взволнованно). Мельница Одина разбита. Если через два дня, до восхода солнца, жернова не будут возвращены Одину – все погибнет…

 

Барбру (растерянно). Мельница разбита… Так вот почему не идет снег…

 

Дире. Но кто мог это сделать? Кто разбил мельницу?

 

Тролльчонок. Король Олаф…

 

Барбру. Король Олаф?! Дире, ты слышишь?! Никогда в жизни не поверю в это!

 

Дире. Ты врешь! Все знают, как король Олаф любит свой народ. Он никогда бы не сделал этого. Ведь без снега все наши озимые погибнут, и…

 

Тролльчонок. Это правда. Он разбил их случайно. Король хотел разрубить мечом горного тролля, а тот подставил под удар мельницу. Бедный король Олаф даже не понял, какую шутку сыграл с ним старый тролль.

 

Барбру. Но как же мы найдем жернова?

 

Тролльчонок (доверительно). Я знаю, где они… Один в пещере Фафнира, а другой в подземелье Брока. Прошу, пойдемте со мной… Мне нужна ваша помощь…

 

Дире. Постой! А зачем это тебе? Ты же тролль. А я что-то не припомню случая, чтобы тролли помогали людям…

 

Тролльчонок. Не знаю… Люди говорят – в семье не без урода. Наверное, я вот именно такой урод в нашем племени. Мне всегда хотелось быть человеком… Дире, Барбру, вы пойдете со мной?

 

Барбру (неуверенно). Но нас ждет бабушка… И сейчас так темно…

 

Дире (решительно, скидывая хворост на землю). Ты что, Бабру, не слышала? Если жернова не отыщутся, все погибнет…  Мы должны пойти с… (тролльчонку) как тебя зовут?

 

Тролльчонок. Аскеладд.

 

Дире.…с Аскеладдом.

 

Барбру (робко). Но мы же такие маленькие… Что мы можем? Надо сказать взрослым, они лучше нас знают, что делать…

 

Дире (решительно). Барбру, времени и так мало… А взрослым так трудно объяснить даже самые простые вещи… Мы обязаны попытаться, Барбру…

 

Барбру (решительно). Хорошо! Если ты со мной – мне ничего не страшно!

 

Дире (одобрительно). Молодец, Барбру! (Трольчонку.) Аскеладд, показывай дорогу.

 

Тролльчонок (обрадованно). Пойдемте! Я знаю совсем короткий путь. (Идет).

 

Дире (пытается идти, но ноги не слушаются). Стой! Я не могу сдвинуться!

 

Барбру (также не может шевельнуть ногами). И я!

 

Тролльчонок (хлопнув себе по лбу). Совсем забыл! Я боялся, что увидя меня, вы побежите, и поломаете ноги в темноте, поэтому наложив заклятье. Сейчас… (Бормочет заклинанье и делает пасы руками.). Воздух, вода, земля и огонь! Стоял ты как камень, беги же как конь…Готово!

 

Барбру (пробует пошевелить ногами). Я иду!

 

Дире (переступив с ноги на ногу). И я!

 

Тролльчонок (поторапливая). Идемте…

 

Дире (берет за руку Барбру). Идем. (Идут за тролльчонком.) Аскеладд, но как все-таки вышло, что король Олаф разбил мельницу?

 

Тролльчонок (на ходу). Это длинная история… Все началось с того… (Голос тролльчонка постепенно становится все тише и тише и наконец замирает вдали).

 

Конец пятой картины.

 

Конец первого действия

 

 

Действие второе

 

Картина первая


Справа на сцене видна пещера дракона с сокровищницей. На груде злата и драгоценностей спит сам Фафнир. У основания груды валяется жернов мельницы. Слева сцены – склон горы и каменные валуны. Из-за валунов появляются тролльчонок, Дире и Барбру. Они идут осторожно, стараясь не шуметь, но почти у входа в пещеру Дире спотыкается и падает.

 

Дире (встает и тут же охает от боли). Ай!

 

Барбру (тревожно). Что с тобой, Дире?

 

Дире (беря себя в руки). Пустяки. Все в порядке. Просто разбил коленку.

 

Барбру (озабоченно). Кровь идет. (Достает платок.) Надо перевязать. (Перевязывает Дире ногу платком.) Вот так.

 

Тролльчонок (показывая на пещеру). Вот пещера Фафнира.

 

Барбру (испуганно). Ой, а вдруг он нас съест?

 

Тролльчонок (заглядывая в пещеру). Нет, смотри как у него раздулось брюхо. Сразу видно, что он сегодня неплохо поохотился… А когда Фафнир сыт, он не прочь поболтать.

 

Барбру (все еще испуганно). У нас на хуторе рассказывают, что Фафнир ужасно свирепый дракон.

 

Тролльчонок (успокаивающе). Фафнир сам всегда хвастает, какой он свирепый, но, на самом деле, он просто старый тщеславный хвастун.

 

Дире (заглядывая в пещеру). Смотрите! Жернов! Но зачем он нужен дракону?

 

Тролльчонок (пожимая плечами). Драконы вечно тащут в свою сокровищницу все, что им подвернется. Так уж они устроены.

 

Дире (решительно). Я попробую утащить жернов. Может быть, дракон не проснется.

 

Тролльчонок (хватая его за руку). Не смей! Ничто не может привести дракона в большее бешенство, чем кража его сокровищ. Они помнят все до единой свои драгоценности и не прощают вора.

 

Дире (озадаченно). Как же быть?

 

Барбру (решительно). Надо попросить его отдать нам жернов. Может быть, он согласится. (Громко.) Господин Фафнир! Госпо-о-о-дин Фафнир!

 

Фафнир (приоткрывая один глаз). Кто здесь?

 

Барбру (робко входя в пещеру). Это я, Барбру. (Показывая на своих товарищей.) А это мои друзья – Дире и Аскеладд.

 

Фафнир (удивленно). Вы что же? Не боитесь меня?

 

Барбру (горячо). Что вы! Конечно, боимся! Просто ужас, как боимся! Всякий ведь знает, какой вы свирепый дракон, господин Фафнир!

 

Фафнир (польщенный). Да, это правда. Я ужасно свиреп! Но что вы тогда здесь делаете?

 

Барбру. Господин Фафнир, мы хотели попросить вас отдать нам вот этот жернов…

 

Фафнир (расхохотавшись). Ха-ха-ха! Ой, не могу! Ха-ха-ха! Что вы хотели? Что бы я – ха-ха-ха! – отдавал вам жернов? Да?! Драконы – ха-ха-ха! – никогда, - ха-ха-ха! – никому, - ха-ха-ха! – ничего не отдают!

 

Дире (выступая вперед). Господин Фафнир! Тогда, давайте меняться? У моего отца много овец. Он отдаст вам половину. Верните нам, пожалуйста, жернов.

 

Фафнир (задумавшись). Большое, говоришь, стадо?

 

Дире (убедительно). Очень большое, господин Фафнир! Самое большое на нашем хуторе!

 

Фафнир (соблазнившись). Ну, хорошо! Так и быть. Такого добряка как я можно уговорить на что угодно. Только я сам отберу свою половину. А то знаю я вас, людишек. Дай вам волю, так вы мне самых старых да тощих овец подсунете.

 

Дире (почтительно). Ну, что вы, господин Фафнир. Мы бы никогда не осмелились так с вами поступить. Сделайте милость, выберите сами.

 

Фафнир (облизываясь). Отберу, отберу. Не сомневайся. Далеко отсюда до вашего хутора?

 

Барбру. Мили три.

 

Фафнир (всполошившись). Что? Три мили? Да я и за целое стадо не потащусь в такую даль, не то, что за половину.

 

Дире (упрашивая). Господин Фафнир, если вы пожелаете, мы с отцом пригоним стадо прямо к вашей пещере.

 

Фафнир (приходя в хорошее расположение духа). А, вот это другой разговор. Это мне нравится.

 

Дире (с надеждой). Так что, господин Фафнир, по рукам?

 

Фафнир (про себя, раздумывая). Уж больно мне не хочется отдавать мальчишке камень. С виду-то камешек, вроде, неказистый, но, гляди-ка, как он нужен этому сопляку. Полстада готов за него отдать. А что, если камень волшебный? Может, он десяти таких стад стоит? Или тысячи? Но и овечек тоже жалко упускать. По правде говоря, мне уже тяжеловато самому охотиться, да и лень, а тут овечки сами в рот идут… Вот что, сыграю-ка я с мальчишкой штуку. (Вслух.) Давайте так, я загадаю вам три загадки. (Достает песочные часы.) Вот, глядите - песочные часы. Если отгадаете загадки до тех пор, пока песок не пересыплется, отдам жернов, нет – овцы мои. (В сторону, хихикая.) Как же! Отгадаете вы мои загадки. Держите карман шире!

 

Дире (решительно). Нет, так не честно. Мы будем загадывать по очереди. Пока кто-нибудь из нас не проиграет.

 

Фафнир (в нем происходит внутренняя борьба). Ладно! Только, чур, я загадываю первый!

 

Дире. Хорошо. Но помни, ты обещал.

 

Фафнир. Слово дракона! Итак, моя первая загадка:

Моя пещера им богата,

А на земле с издавних пор

Из-за него брат губит брата

И меж сестер идет раздор.

 

(Переворачивает песочные часы). А? Какова загадочка?

 

Барбру (в полголоса повторяет). Брат губит брата… Что это, Дире?

 

Дире (растерянно). Я… я не знаю. Аскеладд, а ты?

 

Тролльчонок (улыбаясь). Все драконы только и думают, что о своих богатствах. Я уверен, это золото…

 

(Загадка разгадана так быстро, что песок в часах почти не высыпался).

 

Фафнир (злобно скривившись). Смотри-ка, какой умный маленький тролльчонок! Ишь как он быстро отгадал мою загадку! (Сменив тактику, легким тоном.) А впрочем, загадка-то была легкая. Я ее просто так, ради шутки загадал. Так что это не считается.

 

Тролльчонок (возмущенно). Как это не считается? Нечего выкручиваться. Проиграли, так проиграли.

 

Фафнир (рассерженно). Это мы еще посмотрим, кто проиграл. Давайте, загадывайте свою загадку.

 

Дире (поворачиваясь к Барбру). Барбру, может ты? Ты ведь знаешь столько хороших загадок.

 

Барбру. Хорошо.

Может, просто устали летать в вышине,

Может, жизнь показалась им там нелегка,

Но на склоне горы, средь камней и берез

Мирно бродят по сочной траве облака.

 

(Переворачивает песочные часы).

 

Фафнир (про себя). Ишь, чего выдумала - облака по траве бродят. Что за облака такие? Противная девчонка! У, так бы и проглотил ее! А может, проглотить? Нет, боюсь, не выйдет. Я и так еле дух перевожу. Шутка ли – трех овец проглотил на ужин… Ага! Вот оно! Овцы! Ай, да я! Ай, да Фафнир! Золотая голова! (Громко.) Это овцы! (Песок в часах просыпался меньше, чем на треть.) Что, съели? То-то же! Куда вам тягаться с самим Фафниром! А теперь посмотрим, как вы отгадаете мою загадку:

У всех прочих - она ала,

Голубая - у господ,

Но за каплю голубую,

За одну всего лишь каплю,

Так и знай, за эту каплю

Море алой потечет.

 

Переворачивает песочные часы.Дире, Барбру и Аскеладд растерянно переглядываются между собой. Никто из них не знает разгадки. Они повторяют ее на все лады, но отгадка никак не находится. Фафнир блаженствует, предвкушая победу.

 

Дире (расхаживая по пещере туда и обратно и бормоча). Голубая - у господ… У всех прочих она ала, голубая – у господ… (Спотыкается и падает). Ох!

 

Аскеладд и Барбру бросаются ему на помощь и помогают встать. На платке, повязанном Барбру на коленку Дире расплывается алое пятно.

 

Барбру (с сочувствием). О, Дире! Посмотри, у тебя снова пошла кровь…

 

Дире (словно очнувшись от раздумья, смотрит на коленку). Что, как ты сказала?! (Лицо Диреозаряется догадкой.) Молодчина, Барбру! Ну, конечно, это кровь!

 

Песок в часах высыпался наполовину.

 

Фафнир (в ярости ударив хвостом, про себя). Проклятый мальчишка! И надо было ему грохнуться так некстати… (Громко.) Это не честно. Мальчишке просто повезло. Я требую переиграть загадку.

 

Барбру (горячо). Все честно! По-моему, вы просто боитесь…

 

Фафнир (возмущенно). Я? Боюсь?! Да мне ваши загадки – тьфу! Раз - плюнуть!

Дире (успокаивающе). И прекрасно. Тогда слушайте.

Мне не скучно бродить среди снежных вершин,

Потому что я там не бываю один –

Только крикну - пугая днем дремлющих сов

Мне ответит тотчас целый хор голосов.

 

Переворачивает песочные часы.

 

Фафнир (глубоко задумывается, про себя). А мальчишка-то врет! Кто ж ему там может ответить, когда в горах не души? Разве одни овцы… (Громко.). Овцы?

 

Дире. Они только и могут, что блеять…

 

Фафнир снова задумывается, трет лоб, но ничего не приходит ему в голову. Песка в часах осталось меньше трети.

 

Дире (поторапливая его). Ну, же господин Фафнир? Песок заканчивается…

 

Фафнир (в отчаянии, оглушительно взревев). Я не знаю!!! (Тролльчонок, Дире и Барбру от радости начинают обниматься, но эхо в пещере, подхватив драконий рык, несколько раз повторило: Знаю! Знаю. Знаю… Фафнир просияв.) А?! Здорово я вас разыграл? Глупые людишки. Неужто вы думали, что вам удастся провести самого Фафнира? Ха-ха-ха! Я сразу догадался, что это эхо. Ага! Приуныли? То-то же! А теперь попробуйте отгадать вот это.

К уговорам глуха, к красоте равнодушна,

Не смягчит ею юность, не разжалобит плач,

И казна не прельстит - у нее нет соблазнов.

О, поверьте, она - идеальный палач.

Даже самая быстрая птица не сможет

От когтей ее в синюю высь улететь,

Не укроется рыба в бездонной пучине

И не спрячется в чаще дремучей медведь

От нее ускользнуть не под силу гадюке,

И бессилен пред нею могучий дракон.

Непреклонна, мрачна, холодна и бесстрастна

Исполняет заведенный Богом закон.

 

Фафнир торжествующе переворачивает песочные часы.Дире, Барбру и Аскеладд всякий на свой лад повторяют загадку, пытаясь найти ответ. Но ни одному из них ничего не приходит в голову.

 

Барбру (взглянув на часы, в ужасе). Дире! Посмотри на часы! Песка осталась самая чуточка.

 

Дире (в ужасе). Все погибло!

 

Аскеладд (чуть слышно, горько). Без жернова Скандинавию ждут голод и смерть! (Скорбно опускает голову.)

 

Барбру (не веря своим ушам, восторженным шепотом). Аскеладд! Ты же просто гений! (Обнимает и целует его. Громко Фафниру). Это смерть!

 

Фафнир (ужасно раздосадованный). А знаете, все это мне уже порядком поднадоело. Я предлагаю закончить игру. И пусть все останутся при своем.

 

Дире (возмущенно). А как же ваше слово? Вы поклялись играть до тех пор, пока кто-нибудь не проиграет. Неужели слово Фафнира больше ничего не стоит?

 

Фафнир (поперхнувшись от негодования). Да ты что говоришь-то? Слово Фафнира ничего не стоит?! Да слово Фафнира крепче скал! Тверже алмаза! Вот у меня какое слово!

 

Дире (довольно). А раз так, тогда слушайте. (Кладет руку на плечо Аскеладду, тихо.) Ну, друг, твоя очередь. Не подведи.

 

Аскеладд.   Его частенько убивают,

Подчас его не замечают.

Порой стрелой оно летит,

То, кажется, оно стоит.

Его находят, тянут, но

Не воротит его никто.

 

Переворачивает песочные часы. Фафнир напряженно думает, трет виски, грызет ногти, бормочет загадку себе под нос, а песка становится все меньше и меньше. Наконец, падает последняя песчинка.

 

Фафнир (про себя). «Частенько убивают…» Кого у нас частенько убивают? Да хоть кого! Барана, например. «Подчас его не замечают…». Можно не заметить барана? Ну, наверно, можно. Я не про себя говорю, конечно, я-то баранов везде замечу. Но растяпа-пастух - тот-то частенько теряет их в горах. «Порой стрелой оно летит…». Точно – баран! Ух, они, бывало, неслись от меня, сердечные. Ну, да от меня разве убежишь? Непонятно, почему - оно? Стадо баранов, что ли? «То, кажется, оно стоит…». Баран, однозначно. «Его находят, тянут…». Точно! Все сходится. Сначала пастух-разгильдяй его потерял, потом нашел и давай домой тащить. Ай да Фафнир! Голова!

 

Аскеладд (радостно). Время, господин Фафнир!

 

Фафнир (радостно). Успел! Успел!!! Разгадка – баран! Это он то стоит, как болван, а то несется сломя голову. И находят этого дурака, и тянут. А про то, как его убивают - спросите меня, уж я вам расскажу.

 

Дире. Но почему его никто воротить не может, господин Фафнир?

 

Фафнир (раздраженно). А я почем знаю?! Может, его, волки сожрали?

 

Аскеладд (осторожно). Простите, господин Фафнир, но разгадка – время. Только его вернуть никому не под силу. А барана домой пригнать – дело нетрудное.

 

Фафнир (раздраженно, про себя). Время, время! Как же это я мог по него забыьб?! Какой позор! Как я буду смотреть в глаза своим сородичам? Проиграть жернов, да еще кому? Несмышленышам?

 

Барбру (мягко). Господин Фафнир, отдайте нам, пожалуйста, жернов. Мы очень торопимся… У нас очень мало времени.

 

Фафнир (раздраженно). И не подумаю! Где это видано, чтобы драконы по своей доброй воле кому-нибудь что-нибудь отдавали?

 

Аскеладд (осторожно). Но, господин Фафнир, никто ведь еще и не видел, чтобы дракон нарушал свое слово. Всем известно, что драконы – самые благородные создания.

 

Дире (вкрадчиво). А их слово – крепче алмаза.

 

Барбру (ласково гладя дракона по шее). Не расстраивайтесь, милый господин Фафнир. Это ведь просто игра…

 

Дире (утешая). Если хотите, я попрошу отца отдать вам половину наших овец?

 

Фафнир (гордо). Не надо мне ваших овец! Я свое слово держу! Забирайте жернов и убирайтесь, пока целы! И смотрите, держитесь от моей пещеры подальше!

 

Дракон демонстративно отворачивается от них, устроившись на своей куче сокровищ. Дире подхватывает жернов, берет за руку Бабру, та Аскеладда, и, поклонившись дракону, спешат к выходу из пещеры. Но, не дойдя до выхода, Аскеладд замирает на месте.

 

Дире (оборачиваясь). Аскеладд, идем скорее. Что с тобой?

 

Аскеладд (печально покачав головой). Не могу. Видите - взошло солнце…

 

Барбру (расстроено). Но, Аскеладд, ты не можешь остаться здесь… Фафнир так сердит на нас. Он… он же съест тебя.

 

Аскеладд (успокаивающе). Барбру, Дире - вам нужно найти второй жернов. Времени мало, надо торопиться. К счастью, Брок живет совсем недалеко отсюда. Вон за той горой вход в его подземелье. Будьте осторожны с ним! Брок хитер и очень коварен.

 

Дире (колеблясь). А ты? Как же ты?

 

Аскеладд (ободряюще): Я ведь говорил вам - Фафнир совсем не такой свирепый, каким хочет казаться. Думаю, мы с ним поладим. Идите, друзья! Зимой дни коротки. Как только солнце сядет, я постараюсь вас разыскать. Идите.

 

Дире жмет на прощанье руку тролльчонку, Барбру напоследок обнимает его, утирая слезы, и они уходят. Трольчонок машет им вслед.


Конец первой картины

 

 

Картина вторая


Тускло освещенный проход в толще скал. Дире и Барбру с кирками в руках отбивают породу. Их ноги окованы цепями.

 

Барбру (сползает на пол). Все, Дире. Я больше не могу… Ноги совсем не держат.

 

Дире (заботливо). Отдохни, Барбру. Я буду работать за нас обоих.

 

Барбру. Сколько мы уже здесь, Дире? Час? Два? День и неделю? Тут так темно, что невозможно понять – день сейчас, или ночь…

 

Дире (не переставая работать). Не знаю. Иногда мне кажется, что мы здесь уже целую вечность.

 

Барбру. Дире, как ты думаешь, Аскеладд… с ним все в порядке?

 

Дире. Надеюсь, Барбру. Если уж нам суждено погибнуть на этих проклятых гномьих рудниках, то, может быть он сможет найти жернов.

 

Брок (неожиданно появляясь из темноты, набрасывается на Барбру с плеткой). Несносная девчонка! Стоило мне на минуту отлучиться, как она принялась бездельничать! Живо за работу, лентяйка!

 

Дире (заслоняя Барбру от ударов). Не смейте ее бить!

 

Брок (осыпая градом ударов Дире). Ничтожный раб! Как ты смеешь перечить своему господину?! Но ты быстро забудешь свою строптивость! Я вас отучу зариться на мои сокровища…

 

Барбру (рыдая). Господин Брок! Ну сколько раз можно говорить - нам совсем не нужны ваши сокровища. Мы пришли сюда не за ними.… Нам нужен жернов, мельничный жернов. Отдайте нам его, пожалуйста, и мы уйдем отсюда навсегда.

 

Брок (злобно визжа). Ложь! Наглая ложь! Вы, людишки, только и думаете, как бы прибрать к рукам мои сокровища! Но старый Брок навсегда отучит вас совать нос в его подземное царство. Полезайте в клетку, ну! Теперь она будет вам домом до скончания ваших дней. А утром снова примитесь за работу. (Замирает, прислушиваясь к шуму, несущемуся из темноты. Шум приближается. И вот, в слабых отблесках света показывается морда дракона Фафнира.) Ай! Что это? Господин Фафнир?! Господин Фафнир, что вы здесь делаете? А… Вы, наверное, услышали эти нелепые слухи, будто бы я таскаю к себе ваши сокровища… (Складывает руки в умоляющей позе.) Умоляю вас, не верьте не единому слову! Это все мои враги. Это они желают меня погубить… (Дракон продолжает приближаться к Броку, тот отступает, прячется за клетку.) Ах, Боже мой, что же мне делать?!

 

Барбру (прижимаясь к Дире). Дире, Фафнир все-таки решил нас съесть. Мне страшно!

 

Дире (обнимая Барбру). Не бойся, Барбру! Здесь мы в безопасности. У этой клетки такие толстые прутья, что даже дракону не по зубам.

 

Брок (услышав слова Дире, поспешно открывает клетку, выталкивает Барбру и Дире и запирается изнутри). Проваливайте, щенки! Пусть этот тупоголовый ящер набьет вами свое ненасытное брюхо! (Кривляется и строит рожи дракону.) Ну, попробуй, достань меня здесь, безмозглая скотина! Что, не по зубам добыча?! То-то же! Я перетаскаю в свою сокровищницу все до одной твои золотые монетки, заберу каждый камушек, я…

 

В это время Аскеладд сбрасывает с себя драконью шкуру и ловко запирает на щеколду клетку изнутри.

 

Барбру (радостно бросаясь к тролльчонку). Аскеладд! Это ты?!

 

Дире (не отставая от Барбру). Аскеладд! Дружище! Как ты здесь оказался?

 

Барбру (с любопытством). И откуда у тебя эта шкура?

 

Дире. Неужели, ты спустил ее со старика Фафнира?

 

Аскеладд (смеясь). Нет, нет. Это подарок от господина Фафнира.

 

Барбру (удивлено). Подарок? От дракона? Вот это да! Виданное ли дело, чтобы драконы делали кому-нибудь подарки?

 

Аскеладд (смеясь). Господин Фафнир очень просил оставить эту историю с жерновом между нами и в благодарность подарил мне эту шкуру.

 

Дире (удивленно). Ну и ну! Какая неожиданная щедрость.

 

Аскеладд (смеясь). Вовсе нет. У него этих шкур тьма-тьмущая, ведь драконы меняют шкуру каждый год. А эта, к тому же, самая плохонькая. Видите, вся в дырах. Зато она сослужила нам отличную службу, не правда ли господин Брок? (Тот с негодованием отворачивается от Аскеладда.) А сейчас нам нужно торопиться. До рассвета осталось совсем мало времени… Дире, Барбру, вы знаете, где Брок прячет жернов?

 

Дире. Я видел, куда он прятал наш жернов. Наверняка там же и второй. Постойте, я сейчас посмотрю. (Убегает.)

 

Барбру (озадаченно). Аскеладд, а что же нам делать с Броком? Мы не можем оставить его вот так, в клетке. Он же погибнет.

 

Аскеладд (задумавшись). Да, рассчитывать на то, что Брока освободят друзья, пришедшие его проведать, не приходится. Ведь он перессорился со всеми на тридцать миль окрест.

 

Барбру. Почему?

 

Аскеладд (пожав плечами). Брок подозревает всех и каждого в намерении похитить его сокровища.

 

Барбру (грустно). Бедный… Как же ему, должно быть, грустно живется. Одному, без друзей. Аскеладд, давай попросим его дать слово, что он позволит нам уйти и не будет мешать, а мы откроем клетку?

 

Аскеладд (задумчиво). Что ж, можно. Гномы, даже самые никудышные, твердо держат свое слово.

 

Барбру (ласково): Господин Брок, обещайте, что вы не будете мешать нам уйти. Ну, пожалуйста, пообещайте. Мне очень не хочется, чтобы вы сидели тут в этой клетке совсем один. Ну, не упрямьтесь. (Брок упрямо отворачивается от нее.)

 

Дире (вбегает, держа под мышками оба жернова). Нашел! Нашел! Идемте скорее! Барбру, пойдем. Нет времени уговаривать старого невежду. Пусть посидит в клетке, коли ему так хочется. (Отдает один жернов Аскеладду и, взяв Барбру за руку, идет к выходу.)

 

Брок (увидев, что остался один). Стойте! Стойте! Я согласен! Только выпустите меня отсюда! (Барбру, Дире и Аскеладд возвращаются.)

 

Аскеладд (открывает клетку). Давно бы так. Надеюсь, это послужит вам уроком, господин Брок. Все ваши сокровища остались рядом с вами, мы не взяли ни камешка, ни даже самой маленькой монетки. Но какую пользу они могут принести вам, когда вы сидите в клетке. А ведь вы променяли на них всех ваших бывших друзей…

 

Брок (выходя из клетки и глотая слезы). Спасибо вам, дети. И тебе, маленький тролль. Я… я многое понял. Знаете, что? Забирайте себе все мои сокровища. Мне они теперь ненавистны.

 

Барбру (гладя его по плечу). Вот сейчас вы мне нравитесь, дорогой господин Брок. Вы совсем не такой плохой, как я думала. Только ваши сокровища нам не нужны. Мы пришли сюда за жерновом…

 

Дире. А сокровища ваши лучше отдайте беднякам. Им они нужнее.

 

Барбру. И помиритесь поскорей с вашими друзьями. Ведь самое большое сокровище на свете – это дружба.

 

Аскеладд (торопя Барбру и Дире). Дире, Барбру - нужно идти.

 

Дире. Да, пора! Прощайте, господин Брок!

 

Барбру (машет вслед рукой). Прощайте!

 

Брок (машет им вслед). Прощайте! Не поминайте лихом!

Конец второй картины

 

 

Картина третья

 

На сцене уходящая уступами вверх слева направо гряда гор. На середине подъема маячит неясная тень. Постепенно глаза привыкают к темноте и становится ясно, что это старый тролль, прячущийся за камнями.

 

Тролль (осторожно выглядывая из-за камней, бормочет). Все идет чудесно. Не видать Одину жерновов. Не видать, как своих ушей! Время истекает… Еще немного, и все будет кончено. (Озирается кругом.) Однако куда мог подеваться этот проклятый Аскеладд… Три дня назад я приказал ему напустить порчу на пастухов в горной лощине и с тех пор он как сквозь землю провалился. Не решил ли он чего доброго сбежать от меня? В последнее время он вел себя очень подозрительно… А впрочем, с ним я разберусь позже. Сейчас есть дела поважнее. Кажется, становится светлее. Ненавижу солнце. Но сейчас мне не терпится, чтобы наступил рассвет. (Прислушивается.) Что это? Кто-то идет сюда… (Прячется за скалу и украдкой глядит на тропу внизу.) Люди! Нет, просто какая-то девчонка… Наверное, потеряла ягненка. А! Она не одна… Следом идет мальчишка. Что это у него под мышкой? Лопни мои глаза, если это не жернова Одина! А… а это еще кто?  Будь я проклят, если это не гнусный предатель Аскеладд! Паршивец, вздумал помешать моим планам! Ну, погоди! Ты у меня получишь сполна! Еще ни кому не удавалось обойти горного тролля! (Раскачивает стоящий на скале камень и сталкивает его вниз на Дире, Барбру и Аскеллада. Камень летит, увлекая за собой другие камни.)

 

Аскеладд (услышав шум). Берегись!

 

Аскеладд, Дире и Барбру бросаются прочь, но один из камней ударяет Дире в спину. Он падает.

 

Барбру (бросаясь к Дире). Дире! Дире, вставай!

 

Дире (тяжело переводя дух). Послушай, Барбру. Дальше вам придется идти одним. Возьмите жернова. Вы должны доставить их Одину в срок.

 

Барбру (плача). Дире, мы не можем бросить тебя. А вдруг, ты умрешь?

 

Дире (еле слышно). Если вы не успеете, может погибнуть целый народ… (Теряет сознание.)

 

Барбру (плача). Аскеладд, что же делать? Мы не можем оставить его тут одного…

 

Аскеладд (беря жернова). Оставайся с Дире, Барбру, я отнесу жернова.

 

Барбру (тревожно). Но солнце… Аскеладд, ты же можешь превратиться в камень…

 

Аскеладд (ободряюще): Не беспокойся, Барбру, я успею, ведь я знаю каждый камень в этих скалах и все горные тропки. Не плачь. Лучше пожелай мне удачи.

 

Барбру (обнимает его). Удачи, Аскеладд! Возвращайся скорей, мы будем ждать тебя.

 

Аскеладд (уходя). До встречи, Барбру…

Конец третьей картины.

 

 

Картина четвертая.

 

На самой вершине горы Один и вороны. За камнями прячется черная тень. Приглядевшись, можно увидеть, что это старый тролль. Один сидит на камне, он как будто постарел, плечи согнулись от горя. Взгляд его устремлен на восток.

 

Один (про себя). Время истекает… Скоро рассвет. Я всегда любил солнце, но сегодня я готов отдать свой единственный глаз, лишь бы не видеть его восхода. (Воронам.) Хугин, Мунин. Скажите мне еще раз – все ли вы передали королю Олафу?

 

Хугин (поспешно). Карр! Все как есть - до последнего слова…

 

Мунин (в тон). Карр! До последнего слова…

 

Один (с надеждой). И что же он?

 

Хугин. Карр! Он рассмеялся нам в лицо.

 

Мунин (в тон). Карр! Рассмеялся в лицо…

 

Один (скорбно покачав головой). Должно быть, горе помутило рассудок короля Олафа… Это безумье направило его меч и разбило жернова, это безумье заставляет его отказаться от надежды спасти мельницу… (Тяжело встает.) Нет смысла дольше ждать… Хугин, Мугин. Мы возвращаемся в Асгард. Я не хочу видеть гибели Скандинавии… (Вздымает руки, собираясь лететь.)

 

Аскеладд (появляясь на вершине, бросается за ним, отчаянно). Стойте!

 

Тролль (как кошка, бросаясь из своего укрытия на тролльчонка, борется с ним, пытаясь завладеть жерновами, шипит). Не позволю… Не пущу… Еще ни кому не удавалось обойти горного тролля!

 

В этот момент всходит солнце, луч его падает на сражающихся Аскеладда и тролля и в тот же момент, оба они застывают. Сначала кажется, что оба они окаменели, но, постепенно становится видно, что с Аскеладда спадает обличье тролля и он превращается в юношу. Он, не веря в произошедшее чудо, медленно рассматривает свои руки, ощупывает лицо.

 

Аскеладд. Я не окаменел… Я стал…человеком! Как это могло произойти?

 

Один (величественно). Заклятья троллей не выносят солнца. Его тепло и свет выявляют истинную природу вещей. Ты был заколдован, но солнечный луч разрушил злые чары.

 

Аскеладд (обезумев от радости, прыгает и скачет). Я – человек! Я – человек! Я – человек! (Внезапно вспомнив о мельнице, бросается к жерновам.) Жернова! О, Один! Я принес твои жернова!

(Протягивает жернова Одину.) Почини же, скорей, свою мельницу.

 

Один (бережно принимает жернова). Тебя прислал король Олаф? Я знал, что он одумается…

 

Аскеладд (горячо). Великий Один, король Олаф ничего не знал о мельнице…

 

Один (недоверчиво). Что ты говоришь?! Разве не король Олаф разбил ее свои мечом?!

 

Аскеладд (также горячо). Да, это так, но он не знал, что это была мельница.

 

Один (все еще недоверчиво). Ничего не понимаю. Как это – разбил, но не знал, что разбил?

 

Аскеладд (торопливо). Было очень темно. Король Олаф хотел поразить мечом горного тролля, а тот подставил под удар мельницу…

 

Один. Так значит, мельница была у горного тролля? Но как узнал он, где ее найти?

 

Аскеладд (указывая на воронов). Твои вороны указали ему место. Они хотели, чтобы тролль уничтожил мельницу. Ведь тогда скот погибнет и еды у них будет вволю…

 

Один (свирепо). Ах, вон оно что! (Поворачиваясь к воронам.) Отвечайте, правду ли говорит мальчик? (Свирепо.) Низкие твари! Ваш вид красноречивей всяких слов… Таить в душе такое вероломство! Смерть будет вам достойная расплата…

 

Заносит над ними свое копье. Вороны валятся к ногам Одина, униженно вымаливая пощаду.

 

Хугин (испуганно). Карр! Нет, нет, пожалуйста! Пощади нас!

 

Мунин (в тон). Карр! Пощади!

 

Хугин (умоляюще). Карр! Подумай о наших птенчиках, которые ждут нас дома…

 

Мунин (в тон). Карр! О птенчиках…

 

Хугин (жалобно). Карр! Кто о них позаботится, о бедных крошках, кто накормит их и согреет?

 

Мунин (в тон). Карр! Кто их накормит?

 

Один (вновь поднимая копье). И слушать не желаю!

 

Хугин (сложив умоляюще крылья). Карр! Пощади нас, Один! Если ты убьешь нас, с нами погибнет страшная тайна…

 

Мунин (в тон). Карр! Страшная тайна…

 

Один (грозно). Тайна? Что еще за тайна?

 

Хугин (таинственно). Карр! Тайна горного тролля.

 

Мунин (в тон). Карр! Горного тролля…

 

Хугин (еще таинственнее). Карр! Она касается этого мальчишки и короля Олафа.

 

Мунин (в тон). Карр! Мальчишки и короля…

 

Один (нахмурившись, опускает копье). Что ж, говорите. Посмотрим, чего стоит ваша тайна.

 

Хугин (подползая поближе к Одину). Карр! Мальчишка – похищенный сын короля Олафа, принц Эспен.

 

Мунин (в тон). Карр! Мальчишка - принц Эспен.

 

Хугин (торопливо). Карр! Старый тролль заколдовал его. Если бы мальчишка хоть раз причинил зло людям, он остался бы троллем навеки.

 

Мунин (в тон). Карр! Навеки бы остался…

 

Хугин (снова умоляюще складывая крылья). Карр! Неужели эта тайна не стоит жизни двух таких несчастных созданий, как я с Мунином?

 

Мунин (в тон). Карр! Как я с Хугином…

 

Один (на минуту задумавшись, величественно). Летите прочь, и не смейте больше попадаться мне на глаза! А чтобы люди знали, какая грязная у вас душа, отныне и во веки веков и у вас, и у всего вашего рода оперенье станет чернее сажи. (Оперенье воронов из белого превращается в черное, и с жалобным карканьем они улетают прочь. Один кладет руку на плечо принцу Эспену.) Что ж, юный принц Эспен, король Олаф может гордиться таким наследником. Ты спас всю свою страну…

 

Эспен (поспешно). Великий Один, я не заслужил твоей похвалы - одному мне не под силу было бы вернуть тебе жернова. Мои друзья, Барбру и Дире – вот кто настоящие герои.

 

Один (удивленно). Барбру и Дире? Кто это?

 

Эспен (с гордостью). Просто крестьянские дети. Но чтобы найти жернова, они не побоялись пойти в пещеру к дракону, спуститься в подземелье к хитрому Броку…  Если бы не они…

 

Один (прерывая Эспена). Но где же они? Почему ты пришел сюда один?

 

Эспен (горько). Старый тролль хотел помешать нам добраться к тебе. Он устроил обвал и один камень задел Дире. Он не смог идти дальше. А Барбру было не под силу нести жернова одной. Она осталась с ним, а я обещал ей вернуться, как только верну тебе жернова… Мне нужно спешить к ним. Дире нужна помощь. Мы отнесем его на хутор к знахарке Хельге.

 

Один (ласково похлопав по плечу Эспена). Возвращайся к своим друзьям, принц Эспен. (Достает из-за пазухи небольшую склянку.) Вот, возьми-ка это. В ней священный напиток - мед поэзии, источник жизненного обновления. Передай его своему другу. Я уверен, это исцелит его.

 

Эспен (обнимая Одина). Спасибо, Один.

 

Один (обнимая в ответ Эспена). Прощай, принц Эспен. Возвращайся к друзьям, а после поспеши к своему отцу. Он искал тебя все эти годы… Не стоит заставлять его ждать долее. А мне пора заняться своими делами. (Берет в руки жернова, прилаживает к ним ручку.)

 

Эспен (уходя, машет на прощанье Одину). Прощай, Один.

 

Один (крутит ручку мельницы): Шибче мельница мели,

Землю снегом побели,

Белотканные полотна

Ты повсюду расстели.

 

Плотным роем белых мух

Закружился снежный пух.

Рад ему и хлебопашец,

И садовник, и пастух.

 

Ну-ка, мельница, живей,

Для лугов и для полей,

Что раскинулись по склонам

Горным снега не жалей.

 

Больше снега – больше вод

Вниз весною потечет.

И ковром зеленым, пышным

Луг на склоне расцветет.

 

Будут тучные стада,

Будет жаркая страда.

И такой порядок в мире

Да пребудет навсегда!

 

Конец

Перейти в архив


Оценка (0.00) | Просмотров: (342)

Новинки видео


Другие видео(107)

Новинки аудио

Н. Стрельникова. От разлуки до разлуки. стихи. Г. Щербининой
Аудио-архив(103)

Альманах КЛАД Газета  Русская ярмарка талантов
© 2011-2014 «Творческая гостиная РОСА»
Все права защищены
Вход