Новая московская «Золушка»

Дата: 28 Сентября 2017 Автор: Королев Александр

     В Московском театре кукол состоялась премьера «Золушки». Режиссер Юрий Уткин предложил зрителям свое прочтение известной пьесы Евгения Шварца. Постановка получилась яркой и, судя по реакции зрителей, прежде всего детей (спектакль обозначен в категории 6+), успешной. Показанное со сцены, явилось очередной демонстрацией того, что в настоящее время Московский театр кукол располагает молодой и талантливой труппой. При этом сложилось впечатление, будто большинство актеров получили роли «на сопротивление».

Обычно мягкая, лиричная Александра Капустина блестяще воплотила на сцене образ хищной и сексуальной Мачехи.

Задумчивая Анна Антонова выступила в роли темпераментной, злобной сводной сестры Золушки Анны, а миниатюрная и трогательная Юлия Серова поразила зрителей, представ на сцене Марианной (еще одной дочкой Мачехи) – огромной тушей, все время что-то жующей.

Харизматичный Евгений Ильин развлек зал,  выбравшись из очага в образе изнеженного, нарочито гламурного, всёпрезирающего Пажа, продемонстрировав довольно оригинальное понимание режиссером взаимоотношений Феи и ее «мальчика». В контексте постановки это слово («мальчик») в устах Феи звучало довольно двусмысленно.

Сама Фея (Ирина Хайсс) в представлении Юрия Уткина оказалась некой сверхблагополучной дамой, которая в силу своего материального достатка может себе многое позволить – даже содержание столь капризного Пажа. Впрочем, в зале сидели не только дети – родителей ведь тоже надо было как-то позабавить…

Как уже было сказано, дети – главные зрители – были в восторге. Яркие образы, весёлая суета, танцы и забавная беготня по сцене – всё это вызывало восторг у маленьких зрителей. И здесь необходимо отметить бурную деятельность, которую на сцене развивали актеры Яков Роткин, Мирон Овсянников и Марина Мухаева, изображавшие то музыкантов, то лакеев, солдат, друзей Золушки, привлекая внимание яркими костюмами, исполненными в виде музыкальных инструментов, милой непосредственностью и задором. Удачным ходом стало катание Якова Роткина (в образе солдата) на самокате (сапоги-скороходы) по залу… Симпатичная компьютерная графика (работа Елены Мельник) создавала впечатление волшебства, приятная, романтическая музыка (композитор Андрей Бырк) навевала нужное настроение и даже после спектакля какое-то время удерживалась в памяти, а трогательные песенки героев (сочиненные Григорием Гольдманом), выполнив свою сентиментальную миссию, быстро забывались. В общем, тут все было «на уровне». И, безусловно, самой сильной стороной спектакля стали костюмы, декорации и куклы, придуманные Евгенией Шахотько и выполненные в мастерских театра. Именно эта работа оставила самое сильное впечатление от увиденного.
       

В то же время у спектакля имеются досадные минусы. Как всем известно, центральной фигурой пьесы является Золушка. Конечно, создать образ положительного героя гораздо сложнее, чем отрицательного, положительные герои лишены ярких черт клоунов, которыми наполнена постановка Юрия Уткина. Со сцены зрителю сообщают, что Золушка хорошая, умелая, и дети в зале готовы ее заранее полюбить. Но все-таки хочется поверить не только на слово. Придуманная режиссером Золушка, которую сыграла Екатерина Бодрова, к словам ничего не добавляет. Кроме трогательности и всепрощения, она лишена каких бы то ни было иных черт. Характерным является эпизод, когда Фея творит волшебство, и Золушка предстает перед зрителями в бальном платье. Тонкий ценитель моды Паж с энтузиазмом говорит: «Вот это бабахнуло», давая понять, что его поразил новый образ «замарашки». Но фраза повисает в воздухе.

Ощущения волшебства не было, ничего поразительного не произошло. Вообще возникает ощущение, что режиссер долго думал над образом Золушки. Вероятно, результатом его исканий стала программка спектакля, на которой Золушка изображена с кисточкой и красками – наверное, героиня должна была поразить Принца и зрителей свои творческим зарядом. Но в спектакле этот ход воплощения не получил. Получается, режиссер думал, думал и ничего не придумал. Зрителю остается только поверить, что невнятная Золушка хорошая и ее надо полюбить. Кстати, любопытно, что Золушка в образе Екатерины Бодровой единственная из всех персонажей  спектакля не похожа на свой кукольный образ. Но о куклах речь еще впереди…
      

   Принц, созданный «живым планом» (Александр Шадрин), просто статичен, характер героя раскрывается на балу (кукольный образ). В пьесе Шварца Принц – это способный тонко чувствовать, ранимый и непосредственный молодой человек. Сыграть это сложно, тем более, когда романтический образ воплощают куклы (пусть и тростевые). К сожалению, режиссер этого не учел. Как и Золушку, зрителям предлагают полюбить Принца за то, что он Принц. За это его ценят Мачеха и ее дочки. Судя по всему, поэтому его должна полюбить и Золушка. Но где же здесь настоящая любовь?
       

  И, наконец, о кукольной «составляющей» спектакля. К сожалению, речь может идти только о составляющей. Кукол скорее показывали, чем ими играли. Временами зрители видели руки актеров, освещение было в ряде случаев неудачное, а занавес иногда опускался так низко, что полузакрывал кукол. Но это все пустяки – чего не бывает на премьере. Речь стоит повести о другом. Почти все удачные режиссерские находки лежат в области «живого плана».

В области кукольного театра безусловной удачей является сцена, в которой часы бьют «двенадцать», происходит крушение мира праздника, распад времени (тема часов вообще играет заметную роль в спектакле), куклы из тростевых превращаются в плоскостных и т.д. Это было здорово и технически, и эмоционально! Но куклы в спектакле Юрия Уткина – вторичны. Вначале мы видим Короля – это тростевая кукла, по образу - некая антропоморфная груша. Затем еще полчаса действие идет «живым планом», пока, наконец, на заднем плане не возникает хоть что-то кукольное – движущаяся карета. По ходу действия куклы так и остаются на заднем плане, а «живой план» - на переднем.

Юрий Уткин использовал довольно распространенный прием: живые актеры, скрываясь за ширмой, в следующее мгновение возникают перед зрителями уже в кукольных образах. Прием довольно порочный – куклы вторичны, они превращаются просто в подвижные декорации, расширяющие пространство сцены. Здесь любопытна характерная ситуация: Король (кукла) узнает о бегстве Золушки, ведет с Маркизом (кукла) довольно эмоциональный и важный диалог, результаты которого определят финал сказки, а на переднем плане сидят лакеи (живой план) и в ожидании приказаний увлеченно лакомятся фруктами и мороженым. Подвижные, живые люди естественным образом привлекают к себе больше внимания, нежели мертвые куклы, а то, что происходит непосредственно перед зрителем, оказывается более значимым, чем кукольное действо в отдалении. Действия кукол в постановке Юрия Уткина вообще не столь интересны, в сравнении с действиями людей (это снова к вопросу о кукловождении).
       

  Кукол «мало» не только в действии, но и по количеству. В кукольной сцене бала, кроме героини, Короля, Принца и Маркиза, присутствуют лишь зловредная семья Золушки и Фея с Пажом. Перед нами скорее не королевский бал, а вечер для избранных. Неужели кроме этих персонажей в сказочном королевстве больше нет подданных? А ведь именно в кукольном театре можно показать настоящий бал – то, что технически сложно сделать в театре «человеческом». Такое чувство, что режиссер просто недооценил возможности жанра. Эта недооценка показательна и в другом эпизоде - также более выигрышном для театра кукол. В пьесе Шварца некий добрый волшебник делает что-то «доброе, волшебное, чудесное и приятное всем без исключения» гостям Короля, то есть отправляет в сказочный мир, где каждый обретет то, что ему нравится. Как интересно этот чудесный мир можно было бы показать посредством театра кукол! Но то, от чего спектакль мог выиграть, показалось режиссеру лишним. Отсюда, в момент, когда волшебник (просто голос свыше!) начинает творить чудеса, для зрителей объявляется антракт…
       

В завершении я хотел бы вернуться к тому, с чего начал. «Золушка» Юрия Уткина – яркий, забавный спектакль, на который стоит отвести своих детей! И критическая часть данной рецензии не должна смущать потенциального зрителя. В Москве ежегодно происходит масса театральных премьер, немало их бывает и в театрах кукол, однако далеко не о каждой возникает желание что-то написать. «Золушка» Московского театра кукол – заметная, достойная  работа.       

 

Перейти в архив


Оценка (5.00) | Просмотров: (268)

Новинки видео


Другие видео(83)

Новинки аудио

If day shoyld part us P.B. Shelly.
Аудио-архив(96)

Альманах КЛАД Газета  Русская ярмарка талантов
© 2011-2014 «Творческая гостиная РОСА»
Все права защищены
Вход