Сохранить в человеке Человеческое

Дата: 10 Июля 2017 Автор: Куриленко Екатерина

Поэт – орудие языка, а не язык – орудие поэта.

  И. Бродский

 

В современном многоголосом мире так просто затеряться, сбиться с пути,  утратить веру в  себя и свои идеалы. И здесь воистину спасительным средством для нас становится искусство: вечные темы, мотивы и образы наделяют душу человека невиданной силой,  жаждой жизни и борьбы за непреходящие ценности,  помогают на секунду остановить свой бег и увидеть красоту повседневной жизни,  обрадоваться маленьким чудесам,  окружающим нас повсюду, но так часто остающимся незамеченными. Сохранить в  человеке Человеческое,   не потерять себя,  пробиваясь сквозь паутину модных веяний и негатива – это так важно сейчас,  в  XXI веке. Хотя,  нельзя не отметить,  эта задача стояла перед людьми во все времена.

Обращаясь к поэзии,  мы становимся свидетелями невероятных метаморфоз,  превращающих мимолетное мгновение в  вечность,  «прикасаемся» к высшей тайне,  прозреваем. О поэты,  классики и современники,  они такие разные, их творчество так многолико и разнопланово. Но объединяет их одно – умение видеть: видеть всё и всех,  писать и говорить об этом,  без стеснения,  без оглядки,  без страха; показывать нам то Прекрасное или Ужасное,  что мы самостоятельно не в  состоянии рассмотреть и постичь; показывать нам нас самих,  такими,  какие есть,  без оправданий и мишуры. Фома Аквинский считал, что источник красоты произведения заключён в  его творце,  именно поэт рождает эстетику своего творчества,  используя музыку слов и образную систему. Такова и наша современница – поэтесса Вера Котенёва,  высекающая из искры будней пламя,  согревающее сердца поклонников  её стихов. 

Поэзия Веры Котенёвой проверена временем и читателем. Её стихи охотно заучивают наизусть дети,  они трогают до слёз женщин и восхищают некоторых мужчин. Стихотворения Веры Котенёвой легки по форме и глубоки по содержанию,  несут в  себе интересную,  многоплановую смысловую нагрузку. Требовательный читатель также отметит добросовестное следование литературоведческим нормам, которыми сейчас повсеместно пренебрегают. Здесь и с рифмой,  и с образной системой всё просто. А простота всегда привлекает.
Здесь и эпитеты – «поток обновляющий»,  «страсти буйные»,  «нежарких речей», «сердца жар мучительный»– некоторые из которых подвержены инверсии. Эти словосочетания безусловно,  усиливают эмоциональное восприятие стихов. Сравнение «Мы торопим года, / Как в  погоне коней» («Ожидание») передаёт динамику произведения, отражает смены циклов человеческой жизни. От строчек веет экспрессией,  стихотворение интересно и довольно самобытно. 

Есть в  этих стихах и другие тропы,  которые не оставят равнодушным искушенного читателя. Удивительное свойство – при всей простоте,  даже прозаичности содержания и полном отсутствии гротеска – ненавязчивая,  едва уловимая гипербола. Такие эпитеты выглядят очень эффектно,  способствуют выразительности поэтического текста. У Веры Котенёвой только так: если песнь,  то «незабвенная»,  если печаль, то «вселенская»,  если молитва, то «горячая», если совесть,  то «полузабытая»,  если солнце,  то «щедрое». Олицетворения способствуют созданию образности: «тоненькие веточки [ивы] грустны», «вдруг пришли стихи», «[Россия] смотрит взором больного ребёнка», «старость дома не застанет», «ночь ... бросит тёмную шаль».

Умело использует автор и стилистические фигуры. Яркий пример – стихотворение «Безмерный риск…». Синтаксические конструкции просты и линейны,   как мысль автора и сама жизнь,  отдельные строчки напоминают лозунги, а многочисленные производные от слова «безмерный» не только не являются ошибкой с позиции литературоведения, но представляют собой интереснейшую анафору,  несущую и интонационную,  и серьезную смысловую нагрузку:

Безмерный риск,
Безмерный труд,
Безмерно прост, 
Безмерно крут.
Безмерный жар –
Уже пожар,
Безмерный холод 
Ещё страшней,
Безмерно не ешь,
Безмерно не пей.
Безмерная грусть
Отступит пусть, 
И хохотать безмерно 
Выглядит очень скверно.
Безмерные деньги
Губят людей,
Не лучше и бедность без меры, 
А как опасна
Безмерная власть,
В истории есть примеры.
Безмерная горечь, 
Безмерная сласть...
Чтобы в  безмерность стиха не впасть
(Краткости больше веры),
Над словом имей,  человече,  власть...
Только люби без меры!

Про «Оду поэтам провинции» хочется сказать отдельно. У меня была возможность сравнить черновик с готовым,  обработанным стихотворением,  которое впоследствии  опубликовано в 13-ом выпуске альманаха «Клад». Есть любопытные моменты. Например, строка «грозясь зажечь стихотворенье» в  черновом варианте выглядит так: «грозясь зачать стихотворенье». Глагол «зачать» (устар.) в  значении «начать» в  контексте всё-таки уступает по смыслу глаголу «зажечь»,  т.е. создать не просто что-то новое, а фееричное,  подобное пламени,  фейерверку. Ведь стихи нужно именно зажигать,  только тогда они найдут своего читателя. Ещё один пример: «стоит в  углу безмолвен,  тих – / Намёк на образ или стих». В черновом варианте вместо «безмолвен» – «бесплотен». И здесь,  по-моему,  исправлено зря. Ведь «тих» и «безмолвен» – практически синонимы! Налицо избыток смысла. А бесплотность намёка никто не поставит под сомнение: логично и понятно. Во второй строчке первоначальный вариант: «стоит в  углу бесплотен,  тих – / Намёк на строчку или стих». Исправление абсолютно логично. Ведь одно из значений существительного «стих» – строка в  стихотворении. 

Метафора «Наше мирозданье – / Непрочное созданье» в  стихотворении «Рассветы и закаты» воспринимается неоднозначно: с одной стороны,  отражает философскую позицию поэта,  а с другой – несовершенство рифмы. Хотя, может быть,  это задумка автора?
Есть в  творчестве Веры Алексеевны и примеры неоправданных повторов  местоимениий:

И зависть гадюкой-змеёю
Шипя уползёт в  тёмный лес,
А жизнь твоя светлой зарею
Твой дух вознесёт до небес.
Свободной от скверны душою
Ты будешь любить всех людей.
Довольная миром,  собою –
Ты станешь всем ближе,  милей.

В стихотворении «Зависть» повтор слова «мысль» кажется необоснованным, создается излишнее нагромождение: «Мысли от Бога не спрячешь – / Грешные мысли свои...».  Конкретизация первой строки во второй,  возможно,  была бы более выразительной в  случае однократного использования данной лексемы,  при условии замены её в  начале стихотворения. 

Вера Котенёва – русский поэт, она навеки связана со своим народом,  её душа болит и плачет о каждом,  чьё счастье «пропито и пропето». В стихотворении с говорящим названием «Во мгле» она признает страшную правду и не стесняется посмотреть ей в глаза,  предчувствует невзгоды и смело озвучивает: «Мы в  плену у досадных причин, / Мы во мгле», «Мы невольники мелких страстей, / Мы  невольники лжи и обмана…», – и тут же пытается определить дальнейшие события: «Простоту ли свою проклинать / Или рвать злого дьявола сети?» 

Поэзия Веры Котенёвой интертекстуальна: в ней прослеживаются некрасовские,  пушкинские,  есенинские, мандельштамовские мотивы. Здесь есть и неоспоримые достоинства,  и незначительные недостатки,  лишний раз напоминающие нам из какого «сора» растут стихи. В этих строчках нет ничего случайного,  всё служит единой цели: донести до читателя авторское восприятие действительности,  определить в  многообразии тем,  образов и смыслов свой творческий путь,  чтобы уже не сойти с него,  смело следуя к новым поэтическим вершинам,  оттачивая слог и «зажигая» сердца.

Перейти в архив


Новинки видео


Другие видео(83)

Новинки аудио

If day shoyld part us P.B. Shelly.
Аудио-архив(96)

Альманах КЛАД Газета  Русская ярмарка талантов
© 2011-2014 «Творческая гостиная РОСА»
Все права защищены
Вход