Спящий

Дата: 29 Апреля 2016 Автор: Лабозин Олег

О, спящего не обманешь!

 

О, спящего не спасёшь!     

М. Цветаева.

 

Сгоревший дом. Обугленные балки. Почерневшие стены. Полуразрушенная крыша. Остатки мебели. Два силуэта людей, нарисованные мелом, на месте, где нашли погибших хозяев дома. Между ними стоит молодой человек с опущенной головой и смотрит туда, где у силуэтов почти соединяются руки. Он поднимает голову и смотрит сквозь дыры в крыше. Блеск Солнца. Человек зажмуривается, затем опускает голову и открывает глаза. И вдруг он резко кричит, снимает куртку и  начинает бить ею по полу.  Кажется со стороны, что он тушит огонь, который повсюду рядом с ним. Молодой человек продолжает «тушить огонь», но теперь он это делает вокруг нарисованных силуэтов, как бы защищая их от огня. При этом он двигается так, чтобы не наступить на силуэты, и ни разу на них не наступает. Человек всё активней и активней бьёт курткой по полу, по воздуху, постепенно подключая ноги и вторую руку, и это становится похожим на драку с воображаемым врагом. Неожиданно человек замирает на одном месте и, нависнув над силуэтами,старается закрыть их собой, видимо, от чего-то падающего сверху. Молодой человек поднимает глаза и смотрит туда, откуда должна исходить угроза. Его слепит Солнце. Он зажмуривается. У него делается абсолютно спокойное лицо. И вдруг человек падает навзничь, потеряв сознание. Он падает так, что оказывается ровно между двух нарисованных силуэтов и остаётся там лежать.

 

                  

 

Улица. Ларёк.  Возле ларька несколько парней лет 17-19 (выпившие). К ларьку подходит Иван – молодой человек 23 лет. Это он был в сгоревшем доме.

 

ВАНЯ: Можно 2 бутылочки пива. Да, вот этого. Ага, спасибо.

         Один из парней, стоявших возле ларька, подходит к Ване.

 

ПАРЕНЬ 1: Слушай, братец, у тебя сдача осталась… дай немного. Нам на пиво не хватает, а нам к девочкам сейчас ехать – ну, сам понимаешь…

 

ВАНЯ: Держи.

         Даёт десять рублей.

 

ПАРЕНЬ 1: Вот спасибо, братец, выручил.

        

Ваня переходит улицу, идёт домой. Бутылки несёт в руке. Парень, которому Ваня дал десятку, идёт следом, с ним ещё один.

 

ПАРЕНЬ 1: Эй, братец, подожди, ну, подожди, говорю. Ещё одна маленькая просьба.

 

ВАНЯ: Ну, что ещё?

 

ПАРЕНЬ 1: Да так… Я смотрю у тебя 2 бутылки - ты,  конечно,  извини,  дашь одну нам?

 

ВАНЯ: Ребят, я и так вам десятку дал…

 

ПАРЕНЬ 1: Да, за это тебе огромное спасибо. Только, нам ещё надо. В карманах вообще голяк, а нам к девочкам ехать… я же говорил.

 

ВАНЯ: Я понял. Но я эти деньги тоже не нашёл. Купил пива – хочу отдохнуть…

 

ПАРЕНЬ 1: Так с одной бутылкой и отдохнёшь. А нас много и всем отдохнуть надо. Тут ещё родаки, заразы, ограничивают… Видишь, как всё сложно.

 

ВАНЯ: Не… так не пойдёт…

ПАРЕНЬ 1: Хорошо, хорошо! Давай, что ли, вместе её выпьем. Прямо здесь.

        

Второй парень берёт молча из руки Вани бутылку, открывает её и предлагает Ване. Ваня берёт.

 

ВАНЯ: Слушайте, фигня какая-то…

 

ПАРЕНЬ 1: Да ты пей, пей…

        

Ваня делает глоток. Первый парень берёт у Вани бутылку. Пьёт. Отдаёт её второму. Тот тоже делает глоток и оставляет пиво у себя.

 

ПАРЕНЬ 1: Вот, спасибочки, братец, молодец!

        

Протягивает руку для рукопожатия. В это время, второй парень  разворачивается и начинает уходить. Ваня жмёт руку. Первый парень тоже разворачивается и уходит.

 

ВАНЯ: Стойте, стойте. Вы что делаете? Не надо так.

        

 Первый парень, разворачиваясь, кладёт свою руку Ване на шею, но так как он достаточно выпил, рука  вялая.

 

ПАРЕНЬ 1: Ну что, ты ещё не понял?

        

Ваня убирает его руку с шеи.

 

ПАРЕНЬ 2: Мы тебе можем сейчас по-другому объяснить.

 

ВАНЯ: Значит, вот как?

 

ПАРЕНЬ 1: Угу…

        

Ваня разворачивается и делает несколько шагов. Парни тоже начинают уходить.Раздается резкий громкий крик. На крик оба парня поворачиваются. Ваня сразу с размаху бьёт второго парня по голове бутылкой пива, которая осталась у него. Парень падает, потеряв сознание. Первый парень пытается схватить Ваню, тот отбивает его руки и бьёт ногой в живот (в пах). Парень сгибается пополам. Ваня бьёт его головой об колено. Первый парень падает и вырубается. Ваня стоит несколько секунд, разворачивается и уходит…

 

 

Ваня просыпается. Садится на кровати и оглядывается, соображая где он. Сообразив, смотрит на часы.

 

ВАНЯ: Вот, чёрт!!!

        

Начинает в темпе собираться.

Ваня в костюме и в галстуке выходит из двери своей комнаты в общежитии. Подходит к вахте.

 

ВАНЯ: Теть Рай, привет!

 

ТЕТЯ РАЯ: Привет, родной! Ух ты! Опять на собеседование?

 

ВАНЯ: Ага. Теть Рай, я сегодня с утра полы не успел помыть, проспал, сам не знаю как. Будильник не поставил – но я вернусь и сразу помою, хорошо?

 

ТЕТЯ РАЯ: Да ладно, ладно. Сама помою.

 

ВАНЯ: Теть Рай…

 

ТЕТЯ РАЯ: Все, все…Ты, может, чаю хлебнешь?

 

ВАНЯ: Спасибочки большое!

        

Целует тетю Раю в щеку.

 

ТЕТЯ РАЯ: Ну, все, говорю. Ты, главное, давай устраивайся там. Полы, как видишь, и другие могут мыть.

 

ВАНЯ: Ну, раз так – постараюсь всенепременно.

 

         Направляется к выходу.

 

ТЕТЯ РАЯ: А чай?

 

ВАНЯ:  Не успеваю…

 

ТЕТЯ РАЯ: Вань…

 

ВАНЯ: Что?

 

ТЕТЯ РАЯ: Сегодня же годовщина как твоих не стало!

 

ВАНЯ: Да, я помню…

ТЕТЯ РАЯ: Зайдешь к нам, помянем? Я стол накрою, за это не беспокойся…Ну, как?

 

ВАНЯ: Спасибо тебе, теть Рай, большое спасибо. Зайду.

 

ТЕТЯ РАЯ: Да ладно, не чужие. Все, беги, чего стоишь! И чтоб без работы не возвращался!

        

Ваня улыбается и убегает.

Тетя Рая включает небольшой телевизор и уходит в свою каморку ставить чайник. По телевизору женщина в больнице говорит: «Слава Богу, он жив остался. А могли ему и голову проломить, и не было бы у меня сейчас сына, понимаете?! Они просто пили пиво…» На экране появляется репортер – « В городе, особенно в нашем районе, все чаще и чаще происходят драки, участники которых  доходят почти до убийства. И самое удручающее в этом то, что в основном в драках фигурируют  несовершеннолетние».

        

Ваня едет в трамвае. На остановке, через последнюю дверь заходят 3 парня.

 

ПОЖИЛОЙ ПАССАЖИР: А платить за проезд кто будет? Идите через переднюю дверь.

 

ОДИН ИЗ ВОШЕДШИХ: Ага, обязательно! В следующий раз так и сделаем!

        

Все трое садятся на свободные места. Трамвай едет дальше.

 

Офис какой-то компании.

 

ДИРЕКТОР: Да поймите, у Вас нет стажа! /секретарю/ Ты принесешь мне сегодня все-таки чай или нет! /Ване/ Стаж должен быть не менее трех лет!

 

ВАНЯ:  А каким образом он у меня может появиться, если из-за отсутствия такового никто меня на работу не берет?

        

Заходит секретарша. Достаточно грубо ставит чашку чая перед начальником.

 

СЕКРЕТАРЬ: Как любите – БЕЗ НИЧЕГО.

 

Уходит. Директор смотрит ей вслед.

ДИРЕКТОР: Да хоть с помощью переподвыперта!

 

ВАНЯ: Это точно. Все как-то… через Выперт…

 

ДИРЕКТОР: Ну, уж как есть.

 

ВАНЯ: И Вы мне не тесть…

 

ДИРЕКТОР: Верно. Тем более, что у зятя есть уже место от дорогого тестя.

 

ВАНЯ: Всего хорошего.

 

ДИРЕКТОР: Этого скорее Вам…

        

Ваня уже в дверях.

 

ВАНЯ: Тогда Вам приятного чаепития.

        

Ваня уходит.

Ваня едет в трамвае домой. Он по-прежнему в костюме и галстуке. Через последнюю дверь опять входят 3 человека, затаренные пивом. Это те же парни, которых Ваня видел, когда ехал на собеседование.

 

БАБУЛЯ: Молодые люди, что же это вы? Нехорошо, надо же через переднюю дверь заходить.

 

1 ПАРЕНЬ: Ага, бабка, уже побежали.

 

БАБУЛЯ: Да так же нельзя, родной.

 

1 ПАРЕНЬ: А я, блин, тебя забыл спросить. Сиди, молчи уже.

 

БОРОДАТЫЙ МУЖИК:  Слышишь, ты с пожилым человеком разговариваешь!

 

2 ПАРЕНЬ: Правильно, а с тобой я щас говорить буду, если ты, конечно, не хочешь пожилым когда-нибудь стать!

 

БОРОДАТЫЙ МУЖИК: Ах, ты гопота сраная! Совсем совесть потеряли!

        

Мужик встает и хватает 2парня за воротник. Тот достает нож.

 

2 ПАРЕНЬ: Зато я вот это не потерял!

        

Мужик отпускает воротник.

 

БОРОДАТЫЙ МУЖИК: А ну, убери, слышишь!

        

Раздается резкий и громкий крик. Все смотрят туда, откуда он раздался. Ваня с разбега, схватившись за горизонтальные верхние поручни, бьет двумя ногами того, что был с ножом. Тот, падает на 1Парня, и они вместе валятся на пол. 3Парень, подхватившись, пытается ударить Ваню в челюсть. Ваня делает пируэт и с разворота бьет его правой рукой. Парня сносит, он бьется головой о стекло. 2Парень с ножом пытается подняться, но получает от Вани ногой снизу по челюсти и теряет сознание. 1Парень пытается вылезти из-под обмякшего тела 2парня. Пока он это делает, Бородатый мужик бьет его головой об пол. 1Парень хватается за голову, начинает стонать. В это время, поняв, что происходит в салоне, водитель останавливает трамвай. 3Парень начинает беспорядочно махать руками, пытаясь достать Ваню. Ваня отходит от него назад по проходу. Ваня, увернувшись от удара, прыгает вбок, схватившись за вертикальный поручень, крутится в прыжке на нем и бьет ногами в бок 3Парня. Он летит по направлению к двери. Не давая опомниться парню, Ваня бьёт его головой о дверь, разворачивает  лицом к двери и бьёт об неё.

Рядом с трамваем равняется автомобиль. За рулем сидит ученица, справа сидит инструктор.

 

ИНСТРУКТОР: Увидишь трамвай – берегись, ясно?

 

УЧЕНИЦА: Угу.

        

Ученица останавливает автомобиль перед трамваем, но ей сзади сигналят, и она от неожиданности достаточно резко трогается с места. В это время, дверь трамвая открывается, оттуда вылетает человек и попадает  под колеса автомобиля. Ученица  резко тормозит и, вцепившись в руль, в ступоре смотрит испуганными глазами вперед.

 

ИНСТРУКТОР: Твою ж, твою ж, твою ж….

        

Инструктор открывает дверь автомобиля, хочет поставить ногу, но видит, торчащуюиз-под днища, разбитую голову 3Парня. Инструктор начинает истерически кричать. В это время водитель трамвая вышел на дорогу и застыл, глядя на парня под машиной. Из открытой двери трамвая выходит Ваня и идёт через дорогу, не замечая машин, дальше по улице. За ним из трамвая начали выбираться люди.

 

Ваня просыпается. Садится в кровати. Оглядывается, стараясь понять, где он. Поняв, встает, смотрит на часы.

 

ВАНЯ: Да елки ж палки, что  происходит-то. 

 

Начинает одеваться.

 

Вахта.

 

ВАНЯ: Теть Рая, извини меня, я опять проспал. Ничего не могу понять, я сейчас все вымою…

 

ТЕТЯ РАЯ: Я вымыла уже. Ты чего вчера к нам не зашел?

 

ВАНЯ: Как  вымыла, ну зачем…В смысле не зашел?

 

ТЕТЯ РАЯ: Родителей помянуть.

 

ВАНЯ: Ух ты, черт…

 

ТЕТЯ РАЯ: Я звонила, ты трубку не берешь. Сегодня пришла, к тебе постучалась, а у тебя дверь открыта. Смотрю, спишь.

 

ВАНЯ: Ага. А во сколько я вчера пришел?

 

ТЕТЯ РАЯ: Так я не знаю, я заменилась, ушла пораньше готовить для поминок…А ты сам не помнишь?

 

ВАНЯ: Я, если честно, вообще не помню, как дома оказался.

 

ТЕТЯ РАЯ: Ванечка, ты чего…гулял вчера?

 

ВАНЯ: Да нет, вроде… Перегар есть?

 

ТЁТЯ РАЯ: Как будто нет. То есть как это - перегар есть? Ты что, не помнишь - пил ты вчера или нет? Ваня? Что с тобой родной?

 

ВАНЯ: Да нормально все…Я ехал в трамвае домой после собеседования… Черт!!!..

 

ТЕТЯ РАЯ: Что? Собеседование плохо прошло?

 

ВАНЯ: Чего? Какое собеседование?

 

ТЕТЯ РАЯ:  Ты вчера устраивался на работу?

 

ВАНЯ: А, да…устраивался. Не взяли.

 

ТЕТЯ РАЯ: Опять…Жаль.

 

ВАНЯ: Ага…

        

Ваня пытается уйти.

 

ТЕТЯ РАЯ: Вань

 

ВАНЯ: А?

 

ТЕТЯ РАЯ: А с трамваем-то что?

 

ВАНЯ: С трамваем? А что с ним?

 

ТЕТЯ РАЯ: Ты ехал  в нем, а потом?

 

ВАНЯ: Потом…Выпил, теть Рай, выпил. Я же расстроился после собеседования, и решил выпить, точно.

 

ТЕТЯ РАЯ: Как-то сильно расстроился.

 

ВАНЯ: Ага. Ладно, я пойду,…полы помою.

 

ТЕТЯ РАЯ: Я же вымыла уже.

 

ВАНЯ: А, да…Спасибо, теть Рай. За все спасибо. И за стол накрытый…Извините, что я не пришел. Я, видимо, не могу еще спокойно это воспринимать. Ну, поминки то есть. Потому, наверное,  и не пришел к Вам. Одному надо было побыть.

 

ТЕТЯ РАЯ: Ты не волнуйся, все в порядке. Слушай, Вань, а с домом-то родительским, что там – совсем худо дело?

 

ВАНЯ: С домом? Ага. Нужна была эта земля кому-то и все тут. А они же у меня старенькие были…а эти гады, пока я учился, успели и обработать их, и умудрились завещание так составить, что…Главное, отец мне ничего не говорил…может, за меня боялся. Ну, а дальше пожар… как пописанному. В общем… выперт.

 

ТЕТЯ РАЯ: Чего?

 

ВАНЯ: Да это я так, пойду, лягу. Бошка начала болеть.

 

ТЕТЯ РАЯ: Иди, иди. Таблетку дать?

 

ВАНЯ: Нет, спасибо.

 

Ваня заходит в свою комнату.

 

ВАНЯ: Черт, черт, черт! Что же там было…

        

Подходит к окну, смотрит вниз, потом поднимает глаза. Солнце. Блеск. Отворачивает голову, видит бутылку на подоконнике. Блеск стекла. Ваня зажмуривает глаза. Видит вспышками. Блеск бутылки в руке заходящего в трамвайпарня. Блеск окна, у которого сидит бородатый мужик. Блеск ножа в руке. Блеск мигающих фар. Руки в крови, за ними в отражении зеркала свое спокойное лицо. Блеск. Ваня открывает глаза.

 

ВАНЯ: Черт…

        

Смотрит на руки.

 

ВАНЯ: Да что же это такое! Что же я там сделал!

        

Садится на кровать. Сидит несколько минут, глядя в одну точку.

 

ВАНЯ: Ничерта не помню.

        

Опрокидывается на спину, смотрит на окно. Там из-за облака выходит солнце. Блеск. Ваня зажмуривает глаза.

 

 

Улица.

 

СЕРАФИМА: Серафима Ангелова, Андрей Рыбаков, Петр Каменьков – специально для канала «Квартал».

 

АНДРЕЙ: Хорош, есть.

 

СЕРАФИМА: Вот и отлично, спасибо.

        

Они идут к фургону. Петя залезает внутрь. Серафима отдает ему микрофон. Ее сзади кто-то хватает за попу, потом подхватывает, начинает кружить.

 

МИХАИЛ: Попалась!

 

СЕРАФИМА: А ну, отпусти! Отпусти, я сказала!!!

        

Михаил ставит ее на землю.

 

СЕРАФИМА: Я сколько раз просила так не делать! Мне не нравится это! Или непонятно?

 

МИХАИЛ: Какие мы грозные, просто ангел во гневе! Пощади, пощади бедного раба твоего Михаила!

 

СЕРАФИМА: Хватит юродствовать.

 

МИХАИЛ: Есть, товарищ ангел! Ну что, отсняли матерьяльчик?

 

СЕРАФИМА: Отсняли. Это ужас какой-то. Позавчера драка с отягчающими, вчера драка, но уже с летальным исходом.

МИХАИЛ: Забыла сотрясение, ну оно и в прошлый раз было. И сломанную челюсть.

 

СЕРАФИМА: Целый букет.

 

МИХАИЛ: Видишь, какие оригинальные у меня для тебя букеты. Как раз то, что нужно для хорошего репортажа. А? Только что-то я слов благодарности не слышу. Тогда тебе сюжет подкинул, в этот раз, а ты даже не поцелуешь.

 

СЕРАФИМА: Вот разберешься с этим делом, поцелую, понял?

 

МИХАИЛ: Да прям…

        

Пытается поцеловать.

 

СЕРАФИМА: Перестань, я что сказала.

        

Отталкивает Михаила. Через некоторую паузу.

 

МИХАИЛ: Да это практически всегда глухие дела. Драка она и есть драка. Потасовка. Они, в основном, по счастливой случайности закрываются. Одна беда, этот случай на мне теперь висеть будет, в отличие от вчерашнего, потому что здесь мертвяк есть. Свидетели еще как сговорились, все видели, описывают все в деталях, особенно мужик этот бородатый, а того, кто отделал этих троих, хоть ты тресни, точно не могут описать. Или не хотят. Слава Богу, там пальчиков хоть отбавляй, может,какие-нибудь и всплывут. Эти трое «пострадавших» скорее всего в базе есть, за какую-нибудь мелочевку привлекались, как пить дать. А с героем нашим, заступник в галстуке, мать его, будет сложнее.  Теперь на нем, как минимум, непредумышленное.

 

СЕРАФИМА: Слушай, но он же, можно сказать, практически спас того мужика с бородой. Если б его, как там у вас,пырнули…

 

МИХАИЛ: Может и спас, да только мертвяка никуда не денешь.

 

СЕРАФИМА: Прекращай это слово говорить, лучше еще о каких-нибудь деталях скажи.

 

МИХАИЛ: Неее, Вам все рассказывать нельзя, Вас по чуть-чуть подкармливать надо. Вот я сейчас рассказал тебе все это, и, наверняка, на вечер с приятным концом заработал.

 

СЕРАФИМА: Тухлый конец ты заработал. Не могу я сегодня. Понял? Работать буду, и тебе пора. Шуруй, шуруй, давай, а то вон Коля уже заскучал.

Серафима, улыбаясь, машет рукой Николаю, сидящему неподалёку в автомобиле. Тот машет ей в ответ, тоже улыбается, но сразу отворачивается, уставившись на руль.

 

СЕРАФИМА: Я тоже поехала, позвоню.

 

Серафима садится в фургон и уезжает. Михаил смотрит вслед, закуривает.

 

МИХАИЛ: Зря ты так, про тухлый конец, ангел мой.

        

Михаил идет к автомобилю, садится на переднее пассажирское  место. Николай включает зажигание, трогается с места.

 

Кухня в квартире тети Раи. За столом сидит Иван, т.Рая сидит рядом, Иван ест борщ, работает телевизор.

 

ТЕТЯ РАЯ: Ой, сметану забыла. Держи. Может, налить тебе чего-нибудь?

 

ВАНЯ: Не надо, теть Рая.

 

ТЕТЯ РАЯ: Ну как скажешь. Я тогда пока чайник поставлю. Ты молодец, что зашел, наконец. Ты же не ешь ничего, да? Перебиваешься вечно непонятно чем. Заходи, пожалуйста,почаще, а, Ванечка? Я тебя очень прошу.

 

ВАНЯ: Хорошо, теть Рай, я постараюсь.

 

ТЕТЯ РАЯ: Нукак там с работой?...[ Голос из телевизора: «В нашем районе опять драка. Только на этот раз погиб человек.»] Опять пойдешь?

 

ВАНЯ: Завтра пойду на собеседование [«На улице Чистой он попал под машину, вылетев из трамвая.»] очередной раз слушать…

        

Ваня застыл, глядя в телевизор. [ «Погибшим оказался молодой человек»]

ТЕТЯ РАЯ: Что слушать-то?

 

ВАНЯ: Слушать [ «…который в компании еще двух парней»] то, что уже двести раз слышал. [ «…затеяли драку в трамвае»]

 

ТЕТЯ РАЯ: Господи, как-то все раньше проще было [«…они зашли в трамвай через последнюю дверь, не заплатив»] Ух, чайник закипел! Мальчик хороший, ну что им стоит [ «…пассажиры им на это указали, произошла стычка»] взять человека на работу, не обломятся же. [ «…а один вынул даже нож. Дальше, как говорят пассажиры трамвая, один молодой человек в костюме напал на так называемых «зайцев»]

        

Тетя Рая наливает чай, ставит его перед Ваней.

 

ТЕТЯ РАЯ: Правда, Вань? [ «…одному из них он сломал челюсть, другому обеспечил сотрясение, а третьего выбросил через дверь трамвая, которую водитель открыл, чтобы вышли пассажиры. После этого просто ушел по проспекту Свободы. Его никто не задержал, а вот оставшихся избитых задержал до прибытия полиции один из пассажиров, который очень даже благодарил молодого человека в костюме. По этому случаю возбуждено уголовное дело. Серафима Ангелова, Андрей Рыбаков, Петр Каменьков -для канала «Квартал»] Ванечка, ты чего, родной?

        

Ваня застыл с ложкой в руке, глядя в одну точку. Ложка блеснула.Ваня посмотрел на нее и попытался бросить. Рука с ложкой  начала трястись, ноложка осталась в руке.

 

ТЕТЯ РАЯ: Милый, да что с тобой?

        

Тетя Рая пытается взять Ваню за руку. Ваня еще сильнее затряс ей, пытаясь выбросить ложку. Задевает рукой тарелку с борщом, борщ выплёскивается на руки и рукава одежды.

 

ТЕТЯ РАЯ: О господи, Ваня!

        

Ваня смотрит на руки и рукава в брызгах борща.

 

ВАНЯ: Нет, нет, нет!

        

Ваня вскакивает и бежит в ванную.

 

ТЕТЯ РАЯ: Да что же это такое, ты куда, Ваня?

        

Тетя Рая идет за ним. Ваня перед ней закрывает дверь в ванную.

 

ТЕТЯ РАЯ: Ваня, ты что, обжегся что ли? Вань? Так у меня есть штука специальная от ожогов, сейчас.

        

Бросается на кухню. В ванной  Ваня принимается смывать борщ с рук. Ложка, наконец, падает из рук и звенит о раковину, блеснув в свете лампочки. Ваня зажмуривает глаза. Видит падающий нож и слышит, как он ударяется с характерным звуком о каркас сидений в трамвае. Блеск ножа. Ваня открывает глаза. Руки продолжают смывать борщ. Блеск воды. Ваня зажмуривает глаза, видит свои руки, которые смывают кровь в раковине, которая находится в общежитии. Руки поднимаются на уровень лица. Ваня видит в отражении зеркала абсолютно спокойное свое лицо. Блеск лампочки в зеркале. Ваня открывает глаза. Видит свое испуганное лицо в зеркале и свои чистые, мокрые руки. Оглядывается, пытаясь понять где он. Соображает, что он в ванной своей тети.

 

ТЕТЯ РАЯ: Ванюш, Ванюша, тебе помочь может? С тобой все в порядке там? Ванечка, Вань, открой дверь, Вань.

        

Ваня открывает дверь.

 

ВАНЯ: Все в порядке. Борщ просто горячий был, я от неожиданности.

 

ТЕТЯ РАЯ: Господи, а закрылся-то зачем? Напугал же до смерти. Давай помажу.

 

ВАНЯ: Закрылся? Да по привычке. Все, все не надо. Все уже хорошо. Просто сам испугался немножко.

        

Ваня проходит в коридор, начинает обуваться.

 

ТЕТЯ РАЯ: Ты куда, ты же не доел. Я тебе новый налью. Ваня, с тобой точно все хорошо? Может, как-то помочь?

ВАНЯ: Не надо мне помогать. А главное, чем помогать…я сам себе помогу, надеюсь. Я побегу к собеседованию готовиться, ага?

        

Целует тетю Раю, выбегает из квартиры.

 

ТЕТЯ РАЯ: Храни тебя господи.

        

Крестит закрывшуюся дверь.

 

 

Ваня в своей комнате. Роется в своих вещах. Находит пиджак. Осматривает. Замечает на рукавах темные пятна.

 

ВАНЯ: Не может быть, не может быть. Что же это такое?

 

Поздний вечер. Ваня идет по улице. Несет в руке пакет. Подходит к мусорным контейнерам, выбрасывает пакет. Пока пакет летел в контейнер, из него выпадает галстук. Ваня поднимает галстук, смотрит на него несколько секунд. И почему-то оставляет его у себя. Прячет его в карман. Идет дальше. Впереди него из темноты появляется слово «Спасение». Ваня его замечает и продолжает к нему идти. По мере приближения под словом появляются очертания здания. Ваня понимает, что это бар. Он останавливается около него, смотрит на название.

 

 

ВАНЯ:  Конечно, прям как по заказу.

 

 Заходит в бар.

 

Бар. К стойке подходит Иван.

 

ВАНЯ: Ну, у вас и название.

 

БАРМЕН: Хозяин решил покреативить. Вот вас привлекло.

 

ВАНЯ: Да, уж.

 

БАРМЕН: Что Вам?

 

ВАНЯ: Если честно, не знаю. Но если соединить Ваше название, мое состояние, то по всем законам сейчас я просто обязан взять водки. Но я ее не пью, но мне что-то надо, это точно. Может, цианистый калий?

        

Бармен молча наливает рюмку водки и ставит ее перед Ваней.

 

БАРМЕН: Цианистый калий у нас слишком дорого стоит и это слишком просто. Лучше её. Дешево и помучаетесь ещё.

 

ВАНЯ: Спасибо.

        

Ваня крутит в руках рюмку, потом ставит ее на стойку, смотрит направо, налево. Слева сидит девушка, работает за ноутбуком. Перед ноутбуком стоит стакан с томатным соком. Девушка берет его и подносит к губам. Блеск стакана. Ваня вскрикивает, дергает головой в другую сторону. Хватается двумя руками за голову. Девушка пугается и тоже дергается, проливает сок себе на руку.

 

СЕРАФИМА: Вы что! Напугали меня. Нельзя же так кричать ни с того ни с сего. /бармену/ Дайте салфетку, пожалуйста.

        

Смотрит на Ваню, замечает, что его трясет.

 

СЕРАФИМА: Эй, что с Вами? Молодой человек.

        

Не успев вытереть руку, она трогает Ваню за плечо. Ваня поворачивает на нее голову.

 

СЕРАФИМА: Вы в порядке?

        

Ваня смотрит на нее, потом на ее руку, где еще остались пятна томатного сока.

 

ВАНЯ: Я человека убил.

 

СЕРАФИМА: Какого человека.

 

ВАНЯ: Не знаю, не помню.

        

Его трясет мелкой дрожью.

 

СЕРАФИМА: Вы сколько выпили?

 

ВАНЯ: Не знаю, я не помню.

 

СЕРАФИМА: Вы что не помните?

 

ВАНЯ: Не помню, ничего не помню. Я его из трамвая выбросил, а он…

 

СЕРАФИМА: Что Вы сказали?

 

ВАНЯ: Не помню.

 

СЕРАФИМА: Про трамвай?

 

ВАНЯ: Да. Не помню.

 

СЕРАФИМА: Так. Вам есть куда идти? Где Вы живете?

 

ВАНЯ: Не помню.

        

Его по-прежнему трясет.

 

СЕРАФИМА: Ну-ка попробуем выйти, пойдем. Встаем и идем. На улицу выйдем.

        

Серафима оставляет деньги на стойке за себя и за Ваню. Они выходят на улицу. Серафима ведет Ваню к своей машине. Сажает его на переднее сиденье. Ваня берется за голову. Дрожит. Серафима садится за руль. Смотрит некоторое время на Ваню.

 

СЕРАФИМА: Что мне с тобой делать? Думай, думай. Страшно, аж жуть. Так! Была не была. Надеюсь, ты мне всё расскажешь.

 

Серафима заводит автомобиль и трогается с места.

        

Квартира Серафимы. Открывается дверь, в нее заходит Ваня. Он в таком же состоянии, что и был в баре. Следом заходит Серафима.

 

СЕРАФИМА: Ты раздеться сможешь? Давай помогу.

 

Снимает с Вани куртку, вешает ее в прихожей.

 

СЕРАФИМА: Ты проходи туда, я сейчас.

        

Серафима идет на кухню. Ваня проходит в комнату. Серафима приносит стакан воды, заходит в комнату, на диване видит спящего Ваню. Ставит стакан, достает одеяло, укрывает Ваню. Выходит в прихожую, хочет найти в куртке Вани паспорт. Замечает торчащий из кармана галстук. С галстуком в руках она возвращается в комнату, смотрит на Ваню. Раздается звонок мобильного телефона. Серафима вздрагивает от неожиданности, убегает на кухню.

 

СЕРАФИМА: Да, але.

 

МИХАИЛ: А кто обещал позвонить? Ай-ай-ай, не стыдно?

 

СЕРАФИМА: У меня работы много было, я забыла.

 

МИХАИЛ: А вот я о тебе не забыл. И о работе твоей не забыл. Хочешь еще кое-что узнать о нашем заступнике в галстуке из трамвая.

        

Серафима смотрит на галстук.

 

СЕРАФИМА: Хочу.

 

МИХАИЛ: Всплыли пальчики. Есть совпадение отпечатков в трамвае и отпечатков на бутылке из предыдущей драки. Ну, ты про нее тоже сюжет делала. Так что, мне кажется, у нас наклевывается прямо-таки серийный почти убийца.

 

СЕРАФИМА: Он не убийца.

 

МИХАИЛ: Чего?

 

СЕРАФИМА: В смысле доказать еще все нужно.

 

МИХАИЛ: Само собой. Разберемся как-нибудь. В общем так. Я к тебе иду.

 

СЕРАФИМА: Как это ко мне? Не смей.

 

МИХАИЛ: Слушай, хватит уже, что за детский сад. Заслужил, не заслужил. Тем более я тебе, вон какую информацию слил. Так что жди.

 

СЕРАФИМА: Нет, стой, стой. Нельзя ко мне. Слышишь Миш? Алле…

        

Слышны гудки в трубке. Серафима бросается в комнату, где спит Ваня, но не будит его. Замирает посередине комнаты с галстуком в руках, пытается придумать, что делать дальше. Раздается звонок в дверь.

 

СЕРАФИМА: Ой, мамочки.

        

Снова звонок.

 

СЕРАФИМА: Ой, мамочки.

        

Звонок отбивает ритм. Серафима бросается в коридор, закрыв за собой дверь в комнату. Подбегает к входной двери, смотрит в глазок.

 

СЕРАФИМА: Миша…

        

Чуть отдышавшись, открывает дверь. Михаил, не давая ей опомниться, сразу начинает ее целовать. Серафима пытается отбиваться. Он прижимает ее к вешалке, некоторые вещи падают, в том числе и куртка Вани. Михаил  тащит Серафиму в комнату, но натыкается на закрытую дверь, отвлекается на нее.

 

СЕРАФИМА: /шепотом/ Прекрати, прекрати. Ты что делаешь, совсем обнаглел?

        

Серафима бьет Михаила по рукам, в своей  руке все еще держа галстук Вани. Михаил замечает его.

 

МИХАИЛ: Это что?

 

СЕРАФИМА: /шепотом/ Что это что?

 

МИХАИЛ: У тебя в руках что? И почему ты говоришь шепотом?

СЕРАФИМА: /все еще вполголоса/ Тебе купила в подарок. Но теперь не подарю, понял?

        

Толкает Михаила.

 

МИХАИЛ: Мне? Галстук? Я их не ношу. У тебя что, есть кто-то?

 

СЕРАФИМА: Есть.

 

МИХАИЛ: Чего?

 

СЕРАФИМА: Мама приехала. Спит сейчас в комнате. Уходи, не вовремя ты.

 

МИХАИЛ: Мама? /Смотрит по сторонам/ А твоя мама в мужских куртках ходит, или это тоже мне в подарок куплено?

 

СЕРАФИМА: Уходи, пожалуйста. Завтра встретимся.

        

Михаил медленно подходит к Серафиме.

 

МИХАИЛ: Ангел мой, уйди с дороги. Я хочу познакомиться с твоей мамой.

 

СЕРАФИМА: Миш, не надо. Я прошу тебя, не надо!

 

МИХАИЛ: Эй, мамочка! Выйдите к нам! Серафима так много о Вас рассказывала, только забыла сообщить о том, что Вы мужик.

        

Михаил пытается пройти в комнату. Серафима ему мешает.

 

СЕРАФИМА: Не смей, не смей! Уходи! Ты не вовремя!

МИХАИЛ: А по-моему, в самый раз. Уйди с дороги, ангел ты мой! Сейчас ты увидишь архангела Михаила в гневе, дождалась?

 

СЕРАФИМА: Пошел вон!

        

Они толкаются. Михаил берет Серафиму за плечи и толкает ее в сторону. Открывает дверь в комнату. Там темно и он не сразу замечает силуэт Вани на фоне окна. Серафима в это время пытается оттащить его в коридор. Михаил разворачивается, и толкает ее. Серафима бьётся о стенку. Михаил закрывает дверь и подпирает ее. Разворачивается к силуэту на фоне окна.

 

МИХАИЛ: Ну что, мамаша, давайте знакомиться. Меня зовут Михаил. А тебя, сука, как зовут?

 

         Серафима пытается открыть дверь.

 

СЕРАФИМА: Миша, не трогай его! Ты не понял ничего! Он не виноват! То есть, может, и виноват, но не в том, о чем ты думаешь! Да и в другом может не совсем виноват. Я еще  сама не разобралась, оставь его, Миша!  В комнате раздается громкий и резкий крик Вани, потом шум драки, разбитого стекла, падающей мебели, ругательства Михаила. Тишина.

 

СЕРАФИМА: Ой, мамочки…Миша, Миша, что ты сделал?

        

Раздается шум. Открывается дверь. Появляется Ваня. Он совершенно спокоен. У него испачкана кровью и порвана рубашка. На лице ссадины. Пару минут он смотрит на Серафиму, потом идет в ванную. Серафима забегает в комнату. Посередине лежит без сознания Михаил. В комнате погром, разбито окно. Колышется штора.

 

СЕРАФИМА: Мама моя…Миша, Миша, Миша…

        

Миша не откликается, не подает признаков жизни. В комнату возвращается Ваня, он по пояс раздет и вымыт. Он молча проходит мимо Серафимы и Михаила, ложится на диван и засыпает. Серафима подходит к Ване.

 

СЕРАФИМА: Эй, эй,…ты что, ты что, спишь? Эй, просыпайся.

        

Она тормошит Ваню, но тот не реагирует.

 

СЕРАФИМА: Просыпайся! Этого не может быть. Это неправда все… Это…Это…Нет…Нет… Мамочки, мамочки…что я наделала.

        

Серафима начинает плакать. Садится на полу возле дивана, собирается в комочек, по-прежнему сжимая галстук  Вани в кулаке.

 

На середине комнаты в лунном свете лежит Михаил. Возле дивана, свернувшись калачиком, тихо плачет Серафима. На диване спит Ваня. Колышется штора.

 

         Михаил с Ваней дерутся. Разбивается стакан с водой. Разбивается окно. Руки смывают кровь. Чистые руки. За ними спокойное лицо Вани, отраженное в зеркале. Испуганное лицо Серафимы, которая вдруг начинает кричать.

         Ваня просыпается. Еще слышен отзвук крика. Ваня садится на диване. От этого крика просыпается и Серафима. Она тоже приподнимается.

 

СЕРАФИМА: Кто-то кричал.

        

Серафима поворачивается на Ваню. Они несколько секунд смотрят друг на друга. Серафима вспоминает о Михаиле, смотрит туда, где он лежал. Михаила нет.

 

СЕРАФИМА: Где Миша? Где он? Это ты?

 

ВАНЯ: Что я?

 

СЕРАФИМА: Ты что-нибудь делал с Мишей ночью?

 

ВАНЯ: С каким Мишей? Кто Вы? Что я здесь делаю?

 

СЕРАФИМА:  Не поняла.

 

ВАНЯ: Я не помню, понимаете?

 

СЕРАФИМА: Опять? Ты вчера мне все время это говорил!

        

За окном раздается мужской голос.

 

МУЖСКОЙ ГОЛОС: Да чтоб вас всех!!!

 

ЖЕНСКИЙ ГОЛОС: Вот! Я белье снимаю, а тут он!

 

МУЖСКОЙ ГОЛОС: Откуда же ты взялся?

        

Серафима подходит к окну, выглядывает.

 

СЕРАФИМА: Миша!

        

Мужчина и женщина, которые находятся этажом ниже, повернулись на голос Серафимы. Серафима машинально спряталась за подоконником.

 

ВАНЯ: Что там?

 

СЕРАФИМА: Там Миша.

        

Ваня подходит к окну, смотрит вниз. На крыше магазина лежит тело.

 

ВАНЯ: Это он Миша?

 

СЕРАФИМА: Да.

 

ВАНЯ: Это я его туда?

 

СЕРАФИМА: Не знаю, я спала, да и ты тоже спал. Причем как убитый. Я не смогла тебя разбудить после того, как ты его побил.

        

У Серафимы начинается тихая истерика.

 

ВАНЯ: Я его побил?

        

Серафима не реагирует.

 

ВАНЯ: Я спрашиваю, я побил? Я не помню, Вы можете мне помочь?

        

У Серафимы продолжается истерика.

 

ВАНЯ: Похоже, Вам нужна помощь.

        

Ваня дает пощечину Серафиме. Серафима смотрит на Ваню.

 

ВАНЯ: Черт! Извините меня. Как Вы? Сядьте сюда.

        

Сажает Серафиму на диван. Ваня замечает на полу свой галстук.

 

ВАНЯ: Мой галстук. Что здесь произошло?

 

СЕРАФИМА: Ты действительно ничего не помнишь?

 

ВАНЯ: Нет. Помню, что я зашёл в бар…

 

СЕРАФИМА: Мама, они же сейчас полицию вызовут, а тут ты! Миша мертв, а он тебя, наверное, как раз и искал! И это все у меня! Сумасшествие какое-то!

 

ВАНЯ: Зачем он меня искал?

 

СЕРАФИМА: Одевайся, уходим. Он полицейский, про трамвай расследовал.

        

Серафима дает Ване из шкафа футболку.

 

ВАНЯ: Где моя рубашка? Про трамвай?.. То есть, он ... А ты?.. Ничерта не могу понять.

 

СЕРАФИМА: Одевайся. Потом понимать будем.

        

Ваня одевает футболку, подбирает галстук.

 

СЕРАФИМА: Рубашка! На ней кровь. /соображает/ Да тут все равно, наверняка, куча твоих отпечатков. Ладно, обувайся, пошли.

        

Сама одевается, берет сумку, проверяет нужные вещи. Они оба выходят из квартиры. Спускаются вниз. Идут к машине Серафимы.

 

ВАНЯ: А куда мы?

 

СЕРАФИМА: Да не знаю я пока.

        

Ваня смотрит на дом.

 

ВАНЯ: Я его не убивал. Не убивал!

 

СЕРАФИМА: Верю я тебе, кажется. Как видишь, я тебе еще и помогаю.

 

ВАНЯ: Если мне вообще можно помочь.

 

СЕРАФИМА: Разберемся. Садись, поехали.

        

Они уезжают.

        

Вдруг Ваню кто-то тормошит за плечо. Он просыпается, поднимает голову. Он находится в квартире Серафимы ночью. Перед ним на корточках сидит Михаил. У него распухшее от побоев лицо в пятнах крови.

 

МИХАИЛ: Бошка ужасно болит. Как будто много-много петард, взрываются внутри черепа. Необычное ощущение. А ты молодец, отделал меня пополной. Ты чего такой ловкий? Занимался чем-то?

 

ВАНЯ: Гимнастикой. В детстве.

 

МИХАИЛ: /смеется/ Меня отделал гимнаст. Забавно…/ему становится больно смеяться/…Не заладилось у нас с ней в последнее время. Видимо, я охамел вконец. Ты должен понять. Я ее просто все время хотел, каждую минуту. Сам не знал, что так бывает. А она…она /начинает громко смеяться/ Ангел она, мать твою, понимаешь? Даже псевдоним себе такой взяла. Кстати, об ангелах. Я сейчас, наверное, к ним отправлюсь. Надеюсь. Представляешь, пока вы тут оба спали, я пришел в себя, еле встал – все кружится, бошка, будто взрывается все время, один глаз заплыл, не видит ничерта, во втором глазу вспышки и туман. Потом замечаю вроде свет какой-то, слабый такой, ну я и пошел на него. Думал, в коридор иду. Оказалось в окно. Ну, а дальше, сам понимаешь. Восьмой этаж все-таки. Ладно. Удачи вам. Да…Вы сообщите обо мне, а то я неизвестно сколько там… тухнуть буду. А она была права… про конец /смеётся/.

        

Михаил встает, выходит на центр комнаты, поворачивается к окну и спокойно идет к нему. Перед окном картинно поскальзывается, сильно подается вперед, смотрит на Ваню, гротескно машет руками, в это время, Серафима возле дивана ворочается во сне, Ваня переводит взгляд на неё, потом на окно, где Миши уже нет. Ваня опять смотрит на Серафиму, которая продолжает спать, затем на осколки на полу. Блеск. Ваня зажмуривается.

        

 

Ваня просыпается.

Он сидит на переднем сиденье машины Серафимы. Серафимы нет.

 

СЕРАФИМА: Проснулся?

        

Серафима стоит возле машины со стороны Вани. В руках у нее кофе и пакеты из Макдональдса.

 

СЕРАФИМА: Тебя опять вырубило.

 

ВАНЯ: Он сам выпал.

 

СЕРАФИМА: То есть?

 

ВАНЯ: Пока мы спали, он очнулся, встал, перепутал окно с коридором, перед окном под скользнулся и выпал. Я его, видимо, сильно избил. У него оба глаза практически не видели ничего.

 

СЕРАФИМА: Ты откуда это все взял?

 

ВАНЯ: Сон. Миша мне приснился. Сам мне и рассказал…Просто бред какой-то.Что же со мной происходит, черт!

 

СЕРАФИМА: Ты пока перекуси.

        

Серафима садится в машину.

 

ВАНЯ: Спасибо.

        

Серафима начинает есть.

 

СЕРАФИМА: Значит, ты помнишь только бар?

 

ВАНЯ: Да, я там с кем-то говорил, кажется…

 

СЕРАФИМА: Со мной ты говорил. Если это можно назвать разговором. Ты мне сказал, что убил человека, потом затрясся весь, как будто тебя озноб бил, потом о трамвае обмолвился…

 

ВАНЯ: О трамвае…

 

СЕРАФИМА: Ну да. А я на телевидении работаю, сюжет делала про драку в трамвае, где человек погиб.

 

ВАНЯ: Да, точно, телевизор…ты там была.

 

СЕРАФИМА: Ну вот. А тут ты. Да еще в таком состоянии. И твердишь все: «Не помню, не помню». Я и подумала, что это ты.

 

ВАНЯ:  Значит, я и вправду убил…

 

СЕРАФИМА: Я знаю, что ты его из трамвая выкинул через открытую дверь, а когда он выпал, на него машина наехала.

 

ВАНЯ: Спасибо, мне стало легче.

 

СЕРАФИМА: Извини. Между прочим, ты на них напал, потому что они угрожали другим, как говорят пассажиры.

 

ВАНЯ: А сколько их было?

 

СЕРАФИМА: Трое.

 

ВАНЯ: А остальных двух?..

 

СЕРАФИМА: Только избил. Ты, кстати, мужика одного, можно сказать, спас. У одного был нож, и он его собирался пустить в ход. Именно в этот момент ты и напал на них.

 

ВАНЯ: Это что, болезнь какая-то? Я, наверное, болен. У меня раздвоение личности или что? Что мне делать, черт! Хоть за Мишей этим надо было прыгать…

 

СЕРАФИМА: Не надо, это не выход.

 

ВАНЯ: Чего?

 

СЕРАФИМА: Кстати, Миша говорил, что твои отпечатки нашли на бутылке, которой, скорее всего, дали по голове одному из парней в другой драке. Ты чего не ешь?

 

ВАНЯ: Какой другой?

 

СЕРАФИМА: Она случилась дня четыре назад. Я про ту драку тоже сюжет делала. Там ты избил двоих.

 

ВАНЯ: Мне кажется, как раз тогда это со мной случилось в первый раз.

 

СЕРАФИМА: Ту драку ты тоже не помнишь?

 

ВАНЯ: Нет. А Миша…

 

СЕРАФИМА: Он парень мой…был. Я же тебя домой привезла, ты сразу вырубился. А тут он пришел. Подумал что ты…ну, что я с тобой ему изменяю. Закрылся с тобой в комнате, и, видимо, начал тебя бить. Так что ты, скорее всего, начал защищаться. И с тобой случилось то же, что и в трамвае и, судя по всему, в той драке. Может, те двое тоже тебе угрожали.

 

ВАНЯ: А как это выглядело?

 

СЕРАФИМА: Не знаю, но после того, как ты избил Мишу, ты вел себя, как…как лунатик, что ли. Меня еще удивило, что ты был абсолютно спокоен.

 

ВАНЯ: Это мне тоже снилось.

 

СЕРАФИМА: Что?

 

ВАНЯ: Лицо мое в зеркале совершенно спокойное, и руки мои, вымытые от крови.

        

Некоторая пауза. Серафима всё доела, Ваня так и не притронулся к своей еде.

 

ВАНЯ: Что мы дальше делать будем?

 

СЕРАФИМА: Давай сначала просто поедем.

        

Автомобиль трогается.

 

СЕРАФИМА: Тебе есть куда ехать?

 

ВАНЯ: Я в общежитии  живу.  Но туда я не поеду, и к тете тоже не поеду, я ее итак уже перепугал.

        

Серафима замечает камеру на столбе.

 

СЕРАФИМА:  Машина! Нам надо ее бросить. Мамочки, мы же с тобой теперь в розыске, наверное…

 

ВАНЯ: Надо предполагать.

 

СЕРАФИМА: Думай, Фима, думай. Как же они так быстро находят решения.

 

ВАНЯ: Кто?

 

СЕРАФИМА: Герои фильмов. Ничего в голову не приходит.

 

ВАНЯ: О себе я вообще молчу. У меня в голове сейчас бардак такой, что…

 

СЕРАФИМА: Гараж!

 

ВАНЯ: Какой гараж?

 

СЕРАФИМА: У моего оператора есть гараж.Дай-ка?

        

Серафима открывает бардачок.

 

СЕРАФИМА: Слава богу, ключи здесь. Машины сейчас у него нет, он там всякую аппаратуру, приборы хранит. И там такой бардак, что…Он мне разрешил этим гаражом пока пользоваться, если мне понадобится.

 

ВАНЯ: Мы туда поедем?

 

СЕРАФИМА: Хотя бы за то, что эта мысль родилась в голове, надо ею воспользоваться.

 

ВАНЯ: Согласен. Не воспользоваться было бы грех.

 

Гараж. Открывается дверь.

 

ВАНЯ: Да, действительно, бардак, как в моей голове.

        

Серафима и Ваня заходят в гараж и закрывают за собой дверь. Серафима включает свет. Вместо лампочки гараж освещает какой-то световой прибор.

 

СЕРАФИМА: Я бы не сказала, что прям бардак. Ты же догадался, чтобы мы оставили машину за квартал отсюда, и пошли дальше пешком.

 

ВАНЯ: Я не догадался, просто вспомнил, что в какой-то книге так поступали.

 

СЕРАФИМА: Смотри, что тут есть.

        

Серафима подошла к стене и отвязала веревку. С потолка спустился гамак, потом второй.

 

СЕРАФИМА: А еще у нас есть чай.

        

Серафима подходит к тумбочке, где стоит чайник и наливает из баклаги, которая стояла рядом, в  него воду. Включает чайник.

 

ВАНЯ: Прям гараж повышенной комфортности. Здесь же жить можно.

 

СЕРАФИМА: Ну, Петр не жил здесь, но ночевать оставался раньше часто, особенно когда покуривал. Они с друзьями любили здесь собираться подымить, а потом спали в гамаках. Здесь их еще несколько под потолком.

        

Серафима берет штатив, потом дорожный знак кирпич, надевает знак на штатив и закрепляет его контргайкой. То, что получилось, ставит между гамаками.

 

СЕРАФИМА: А вот и столик. Садись.

        

Ваня садится в гамак. Серафима подходит к тумбочке, открывает ее, достает чашки и чай.

 

СЕРАФИМА: Пакетиков, к сожалению, нет, заварим так.

        

Она ставит чашки на столик и пытается насыпать в них чай.

 

ВАНЯ: Подожди, мне кажется, это не чай.

 

СЕРАФИМА: А что?

 

ВАНЯ: Наверное, то, чем, как ты говоришь, дымят.

 

СЕРАФИМА: Да? Но в тумбочке больше ничего нет. Там только какие-то большие черные таблетки. Мы не попьем чай?

        

Ваня смотрит по сторонам и замечает в углу кальян.

 

ВАНЯ: Зато можем этот «чай» по-другому использовать. Все равно пока делать нечего.

        

Ваня берет кальян. Промывает его кипятком из чайника, наливает туда воды из баклаги, достает спрессованный уголь из тумбочки, помещает «чай» в чашечку, сверху уголь.

 

ВАНЯ: Нужны спички или зажигалка.

 

СЕРФИМА: Я не курю, у меня нет.

 

ВАНЯ: Здесь должны быть спички.

        

Ваня ищет, не находит, потом открывает дверь, выходит.

 

СЕРАФИМА: Ты куда?

 

ВАНЯ: Я сейчас.

        

Серафима с интересом осматривает кальян.Через некоторое время Ваня возвращается.

 

ВАНЯ: Вот, у охранника взял.

        

Он поджигает уголь, раскуривает.

 

СЕРАФИМА: Ты уверен?

 

ВАНЯ: Нет. Но, может, забыться немножко получится.

        

Задымили.

        

Через некоторое время.

 

ВАНЯ: Извини.

 

СЕРАФИМА: Не-а.

 

ВАНЯ: ?…...

 

СЕРАФИМА: Не извиню. Не извиню за то, что сама ввязалась в эту историю. За Мишу, который сам по большому счету виноват. За то…за то, что я поверила тебе. За то, что помогаю, и за то, что не знаю, что теперь делать. Так что, не извиню.

        

Серафима пускает струю дыма прямо на Ваню, и ей кажется, что лучи света проходят сквозь него.

 

ВАНЯ: Теперь я знаю, почему Миша тебя так назвал.

 

СЕРАФИМА: Как?

 

ВАНЯ: Ангелом.

        

Ваня пускает дым. Дым обволакивает Серафиму и образует что-то вроде кресла, получается, что она сидит на облаке, а лучи очень красиво подсвечивают её саму.

 

СЕРАФИМА: Ерунда. Это он из-за псевдонима. А я его придумала из-за имени моего. Мне казалось, это забавно.

        

Она выпускает дым и видит, как дым рядом с Ваней повторяет его силуэт, только с пустыми глазницами и как бы кричащего, а Ваня, наоборот, становится ярче.

 

ВАНЯ: Как тебя зовут?

 

СЕРАФИМА: Серафима.

        

Дым образовывает за спиной Серафимы что-то вроде крутящихся лучей, или солнца.

 

ВАНЯ: Красиво.

 

СЕРАФИМА: /глядя на игру лучей вокруг Вани/ Ага.

 

ВАНЯ: Я про тебя.

 

СЕРАФИМА: Я тоже.

        

Потом Ваня видит, как дым начинает стекать по лицу Серафимы, напоминая кровь.

 

СЕРАФИМА: Я тебя спасу.

 

ВАНЯ: Как?

        

Ваня зажмуривается. Когда открывает глаза, он уже смотрит на свои руки, по которым тоже струится дым, напоминая кровь.

 

СЕРАФИМА: Выход всегда можно найти.

        

Ваня зажмуривается. Когда открывает глаза, видит уже потолок. На перекрытии игра света и дыма образовывает слово «Выход». Ваня достает из кармана галстук, встает в гамаке, начинает привязывать галстук к перекладине. Серафима смотрит на силуэт Вани, оставленный дымом, после того, как Ваня встал. Ваня продевает голову в петлю и виснет. Начинает дергать ногами, силуэт из дыма рассеивается, Серафима замечает Ваню в петле.

 

СЕРАФИМА: Мамочки!

        

Она бросается к Ване, пытается его поднять.

 

СЕРАФИМА: Я не это имела в виду!

 

Раздается резкий громкий крик Вани. Серафима поднимает глаза и видит совершенно спокойное лицо Вани. Ваня берется руками за галстук над головой, разворачивает к нему тело, перехватившисьпоудобнее, подтягивается, хватается за перекладину и начинает развязывать узел зубами. Развязав, прыгает на пол. Галстук остается висеть у него на шее. Ваня спокойно смотрит на Серафиму.

 

СЕРАФИМА: Ты что? Это с тобой опять?

        

Вдруг Ваня бьет себя в челюсть. Подойдя к стене, бросает себя на нее, потом опять бьет себя по лицу.

 

СЕРАФИМА: Мама. Да что же ты делаешь?

        

Она пытается остановить его.

 

СЕРАФИМА: Ты меня слышишь? Перестань! Не надо! Все, успокойся! Пожалуйста! Это я, Серафима, посмотри на меня!

        

Она пытается поймать его руки, не получается. Пытается зафиксировать голову, не получается. Ваня продолжает себя бить. Серафима обнимает его, зажав руки вдоль тела.

 

СЕРАФИМА: Ты слышишь меня? Это я! Тебе ничего не угрожает!

 

Ваня продолжает дергать головой в разные стороны. Серафима, боясь отпустить руки Вани, смотрит на него, пытаясь придумать, что делать дальше.

 

СЕРАФИМА:  Что же с тобой делать?

        

Подгадав момент, она целует Ваню. Потом еще раз и еще раз. Заметив, что Ваня стал медленнее вертеть головой, Серафима, поймав момент, целует его в губы. Ваня перестает вертеть головой. Через несколько секунд закрывает глаза и засыпает. Серафима пытается удержать обмякшее тело Вани.

 

СЕРАФИМА: Ну вот, уснул. Неуж-то, сработало? Прямо как в сказке, только все наоборот.

 

Серафима укладывает Ваню в гамак.

 

СЕРАФИМ А: Мне бы такое рассказали, не поверила бы. Ладно, спи, «спящий красавец».

        

Она развязывает у Вани на шее галстук, осматривает шею и лицо, смачивает галстук водой и промокает ссадины и след на шее от галстука.

 

СЕРАФИМА: Я же сказала: «Я тебя спасу». До ангела-хранителя мне, конечно, еще далеко, но как обыкновенная женщина что-нибудь еще сделать смогу.

        

К гаражу подходит человек, смотрит по сторонам, смотрит на замок, открывает его ключом, входит в гараж. Останавливается на пороге, включает прибор. Это Андрей.

 

АНДРЕЙ: Так…

        

Закрывает дверь, смотрит на кальян.

 

АНДРЕЙ: Угу…

        

Смотрит на спящего Ваню.

 

 АНДРЕЙ: Ага.

        

Выключает свет. Садится на противоположный от Вани гамак.

 

АНДРЕЙ: М-да.

        

Проходит некоторое время. Дверь в гараж открывается. В проеме виден силуэт мужчины, лица не видно. Через некоторою паузу.

 

АНДРЕЙ: Здравствуйте.

 

СИЛУЭТ: Виделись недавно.

 

АНДРЕЙ: А! Ну почему бы не поздороваться с хорошим человеком еще раз.

 

СИЛУЭТ: У тебя что здесь, курительный салон?

 

АНДРЕЙ: Я всегда считал, что это гараж.

 

СИЛУЭТ: Ладно, с этим потом. Это кто?

 

АНДРЕЙ: Где?

 

СИЛУЭТ: Зачем провоцируешь на мат?

 

АНДРЕЙ: Человек в гамаке.

 

СИЛУЭТ: Не похоже на имя, согласись.

 

АНДРЕЙ: Согласен абсолютно, но имени его тебе я не скажу.

 

СИЛУЭТ: Неужели оно такое трудновыговариваемое?

 

АНДРЕЙ: Может быть. Ведь я его не знаю.

 

СИЛУЭТ: Тогда пусть он скажет его нам сам. Буди его, если конечно он не притворяется.

        

Андрей подходит к Ване, начинает его будить. Вдруг силуэт падает внутрь гаража.

 

СЕРАФИМА: Мамочки. Я…я…я покусилась на офицера полиции.

        

Серафима в руках держит глушитель.

 

АНДРЕЙ: Фима!

 

СЕРАФИМА: Андрюша…Андрюшечка…Как я тебе рада!

        

Серафима заходит в гараж и обнимает Андрея.

 

АНДРЕЙ: Да брось ты этот глушитель, дверь закрой.

        

Фима бросает глушитель.

 

СЕРАФИМА: Ой, там же продукты!

 

Она высовывается из гаража, затаскивает пакет внутрь. Оглушенный начинает приходить в себя.

 

СЕРАФИМА: Андрюш, сделай с ним что-нибудь.

 

АНДРЕЙ: Ты с ума сошла?

 

СЕРАФИМА: Пожалуйста, Андрюша! Так надо, я тебя очень прошу!

        

Андрей садится на оглушенного сверху и заламывает ему руки за спину.

 

АНДРЕЙ: Дай мне что-нибудь, чем можно его связать.

 

СЕРАФИМА: Вот.

        

Она протягивает ему галстук.

 

АНДРЕЙ: Руки есть. Теперь ноги.

 

СЕРАФИМА: Может, этим?

        

Она достает из пакета вязку сосисок.

 

АНДРЕЙ: Фима!

        

Он расстегивает свой ремень, вынимает его и стягивает им ноги лежащего.

 

СВЯЗАННЫЙ:  Слезь с меня. Слезь.

        

Андрей слез.

 

СВЯЗАННЫЙ: Переверни. Переверни, ну!

        

Андрей переворачивает его на спину.

 

СВЯЗАННЫЙ: Значит, я все-таки был прав.

 

СЕРАФИМА: Коля, послушай…

 

КОЛЯ: Ты что творишь, Фима? Ты понимаешь, чем тебе это может грозить?

 

АНДРЕЙ: Фима, что случилось? Почему он меня спрашивал о вас?

 

КОЛЯ: Кстати, а тебе за сокрытие и пособничество тоже теперь несладко будет. А про вашу «спящую красавицу», если это тот, о ком я догадываюсь, я уже и не говорю. Вы его чем-то накачали что ли, или обкурили?

 

СЕРАФИМА: Замолчи! Замолчи, я сказала, хватит угрожать! Я тебе все расскажу, но, боюсь, ты не поверишь.

 

КОЛЯ: Это почему же?

 

СЕРАФИМА: Да потому что я сама с трудом верю, хотя знаю, что все это правда.

 

КОЛЯ: Вот и расскажи мне правду. Для начала про Мишку.

 

СЕРАФИМА: Он сам выпал из окна. Он, видел, как избит был? Он не видел практически ничего, вот и перепутал окно с коридорной дверью. А окно они раньше разбили, когда дрались.

 

АНДРЕЙ: Кто?

 

СЕРАФИМА: Миша и …и он.

 

КОЛЯ: А чего они дрались?

 

СЕРАФИМА: Из-за меня…то есть Миша думал, что я с ним…и напал на него, а он не виноват был, он защищался. А потом мы уснули, а он ночью встал и выпал.

 

АНДРЕЙ: Кто?

 

СЕРАФИМА: Миша. Но главное, он не помнит ничего. Он болен, я видела!

 

КОЛЯ: Кто?

 

СЕРАФИМА: Как кто? /смотрит на Ваню/ Как же тебя зовут. Он.

        

Все молчат. Через некоторую паузу.

 

КОЛЯ: Фима… ты сама здорова?

 

СЕРАФИМА: Наверное, уже нет.

 

КОЛЯ: Так… Андрей, развязывай меня.

 

СЕРАФИМА: Нет, Андрюш, нет. Ты же видишь, он не поверил.

 

АНДРЕЙ: Фима, я тебе, может, и верю, но я ни фига не понял.

 

СЕРАФИМА: Пойми, пожалуйста, одно. Мишу никто не убивал. А ему надо помочь, его спасти надо, если хочешь.

 

АНДРЕЙ: Ну, насколько я хочу, не знаю. А ты, видимо, хочешь очень сильно.

 

Серафима смотрит на Ваню, потом на Колю, потом на Андрея, кивает головой.

 

КОЛЯ: Вы что, рехнулись? Вы что делаете? Вы понимаете, что это пособничество! Не говоря уже о нападении на полицейского! Фима, послушай, я не знаю, что у Вас там с Мишей случилось, но на этом парне труп. Виновен он или нет, потом уже разбираться будут. Я его обязан задержать. Я не знаю, как он у тебя дома оказался, но это, насколько я понимаю, и есть тот в костюме из трамвая. Отпечатки совпадают, да ещё рубашка в крови, понимаешь?

 

СЕРАФИМА: Я понимаю, и все знаю. Извини, Колечка.

 

Сначала Коле завязывают рот сосисками, потом он видит, как на него надевают пакет. Темнота. Ваня открывает глаза. Вокруг него сплошной дым и лучи света. Ваня висит, повешенный на своем галстуке. Он смотрит вниз и видит там Серафиму. Она на крыльях из дыма и лучей поднимается к нему.

 

СЕРАФИМА: Дурачок… Что ты с этим галстуком носишься.

 

ВАНЯ: Мне его мама подарила. Мне дышать тяжело.

 

СЕРАФИМА: А так?

        

Серафима целует Ваню.

 

ВАНЯ: Так легче.

 

СЕРАФИМА: Ну, так дыши, дурачок.

        

Она опять целует Ваню. Ваня обнимает ее. На них дует порыв ветра и их двоих заволакивает дымом.

 

Ваня просыпается. На него дует ветер. Он сидит в небольшом стареньком баркасе, которым правит Андрей. Рядом сидит Серафима. Серафима спит. Судно идет недалеко от берега.

 

ВАНЯ: Опять.

 

 Ваня передвигается ближе к Андрею.

 

ВАНЯ: И куда мы едем?

 

АНДРЕЙ: О, с пробуждением. Вниз по течению, а потом на электричках покатаемся.

 

ВАНЯ: Как вы меня сюда?

 

АНДРЕЙ: Ну, видишь как. Вырубилась практически сразу – устала. Хорошо, что сначала Петька помог с машиной. Меня Андреем зовут.

 

ВАНЯ: Иван. Это твое судно?

 

АНДРЕЙ: Да. Все говорят - зачем, зря, мол, машину продал, это купил. А я, как видишь, не жалею.

 

ВАНЯ: Что со мной было?

 

АНДРЕЙ: Точно не знаю, но она справилась.

             

 Ваня смотрит на Серафиму. Ощупывает свою шею.

 

ВАНЯ: Да, дышать легче.

 

АНДРЕЙ: Что?

 

ВАНЯ: Хорошо здесь дышится.

 

АНДРЕЙ: Ага.

 

ВАНЯ: А куда мы вообще?

 

АНДРЕЙ: А куда мы еще можем? Туда, где поменьше людей, где дышится легче, и куда мы сами себя ссылаем. Догадался?

 

ВАНЯ: В Сибирь?

 

АНДРЕЙ: /улыбается/ Ну, не совсем. Есть одно место… Давно я там не был.

 

ВАНЯ: А почему ты?..

 

АНДРЕЙ: Я думаю, ты успел заметить. Ты хоть раз смог ей отказать?

 

ВАНЯ: Ясно. Спасибо.

 

АНДРЕЙ: Вот когда приедем туда, будешь спасибо говорить. Я Вам с Серафимой такие места покажу…

 

ВАНЯ: А какой у нее псевдоним?

 

АНДРЕЙ: Ангелова, а что?

 

ВАНЯ: Ничего. Действительно забавно.

            

Они едут дальше.

 

ВАНЯ: Нет.

 

АНДРЕЙ: Что нет?

 

ВАНЯ: … Я полы не помыл.

 

Серафима просыпается.Вани нет. Переходит к Андрею.

 

СЕРАФИМА: Андрей,  а где?..

 

АНДРЕЙ: Даже не проси! Не остановлю.

 

СЕРАФИМА: Не надо.

 

АНДРЕЙ: Он сказал, знает, что делает и что справится.

 

СЕРАФИМА: Я знаю…Просто не успела узнать, как его зовут.

 

АНДРЕЙ: Ваня.

 

СЕРАФИМА: … Дурачок.

 

Ночь. Квартира Тети Раи. Спальня. Раздается звонок мобильного телефона. Тетя Рая подхватывается с постели, берет телефон, выбегает на кухню.

 

ТЕТЯ РАЯ: Ваня! Ты куда пропал, телефон недоступен, дома не ночевал! С тобой все в порядке? ... У девушки ночевал... у тебя же вроде никого не было?.. Вчера? Ванечка, прости, а это нормальная девушка, не… Хорошо, хорошо, тогда я очень рада, если она такая, как ты говоришь … А как собеседование?.. Господи, когда же тебе хоть чуточку повезет… Уже повезло?.. Куда уедешь?.. Аааа, хорошо… Надеюсь, девушке твоя Родина понравится. Только, Вань, для тебя еще не рановато? Ты же сам говорил, что … Хорошо. Если говоришь, что справишься, езжай. А деньги? Деньги есть у тебя?.. Храни тебя Господь, сынок.

 

Тетя Рая нажимает кнопку завершения звонка, садится на табурет и смотрит в окно.

 

ТЕТЯ РАЯ: Ангел… Тогда и ты его храни.

 

Полицейское отделение. Из него выходит Николай, закуривает.

 

КОЛЯ: Ты, блин, не ангел, ты – дуреха, причем, настоящая. Что же с вами столько геморроя. Теперь еще и речников подключать. Фима, Фима, Фимочка…Что мне с тобой делать-то… Ладно, утро вечера ядренее.

        

Звонит мобильник.

 

КОЛЯ: Да…Доброй ночи…Извините, но я Ваш голос не узнаю…Отлично, хорошее русское имя. Я Вас что, знаю?.. Что значит относительно?! Слушайте, что Вам надо?.. «Герой в галстуке»! «Спящая красавица»! Какая удача! Чем мы заслужили такое внимание с Вашей стороны… Да она - меня глушителем огрела – не виновата, испугалась, растерялась…Чего? Какое еще предложение? Совсем охренел! Это я тебе предлагаюприйти ко мне с поличным. Я на вас итак дофига времени потратил…Ну, предположим, разумно… Подожди. Ладно, может ты и прав. Только сначала ответь - Мишу ты сбросил?.. Конечно, ты мне все расскажешь. Хорошо, договорились, приходи завтра… Да все в порядке с твоими ребятами будет, забыл я о них…

        

Коля нажимает кнопку.

 

КОЛЯ: Пока…пока…

        

Коля смотрит на номер входящего звонка у себя на телефоне.

 

КОЛЯ: До встречи.

        

Мобильник опять звонит. Коля с удивлением смотрит на входящий номер.

 

КОЛЯ: Просто какая-то ночь откровений.

        

Коля нажимает кнопку.

 

КОЛЯ: Ну, здравствуй, что ты мне предложишь?

 

Комната Вани в общаге. Ваня стоит у окна, держа телефон в руке, к которому подключена зарядка. Ваня прислоняется лбом к стеклу. За окном темно. На стекле видно отражение его лица.

 

ВАНЯ: Ух…хорошо…прохладно.

        

Ваня выдыхает, стекло запотевает так, что в отражении осталась видна только верхняя часть лица. Ваня пишет пальцем на запотевшем стекле слово «Выход», проводит рукой по шее. Потом смотрит вниз на улицу, при этом опираясь руками о стекло. Поднимает глаза, отодвигается от окна, видит свое отражение. Слово «Выход» на уровне шеи, свое лицо, руки на уровне лица. Блеск стекла. Ваня зажмуривается, открывает глаза, видит в отражении себя, повешенного на галстуке. Зажмуривается, открывает глаза, видит себя в отражении, беззвучно кричащего. Ваня зажмуривается, открывает глаза, видит абсолютно спокойное свое лицо. Взгляд фокусируется на слове «Выход»,  Ваня хочет его стереть, но снова дышит на стекло, зачеркивает «ход», а над ними пишет «перт». Отражение смотрит на то, что получилось, получилось «Выперт». Поднимает глаза и улыбается. Ваня отворачивается от окна, он тоже улыбается. Делает несколько шагов от окна и неожиданно делает сальто. После прихода на ноги, Ваня продолжает улыбаться. Потом он выходит в коридор общаги, который очень длинный. Стараясь делать все как можно тише, повторяет сальто, затем делает колесо, потом фляг, кувырок в длину и кувырок назад с выходом на руки. Проходит на руках весь коридор. Пройдя его, Ваня возвращается на ноги. Он немного запыхался, но продолжает улыбаться. Ваня проводит рукой по лбу, смотрит на ладонь, потом на вторую и идет в подсобное помещение. Берет там швабру, ведро и тряпку. Идет в туалет, набирает воды в ведро, после чего принимается мыть пол в коридоре. Закончив с этим коридором, спускается на нижние этажи и все там вымывает.

 

СЕРАФИМА: Слушай, а вполне сносная комната. Даже немного уютная.

        

Ваня просыпается.  Так как он лежит на животе, поперек кровати, он видит Серафиму, сидящую на подоконнике на фоне утреннего солнца.

 

ВАНЯ: Где-то я это уже видел.

 

СЕРАФИМА: А я тебя в таком положении вижу в первый раз. А это заменяет тебе плюшевого мишку?

 

ВАНЯ: Чего? А, нет. Я полы мыл всю ночь, потом…

        

Ваня приподнимается на локтях и откладывает в сторону швабру, которая была у него в руке.

 

СЕРАФИМА: Я поняла, Вань. Это у тебя хобби такое – по ночам полы мыть, да?

 

ВАНЯ: Я тебе говорил, как меня зовут?

 

СЕРАФИМА: Нет, просто тебя по-другому не могут звать.

 

ВАНЯ: Звучит как приговор.

 

СЕРАФИМА: Слушай, такое ощущение, тебя не удивляет, что я здесь.

 

ВАНЯ: Совсем немного. Видимо, ты по-другому не можешь.

 

СЕРАФИМА: Звучит как приговор.

 

ВАНЯ: Точно. К тому же, сейчас я хочу, чтобы мне было наплевать, как ты здесь оказалась.

 

СЕРАФИМА: А я тебе скажу, как. Я просто материализовалась из воздуха сразу на подоконнике, потому что ты так захотел, а я была не против.

 

ВАНЯ: А может наоборот? Это ты захотела, а я был не против.

 

СЕРОФИМА: Может…Главное это произошло.

        

Серафима слезает с подоконника и присаживается на корточки перед Ваней.

 

СЕРАФИМА: А сейчас тебе надо убрать руки за спину. К сожалению, такова реальность. Держись. Скоро увидимся.

        

Ваня убирает руки за спину.

 

СЕРАФИМА: А сейчас будет немного больно.

        

Серафима целует Ваню в щеку.

 

Ваня просыпается от пощечины.

 

ВАНЯ: Уф-ф!!!

 

КОЛЯ: Ну и сон у тебя. И впрямь «спящая красавица», от пощечины еле проснулся. Ты уж извини, целовать не стал. Из меня плохой принц.

        

Перед Ваней  возле окна стоит Коля. Ваня лежит поперек кровати на животе, у него за спиной руки закованы в наручники.

 

ВАНЯ: Я же сказал, что я сам приду.

 

КОЛЯ: Значит, это все-таки ты, Ваня.

 

ВАНЯ: Я же сказал, что я сам приду, Коля.

 

КОЛЯ: У меня с терпением всегда были проблемы, тем более я решил подстраховаться. И согласись, иметь на руках твой телефон, и не воспользоваться возможностью, я б себе потом не простил. Если б ты знал, чего мне это стоило…

 

ВАНЯ: Зато теперь твоя совесть чиста. Я очень за нее рад.

 

КОЛЯ: Твой?

 

Коля показывает галстук

 

ВАНЯ: Мой…

 

КОЛЯ: Это хорошо.

 

ВАНЯ: А как?..

 

КОЛЯ: После того, как Фима меня глушителем огрела, мне им руки связали.

 

Ваня переворачивается на спину, садится на противоположную от Коли сторону кровати к нему спиной.

 

ВАНЯ: Прости.

 

КОЛЯ: Прощу, если ты мне все расскажешь, причем в подробностях. Только имей в виду, я не очень верю в то, что Миша сам выпал из окна, так что давай, рассказывай. Я закрою дело, и может меня переведут наконец-то. Слушаю…

        

Ваня молчит.

 

КОЛЯ: Вань, давай, не скупись.

 

ВАНЯ: Как бы сказать…Мне нечего сказать.

 

КОЛЯ: Хорошо. Ваня, если ты мне все расскажешь, я Фиму отпущу.

 

ВАНЯ: Что?

 

КОЛЯ: Она задержана. Понимаешь, она сама пришла. Самое смешное, что она предложила мне практически то же самое, что и ты. Говорит, это она Мишу вытолкнула случайно. Бросилась вас разнимать и толкнула его, а он споткнулся возле разбитого вами окна и выпал. Так что я между двух огней. Что скажешь?

        

Ваня встает с кровати и разворачивается к Коле. Он улыбается.

 

КОЛЯ: Ты чего лыбишься?

 

ВАНЯ: Кажется, я понял.

 

КОЛЯ: Что ты понял?

 

ВАНЯ: Понял, почему ты сейчас не избит.

 

КОЛЯ: Чего?

 

Ваня продолжает улыбаться. Коля кладет руку на пистолет под мышкой.

 

ВАНЯ: Со мной ничего не происходит, точнее, происходит, но нечто совершено противоположное тому, что должно, по идее, происходить. Видимо своим поступком Фима как-бы… уничтожила все. Знаешь, о чем я еще подумал? Она спасла тебя.

 

КОЛЯ: Что ты несешь?

 

ВАНЯ:  Да, впрочем, и меня тоже…Так что, Коля, я сам себе удивляюсь. Прости заранее.

        

Ваня шагает на кровать.

 

КОЛЯ: Не глупи.

        

Коля выхватывает пистолет. Ваня прыгает ногами вперед, выбивая из рук Коли пистолет. Ваня приземляется спиной на кровать, пистолет летит к потолку. Ваня кувыркается назад и встает возле кровати. Пред ним на кровать падает пистолет. Коля делает шаг к Ване. Ваня садится спиной к пистолету на край кровати, берет оружие правой рукой и разворачивается боком к Коле, направив пистолет на него.

 

ВАНЯ: Стой.

 

КОЛЯ: Ты…ты…А ну отдай!

 

ВАНЯ:  Так и подмывает спросить, а ты мне что?

 

КОЛЯ: Твою мать!

 

ВАНЯ: Не получится, она погибла.

 

КОЛЯ: Что?

 

ВАНЯ: Давай так. Ты мне ключи, а я тебе пистолет.

 

КОЛЯ:  Да я тебя…

 

ВАНЯ: Аааааа! Черт, скорее! Ты видишь, я нездоров! Ыыыыыы! У меня с психикой нелады. Ты думаешь, как я смог Мишу избить и тех парней из трамвая? Аааааа, черт! Я могу случайно нажать на курок от перенапряжения! Ыыыыыыыы! Я еле сдерживаюсь, быстрее!

       

 Пауза.

 

КОЛЯ: У тебя даже палец не на курке.

 

ВАНЯ: Ага… Не катит, да? Согласен - плоховато получилось. Давай по-другому.     . Веришь, я не знаю смогу ли я в тебя выстрелить, но также не знаю, смогу ли не выстрелить. Можем рискнуть. А так, ты немного здесь побудешь, пистолет я тебе оставлю… на вахте возьмешь. А потом ты меня все равно арестуешь, никуда я не денусь, честно. Ну что, играем в 50 на 50 или как?

 

Коля достаёт из кармана ключи.

 

ВАНЯ: Только, я тебя прошу, брось, пожалуйста, рядом со мной, не надо вот этих приколов из боевиков. А то, действительно, случайно ещё нажму, и будет совсем худо и тебе и мне.

 

КОЛЯ: А то, что ты до этого вытворил, это, значит, из нормальной жизни.

 

ВАНЯ: Это само собой как-то получилось. Слушай, может, хватит удлинять нашу душераздирающую сцену. У меня времени нет, сам понимаешь.

 

КОЛЯ: Да, на, – пользуйся! И не в чём себе не отказывай.

 

Коля бросает ключи на кровать. Ваня к ним подвигается, берет их свободной рукой и начинает искать скважину на наручниках.

 

КОЛЯ: Вань, не будь дураком.

 

ВАНЯ: Легко сказать.

 

КОЛЯ: Давай все обсудим.

 

ВАНЯ: Потом.

 

Ваня открывает наручники, встает, перекладывает пистолет в другую руку, берет ключи, освобождает другую руку.

 

ВАНЯ: Так…что дальше?.. Телефон!

 

КОЛЯ: Какой телефон?

 

ВАНЯ:  И твой и мой.

        

Коля кидает свой телефон на кровать.

 

ВАНЯ: Мой теперь. Вон, на подоконнике.

        

Коля бросает Ване телефон.

 

ВАНЯ: Спасибо!

        

Ваня засовывает в карманы телефоны.

 

ВАНЯ: Лови.

        

Бросает наручники Коле.

 

ВАНЯ: Ты знаешь, что делать.

 

КОЛЯ: Да пошел ты!

 

ВАНЯ: Именно это я и пытаюсь делать. Как только ты пристегнёшься, я пойду. Давай, Коль, не стесняйся. Я тебе уже всё сказал, слово дал… Но если тебе так хочется, можешь проверить на сколько я крепок. Комната маленькая, особо разгуляться негде.Фивти-фивти?

 

КОЛЯ: Чтоб меня…

        

Коля пристегивает себя наручниками к ручке на оконной раме.

 

КОЛЯ: Дурак ты, Ваня!

 

ВАНЯ:  Я знаю.

        

Ваня выходит из комнаты. Закрывает за собой дверь. Потом опять открывает.

 

ВАНЯ: Галстук отдай тоже, пожалуйста.

 

КОЛЯ: А не жирно ли будет?

 

ВАНЯ: Да нет, в самый раз.

        

Коля кидает галстук Ване. Ваня выходит в коридор, закрывает дверь на ключ. Оставляет ключ в замке и бьет по нему сбоку ногой. Ключ ломается. Ваня облокачивается спиной о дверь.

 

ВАНЯ: Может, и вправду говорят, что дуракам всегда везет.

           

Ваня убегает по лестнице вниз.

 

Комната Вани. К оконной ручке стоит прикованный наручниками Коля.

 

КОЛЯ:  Второй  раз за сутки. Второй раз! Второй!!! Коля, ты - обормот. Ты понял? О. Б. О. Р. М. О. Т. Ладно. Хорошо, хоть не к батарее. Ну, попробуем.

          

 Коля тянет ручку окна на себя.

 

 

 Вахта общежития на первом этаже.

 

ВАНЯ: Здрасьте, баба Галя.

 

БАБА ГАЛЯ: Ой! Привет, Ваня. А что случилось-то? Чего к тебе этот-то приходил.

 

Ключи у меня потребовал от твоей комнаты.

 

ВАНЯ: Да, так. Подшутить надо мной хотел. Он шутник страшный. А вообще собеседника искал. Баб Галь, он  сейчас у меня остался, а когда здесь появится, вы ему вот это ведро с тряпкой отдайте. Это очень важно, не забудете?.. Это тоже шутка такая.

 

БАБА ГАЛЯ:  Странные у вас шутки какие-то.

 

ВАНЯ: Насчёт ведра не беспокойтесь. С ним ничего не случится. Я помню – вещь казённая.

         

Ваня подмигивает Бабе Гале.

 

БАБА ГАЛЯ:Договорились.

 

Комната Вани. Коля дёргает во все стороны ручку окна, пытаясь её раскачать. Перестаёт это делать. Тяжело дышит.

 

КОЛЯ: Да что же это такое?!

 

Вахта.

 

ВАНЯ: Баб Галь, а он случайно не сказал из какого отделения?

 

БАБА ГАЛЯ: А ты что ж, сам не знаешь?

 

ВАНЯ: Верите, так получилось, что не знаю.

 

БАБА ГАЛЯ: Я тоже не знаю, но я прочла у него в удостоверении. Я же его потребовала и долго изучала. А то сейчас такое время, вон чего только по телевизору не показывают.

 

ВАНЯ: Баб Галь, какое отделение?

 

БАБА ГАЛЯ:  Так наше. Я же им туда даже звонила, спрашивала, точно этот у вас работает, а то мало ли, сейчас такое…

 

ВАНЯ:  У Вас что, и телефон отделения есть?

 

БАБА ГАЛЯ: Конечно, есть, у меня все телефоны есть нашего района. Ну, в смысле служб всяких, сейчас по-другому нельзя, а то еще...

 

ВАНЯ:  Это правильно. Раз так, тогда обрадуйте меня пополной. У Вас адреса отделения не найдется?

 

Баба Галя достает тетрадку и открывает на нужной странице.

 

ВАНЯ: Да у Вас тут целая картотека!

 

БАБА ГАЛЯ: Конечно, а то мало ли что, я тут намедни…

 

Комната Вани. Коля, стоя на подоконнике и все еще пристегнутый к ручке окна, пытается ногой надавить на нее. Сначала с одной стороны, потом с другой. Прекращает это делать, переводит дыхание.

 

КОЛЯ: Совдеп, чтоб его!

 

Вахта.

 

ВАНЯ: Чтобы я без Вас делал, баба Галя, ума не приложу! Только на Вас страна и держится, спасибо Вам!

 

БАБА ГАЛЯ: Да не дай Бог, чтоб на мне одной она держалась. Совсем скрючит.

 

ВАНЯ: Баб Галь, а Вы, наверное, тете Рае позвонили?

 

БАБА ГАЛЯ: Нет, ты что, пока все не выяснилось…

 

ВАНЯ:  Я понял. И не звоните, я сам позвоню. Баб Галь, а Вы случаем сегодня свои пирожки не принесли?

 

БАБА ГАЛЯ: А то!

 

ВАНЯ: Можно парочку, голодный, как собака.

 

БАБА ГАЛЯ: Можно, хоть пять.

 

ВАНЯ: Спасибо! А… еще. Вы в следующий раз ордер спрашивайте. Запомнили?

 

БАБА ГАЛЯ:  Ага, сейчас запишу.

 

ВАНЯ: Все, побежал. Про ведро не забудьте.

 

БАБА ГАЛЯ:  Ни за что, Ваня! Кстати, а ты полы когда…

 

ВАНЯ: /уже в дверях/Уже! Все вымыл, дочиста.

        

На улице. Ваня улыбается.

 

ВАНЯ: Чисто, чисто, чисто, чисто.

            Будет трубочист

             Чист, чист, чист.

 

Комната Вани. Коля, все еще пристегнутый, борется со шпингалетами на окне. Наконец, шпингалет поддается, но при этом рука у Коли срывается и он ее ранит.

 

КОЛЯ: Черт! Черт! Да чтоб меня.. чтоб тебя…чтоб твою..

 

Коля принимается за открывание окна. Немного помучавшись, он открывает окно.

 

КОЛЯ: Я думал, это уже не случится.

 

Улица. Ваня бежит по ней, глядя на номера домов. Добежав до угла, поворачивает за него.

 

Вахта. Баба Галя смотрит телевизор.

 

КОЛЯ: Здрасьте еще раз. Можно позвонить?

 

БАБА ГАЛЯ:  Можно… А орден?

 

КОЛЯ: Что?

 

БАБА ГАЛЯ: Орден.

 

КОЛЯ: Во-первых: не орден, а ордер, а во вторых…

 

БАБА ГАЛЯ: Он самый и есть!

Коля перегибается через стойку, пытаясь взять телефон.

 

БАБА ГАЛЯ: Ты что это? Не дам! Ишь, я наученная.

        

Коля бьёт с досадой кулаком о стойку.

 

БАБА ГАЛЯ: А ну не хулигань!

 

КОЛЯ: Ладно, ладно. Тогда скажите, Вам тут не оставляли… Это все больше и больше походит на бред…Твою ж… Вам не оставляли…  пистолет?

 

БАБА ГАЛЯ: Вот как… пистолет…ишь ты. Знаешь, сынок, нет. Что-то не припомню. Вот два автомата с пулеметом, это да, а пистолет нет. Ты уверен, что тебе нужен именно пистолет?

 

КОЛЯ:  Слушайте, у меня был очень сложный день. Я уже почти на грани. Просто ответьте мне!

 

БАБА ГАЛЯ: Ну, коли так. Нет, сынок, пистолета у меня нет, а вот это для тебя есть.

 

КОЛЯ: Ведро?

 

БАБА ГАЛЯ: Ведро. С тряпкой.

 

КОЛЯ:  А, понятно, давайте.

 

БАБА ГАЛЯ: А ордер?

 

КОЛЯ:  Какой к черту ордер! Дайте.

        

Коля перегибается через стойку, выхватывает ведро из рук бабы Гали.

 

БАБА ГАЛЯ: Ох, ох, и пошутить, прям нельзя. А что это у тебя там гремит?

        

Баба Галя заглядывает за стойку.

 

БАБА ГАЛЯ: А это у тебя откуда?

        

Коля, нагнувшись над ведром, разворачивает одной рукой тряпку, так как другая рука все еще прикована наручниками к раме окна, которая стоит возле его ног. Наконец Коля вынимает из тряпки пистолет и вместе с ним свой  мобильник.

 

БАБА ГАЛЯ: Батюшки!

 

Улица. Ваня бежит по ней и останавливает идущего навстречу ему человека.

 

ВАНЯ: Извините, это улица Дремучая?

 

ПРОХОЖИЙ: Да.

 

ВАНЯ: А Вы не знаете, где здесь районное отделение полиции?

 

ПРОХОЖИЙ: Как не знать. Пойдешь прямо, до больницы дойдешь, если там правее возьмешь, в тупик упрешься. Так что, держись левее и отделение свое найдешь.

 

ВАНЯ: То есть, все время прямо по левой стороне улицы?

 

ПРОХОЖИЙ: Ну да, можно и так. Пять домов пройти.

 

ВАНЯ: Спасибо!

        

Ваня бежит дальше.

 

Крыльцо Ваниной общаги. Со ступенек спускается Коля, на ходу доставая свободной рукой из кармана джинсов  ключи от автомобиля. Но, так как нужный карман с противоположной стороны, у него это не сразу получается. За ним на крыльцо выходит баба Галя.

 

БАБА ГАЛЯ: А окно? Что-то не нравятся мне ваши шутки. Окно, я говорю, кто возвращать будет? Стой, кому сказала?        

 

КОЛЯ: Я все верну, только не сейчас.

 

БАБА ГАЛЯ: А когда?

 

КОЛЯ: Чуть позже. Все верну. И окно верну, и дверь, все верну!

 

БАБА ГАЛЯ: Какую дверь?

 

КОЛЯ: А-а-а-а! Так! Не мешайте следствию!

        

У Коли, наконец-то,получается достать ключи.

 

КОЛЯ: Есть!

        

Коля разворачивается к своему автомобилю и нажимает на кнопку на пульте сигнализации. В этот момент раздается звук разбивающегося стекла. Коля поднимает левую руку с оторванной ручкой от рамы. Смотрит вниз, на земле лежит оконная рама с разбитым стеклом. Коля прыгает на нее двумя ногами и начинает ее бить.

 

КОЛЯ: Да чтоб меня в качель его едрит твою тудыть дивизию на все четыре стороны и тридцать три света через мать его так заногу вдоль печёнки селезёнки поперёк с переподвыпертом через тридцать семь гробов в центр мирового равновесия.

        

Коля перестает прыгать. Тяжело дышит. Идет к автомобилю.

 

БАБА ГАЛЯ: … Эк тебя, милый.

        

Коля садится в автомобиль, заводит его и отъезжая, набирает номер на телефоне.

 

Вход в районное отделение полиции. Ваня стоит перед ним и некоторое время просто смотрит на дверь. Потом все-таки заходит внутрь.

 

Коля в автомобиле. Говорит по мобильному телефону.

 

КОЛЯ: Ало, это Мучин. Слушай внимательно…

 

         Проходная в отделении полиции.Ваня подходит к дежурному, который говорит по телефону.

 

ДЕЖУРНЫЙ: Да… подожди, не понял. А что ему надо?

 

ВАНЯ: Задержите меня.

 

ДЕЖУРНЫЙ: /Ване/ Чего?.. /по телефону/ Да, да извини. Повтори.

 

ВАНЯ: Я говорю, задержать меня не хотите?

 

ДЕЖУРНЫЙ: /Ване/ Какого рожна я должен это делать? Не мешай… /по телефону/ Слушаю. Задержать? Понял.

 

ВАНЯ: Значит, просто так задержать нельзя.

 

ДЕЖУРНЫЙ: /Ване/ Так. Чего тебе надо? Шел бы ты… /по телефону/ Да, я понял. А как…

 

ВАНЯ: Хорошо, пошел.

        

Ваня перепрыгивает через турникет и бежит по коридору.

 

ДЕЖУРНЫЙ: Эй, стой, стой!

        

Дежурный бросается за Ваней.

 

Коля едет в автомобиле.

 

КОЛЯ: Эй, эй, что у тебя там? Это что, он пришел? Слышишь? Черт!

        

Коля сбрасывает звонок, набирает другой номер, прикладывает мобильник к уху  и прибавляет газу.

 

КОЛЯ:  Алло, это я. Слушай…

 

Дежурный открывает дверь своей комнаты и сразу натыкается на Ваню.

 

ДЕЖУРНЫЙ: Ты чего…

 

Ваня разворачивается и убегает. Дежурный, не успев схватить Ваню, бежит за ним, который уже скрылся за углом. Забежав за угол, дежурный видит Ваню, стоящего недалеко от стены.

 

ДЕЖУРНЫЙ: Ты совсем псих?

        

Дежурный хватает Ваню за шиворот, но тот дёргается к стене. От неожиданности дежурный тоже подаётся вперёд, и в это время Ваня забегает на стену. Делая два шага вверх, он толкается и, опираясь спиной на дежурного, перекатывается за его спину. Приземлившись на ноги, Ваня припечатывает дежурного к стене и заламывает ему руку. Ваня достаёт из кобуры у дежурного пистолет и приставляет к его голове.

 

ВАНЯ: Теперь тихо.

 

ДЕЖУРНЫЙ: Ты чего, ты чего…

 

ВАНЯ:  Я говорю тихо! Ты там не сильно ушибся?

 

ДЕЖУРНЫЙ: … Да нет, терпимо. Вот зараза. Это Мучин о тебе говорил?

 

ВАНЯ: Видимо. Серафима Ангелова где?

 

ДЕЖУРНЫЙ: Репортерша? Вон, в комнате.

 

ВАНЯ:  В этой?

 

ДЕЖУРНЫЙ: Да.

 

ВАНЯ: Так просто?

 

ДЕЖУРНЫЙ: Ну а как?

 

ВАНЯ: Открывай.

        

Дежурный открывает дверь.

 

ВАНЯ: Фима.

 

СЕРАФИМА: Ваня?

 

ВАНЯ: Выходи скорее.

 

СЕРАФИМА: Подожди, а…

 

ВАНЯ: Выходи, выходи, все потом.

        

Серафима выходит из комнаты.

 

ВАНЯ: /дежурному/ А ты заходи. Извини, немного здесь посидишь, хорошо?

Пистолет я у тебя там оставлю.

        

Дежурный заходит в комнату.

 

ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Какого... опусти ствол!

        

Сзади Вани стоит, направив на него пистолет, полицейский. Из комнаты выглядывает дежурный.

 

ВАНЯ: Зайди обратно.

 

СЕРАФИМА: Ваня.

 

ПОЛИЦЕЙСКИЙ:  Опусти ствол.

 

ВАНЯ: Фима, зайди внутрь.

        

Серафима заходит в комнату. Ваня быстро заходит за ней и прикрывает дверь.

 

ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Стоять!

        

Полицейский подбегает к двери.

 

ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Эй, слышите меня? Выходите по одному. Вы чего там удумали?

 

ВАНЯ: /через дверь/ К двери не подходить. Если она двинется хотя бы на миллиметр, пеняйте на себя.

 

ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Что вам надо?

        

В ответ тишина.

 

ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Вы чего молчите?

        

Комната для задержанных.

 

ВАНЯ: Так, превосходно. Ты уж извини… как тебя зовут?

 

ПОЛИЦЕЙСКИЙ: /из-за двери/ Соломон, ты там в порядке?

 

ВАНЯ: Да ладно.

 

СЕРАФИМА: А по-моему, очень красивое имя.

 

ВАНЯ: Это да. Просто…

 

ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Соломон!

 

ВАНЯ: Ответь ему.

 

СОЛОМОН: Да, вроде, да.

 

ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Чего они хотят?

        

Соломон смотрит вопросительно на Ваню, Ваня показывает жестом, мол, отвечай.

 

СОЛОМОН: Не знаю.

 

ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Ладно, держись там, я сейчас.

 

ВАНЯ: Так вот. Ты уж извини, Соломон, надень, пожалуйста, наручники, сам понимаешь.

        

Соломон надевает наручники.

 

СОЛОМОН: А что вы собираетесь делать?

 

ВАНЯ: Я тоже не знаю. Я, думаю, мы пока поговорим с Фимой, а потом… что же потом? В общем, не переживай. Что-нибудь да придумаем.

 

Ваня поворачивается к Фиме.

 

ВАНЯ: Есть хочешь?

 

СЕРАФИМА:  Ты совсем свихнулся?.. да, хочу.

 

ВАНЯ: Держи. Извини, Соломон. У меня только один.

 

СОЛОМОН: Ничего, я сыт.

 

СЕРАФИМА: Как ты узнал, что я здесь?

 

ВАНЯ: От Коли. Он нашел меня.

 

СЕРАФИМА:  Он не должен был…

 

ВАНЯ: Да, я знаю. Поэтому я здесь.

 

СЕРАФИМА:  Зачем?

 

ВАНЯ: А ты зачем?

 

СЕРАФИМА: Мне, когда Андрей рассказал о том, что ты ушел, и о том, что ты о Коле расспрашивал, я подумала, что ты сдаваться пошел.

 

ВАНЯ: Правильно. А ты хотела, чтобы я… я сам себя боюсь! Или чтобы из-за меня вас…

 

СЕРАФИМА: Не знаю. Я здесь и  всё. Видимо я…

 

ВАНЯ: По-другому не могла.

        

Серафима смотрит вопросительно на Ваню.

 

ВАНЯ:  И я, видимо?..

 

СЕРАФИМА: Тоже по-другому не мог.

 

ВАНЯ: И как это звучит?

 

Серафима смотрит на Ваню. Он улыбается. Серафима тоже начинает улыбаться.

 

СОЛОМОН:  Как приговор?

 

ВАНЯ: Правильно, Соломон. Мы приговорили друг друга. Да, Фима?

 

СЕРАФИМА: Дурак!

 

ВАНЯ: Я, наверное, скоро буду коллекционировать это слово.

 

СОЛОМОН: Странные вы.

 

ВАНЯ:  Да нет, просто оба чуть-чуть свихнулись.

 

Коридор в отделении полиции. В нем много полицейских. Несколько человек возле двери,за которой Ваня, Серафима и Соломон. Коля бежит по коридору.

 

КОЛЯ: Где они?

 

ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Коля, слушай, ты был прав! Я спустился, а тут он.

 

КОЛЯ: Где они сейчас?

 

ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Да там, с ними Соломон.

 

КОЛЯ: И что они хотят?

 

ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Они не отвечают.

        

Коля подходит к двери.

 

КОЛЯ: Ваня, это я. Что будем делать дальше.

        

Комната.

 

СЕРАФИМА: Коля, ты мне обещал.

 

КОЛЯ: Фима, на нем, помимо Миши, есть избитые парни  и тот из трамвая. А теперь еще целый букет.

 

СЕРАФИМА: Я как-то…

 

ВАНЯ: Фима, ты не должна быть здесь.

 

СЕРАФИМА: Но я здесь, значит, так должно быть.

 

КОЛЯ: Только я вас прошу, сейчас какую-нибудь глупость не сделайте. Все, дальше некуда. Выпустите Соломона, выходите сами, а потом уже будем разбираться.

 

ВАНЯ: Отойди пока от двери, Коля. Не стой над душой, ты мешаешь.

        

Коридор.

 

КОЛЯ: Ваня, по-моему…

 

ВАНЯ: Отойди от двери. Помнишь, пятьдесят на пятьдесят.

 

КОЛЯ: Хорошо, хорошо.

        

Коля отходит.

 

КОЛЯ: Так лучше?

 

ВАНЯ: Да, а теперь тихо там. Сейчас пока не до вас, ясно?

 

КОЛЯ: /пожав плечами/ Ясно./полицейскому/ Группа уже здесь?

 

ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Да.

 

КОЛЯ: Тогда немного подождем, а там посмотрим.

 

 

 

Комната.

 

СЕРАФИМА: Ты что задумал?

 

ВАНЯ: Выперт его знает.

 

СЕРАФИМА: Чего?

 

ВАНЯ: Если выхода нет, есть выперт. Только я не знаю пока какой.

 

СЕРАФИМА: Ваня…

        

Серафима показывает взглядом на Соломона.

 

ВАНЯ: Нет, не хочу. Точнее не могу. Я когда и просто направляю пистолет на кого-нибудь мне как-то не по себе, а вот так как-то… ну не так. Не по-человечески.

 

СЕРАФИМА: Ну, конечно, Иван Человеков. А все, что с нами происходит это архичеловечески.

 

ВАНЯ: Архи, анти, не важно. Не буду! Надо по-другому.

 

СОЛОМОН: Можно вопрос? Ты, Иван, который «герой в галстуке», который в трамвае тех троих, и того с ножом, это ты?

 

ВАНЯ: Видимо, я, Соломон. И даже вот  этот легендарный галстук со мной.

 

СОЛОМОН: Можно второй вопрос? А Мишу?

 

СЕРАФИМА: Нет! Миша сам. Честно. Вернее, не сам, это несчастный случай.

 

ВАНЯ: Это так, Соломон. Честно.

 

СОЛОМОН: /нахмурившись/ Хорошо.

 

 

 

Коридор в отделении полиции.

 

ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Слушай, надо что-то уже делать. Там Палыч сейчас начнет огонь изрыгать.

 

КОЛЯ: Знаю.

 

ПОЛИЦЕЙСКИЙ: И что?

 

КОЛЯ: Пойду, попробую еще поговорить. Виктор Палыч, сейчас  я с ними еще поговорю в последний раз, и будем принимать решение.

 

ВИКТОР ПАЛЫЧ: Делай же что-нибудь.

        

Коля идет по направлению к двери. Раздается выстрел. Коля прячется за угол, все направляют оружие на дверь.

 

СЕРАФИМА: /из-за двери/ Мамочки, мамочки!

        

Дверь потихоньку открывается, в проеме появляется Серафима. Одной рукой она держится за бок. На руке и одежде кровь.

 

СЕРАФИМА: Коля, Колечка, как же больно, мамочки.

        

Коля бросается к Серафиме, подхватывает ее, начинающую падать.

 

СЕРАФИМА: Колечка, мне надо в больницу, я прошу тебя, отвези меня, умоляю! Ой мамочки, ой больно!

        

Коля поднимает Серафиму на руки.

 

КОЛЯ: Дайте пройти! Сейчас, Фимочка, подожди. Дорогу!

        

Коля идет к выходу. В это время из комнаты для задержанных вылетает спиной Соломон, которого толкает Ваня. Лицо у Вани все измазано кровью. Одной рукой Соломон держит Ванину руку, в которой пистолет. Они упираются в стену, раздается выстрел. Пуля попадает в потолок. Все вокруг пригибаются. В борьбе Ваня и Соломон разворачиваются, и Ваня оказывается у стены, почти весь закрытый спиной Соломона. Раздается выстрел. Пуля попадает под потолок в стену.

 

КОЛЯ: Черт, что там происходит?

 

СЕРАФИМА: Ой, мамочки, я не хочу… как она быстро льется.

        

Коля  движется к выходу.

 

КОЛЯ: Фима, зажми ее сильнее.

        

Постояв две секунды у стены, Ваня и Соломон начинают переворачиваться вокруг своей оси вдоль стены, борясь. Докрутившись до коридора, ведущего к выходу, Ваня опять стреляет. Пуля попадает в стену над полицейскими, спрятавшимися здесь.

 

ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Что ж делать-то. Соломон, поверни его к нам.

 

СОЛОМОН: Я стараюсь.

        

Коля, дойдя до проходной, останавливается.

 

КОЛЯ: Пропусти меня быстрее.

        

Второй дежурный нажимает кнопку, Коля проходит к выходу.

 

КОЛЯ: И дверь быстрее открой, слышишь!

 

ВТОРОЙ ДЕЖУРНЫЙ: Ага, сейчас.

        

Ваня и Соломон валятся на пол, начинают крутиться по направлению к выходу. Опять раздается выстрел. Пуля летит в направлении выхода, по косой, попадает в потолок. Пока они катятся, перед ними все расступаются, направив на них оружие. Докрутившись до проходной, Соломон и Ваня приподнимаются, и Соломон придавливает под собой Ваню. Снова звучит выстрел, пуля летит в направлении коридора, там все пригибаются, в том числе и второй дежурный у входной двери, которому отрезали путь Ваня и Соломон.

 

ВАНЯ: Все, спасибо.

 

СОЛОМОН: Тебе спасибо за отца.

 

ВАНЯ: Давай.

 

ПОЛИЦЕЙСКИЙ: Соломон!

 

СОЛОМОН: Он почти мой!

        

Соломон встает на колени, потом рывком поднимает Ваню, и с этим движением встает в полный рост. Держась за руки Соломона, Ваня группируется и ставит ноги на грудь Соломона. Отталкивается ими, и, разворачиваясь в прыжке, летит прямо на второго дежурного. Соломон падает на спину, а Ваня сшибает второго дежурного и вываливается вместе с ним на улицу. Тут же начинают сверкать вспышки. Вокруг полицейского участка столпилось много репортеров, операторов и фотографов. Ваня встаёт и бежит к автомобилю, в котором он увидел Серафиму. В это время группа мужчин выбегает из скопления людей и начинает поливать из больших водных пистолетов лежащего дежурного. Потом полицейских, выбегающих из отделения. Таким образом, в дверях образовался затор. К тому же первый в дверях оказался Соломон, который перекрыл собой весь проход. В дверь летят водяные бомбы довольно внушительных размеров. Полицейские, которым удалось выбраться наружу, пытаются поймать водомётчиков, но те сразу скрываются в толпе, а полицейские получают очередную порцию воды. Все это происходит под крики «Снимай», «Это же надо!» «Да это побьёт все рекорды по просмотрам» и под вспышки фотокамер.

 

Автомобиль Коли. Он отъезжает от здания отделения полиции.Серафима смотрит в окно заднего вида, в котором видит, что у крыльца отделения происходит что-то странное.

 

СЕРАФИМА: Что там происходит?

 

АНДРЕЙ: Это я устроил с нашими коллегами и с моими сотоварищами по прошлым жизням небольшое шоу для наших дорогих телезрителей. Сотоварищи дурью маются (это они любят делать), а коллеги снимают.

 

СЕРАФИМА: Спасибо, что вернулся.

 

АНДРЕЙ: Ты когда… сбежала, я растерялся. Как пацан, в общем, себя чувствовал, не знал, что делать в принципе. А потом тоже решил вернуться. Я как-то…

 

СЕРАФИМА: Не мог по-другому.

 

АНДРЕЙ: Ну, да… Наверное. А как добрался, сразу позвонил Ване.

 

ВАНЯ: Я тогда как раз бежал за тобой в отделение. А потом я уже ему звонил, когда мы там сидели – ты слышала.

 

СЕРАФИМА: А телефоны?

 

АНДРЕЙ: Обменялись при расставании, причём, Ваня настоял.

 

ВАНЯ: Хотел удостовериться, что вы действительно далеко забрались, только ты спутала все мои планы.

 

СЕРАФИМА: Как твоя нога?

        

Ваня наклонился и задрал штанину, поправил повязку на ноге, которая когда-то была галстуком.

 

ВАНЯ: Спасибо маме за галстук, оказался очень нужной вещью. Кровь вроде остановилась.

 

СЕРАФИМА: На вот аптечку. Поменяй на бинт и лицо вытри, а то – жуть.

 

АНДРЕЙ: Да ладно! То есть, на тебе, Фима, его кровь.

 

СЕРАФИМА: Ага.

 

ВАНЯ: Натуральный грим. И ты знаешь, это больно. Но, как говорится, где наша не пропадала, лишь бы находилась потом. Слава Богу, у Соломона ножик был.

 

АНДРЕЙ: Соломон?

 

ВАНЯ: Дежурный.

 

АНДРЕЙ: Он вам помогал?

 

СЕРАФИМА: Помнишь бородатого мужика из трамвая?

 

АНДРЕЙ: Ну.

 

ВАНЯ: Это его отец.

 

АНДРЕЙ: Так не бывает. Чокнуться можно. И нога твоя… Вы просто без башни. Меня, между прочим, чуть кондрашка не хватила, когда я увидел тебя в крови у Коли на руках.

 

ВАНЯ: Мы рассчитывали, что с Колей примерно тоже самое будет.

 

АНДРЕЙ: Кстати, как он?

 

СЕРАФИМА: Да вроде ничего, дышит ровно. Шишка огромная, правда. Ой! Тут их две. Мамочки, одна, наверно, от меня. Бедный, измучили мы тебя. Потерпи, скоро мы от тебя отстанем.

        

Автомобиль останавливается возле какого-то фургона.

 

АНДРЕЙ: Так. Быстро пересаживаемся.

        

Все выходит из автомобиля. Коля остаётся лежать на заднем сиденье. Ваня засовывает под Колю пистолет. Все залезают в фургон, за рулем которого сидит Пётр. Фургон отъезжает.

 

Фургон.

 

СЕРАФИМА: А что теперь-то? Опять…

 

АНДРЕЙ: Не-е. Теперь мы полетаем.

 

ВАНЯ: Ты хочешь сказать, что у тебя завалялся самолёт.

 

АНДРЕЙ: Не у меня, у Пети.

 

ПЕТЯ: Не совсем у меня. Я состою в авиаклубе. Я же тебя катал как-то, Фима, помнишь?

 

СЕРАФИМА: Помню, что страшно было до смерти.

 

ВАНЯ: Действительно – коли начало везти, так уж до конца. Вы, ребята, на все случаи жизни, я смотрю. Где ты их откопала, Фима.

 

АНДРЕЙ: Мы сами откопались. Ну что, я вам сказал, что покажу такие места – зашатаетесь, значит, покажу.

 

ВАНЯ: Давай, я не против.

 

АНДРЕЙ: Жми, Петруха!

 

ПЕТЯ: Жму, Андрюха!

 

Автомобиль Коли. Коля приходит в себя. Берётся за голову. Оглядывается по сторонам. Понимает, что у него под спиной что-то есть. Вынимает из-под себя пистолет и долго на него смотрит. Проверяет свой  пистолет на месте ли, убедившись в этом, Коля приподнимается, открывает дверцу, садится ногами наружу. Смотрит вправо, влево, ощупывает ещё раз затылок.

 

КОЛЯ: Идиот. Балбес.

        

Коля начинает тихо смеяться, потом громче. В смехе запрокидывает голову и бьётся затылком, хватается за голову руками и падает на сиденье.

 

КОЛЯ: Чтоб меня…

 

Поле, где стоят несколько одномоторных самолётов, в том числе один «кукурузник». На траве сидят Ваня и Серафима и ждут, пока их позовёт Пётр. Ваня уставился в одну точку перед собой.

 

СЕРАФИМА: Вань.

 

ВАНЯ: А?

 

СЕРАФИМА: Ты как?

 

ВАНЯ: Со мной что-то случилось.

 

СЕРАФИМА: Это точно. Мы когда в полиции были, я каждую секунду ждала, что с тобой случится вот это твоё… Потому, сейчас и спрашиваю, а то там как-то не к спеху было.

 

ВАНЯ: Причём, в том, что со мной «вот это моё» не случилось, виновата ты.

 

СЕРАФИМА: В каком смысле?

 

ВАНЯ: Я когда спал, мне снилось… ты мне снилась. А потом я проснулся. И стало… легко.И ещё мне кажется, ты сможешь меня вылечить.

 

СЕРАФИМА: Вот как. С чего бы начать… В прошлый раз я сделала это.

        

Серафима легонько целует Ваню в губы.

 

ВАНЯ: Я немного другое имел в виду. Но, если честно, ничего не имею против подобной терапии.

 

СЕРАФИМА: Расписать график процедур.

 

ВАНЯ: Я думаю, пока у нас есть время, мы можем применять их в свободном режиме.

 

СЕРАФИМА: Пока?...

        

Серафима, нахмурившись, смотрит на Ваню. Тот в ответ ей улыбается.

 

ПЁТР: Всё, пора. Давайте быстрей. Забираемся вот в того красавца.

        

Пётр указывает на «кукурузник».

 

ПЁТР: Настоящий Горыныч. На нём ещё дед мой летал.

 

АНДРЕЙ: Надеюсь, он у тебя прирученный?

 

ПЁТР: До конца приручить Горыныча ещё ни кому не удавалось, даже деду. И именно за это я его люблю.

 

СЕРАФИМА: Мамочки…   

 

Все забираются в самолёт.

 

Через два месяца.        Ваня говорит по телефону.

 

ВАНЯ: Привет, тёть Рай!

        

Тётя Рая отвечает по телефону, сидя на работе в общежитии.

 

ТЁТЯ РАЯ: Ой, здравствуй, сынок! Как ты там?

 

ВАНЯ: Да всё отлично. Как будто в детство вернулся. Хотя сначала, думал, будет тяжеловато. Здесь всё напоминает о родителях. Но ничего, я как-то справился с самим собой и теперь чувствую себя великолепно.

 

ТЁТЯ РАЯ: Это очень хорошо. А девушка твоя загадочная? Ей нравится?

 

ВАНЯ: Ей? Очень! Охраняет меня, как зеницу ока. Шаг вправо, шаг влево – расстрел.Кстати, она тебе привет передаёт.

 

ТЁТЯ РАЯ: И от меня ей привет.

 

ВАНЯ: /Фиме/ Тебе тоже привет. /тёте Рае/ Тёть Рай, самое главное забыл. Я же на работу здесь устроился, представляешь?

 

ТЁТЯ РАЯ: Господи, ну наконец-то. Я просто счастлива, Ванечка. Ты молодец. Подожди, то есть ты теперь там останешься.

 

ВАНЯ: Получается, что да. Мы тут квартиру снимаем. Так что, будем жить поживать, да добра наживать.

 

ТЁТЯ РАЯ: Как же я за тебя рада. Если тебе что-то надо, помочь там чем, ты звони, не стесняйся, хорошо? 

 

ВАНЯ: Конечно, тёть Рай, не переживай. Ну  что? Пока. До созвона.

 

ТЁТЯ РАЯ: Ага, ага… Пока, милый. Не пропадай!

 

ВАНЯ: Да, не в жизнь. Я же сказал, меня тут охраняют так, что…

 

ТЁТЯ РАЯ: Ну, вот и хорошо. Пока.

 

ВАНЯ: Счастливо.

        

Ваня нажимает на кнопку завершения звонка.

                  

Районное отделение полиции. В кабинете раздаётся звонок внутреннего телефона. Трубку берёт Николай.

 

КОЛЯ: Да?... Это я… Одну минуту, сейчас выйду.

        

Крыльцо здания отделения. На ступенях сидит спиной к входной двери человек. Из дверей выходит Коля. Смотрит по сторонам, замечает человека, подходит к нему.

 

КОЛЯ: Это вы хотели…

 

ВАНЯ: Здравствуй, Коль.

 

КОЛЯ: Чтоб меня!!!

        

Коля хватается за пистолет.

 

ВАНЯ: С тебя хватит. Тебе в прошлые разы досталось.

 

КОЛЯ: Руки!

 

ВАНЯ: Я обещал, что ты меня арестуешь, помнишь? Вот он я. Я не бегу, не сопротивляюсь. Я уже никуда не денусь. Честно. Я только прошу сначала меня послушать. Я тебе всё расскажу в красках, подробностях – как ты и хотел. А потом будешь делать то, что считаешь нужным.

        

Пауза.

 

ВАНЯ: Присядь. Я пришёл, что бы ты меня арестовал.

        

После небольшой паузы, Коля садится рядом.

 

ВАНЯ: Скажи, тебя целовать.

 

КОЛЯ: Что?

 

ВАНЯ: Фима сказала: «Передай ему от меня поцелуй, пожалуйста».

        

Коля отворачивается от Вани, и смотрит себе под ноги.

 

ВАНЯ: Ладно, будем считать, что передал. Надо же было с чего-то начать. И, чтоб ты не переживал, с ней всё в порядке.

 

КОЛЯ: Не сомневаюсь.

 

ВАНЯ: И я не сомневаюсь, что ты тоже сдержишь своё обещание. Прошлый раз тебе помешали.

        

Пауза.

 

ВАНЯ: Готов? Тогда погнали.

 

Проходная в отделении полиции. В дверь заходит Иван, за ним Николай.

 

КОЛЯ: Соломон, давай его в первую.

        

Ваня улыбается Соломону, слегка кивает головой.

 

СОЛОМОН: А… Да. Сейчас.

        

Соломон зовёт из соседней комнаты второго дежурного. Тот занимает его место. Соломон проводит Ваню через турникет и ведёт его до комнаты для задержанных. Возле неё они останавливаются.

 

ВАНЯ: Как с отцом?

 

СОЛОМОН: А? Да. Нормально, как ни странно. После того случая  наладилось. Стал к нам в гости ходить. И говорит теперь, что я мужик.

 

ВАНЯ: Я рад.

 

СОЛОМОН: Да… Спасибо.

 

ВАНЯ: Впустишь меня?

 

СОЛОМОН: Да, конечно.

        

Соломон открывает дверь. Ваня заходит внутрь. Соломон смотрит на Ваню.

 

ВАНЯ: Всё чики-пики, Соломон. Иди.

        

Соломон закрывает дверь и возвращается к Коле.

 

Проходная.

 

КОЛЯ: Ты что не узнал его, когда он звал меня.

 

СОЛОМОН: Звал не он - пацан какой-то.

 

КОЛЯ: Ясно.

 

СОЛОМОН: А что с ним?

 

КОЛЯ: С ним? Что же с ним? Драка с отягчающими и неумышленное. Я думаю, с него хватит.

 

СОЛОМОН: А как же…

 

КОЛЯ: Соломон, тогда здесь у нас был не он. А какой-то сумасшедший псих. Ведь так. Тебе ли не знать. Если ты того парня увидишь, ты же сразу его узнаешь. Правда?

 

СОЛОМОН: Конечно, узнаю. Его, правда, ещё поймать нужно.

 

КОЛЯ: Точно. И мы стараемся изо всех сил. Давай, Соломон, до встречи.

 

СОЛОМОН: Пока.

 

Вода. В неё опускается ведро, потом поднимается полное. Женские ноги идут по деревянному помосту, упирающемуся в берег. Девушка сходит на берег и идёт с ведром по тропинке к небольшому деревянному домику. Когда она подходит к дому, из него выходит Андрей.

 

СЕРАФИМА: На, держи.

 

АНДРЕЙ: Ты зачем? Я сам бы сходил.

 

СЕРАФИМА: Да какая разница. У меня теперь времени вагон и маленькая тележка.

 

Серафима садится на лавочку возле дома и смотрит на озеро. Андрей заносит ведро с водой в дом, возвращается и садится рядом с Серафимой. Она взяла книгу с лавочки и открыла её по закладке, которая когда-то была галстуком.

 

АНДРЕЙ: Читаешь?

 

СЕРАФИМА: Читаю.

 

АНДРЕЙ: Цветаеву?

 

СЕРАФИМА: Цветаеву.

 

АНДРЕЙ: А… В доме была?

 

СЕРАФИМА: Да.

 

АНДРЕЙ: Надо же... Ну что, я пошёл к своим. Мы затеяли полы менять. Если чего надо, ты приходи.

        

Андрей поднимается и делает несколько шагов, потом разворачивается.

 

АНДРЕЙ: Слушай, а нашему-то сколько дадут.

 

СЕРАФИМА: Не знаю. Всё равно ждать.

 

Андрей смотрит на Серафиму. Серафима улыбается. Опускает голову и продолжает читать книгу. Андрей, постояв пару секунд, разворачивается и уходит. Серафима остаётся одна. Рядом с ней на лавочке лежит закладка-галстук.

 

Зеркало. Поднимается Ванина голова. Руки умывают лицо, затем опускаются на пол лица так, что становятся видны  глаза, которые смотрят прямо.

 

Порыв ветра чуть не сносит  галстук, но Серафима успевает его поймать.

 

Ваня отводит руки и оставляет их поднятыми на уровне абсолютно спокойного лица.

 

Серафима зажимает галстук в кулачок и кладёт себе на колени. Спокойно выдыхает.

 

СЕРАФИМА: Легко…

 

 

Ваня смотрит на своё отражение и улыбается.

 

 

КОНЕЦ

 

 

Перейти в архив


Оценка (0.00) | Просмотров: (393)

Новинки видео


Другие видео(83)

Новинки аудио

If day shoyld part us P.B. Shelly.
Аудио-архив(96)

Альманах КЛАД Газета  Русская ярмарка талантов
© 2011-2014 «Творческая гостиная РОСА»
Все права защищены
Вход