Вечера над Тихой Сосной. Легенда о небесной трубе

Дата: 27 Августа 2015 Автор: Калуцкий Владимир

          Нынешним летом случилось у меня особенно много встреч с людьми, кого любознательность и лёгкие ноги привели в наши места. И как-то в поездках и вечерних разговорах возникла общая мысль записать сокровенные сказания старины в небольших легендах, сделать их чем-то вроде визитной карточки Бирюченского края. Я долго отнекивался, ибо иметь дерзость говорить от имени истории мне не позволяют ни способности, ни знания. Однако же нынче, после ещё одной встречи с паломниками по Белогорью, я согласился записать дюжину преданий с тем только условием, чтобы их не относили ни к краеведению, ни к народному творчеству. Это просто мой вольный пересказ тех событий, о которых я слышал от старых людей, или читал в документах далекой поры. Я буду выдавать их по новелле в каждый вечер и надеюсь, что читатели простят мне незамысловатость рассказов. Приступим, помоляся.



            ***
             У знакомого собирателя среди старых монет, гвоздиков для мебели, гнутых лорнетов и прочей мелочи нашёл медное кольцо с линзой внутри. На кольце по окаёму латинские буквы. Читаю их через лупу. "Amdsterdam 1683".
Не верю себе! Окуляр телескопа. Подтвержается рассказ смотрителя Бирюченского училища начала
            ХIХ века Альпатова, опубликованный в Материалах Воронежского Архивного общества в 1888 году. И я подношу к глазам медное кольцо, и пытаюсь сквозь старинное стекло разглядеть события невероятно далекого теперь, но такого насыщенного событиями 1758 года.
            ...
            Всякого слыхал на исповедях проиререй Кондрат, но с таким богохульством столкнулся впервые. Даже и не знал - вправе он отпускать такой грех, или нет? А поведал ему перед причастием крестьянин Северин Палий, что зрит он каждую ночь в морозном небе "знак Антихриста, сиречь звезду хвостату". В сомнениях провел о. Кондрат неделю, а потом написал рапорт в контору правящего Белгородского Архиерея.
Но случилось так, что контора была, а самого Архиерея - нет. Совсем недавно перед тем отошел ко Господу старый владка Лука, а новый - Иоасаф (Миткевич) еще не был хиротонисан.
            Иоасаф был еще молодым человеком, в Белгороде новым. Обживаться ему помогал старый товарищ - бродячий философ Григорий Сковорода. И когда епископу передали рапорт Кондрата, владыка зачел его философу:
            - Чушь какая-то, друг мой. Я еще не заступил на кафедру, а уже приходится разбирать сущие нелепицы. Вот, послушай. "От протоиерея Кондрата, Успенской церквы Покровского соборного храма донесение. А есть некый хрестьянин малорос, ыменем Палий Северьян. И тот Северьян дал перед причастием признание, что зрит ночами ново светило, како с хвостом по небе летае. А на то аз ему сказал, грешный иерей, что все светила небесные Господь сотворил и утвердил навеки. А падают светила, то мы зрим, а чтоб новые возжигались того мы не ведаем и то Богу противно. Когда ж оный хрестьянин не отступился, велел я тайно спытание. А тады за городом на мелу, о семи вестах, ставили мужики воз о три колеса, да четыри кули на ём. И того воза нихто видеть не мочно ибо неблызко. А оный который Палий не токмо воз, а и колёсы три сосчита, и кули четыре. Сказав при том, что ещё зелёны.
            Тогда спужался я, грешный иерей, помятуя старыи сказки да святую Книгу про небесные знамения а ежели там и въявь ново светил? И прошу тебя, владыко, рассудить мне по науке и по слову Божию есть ли быть новые звезды и какого чина службу служити".
            Архиерей дочитал и вопросительно поглядел на философа. И заговорил в том же ключе, что заложил в рапорте протоиерей. Дескать, сотворение светил, как и тверди - воля Божья. А мужика бес водит. Но Философ в ответ достал из своей холщёвой сумки книгу и раскрыл на нужной странице:
            - Вот, владыка, у меня научная латинская книга. "История чудес" по нашему. Слушай же.
            " Блуждающая звезда, сиречь комета, верный признак событий несчастных. Всякий раз, как видят затмение Луны, комету, исходит трясение земли, превращение воды в кровь и иные подробные чудеса. Вскоре за этим следуют бедствия страшные: кровопролития, убийства, смерть великих монархов, возмущения, измены, опустошение земель, разрушение империй, королевств и городов, голод и падеж, повсеместная смерть людей. А потому никто не должен сомневаться в сих знамениях, которые предуведомляют нас, что конец мира и последний Страшный Суд приближается и стоит на пороге".
            Помолчали.
            Архиерей сказал:
            - Мало что католики напишут! У них сам Христос отцу не подобен. На что Сковорода заметил, что в православной церкви тоже многое суть от латинян. И крест у нас от Рима, а не тавро от Царьграда. И посоветовал отнестись к рапорту со всей серьезностью.

            - Было бы нужно справиться в Академии наук . У них там есть такие трубы: в небо глядят, а близко кажется.
Иоасаф хлопнул себя по лбу:
            - Да что нам Академия!. Тут, в митрополичьей библиотеке, после владыки Антония тоже такая труба осталась. Небоскоп называется. Мне ключарь говорил, что эту трубу, и еще дюжину таких, привез из Амстердама сам Петр Первый. А потом их по семинариям расписали. И в Белгородскую тоже.
Владыка позвал служку, распорядился. Тот ушел и вернулся через полчаса с длинным деревянным чехлом. Закрытый на две застежки, чехол подался с трудом. Очевидно, что его никогда не раскрывали.
            И явилась на стол сложенная тренога и труба-небоскоп.

Филосов вдруг предложил :
            - А давай нынче же в небо глянем. Вдруг - прав мужик?
            Епископ махнул рукой:
            - Куда там увидим! Мужик же в Бирюче глядел, а тут Белгород. Другое небо!
            И порешили так. Владыка снарядит санки, и Сковорода с охраной и небоскопом поедет в Бирюч, проверит слова Палия. Тем более - город философу знакомый. Там, на Землянской слободе, живет его тетка Олимпиада Михайличенко, при муже, церковном старосте Афанасии Кочергине.
            Рамки моей легенды не позволяют долго расписывать, как ехал философ по морозной губернии с гренадером при трубе, что происходило за эти два дня в Белгороде и Бирюче. Начну сразу с того, как в доме для клира крестьянин Северин Палий предстал перед философом и гренадером с трубой.
Палий в точности повторил свои слова. Добавил только, что "светило ночь от ночи только ярче идёт, хвостом вперед".
            Решили проверить.
            А по городу уже полз зловещий слух. Когда Сковорода заглянул к тётушке в гости, её муж озлился, что это он, философ, своим приходом вызвал несчастье. Оказалось - вся круга уже знала, что Палий видел огонь небесный, который спалит всю землю. Староста сказал, что, если Сковорода тут же не уберется из города - он подымет мужиков и сожжет его и самого Палия в палиёвой же хате. "Али шкуру с живых сдерем, как Кирилл с Ыпатии".
            Сковорода вернулся к архиерею. К вечеру они уже чувствовали себя, как в осажденной крепости. Для охраны философа и трубы исправник прислал своих городовых.
К полночи, пройдя сквозь толпу, пробрались к собору и поднялись на колокольню. Звездное небо оказалось совсем рядом.
            - Ну, где ? - спросил философ . Палий казал пальцем в небо, но там Григорий Саввич увидел лишь знакомые очертания Кассиопеи, и никакой новой зведы. А Палий уверял, что она почти сияет.
            И тогда философ развернул треногу и приладил трубу. И лишь заглянул в окуляр, как буквально щекой почувствовал жар огня от неведомого источника. Он шевельнул трубу - и отшатнулся.
            Прямо на него по небу катилось мохнатое огненное колесо.
Он отпрянул, перекрестился и ошарашенный, сел на пол яруса колокольни. От дышавшись, он хотел еще раз глянуть в трубу, но внезапно другой огонь, земной, отвлек его внимание. На Землянщине заполыхал пожар. Ниже ярусом внезапно ожил и загудел набат, передав телу и ногам мелкое и мощное дрожание.
            ... Полицейские с невероятным трудом оторвали от толпы и усадили философа в санки. Епископская тройка бешено понесла его и гренадера назад, в Белгород. Уже выскакивая из Бирючковской слободы, философ увидел, что и тут заполыхало. Но возница не останавливаясь, стегал, пытаясь достичь спасительного Казенного леса раньше, чем санки догонят разъяренные конные преследователи.
            В ту ночь в Бирюче сгорело несколько изб и целый Крестовоздвиженский переулок. Сожгли несколько кликуш и самого Палия. Наутро отец Кондрат поднялся на колокольню и тайно снял трубу, надёжно перепрятав её до просвещенных времен.
А Григорий Сковорода вернулся к владыке Иоасафу. И хотя невооруженным глазом комету не было еще видно почти три месяца, владыка готовился к несчастьям.
И несчастья себя ждать не застали. В день самого яркого свечения кометы Иоасаф был хиротонисан во Епископа Белгородского, Но прожил он после этого совсем немного, умерев в 39 лет.
            А еще в ту весну, под хвостом кометы, Белгород выгорел почти дотла. Даже пришлось отсюда переводить в Харьков православный коллегиум. Здесь начал преподавать пиитику Григорий Сковорода, по совету Иоасафа принявший монашество.
            ... А вы говорите - колечко с линзой! Посмотрите в него сами - увидите еще много такого, что из бытия предков перешло в предания и легенды нашего просвещенного времени.

Перейти в архив


Новинки видео


Другие видео(105)

Новинки аудио

Н. Стрельникова "Не я тебя придумала , любовь..." (сл. Г. Щербининой, муз. Н. Стрельниковой)
Аудио-архив(102)

Альманах КЛАД Газета  Русская ярмарка талантов
© 2011-2014 «Творческая гостиная РОСА»
Все права защищены
Вход