Новый день

Дата: 18 Января 2016 Автор: Иванова Ирина

   - Что опять? - спросил я у молодого улыбающегося человека, который зашёл в мой дом утром, едва я успел проснуться.

   - Я твой новый день! - бодро и весело воскликнул тот.

   - Да знаю я... А чего весёлый такой? - сонно промычал я, протирая глаза и нехотя вставая с кровати.

   - Так ведь погляди, сколько новых возможностей я с собой принёс! - всё так же восторженно и воодушевлённо отвечал парень, выкладывая на стол какие-то листы, коробочки и прочий, как мне показалось, мусор.

   - И что? - я, почти не замечая его, побрёл по направлению к ванной комнате.

   - Пойдём скорее! У нас столько дел! - не унимался весельчак.

   - Да отстань! Опять куда-то идти? Не хочу! И чего припёрся в такую рань?! Может человек отдохнуть в свой законный выходной? Может или нет? - моё раздражение выплеснулось наружу и предстало во всей красе.

   - Но... Как же? Мы же?.. - парень оторопел, его лицо вытянулось от удивления.

   - Отстань! - отрезал я, заходя в ванную и закрывая за собой дверь прямо перед носом весельчака.

    По возвращении я застал его сидящим в кресле у окна. Сидел он очень, я бы даже сказал крайне, прямо и ровно, сложив руки на коленях. Увидев меня, подскочил, будто на пружине и продолжил свои бодрые призывы, но я их уже не слушал, направляясь в сторону кухни за бутербродом. Парень увязался за мной. Отмахиваясь и ворча, уже с бутербродом в руках, я поплёлся к телевизору. Может, хоть он заглушит эти надоедливые призывы. Но весельчак не унимался.

   - Я сказал, что никуда не пойду! - переходя на крик, отвечал ему я.

   - Ты многое теряешь! Там же столько интересного! Когда-то мы..

   - Да что ты заладил "когда-то, когда-то"! Я был маленьким и проблем у меня не было. Можно было гулять весь день, совершать открытия, удивляться, что-то придумывать. А сейчас что там придумывать? Всё уже давно придумано. И удивляться больше нечему. Да и устал я, мне не до этого твоего "окружающего мира". Ждёт? Вот пусть подождёт! - я решил во что бы то ни стало завершить этот бесконечный диалог, если его можно было назвать таковым.

    - Но там же… - парень был уже не так весел, даже слегка огорчён.

    - Ты меня достал! - мои нервы не выдержали. Я встал и резким движением направился к комоду, достал оттуда пистолет и выстрелил, не колеблясь ни секунды прямо в лоб, разинувшему от удивления рот, парню. И запечатлел это удивление на его лице, будто на фото. Весельчак рухнул. Проблема была решена. И я отправился спокойно смотреть телевизор до конца дня, иногда прерываясь, чтобы перекусить.

    Следующим утром я обнаружил в своём доме другого весельчака, очень похожего на предыдущего. Говорил он тоже и с тем же навязчивым энтузиазмом предлагал свои, так называемые, возможности, не давая мне покоя ни на минуту. Этого парня в итоге постигла та же участь, что и его предшественника. Но каждое утро, открывая глаза, я обнаруживал нового улыбчивого типа. Методичная расправа над ними даже стала доставлять мне удовольствие. Иногда я кончал с ними сразу, а бывало, давал поболтать, чтобы поиздеваться. Вводил их в недоумение своими шутками, порой совершенно безумными, нещадно травил сарказмом.

    Слишком жестоко? Мне так не казалось. Они мешали мне жить своими призывами и укорами. Без конца трещали о том, что я прожигаю жизнь, трачу её впустую на выпивку и безделье. Я лишь смеялся им в ответ.

 

    Спустя тридцать лет...

 

    Очередное утро. Даже глаза открывать не хочется, чтобы не видеть очередное неизменно весёлое и воодушевлённое лицо и не слышать его призывов, упрёков.

   Но и в постели весь день не пролежишь. Да чего бояться, собственно? Пистолет под рукой. Теперь я кладу его под подушку, чтобы даже не успеть выслушать хоть один чёртов призыв до конца и не видеть эту улыбающуюся физиономию. Жизнь, говорят, возможностями полна! Да тьфу! За всю жизнь ни одного лучика света в этом мраке быта и рутины. Какие такие возможности? Рисковать? Потерять всё, ради призрачных шансов? Я не настолько глуп.

   Так. Всё. Пора заканчивать эти сопли. Сейчас открою глаза и быстро это дело решу.

   Что? А где? Вот это новость! Нет его!

   От удивления я даже не заметил, как ноги сами понесли меня по всем комнатам, а глаза с азартом охотника, выслеживающего добычу, пытались выловить, угадать, распознать, разыскать знакомый силуэт. И каково же было моё разочарование, когда я не обнаружил в доме никого. Я был один. Впервые в жизни утро не началось с белозубой улыбки весельчака.

   Радоваться? И в пору бы, ведь этого и хотел. Но отчего же мне теперь не радостно?

   Погрузившись в раздумья, я присел на диван, пистолет положил на столик рядом и обхватил руками голову, так как мне казалось, будто я упустил что-то и это нечто кружит в моём мозге назойливой мухой, да места себе никак не найдёт.

   - Потерял что-то? - голос, как отрывистый звон или свист, такой же пронзительный и резкий, вонзился прямо в мозг и пришпилил муху. Её не стало, мухи той. Я будто вынырнул и инстинктивно повернул голову на звук. В дверном проёме стояла девушка, точнее я видел лишь её силуэт, обрамлённый ярким светом. В моём доме всегда царил полумрак, я не терпел яркого света и плотно закрывал шторы. Потому, на фоне света из открытой двери, девушка выглядела, словно ангел, сошедший с небес.

    Я сидел и смотрел на неё, не в состоянии вымолвить ни слова. Просто ждал, что будет дальше.

    Девушка сделала шаг вперёд и плавно закрыла дверь. Потом ещё несколько шагов. И села рядом со мной. Из-за цветных пятен перед глазами, что оставил после себя яркий свет из двери, я не мог разглядеть ни её лица, ни даже одежды. Надо было подождать. И я ждал. Робко ждал, как мальчишка. А ведь мне уже за пятьдесят. И тут девушка в доме. И, судя по голосу и силуэту, довольно молодая. Вот незадача-то! Когда в моей конуре такие были в последний раз? Я уж и не вспомню.

    - Удивлены? - прозвенел её голос.

    - Что? Да. А Вы..? - все слова превратились в какой-то вязкий ком и застряли в горле.

    - Хотите знать, кто я? - усмехнулась девушка.

    - Ещё бы!

    - Я - Ваша счастливая жизнь! - с какой-то странной интонацией она это произнесла, слегка театрально.

   - Но как... - ком всё ещё мешал мне внятно общаться.

    - Не трудитесь. Я знаю все Ваши вопросы наперёд. И представляю, что Вы сейчас чувствуете, - в её голосе мне послышались нотки пренебрежения. - Улыбчивые парни, которые Вас так раздражали, они...они не придут больше. Человеческие возможности не бесконечны, особенно если ими постоянно пренебрегать, как делали Вы. Удивительно, но Вы упустили все свои шансы на лучшую жизнь. Все! Абсолютно! - она развела руками, голос её звучал, как колокольный звон, но полный отчаяния и слёз. Да, в её голосе я услышал нотки плача, будто вот-вот вырвется наружу поток сдерживаемых слёз.

   - Скажите, Вы понимали, что творили? Нет! Молчите! Всё Вы понимали. Должны были понимать. Вы просто отказывались это осознавать, - девушка встала, сделала несколько шагов и, резко обернувшись, продолжила, - Глупец! Какой же Вы...

   И только сейчас я смог её рассмотреть. Светлая кожа, слегка вздёрнутый аккуратный носик, серые глаза, волосы, ложащиеся на плечи волнами огненного цвета. И это платье, подчёркивающее её нежность, белое в мелких розовых цветочках.

   Ах, Лида, Лида… Как давно это было? Лет тридцать прошло. Именно такой она была тогда, такой мне и запомнилась.

   - Почему она? Почему Лида? Почему ты... Вы выбрали её образ? - спросил я у девушки, хотя, кажется, знал ответ на вопрос.

   - Не я выбрала. Ты сам его выбрал, - она успокоилась, вернулась и снова села рядом.

   - Да, конечно, - я получил тот самый ответ, которого ожидал.

   - Она и была твоим главным шансом, спасательным кругом. Она могла украсить твою жизнь собою, вытащить тебя из того омута, в который ты сам себя погружал, - вздохнула девушка.

   Да, она была права. И я это знал.

   Ах, Лида, Лида... Мы познакомились в студенческой библиотеке ВУЗа, в котором мы оба и получали образование. Она попросила у меня карандаш, а я взамен напросился проводить её домой, а точнее до общежития, где она жила. Лида была девушкой не только симпатичной, но и достаточно неглупой, что меня даже слегка пугало. Она не давала мне спуску и ни в чём не уступала. Всегда спорила и никогда не поддакивала, пытаясь понравиться, как обычно поступали знакомые мне девчонки. Мы стали изредка встречаться, гулять, разговаривая обо всём на свете. Она была очаровательна, но я долго не решался выйти за рамки дружбы. К тому же, мне с ней было легко и удобно. Как с другом, но более симпатичным и милым, чем мои друзья мужского пола. Однако, в какой-то момент что-то изменилось, я даже не могу сформулировать причину, но мы поняли, что редких прогулок нам уже мало, что мы стали важной частью жизни друг друга. Потом я стал намекать на чувства. К моему удивлению, Лида ответила взаимностью. И завертелось. Встречи, прогулки… Часто, много, каждый день. Она так искренне радовалась каждой нашей встрече, это было видно в её глазах и улыбке.

   Лида окунулась с головой в эти чувства и я, кажется, тоже.

   Но по окончании учебного года ей пришлось уехать на каникулы домой. Мы договорились терпеливо ждать встречи.

   Но, когда Лида уехала, я почувствовал какую-то пустоту и тоску, а ещё ощутил себя связанным, несвободным. Ни одно из этих ощущений мне не нравилось и я решил, что эти отношения - не то, что мне сейчас нужно. Мы созванивались иногда и, при очередном звонке, я сообщил ей о своём решении. Трудно описать, что я тогда почувствовал. Лида плакала, у неё была жуткая истерика. Но это вызвало у меня даже не жалость, а раздражение. Возможно, посчитав тогда, что это она меня раздражает, я стал с ней жёстким. Сейчас, оглядываясь на ту ситуацию спустя много лет, я предполагаю, что раздражала меня не она, а моя собственная беспомощность перед её реакцией. Я тогда был уверен, что поступаю правильно. Мне не нужны были серьёзные отношения, я решил, что не готов к каким-либо обязательствам. И полагал, что все, как я сам, должны относиться легко к любым ситуациям. Это же я пытался внушить Лиде. Ведь, как друг, она меня вполне устраивала и я не хотел обрывать наше общение полностью.

   Но она не поняла. Попыталась, но так и не смогла понять.

   Тогда я думал, что если любит, то должна понять, а если захочет быть со мной, то подождёт до тех пор, пока я буду готов.

   В итоге она стала звонить всё реже, а в начале учебного года я не обнаружил её, она не вернулась. И на звонки перестала отвечать.

   И к лучшему - рассудил я. Всё у неё будет хорошо.

   Через знакомых до меня дошли слухи, что Лида перевелась на ту же специальность в ВУЗ в другом городе.

   Мне, конечно, её не хватало, но я быстро заполнил этот пробел. И заполнял, и заполнял, снова и снова. Благо, девушек вокруг хватало, а я умел привлечь внимание к себе. Их было много, большую часть я даже не вспомню.

   А ведь Лида меня так любила.. Ни в одной другой девушке я не увидел той искренней радости от общения со мной, никому я не был настолько нужен, никто так не тянулся ко мне. И я её любил, конечно, любил. Только поздно осознал, насколько сильно. Она всю жизнь оставалась частью меня, но я этого не хотел признавать. Она могла дать то, чего мне всю жизнь не хватало - искренних чувств, небезразличия, заботы. Но я тогда струсил и за всю жизнь так и не отважился найти её, хотя бы узнать, как сложилась её жизнь. Смогла ли она пережить ту боль, что я ей причинил тогда. Какой стала.

   - Я всё понял, - сказал я девушке, глядя в пол, не в силах посмотреть на неё и ощутить снова то тяжкое ноющее чувство в груди, которое вызвали у меня воспоминания о Лиде.

   - Я знаю, - голос прозвучал как-то иначе, не как звон, а как песня, колыбельная.

   Я поднял голову и посмотрел туда, где сидела девушка, но это уже была не она.

   - Мама… - я ощутил ком в горле. - Прости…

   - А ты себя простил? - мягко спросила меня она, сама Жизнь, теперь представ передо мной в образе моей покойной матери.

   - Я.. Я не знаю, - мне хотелось смотреть на неё и, в то же время, было невыносимо больно её видеть.

   Я понял, почему теперь вижу её. Это моя совесть и сожаления. Когда умерла мама, я был в очередном загуле и запое, до меня никто не смог дозвониться. Её похоронили без меня. Мне стало стыдно и я не придумал ничего лучше, чем избежать очередной неприятной ситуации. Боже, я же так "решал" все проблемы!

   Я не приехал на её могилу после и прервал всякое общение с близкими, ведь от них с тех пор я получал одни лишь упрёки.

   Я уже десять лет не имею ни малейшего понятия, где, как и чем живёт моя родная сестра. А ведь мы были в своё время не разлей-вода.

   Как всегда, моё личное спокойствие я поставил выше всего. А было ли спокойствие? Приобрёл ли я его?

   - Ты правильно мыслишь, но, увы, поздно, - опять колокольчик, но только теперь совсем тонкий звук. Теперь рядом со мной сидела девочка лет одиннадцати - моя сестра, такая, какой она была в те беззаботные детские годы, когда мы с ней дни напролёт где-то бегали, лазали, что-то вытворяли.

   - Кать, ты то хоть, - я уже молился, чтобы это закончилось, понимая, что всё это плод моей фантазии, издёвки подсознания. Я закрыл глаза, отгораживаясь от тягостных видений. В голове был уже целый рой мух или пчёл, судя по звуку.

   - Не беспокойся, скоро всё закончится, - опять со мной говорила Лида.

   Я обернулся на её голос и пристально смотрел ей в глаза, в которых в тот момент каким-то чудным образом отразилась и моя мама, и сестра, и сама Лида.

   - Что значит, закончится? - у меня вдруг всё будто поплыло перед глазами.

   - А ты не понял ещё? Ты умираешь. У тебя инсульт. И, даже если ты его переживёшь, то не будет больше ни новых дней, ни возможностей. Ты станешь инвалидом. И лучше ли это смерти - вопрос, - её голос вдруг стал металлическим и безразличным.

   - Но, может что-то можно ещё исправить? - с надеждой обратился я к ней.

   - У тебя в жизни было предостаточно возможностей, ты отверг все. Теперь глупо просить о чём-то ещё, - металл скрежетал всё сильнее, вытесняя колокольный звон в её голосе. - Если ты не умрёшь сейчас, то тебе останется лишь вспоминать те дни, которые ты убил своей глупостью, бестолковостью и ленью. Ты помнишь лица тех весельчаков, которые приходили к тебе по утрам?

   - Не знаю... Кажется, они были все одинаковыми, - в замешательстве произнёс я.

   - Возможно, у тебя будет время понять, что это не так, - бросила она. - А мне пора.

   - Но я не хочу, чтобы ты уходила! Не уходи, прошу! Тебя убивать я не стану! - взмолился я.

   - В этом нет необходимости. Убив их, ты убил и меня. Считай, что меня уже нет. Твоё участие необязательно, - произнесла она, взяла в руки пистолет и выстрелила себе в голову. Красные брызги разлетелись фонтаном и наступила темнота.

 

   Жаль, что я не умер тогда. Я выходил из дома, когда это случилось. Да, тот яркий свет, именно тогда я и потерял сознание прямо на пороге своего дома. Меня заметили и помогли.

   Теперь я инвалид. Всё, как она сказала.

   И в этой ситуации есть лишь один положительный момент - я наконец увидел свою сестру. Но лучше бы она не видела меня в таком состоянии. Я не могу смотреть на боль, отчаяние и жалость в её глазах. 

Перейти в архив


Новинки видео


Другие видео(113)

Новинки аудио

Утро вечера мудренее (стихи А. Овсянникова)
Аудио-архив(105)

Альманах КЛАД Газета  Русская ярмарка талантов
© 2011-2014 «Творческая гостиная РОСА»
Все права защищены
Вход