Подарок аульвы

Дата: 15 Марта 2023 Автор: Соколич Марфа

 

 

Пьеса для детей в 9 сценах
По мотивам исландских народных сказок

 

 ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

ПАСТУХ – молодой парень.
ХОЗЯИН – солидный мужчина средних лет.
ХИЛЬДУР – домоправительница в доме хозяина, аульва.
КОРОЛЬ – муж Хильдур.
СТАРУХА – мать короля.
КРЕСТЬЯНКА – жена пастуха.
ГИЛИТРУТТ – скесса.

 

   Аульвы – сказочные персонажи исландского фольклора. Они живут в холмах и обладают таинственным могуществом.
   Скессы – сказочные персонажи исландского фольклора, безобразные, глупые и злые великанши.
   Первый день лета празднуется в Исландии в первый четверг после 18 апреля.
 
 Сцена 1

   Богатый крестьянский хутор в старой Исландии. За столом сидит ХОЗЯИН. Входит ХИЛЬДУР.

ХИЛЬДУР. Хозяин!
ХОЗЯИН. Слушаю тебя, Хильдур!
ХИЛЬДУР. Парень Вас спрашивает…Незнакомый.
ХОЗЯИН. Кто бы это мог быть?
ХИЛЬДУР. Может, пришёл в пастухи наниматься?
ХОЗЯИН. Вряд ли. Пастухи теперь мой дом стороной обходят. И правильно делают.
ХИЛЬДУР. Так что парню-то сказать?
ХОЗЯИН. Пусть проваливает.
ХИЛЬДУР. Однако всё же стоит спросить, чего ему нужно!
ХОЗЯИН. Понятное дело, работу ищет.
ХИЛЬДУР. Нехорошо человека гнать!
ХОЗЯИН. Только взять его ну никак не могу.
ХИЛЬДУР. Значит, не будете разговаривать?
ХОЗЯИН. Меня и без того совесть мучит. Как вспомню…
ХИЛЬДУР. Вас ведь никто не винит!
ХОЗЯИН. Пусть не виноват я, а на душе неспокойно. Едва подумаю – сердце так и заходится… Аж меня всего с головы до пяток трясти начинает… Хватит этого кошмара!
ХИЛЬДУР. Что будет, то будет. Не в нашей власти судьбе противиться.
ХОЗЯИН. Так-то оно так…
ПАСТУХ (заходя). Добрый день, Хозяин! Добрый день, Хозяйка!
ХИЛЬДУР. Не хозяйка я!
ХОЗЯИН. Пускай ты, Хильдур, не жена мне, а хозяйство – на твоих плечах…
  

Хильдур уходит.

ПАСТУХ. Слышал я, стадо у тебя большое, а пастуха нет.
ХОЗЯИН. Так что из того?!
ПАСТУХ. Может, возьмёшь меня?..
ХОЗЯИН. Работники мне не нужны.
ПАСТУХ. Как же ты зимой справишься?
ХОЗЯИН. Уж как получится. А только грех на душу брать не буду. Небось, слышал, что с прежними пастухами случилось?
ПАСТУХ. Мало ли чего люди болтают.
ХОЗЯИН. Думаешь, врут?

ПАСТУХ. Ну-у-у…
ХОЗЯИН. А вот и нет! Уже несколько пастухов умерло. И все в рождественскую ночь! Вот скажи: сколько можно вместо рождественской благодати над покойником убиваться?!
ПАСТУХ. Умерли-то ни с того, ни с сего?
ХОЗЯИН. Именно! С вечера ложится пастух здоровёхонек, а утром…
ПАСТУХ. Никогда бы не подумал!
ХОЗЯИН. И умирают вроде своей смертью…Никто ничего понять не может. Так что, парень, иди-ка подобру-поздорову!
ПАСТУХ. Кому что на роду написано… А только их судьба меня не пугает.
ХОЗЯИН. Неужто ты умереть не боишься?
ПАСТУХ. Если работу не найду, точно помру!
ХОЗЯИН. Сходи на другой хутор! Ты молодой, здоровый!
ПАСТУХ. Вдруг хозяин злой попадётся? А о тебе люди хорошо говорят. И о домоправительнице твоей. Возьми меня к себе!
ХОЗЯИН. Ладно. Так и быть. Оставайся! Только если беда случится, на себя пеняй!

   Заглядывает Хильдур.

ХИЛЬДУР. Обедать пора!
ХОЗЯИН. Поставь на стол ещё одну тарелку!

   Хильдур уходит.

ПАСТУХ. Хоть бы улыбнулась разок!
ХОЗЯИН. Это она на вид сурова. А так очень обходительная. Разве чересчур молчалива… Смотри, разговорами её не донимай!

   Хозяин и Пастух уходят.

Сцена 2
 

     Идёт снег. Воет зимний ветер. Раздаётся удар колокола. Тёмной рождественской ночью у скалы прыгает взнузданный, словно лошадь, Пастух.

ПАСТУХ. И-го-го! И-го-го! Вот это рождественская ночь! Всем ночам ночь! Такого со мной прежде не случалось! Сначала-то всё было как всегда. Пришли мы из церкви, перекусили – и на боковую! А я притворился, будто сплю! Хотя глаза так и слипались, так и слипались! И-го-го! Вдруг слышу: топ-топ-топ! Прямо к лавке! И-го-го! И-го-го! И тут… Батюшки-светы! Да вы только взгляните! (Трясёт уздечкой.) Не человек я теперь, а конь с уздечкой! И-го-го! (Наконец пастуху удаётся сбросить с себя уздечку.)   Слава Богу! Уздечка-то тяжеленная, наверняка, заколдованная. (Глубоко дышит.) С такой уздечкой ночь попрыгаешь – точно копыта отбросишь!  Так, где же эта расщелина?! (Осматривает скалу.) Ага, вот она! (Заглядывает в расщелину.) Ух ты! Красота-то какая! Неземная! А это что?.. Никак, дворец! Ну и дела! А вон и она!.. Бежит!.. Да ещё как шустро! Что же делать? Как поступить-то? Здесь остаться?.. Однако глупо всю ночь у скал гарцевать! Ничего ведь тогда не узнаю! Да и замёрзнуть недолго! Холодина-то какая! А там, кажется, тепло. Эх, была-не была!.. (Проскальзывает в расщелину.)

Сцена 3

   Королевский дворец. В центре зала стоит трон. Входят КОРОЛЬ и Хильдур, которая облачена в королевские одежды.

КОРОЛЬ. Хильдур! Моя любимая! Жена моя! Не покидай меня!
ХИЛЬДУР. Не могу!
КОРОЛЬ. Прошу тебя!
ХИЛЬДУР. Ты ведь знаешь – уйти придётся!
КОРОЛЬ. Знаю… Только не знаю, как буду жить без тебя!
ХИЛЬДУР. А каково мне вдали от детей, от тебя?!
КОРОЛЬ. Может, попробуем?.. Не уходи!
ХИЛЬДУР. Пожалей меня! Не говори так!
КОРОЛЬ. Я тебя не отпущу!
ХИЛЬДУР. Ах, с какой радостью я бы осталась!
КОРОЛЬ. Так останься!
ХИЛЬДУР. Но это невозможно! (Хочет уйти.)
КОРОЛЬ (задерживает Хильдур). Дай обнять тебя!
 

  Они обнимаются. Затем Хильдур, вытирая слёзы, хочет идти. Король загораживает ей дорогу.

ХИЛЬДУР. Рождественская ночь на исходе. Мне пора. Иначе…
КОРОЛЬ. А вдруг?.. Вдруг ничего не произойдёт?
ХИЛЬДУР. Обязательно случится что-нибудь ужасное! Со мной, с тобой, с детьми!
КОРОЛЬ. Подожди! Я попробую ещё раз, я буду молить её…
ХИЛЬДУР. Она непреклонна. Ты же видел, как она смотрит на меня?!
КОРОЛЬ. Вдруг сжалится?
ХИЛЬДУР. У меня почти не осталось времени!
КОРОЛЬ. Я и наши дети, мы все бросимся ей в ноги!
  

Входит СТАРУХА.

СТАРУХА (Хильдур). Ты всё ещё здесь?
КОРОЛЬ. Матушка! Моя милая, добрая, любимая матушка!
СТАРУХА. Наконец-то вспомнил о матери!
КОРОЛЬ. Матушка, помилуйте! О Вас я помню всегда! Я люблю Вас!
СТАРУХА. Но её (Показывает на Хильдур.) ты любишь больше!
КОРОЛЬ. Разве можно сравнивать любовь к жене с любовью к матери? Они разные, и они обе в моём сердце.
СТАРУХА. О, как ты заговорил, сынок!
КОРОЛЬ. Неужели Вы сомневаетесь в моей любви?
СТАРУХА. А разве у меня не было для этого причин?
КОРОЛЬ. Абсолютно никаких!
СТАРУХА. Но ты же меня не послушал! Я просила, я умоляла тебя: не женись на этой!..
КОРОЛЬ. Но я люблю Хильдур!
СТАРУХА. Она тебе не пара!
КОРОЛЬ. Мы были счастливы, жили в мире и согласии до тех пор… пока Вы нас не разлучили.
СТАРУХА. Ты король! И должен жениться на ровне!
КОРОЛЬ. Другая жена мне не нужна!
СТАРУХА. Ничего, пройдёт время, и ты эту (Показывает на Хильдур.) забудешь. Ведь сегодня она приходила в последний раз.
КОРОЛЬ. Вы хотите испортить мою жизнь? Хорошо! Пусть так и будет! Но страдают Ваши внуки! Неужели Вам не жаль их?
СТАРУХА. Лучше жить совсем без матери, чем с такой…
ХИЛЬДУР (Королю). Прощай! Видно, такая уж у меня злая судьба. (Уходит.)
КОРОЛЬ. Умоляю! Сними своё заклятие, матушка! Позволь Хильдур остаться!
СТАРУХА. Она уже ушла…
КОРОЛЬ. Я догоню её!
СТАРУХА. Как было, так и останется! (Уходит.)

   Король хочет идти за матерью, но потом разворачивается и бежит вслед за Хильдур.

Сцена 4
 

  Утро. На лавке спит пастух. Входит хозяин. Он с опаской приближается к лавке, долго смотрит на пастуха, затем дотрагивается до его плеча.

ПАСТУХ (просыпаясь и подскакивая). И-го-го! И-го-го!
ХОЗЯИН. Живой! Ты живой!
ПАСТУХ (трогая себя за живот, плечи, голову). Действительно, живой!
ХОЗЯИН. Слава Богу!
ПАСТУХ. И моей смекалке тоже!
ХОЗЯИН. Я-то давно проснулся…А встать не могу! Лежу и трясусь. Ну, думаю, если и ты, парень, окажешься мёртвым…
ПАСТУХ. Мне самому страшно стало, как тебя увидел. Уж до того у тебя лицо белое…
ХОЗЯИН. На себя-то посмотри! Вид такой, будто на тебе всю ночь пахали.
ПАСТУХ. А вот и не угадал!
ХОЗЯИН. Как это?
ПАСТУХ. На мне не пахали! На мне скакали!
ХОЗЯИН. О чём это ты?
ХИЛЬДУР (входя). Доброе утро!
ХОЗЯИН. Сегодня оно, действительно, доброе. Ты погляди-ка, Хильдур! Наш пастух жив-живёхонек, только вставать не хочет.
ПАСТУХ. Да после этакой ночи неделю отдыхать придётся.
ХОЗЯИН. И отдыхай на здоровье! Уж до того я рад, что ты не умер! Только что же получается, ты этой ночью не спал?
ПАСТУХ. Кажется, спал…
ХОЗЯИН. А не случилось ли с тобой чего-нибудь особенного?
ПАСТУХ. Нет, ничего такого. Разве вот сон чудной приснился…
ХИЛЬДУР. Завтракать пора!
ХОЗЯИН. Подожди, Хильдур! Пускай пастух свой сон расскажет!
ПАСТУХ. Эх, с чего же начать?!
ХОЗЯИН. С самого начала. Да смотри, ничего не пропусти!
ХИЛЬДУР. Только завтрак-то стынет.
ХОЗЯИН. Ничего! Холодный съедим. Так что, парень, не тяни, начинай!
ПАСТУХ. Значит так… Лёг я на лавку, и начал меня сон одолевать. Однако овце понятно: засну, всё, прощай, жизнь! Вдруг ровно в полночь к моей лавке подошла… Хильдур.
ХИЛЬДУР. Вздор! Глупости какие!
ХОЗЯИН. Это же сон!
ПАСТУХ. И взнуздала меня, словно я не человек вовсе. А коняга скаковая! И-го-го!
ХИЛЬДУР (хозяину). И хочется Вам выдумки вздорные слушать?
ХОЗЯИН. Если тебе не интересно, уходи! А я, пока сон до конца не услышу, с места не сдвинусь.
ПАСТУХ. Вывела меня Хильдур за дверь, вскочила на спину и… И-го-го!
ХОЗЯИН. Вот это сон! А мне за всю жизнь ни одного такого весёлого сна не приснилось!
ПАСТУХ. Если честно, какое уж там веселье, хозяин. Закусил я удила и ну скакать! Взмок, аж пена рекой потекла. Конечно, наша Хильдур лёгкая, словно пушинка, однако тащить её на загривке… несколько километров… К тому же она меня ещё кнутом подгоняла! Вот так!
ХОЗЯИН (со смехом). Ай да Хильдур!
ХИЛЬДУР. Может, хватит?
ХОЗЯИН. А дальше, дальше-то что было?
ПАСТУХ. Наконец, остановились мы... Хильдур с меня соскочила, дотронулась до скалы, и вдруг раскрылась большая, ровно наша дверь, расщелина. Ну, Хильдур туда и!..
ХОЗЯИН. Вот незадача! Неужели ты вслед за ней не пошёл?
ПАСТУХ. Обижаешь, Хозяин! Разве после таких скачек можно Хильдур упустить? Не разузнав, куда это она отправилась. Только уздечка-то была заколдованная, далеко с ней не уйдёшь…
ХИЛЬДУР. Неужели ты её снял?
ПАСТУХ. Хоть и непросто было. А потом вслед за Хильдур взял да и прыгнул.
ХОЗЯИН. И ты попал?.. ты попал?!
ПАСТУХ. Именно, Хозяин. Оказался я в царстве аульвов. Трава там такого цвета, словами не передать! Чистый изумруд! И цветы повсюду!
ХОЗЯИН. Это зимой-то!
ПАСТУХ.  А посреди луга – огроменный дворец!
ХОЗЯИН. Хоть бы одним глазком посмотреть!
ПАСТУХ. Я-то оба вытаращил. До того в царстве аульвов красиво! Только гляжу, бежит по лугу наша Хильдур, не оглядывается. Ну, я за ней и припустил. Едва она приблизилась ко дворцу, как ей навстречу вышли люди. А впереди всех – Король!
ХОЗЯИН. Как ты догадался?
ПАСТУХ. У него на голове корона была. А на плечах – мантия. Он обнял Хильдур, и я понял, что это её муж.
ХОЗЯИН. Это что же получается, наша Хильдур – королева?
ПАСТУХ. И не просто королева, а королева аульвов. Тех, что живут в холмах и обладают таинственным могуществом.
ХОЗЯИН (Хильдур). А ты – завтрак-завтрак!
ПАСТУХ. Чтобы ничего интересного не пропустить, мне в окно залезть пришлось.
ХОЗЯИН. И тебя не заметили?
ПАСТУХ. Да никому до меня дела не было! Сначала все за стол уселись. Затем воины с девами танцевать начали. В общем, веселятся аульвы совсем как мы, люди.

ХОЗЯИН. А Хильдур?
ПАСТУХ. Её так нарядили… Женщиной быть нужно, чтобы этот наряд описать. Но если бы ты увидел свою домоправительницу в королевских одеяниях, ни за что бы не признал.
ХОЗЯИН. Она тоже танцевала?
ПАСТУХ. Нет. Всю ночь просидела…
ХОЗЯИН. Как так?
ПАСТУХ. Они с мужем до утра проговорили. И мне почудилось, будто им обоим невесело. А ближе к утру королева Хильдур стала домой собираться…то есть к тебе на хутор. Тут я понял, что ничего больше не случится, и – и-го-го – назад помчался. Ждать, когда королева Хильдур изволит вскочить мне на спину.
ХИЛЬДУР. Пустая выдумка! Как ты докажешь, что всё так и было?
ХОЗЯИН. Разве сон требует доказательств?
ПАСТУХ. Я тоже так считаю! (Достаёт кольцо и показывает его хозяину.) Однако легко докажу правдивость моего рассказа.
ХОЗЯИН. Кольцо! Золотое! Да ещё этакое! Откуда оно у тебя?
ПАСТУХ (Хильдур). Чьё это кольцо, королева Хильдур?
ХИЛЬДУР. Моё! Где ты его нашёл?
ПАСТУХ. Неужели не помнишь? Твой маленький ребёнок захныкал. Вместо игрушки ты дала ему своё кольцо. А он его уронил. Кольцо мне под ноги подкатилось, ну, я его и – цап!
ХИЛЬДУР. Дай Бог тебе счастья, парень! Ты с меня заклятье снял! Не по своей воле творила я зло…
ХОЗЯИН. О каком зле говоришь ты, Хильдур?
ХИЛЬДУР. Каждое рождество умирал человек… По моей вине… Чтобы съездить в царство аульвов и повидаться с мужем и детьми, мне приходилось надевать на пастухов волшебную уздечку.
ПАСТУХ. Получается, и среди аульвов есть злодеи.
ХОЗЯИН (пастуху). Не смей называть Хильдур злодейкой! (Хильдур.) Я знаю тебя уже много лет и могу сказать – женщина ты очень достойная: работящая, чистоплотная, добропорядочная…
ПАСТУХ. Злодейка – мать короля. (Обращается к Хильдур.) Чего она к тебе привязалась?
ХИЛЬДУР. Король женился на мне вопреки её воле…А теперь мне пора… Хочу обнять скорее детей и мужа. Тебя, парень, за то, что не побоялся спуститься в царство аульвов и освободил меня от заклятия, я отблагодарю.
ПАСТУХ (протягивая кольцо). Вот, возьми!
ХИЛЬДУР. Оставь это кольцо себе!
ХОЗЯИН. Ты уходишь, Хильдур? Как же мы без тебя?.. Кто будет вести моё хозяйство?
ХИЛЬДУР (Хозяину). Спасибо за доброту! И не печалься! Скоро придёт новая домоправительница. (Уходит.)
ХОЗЯИН. Новая… Да зачем мне новая?.. (Бежит вслед за Хильдур.)
ПАСТУХ. Остановись, хозяин!
ХОЗЯИН (возвращаясь). И зачем только ты про Хильдур рассказал? Ничего бы не знали… Жили бы, как прежде…
ПАСТУХ. Так ты же сам просил: расскажи да расскажи!
ХОЗЯИН. Откуда мне знать было, что оно так выйдет?
ПАСТУХ. А Король? А дети? Вспомни-ка, каково им без матери?
ХОЗЯИН. Ладно, чего уж… Идём-ка за стол! Рождество всё-таки…
Хозяин и Пастух уходят.

Сцена 5

   Новый дом Пастуха, который стал крестьянином и женился. По комнате слоняется Крестьянка, его молодая жена. Она то поглазеет в окно, то посидит на лавке… Затем принимается танцевать. Когда танец заканчивается, Крестьянка раскланивается перед воображаемыми зрителями и садится на лавку.  По краю сцены проходят хозяин и пастух.

ХОЗЯИН. Ничего у тебя, парень, не было. На чужих людей вкалывал…
ПАСТУХ. Не скажи! Вот, руки у меня правильные, трудовые, голова на месте, и храбрости не занимать.
ХОЗЯИН. А теперь у тебя пастбища обширные, овец столько, что считать замучишься, и дом огромадный! Точь-в-точь как мой!
ПАСТУХ. Подарок сам знаешь кого.
ХОЗЯИН. Хильдур старается…
ПАСТУХ. Я иногда удивляюсь, насколько моя жизнь переменилась!
ХОЗЯИН. Про меня она тоже не забыла…
ПАСТУХ. Было бы странно, если бы забыла! Эх, повезло нам!
ХОЗЯИН (в сторону). Жаль только, с женой тебе не повезло! Поспешил, меня не послушал…
ПАСТУХ. Может, зайдёшь всё же?
ХОЗЯИН. Вот наступит зима, появится свободное время... Тогда и в гости ходить будем.
  

Уходят.

КРЕСТЬЯНКА. Муж домой вернулся! Как не вовремя! (Ложится на лавку, накрывается одеялом.) Хотя с мужем мне повезло.

   Входит пастух. На плече у него – большой мешок.

ПАСТУХ. Жена, где ты, жена?!

   Крестьянка натягивает одеяло на голову. Пастух подходит к лавке, опускает на пол мешок и стоит, глядя на жену.

КРЕСТЬЯНКА (из-под одеяла). Не дыши так громко! И отойди подальше!
ПАСТУХ. Ну сколько можно спать?
КРЕСТЬЯНКА (выглядывая). Сколько нужно, столько и можно!
ПАСТУХ. Дрыхнешь сутки напролёт!
КРЕСТЬЯНКА (подскакивая). Тебе что, жалко?
ПАСТУХ. Да ведь нельзя только бездельничать! Так и жизнь проспать можно!
КРЕСТЬЯНКА (вскакивая). Думаешь, лучше её проработать?!
ПАСТУХ. У меня хозяйство вон какое большое!
КРЕСТЬЯНКА. Вот и работай! Я тебе не мешаю.
ПАСТУХ. Один-то я не справлюсь.
КРЕСТЬЯНКА. Найми ещё работников!
ПАСТУХ. Надо не работников нанимать, а самим трудиться.
КРЕСТЬЯНКА. Ну и трудись! У тебя это хорошо получается!
ПАСТУХ. В доме-то хозяйка нужна.
КРЕСТЬЯНКА. Что ты ко мне пристал? Дай отдохнуть немного!
ПАСТУХ. Вот беда, так беда! И красивая ты, и из семьи хорошей…
КРЕСТЬЯНКА. Если с утра до вечера работать, красоту скоро потеряешь.
ПАСТУХ. А если сутки напролёт баклуши бить, всё потеряешь.
КРЕСТЬЯНКА. Ой, не смеши меня!
ПАСТУХ. Я не тебя смешу, а людей. Э-э-э, да что теперь!.. Сам виноват. (Показывает на мешок). Вот, смотри…
КРЕСТЬЯНКА. Зачем мне на мешок смотреть?
ПАСТУХ. А затем, что в мешке – шерсть. За зиму ты должна её спрясть и выткать сермягу.
КРЕСТЬЯКА. Мне что, больше делать нечего?!
ПАСТУХ. И чтобы к лету сермяга была готова!
КРЕСТЬЯНКА. Не волнуйся! Это вредно для здоровья.
ПАСТУХ. Так ты поняла?
КРЕСТЬЯНКА. Ну что за репейник! Сколько можно повторять?
ПАСТУХ. Сколько нужно, столько и можно.
КРЕСТЬЯНКА. Да поняла я, поняла. Будет тебе сермяга. А теперь дай мне чуток подремать...А то устала я с тобой спорить.
ПАСТУХ. Может, сначала мужа обедом накормишь?
КРЕСТЬЯНКА. Опять за старое! Только и думаешь о еде!
ПАСТУХ. Как мне всё надоело! Вот отправлю тебя к родителям! (Уходит.)
КРЕСТЬЯНКА. Так и поверила! Смешной! Совсем как мой отец. Тот как примется шуметь иногда! И тоже про лень, про работу… Может, мужчины все такие? Сначала им весёлую красавицу подавай, а потом, как женятся, трудолюбивую и скромную чистюлю.
 

  В дом, топая, заходит ГИЛИТРУТТ.

 КРЕСТЬЯНКА. И не начинай снова! Помню я про твою сермягу!

ГИЛИТРУТТ. А хороша ли моя сермяга?
КРЕСТЬЯНКА (оглядываясь). Ой! Мне показалось, будто муж мой вернулся.
ГИЛИТРУТТ. Нет, это я зашла водички попить.
КРЕСТЬЯНКА. За водой иди сама! А то мне некогда.
ГИЛИТРУТТ. В доме чисто. Пол не метён всего несколько недель...
КРЕСТЬЯНКА. Угадала!
ГИЛИТРУТТ (принюхиваясь). И обедом не пахнет. Значит, посуду мыть не придётся…
КРЕСТЬЯНКА. Припёрлась без приглашения, ещё и хамишь?!
ГИЛИТРУТТ. Чего-то я не понимаю… Я тебя хвалю… Говорю, как в доме хорошо. Очень мне твой бардак по сердцу!
КРЕСТЬЯНКА. Ты это на что намекаешь? На то, что я лентяйка?
ГИЛИТРУТТ. Намекать я не умею.
КРЕСТЬЯНКА. Тогда проваливай отсюда!
ГИЛИТРУТТ. Сначала сермягу отдай!
КРЕСТЬЯНКА. Какую?
ГИЛИТРУТТ. О которой ты помнишь.
КРЕСТЬЯНКА. Совсем забыла! Только эта сермяга не твоя.
ГИЛИТРУТТ. Но ты сказала – моя!
КРЕСТЬЯНКА. Разве можно такой непонятливой быть?! Я думала, что ты, это не ты, а муж мой. И потому так сказала.
ГИЛИТРУТТ. А я думаю, сермяга мне пригодится!
КРЕСТЬЯНКА. Вот ведь голова дырявая!
ГИЛИТРУТТ. То есть моя сермяга с дырками?
КРЕСТЬЯНКА. Да её сначала выткать нужно. А до того – шерсть спрясть.
ГИЛИТРУТТ. Так, когда за ней приходить?
КРЕСТЬЯНКА. На чужую сермягу рот не разевай! Не твоя она, а мужа моего. Неужели не понятно? И вообще… Как же, буду я свои пальчики какой-то сермягой портить. (Пауза.) Постой-ка!
ГИЛИТРУТТ. Я и так стою. Ты присесть не предложила! И сермяга не моя оказалась.
КРЕСТЬЯНКА. Знаешь, что? Принесу я тебе воды. Но и ты должна оказать мне услугу.
ГИЛИТРУТТ. Это справедливо. А что я должна сделать?
КРЕСТЬЯНКА. Шерсть спрясть и выткать из неё сермягу. И сюда принести.
ГИЛИТРУТТ. Всего-то?! Давай скорее свою шерсть!
КРЕСТЬЯНКА (показывая). Вон она, в мешке…
ГИЛИТРУТТ (легко вскидывая мешок на плечо). В первый день лета получишь свою сермягу.
КРЕСТЬЯНКА. А как с тобой расплачиваться? Ведь не будешь же ты бесплатно работать?
ГИЛИТРУТТ. Ну, это пустяки! Ты должна с трёх раз угадать моё имя.
КРЕСТЬЯНКА. Только?..
ГИЛИТРУТТ. Угадаешь, и ладно, больше мне ничего не нужно. (Уходит.)
КРЕСТЬЯНКА (радостно, кружась и хлопая в ладоши). Глупая, глупая, глупая старуха! Всю зиму за этакий пустяк скрюченной сидеть! Вот уж повезло мне!
   Зато теперь, если муж спросит, я отвечу: «Не тревожься! В первый день лета получишь свою сермягу!»

   Гаснет свет. Становится слышен чей-то топот. Это бежит Гилитрутт. Когда она появляется на сцене, то попадает во вспыхнувший круг света. Вот Гилитрутт останавливается, сбрасывает мешок на землю и принимается кружить вокруг него, притопывая и прихлопывая.

ГИЛИТРУТТ. Глупая! Глупая! Глупая крестьянка! Как же мне повезло! Уж до того повезло! Очень-очень-очень повезло! (Подхватывает мешок и убегает.)

   Снова становится темно. Начинает идти снег, воет ветер. Это наступила зима.  Неожиданно загораются праздничные огоньки. Слышится рождественское церковное пение.  Раздаётся колокольный звон. Становится светло.

Сцена 6

   Новый дом Пастуха празднично убран. Пастух и его жена возвращаются из церкви с рождественской службы. Крестьянка сама не своя, сначала она принимается метаться по комнате, затем падает на лавку.

ПАСТУХ. Неужели ты из-за скессы расстроилась? (Пауза.) В церкви чуть в обморок не упала. (Пауза.) Да что с тобой, скажи!
КРЕСТЬЯНКА. Это точно была?..
ПАСТУХ. Скесса из соседней долины. Она очень редко показывается. А тут, говорят, оголодала! Заманить-то к рождественскому ужину никого не получилось. Вот она и помчалась за мужем! На озеро! Он как раз там рыбу ловит! А как она подпрыгнула, когда колокольный звон услышала! Умора!
КРЕСТЬЯНКА. И ничего смешного!

   Пастух, подражая скессе, прыгает, затем, говоря: «Бу-у-м, бу-у-ум!», подскакивает, озирается и бросается бежать вприпрыжку.

ПАСТУХ. Ещё как смешно!
КРЕСТЬЯНКА. Тебе лишь!
ПАСТУХ. Ну, не смешно, так не смешно. Только чего ты-то дёргаешься?
КРЕСТЬЯНКА. Отстань от меня!
ПАСТУХ (примирительно). Давай-ка лучше к столу! За праздничный ужин!
КРЕСТЬЯНКА. Что-то есть не хочется!
ПАСТУХ. Может, ты заболела? Холодно-то как! Давно таких морозов не было!
КРЕСТЬЯНКА. Скажи, только честно, это действительно была?..
ПАСТУХ. Конечно. Хоть у кого спроси! Все, кто в церкви был, её видели.
КРЕСТЬЯНКА. Но разве скессы на самом деле существуют?
ПАСТУХ. А ты сомневаешься? Тогда оглянись! Всё, что видишь, это подарок. Пусть я трудяга, и голова у меня на плечах, и руки мастеровые, а только без аульвы ничего бы этого не было. А ведь я тебе столько раз о Хильдур говорил.
КРЕСТЬЯНКА. Я думала… ты просто хочешь… на себя внимание обратить…
ПАСТУХ (садясь за стол). Садись, жена!
КРЕСТЬЯНКА (садится, но тут же вскакивает). И ты думаешь, есть другие скессы?
ПАСТУХ. Дались тебе эти скессы!
КРЕСТЬЯНКА. А как они выглядят?
ПАСТУХ. Тебе будто в детстве сказок не рассказывали?!
КРЕСТЬЯНКА. …Но мне казалось...
ПАСТУХ. Никакая они не выдумка! Скессы высокие…
КРЕСТЬЯНКА. И безобразные?
ПАСТУХ. И сильные. А ещё – глупые и злые.
КРЕСТЬЯНКА. Ох, что я наделала!
ПАСТУХ (беря ложку). Говори скорее! А то очень есть хочется!
КРЕСТЬЯНКА. Ты знаешь, я мешок с шерстью… который ты принёс… чтобы из него сермягу… отдала.
ПАСТУХ. То-то я его не вижу! Ну, не переживай! Обойдусь я без сермяги!
КРЕСТЬЯНКА. Да будет тебе сермяга! Я шерсть одной огромной-преогромной… страшной-престрашной… старухе… чтобы она… для тебя…
ПАСТУХ. Глаза у неё словно рыбьи?
КРЕСТЬЯНКА. Да!
ПАСТУХ. А нос этакий?
КРЕСТЬЯНКА. Да!
ПАСТУХ (выскакивая из-за стола). Вот глупая! Что наделала! Ты хоть понимаешь, кто она?
КРЕСТЬЯНКА. Старуха…
ПАСТУХ. То скесса была. Она неподалёку живёт, в наших горах. Ты теперь в её власти. Добром она тебя не отпустит. Постой! А какую плату она обговорила?
КРЕСТЬЯНКА. Имя… Её имя…
ПАСТУХ. Что?!
КРЕСТЬЯНКА. Я с трёх раз должна угадать, как её зовут.
ПАСТУХ (бросая ложку). Да ты… ты… Вот уж не думал, что ты настолько глупа! (Уходит.)
КРЕСТЬЯНКА (бросается вслед за мужем). Постой! Не уходи! Что со мной будет?

Сцена 7

   Горы в Исландии. Даже сюда пришла весна. Слышится стук ткацкого станка. Неожиданно становится тихо. Из-за груды камней показывается Гилитрутт. Разминаясь, она машет руками, прыгает, нагибается…

ГИЛИТРУТТ. Сермяга почти готова. Скоро, скоро я (Показывает, как хватает человека.) эту глупую крестьянку. Вот уж повезло! (Поёт.)
Я всегда живу одна! А-а-а!
И никто не знает почему! У-у-у!
Угадать из тысячи имён – одно!
Это невозможно!
Вот скажите, скажите мне, как угадать то, чего не знаешь? Я бы ни за что! А эти люди ещё говорят, будто мы, скессы, глупые. Ха-ха-ха!
Ха-ха-ха! Никто не знает, как меня зовут!
Хо-хо-хо! Никто не знает, что имя моё Гилитрутт!
А теперь – за работу! (Скрывается за грудой камней.)
  

Раздаётся протяжное б-еее! Появляется пастух.

ПАСТУХ. Неужели забралась так далеко? Если бы какая другая, рукой бы махнул! Надоест гулять, сама домой вернётся! Но она же… самая красивая, и глаза у неё... После того, как она появилась, удача всегда со мной. Жаль будет, если со скалы упадёт. Или если её волки задерут.

   Начинает стучать ткацкий станок. Пастух падает на землю. Слышится «Ха-ха-ха!» Это вновь поёт и повторяет свой куплет скесса. Пастух подползает к груде камней и заглядывает в щель. Затем на четвереньках отходит в сторону. Встаёт.

   ПАСТУХ.  Э-э-э, да это, никак, подруга моей дорогой и ленивой жёнушки. А имя у неё какое чудное! Гилитрутт! Вот уж ни за что не догадаешься!

   Раздаётся протяжное: «Б-б-е-е-е!»
  

   ПАСТУХ. Ага, здесь она, неподалёку! Вот ведь разбойница! А на вид такая скромная овца! (Убегает.)
  

Из-за камней выскакивает Гилитрутт. Она бегает туда-сюда, присматриваясь и принюхиваясь.

ГИЛИТРУТТ. А?! Что?! Где?! Кто?! Уф! Показалось! Хотя… Нет, показалось. (Уходит. Вновь раздаётся стук ткацкого станка.)

Сцена 8

   В доме Пастуха ужасный беспорядок, вещи раскиданы и разбросаны. На лавке под ворохом одежды лежит крестьянка.

ГОЛОС ПАСТУХА. Жена, ты что, продолжаешь лежать?
 

  В ответ крестьянка протяжно стонет.
 

ГОЛОС ПАСТУХА.  Может, встанешь всё-таки?
  

Крестьянка опять стонет. Входит пастух.

ПАСТУХ. Ну, как знаешь.
  

Крестьянка снова стонет.
 

 ПАСТУХ. Встала бы, причесалась… А то скоро твоя подруга пожалует.

КРЕСТЬЯНКА (вскакивая). Издеваешься, да? Радуешься, что сегодня от меня избавишься?
ПАСТУХ. С чего ты взяла?
КРЕСТЬЯНКА. Как будто я не вижу!
ПАСТУХ. В первый день лета все радуются!
КРЕСТЬЯНКА. А ведь мы, может, больше никогда не увидимся!
ПАСТУХ. Вот выдумала!
КРЕСТЬЯНКА. Станешь свободным. Снова женишься…
ПАСТУХ. Пожалуй, больше спешить не буду. Я уже один раз поспешил.
КРЕСТЬЯНКА. Извини меня… Тяжело тебе пришлось… Хозяйка вроде есть… А на самом деле…
ПАСТУХ. Зато ты красивая. И добрая. Характер у тебя лёгкий! Жаль, избаловали родители…
КРЕСТЬЯНКА. Хозяйство у тебя большое. Без хозяйки никак нельзя. Но всё равно, когда снова жениться будешь, к девушке присмотрись повнимательнее.
ПАСТУХ. Да что ты меня сватаешь?! У меня уже есть жена.
КРЕСТЬЯНКА. Я только сейчас поняла, как мне повезло. Какой же ты хороший! А я из-за своей лени тебя потеряла.
ПАСТУХ (достаёт бумажку и громко читает). Гилитрутт!
КРЕСТЬЯНКА. Что?
ПАСТУХ. Я говорю, твою скессу зовут Гилитрутт.
КРЕСТЬЯНКА. С чего ты взял?
ПАСТУХ. Просто мне так кажется!
КРЕСТЬЯНКА. А если не Гилитрутт?
ПАСТУХ. Тогда ничего не поделаешь. (Он отдаёт жене бумажку и хочет уйти.)
КРЕСТЬЯНКА (хватая его). Постой! Останься! Мне страшно!
ПАСТУХ. Ты со скессой без меня столковалась, без меня и расплачивайся.
КРЕСТЬЯНКА. Хотя бы…поцелуй! На прощанье.

   Пастух целует жену. И хочет снова уйти.
  

КРЕСТЬЯНКА. Почему? Почему ты сказал мне?..
ПАСТУХ. А как иначе?
КРЕСТЬЯНКА. Ты же хотел от меня избавиться!
ПАСТУХ. Я специально на бумажке имя записал, чтобы не забыть. (Уходит.)
КРЕСТЬЯНКА. Спасена! Я спасена! А вдруг?! Вдруг эту скессу зовут?.. И тогда она…
ГИЛИТРУТТ (входя). А вот и я! (Бросает сермягу на пол.) Забирай свою сермягу! Да говори скорее, как меня зовут!
КРЕСТЬЯНКА. К чему спешить? Присядь, отдохни!
ГИЛИТРУТТ. Хо-хо, вежливой стала! Только чего зря рассиживаться-то?
КРЕСТЬЯНКА. Возьми эту сермягу себе!
ГИЛИТРУТТ. Пусть она твоему мужу достанется! А мне – его жена! Ха-ха-ха!
КРЕСТЬЯНКА. Зачем я тебе?.. Для чего?
ГИЛИТРУТТ. А вот скоро сама узнаешь! Хры-хры-хрум!
КРЕСТЬЯНКА. А хочешь, я тебе все свои наряды отдам?
ГИЛИТРУТТ. Тряпок у меня достаточно.
КРЕСТЬЯНКА. А может, ты пообедать не откажешься?
ГИЛИТРУТТ. Дома пообедаю! У меня сегодня – праздничный обед!
КРЕСТЬЯНКА. А может…
ГИЛИТРУТТ. Надоела ты мне! Болтаешь не по делу! Ну-ка, говори, как меня зовут!
КРЕСТЬЯНКА (дрожащим голосом). Сигни…
ГИЛИТРУТТ (радостно). Может, Сигни, а может, и нет! Попробуй-ка угадать ещё разок!
КРЕСТЬЯНКА. Оса…
ГИЛИТРУТТ (торжествуя). Может, Оса, а может, и нет! Попробуй-ка угадать в третий раз! И помни, это твоя последняя попытка!
КРЕСТЬЯНКА. Тогда не иначе как Гилитрутт!
 

 Скесса падает на пол (от удара дом трясётся), мычит нечто нечленораздельное, затем вскакивает и убирается восвояси. Крестьянка хватается за сердце и выбегает из дома.  Становится темно. Слышится топот. То бежит скесса. Вот она появляется в круге света. Прыгает, рвёт на себе волосы и страшно воет. Затем убегает.

СЦЕНА 9
  

Вечер. В дом Пастуха входит Хозяин.

ХОЗЯИН. Эй, кто из хозяев дома?
ПАСТУХ (входит следом). Все должны быть дома! Только…куда это я попал? Хозяин, я что, к тебе в гости пришёл?
ХОЗЯИН. Нет, ты у себя.
ПАСТУХ. Странно, чистота, порядок…
ХОЗЯИН. Пожалуй, немного непривычно.
ПАСТУХ. И запах… Хозяин, чем это пахнет?
ХОЗЯИН. Ужином, вкусным ужином.
ПАСТУХ (оглядываясь). Ты не шутишь? Я, действительно, дома?
   Входит нарядная, улыбающаяся Крестьянка.
КРЕСТЬЯНКА (мужу). А я тебя весь день жду! (Обращается к Хозяину.) Добрый вечер, хозяин! Поужинайте с нами!
ХОЗЯИН. Ужинать мы всегда рады…
ПАСТУХ. Это уж точно! За день как наработаешься – так вечером аппетит живот теребит.
КРЕСТЬЯНКА. Прошу к столу! (Уходит.)
ХОЗЯИН. Ты сегодня, никак, в горы ходил?
ПАСТУХ. Трава уже хорошая. Сочная. Пора стадо на пастбище гнать.
ХОЗЯИН. А глаза-то блестят… Не случилось ли чего? Может, с нашей Хильдур встретился?
ПАСТУХ. Нет, к сожалению. Она как тогда ушла… Зато видел одну скессу…Уж до чего потешно скакала! (Показывает.)
ХОЗЯИН. Ты бы поосторожнее. От них, сам знаешь, нужно подальше держаться.
ПАСТУХ. Да не заметила она меня! Я в укрытии сидел.
ХОЗЯИН. А жена-то у тебя…Красавица!
ПАСТУХ. И характер хороший. Только что же мы стоим? Идём скорее ужинать!
ХОЗЯИН. Пожалуй, пора и мне жениться.
   

Уходят.
ЗАНАВЕС

 

Перейти в архив


Оценка (0.00) | Просмотров: (116)

Новинки видео


Другие видео(192)

Новинки аудио

Елена Крюкова "Обнаженная натура"
Аудио-архив(210)

Альманах"Клад"  газета "Правда жизни"  Книги издательства РОСА
© 2011-2014 «Творческая гостиная РОСА»
Все права защищены
Вход