Путь в Бащелию

Дата: 4 Февраля 2023 Автор: Нефёдов Геннадий

Давно-давно в Сибири на берегах реки Енисей жили племена эвенков, ненцев, русских, тувинцев, нанайцев, хакасов. У каждого народа были свои старцы-шаманы. Это через них передавались из поколения в поколение историческая правда и культурные традиции. А Енисей величали они «Большой водой». Родился Енисей в вечной тайге, через которую пробирались притоки искрящейся, серебристой воды. Жителям прибрежных поселений старцы завещали беречь реку, очищать её берега от мусора, оберегать лес от пожаров, защищать родные места от врагов.

 

Люди в тех местах разводили оленей, лошадей, ловили рыбу осетрину, называемую в народе царской потому, что Енисей почитали за Царя. Местные мастера искусно занимались различными ремёслами. Женщины шили диковинную меховую одежду, тёплые унты, похожие на сибирские валенки. Мужчины пасли скот, охотились на дикого зверя, ловили рыбу, а ещё умели делать боевые луки и стрелы. Были среди них мастера варганов музыкальных губных инструментов, бубнов из кожи, каких нигде на свете не было. Тайны талантливых мастеров передавались от старших к младшим. Ребятишки охотно учились из ивовых веток вырезать звонкие свистульки, а из кусочков кожаных ремней мастерили губные гармошки. Собирались дети на полянках, устраивали праздники свистунов да плясунов, соревновались кто сильней в борьбе, скакали на лошадях. На состязаниях среди старших всегда побеждал Енисейко, сын воина Степана. Когда отец уходил в дальние походы, он соблюдал все заповеди и наказы старших, помогал матери вести хозяйство и быстро взрослел. Мирная жизнь была не вечной. Нередко ночами ужасные чудовища нападали на племена, грабили и убивали стариков, жгли дома, забирали в плен женщин и детей. Людей и скот угоняли далеко на юг, в царство Бащелию, где Енисей брал своё начало. Сто лет там правил крылатый подземный царь с человеческим лицом Хингиль. Он давно мечтал завладеть царством Енисея, а реку перекрыть высокими скалами, оставить людей без воды ради того, чтобы создать под землёй собственное море. А ещё Хингиль мечтал жениться на дочери царя Енисея Саяночке. Он знал, что она волшебница и верил, что с её помощью сделается ещё могущественней. Хингиль не оставлял эту мечту и не раз пытался осуществить свои планы, причиняя беды народам Енисея. Полчища вооружённых ушастых бащеликов наступали с гималайских высот. Они громили всё, что попадалось им на пути, брали людей в плен, сжигали и разоряли их жилища. Диких зверей палили огненными стрелами, травили рыбу ядами, словно стремились уничтожить всё живое. Мужчины прибрежных племён храбро отражали вражеские набеги. Воины дрались, не жалея сил, и порой теснили врага. Но силы были неравные.

 

Молодой воин Степан, вернувшись на родной берег с очередного сражения на дальних подступах к землям своего племени, не нашёл ни родного дома, ни соседнего… Повсюду дымились лишь остатки деревянных построек. Не было и людей, которых, по всей видимости, угнали в полон. Степан стоял на пепелище, и горькие слёзы стекали по его щекам. И вдруг увидел он среди пожарища дряхлую старуху-шаманку. В сухих руках, похожих на плети, она держала варган – эвенкийский музыкальный инструмент. Она поднесла его к губам, и он печально зазвучал, словно что-то говорил на неизвестном языке, выписывал мелодию, похожую на человеческий плачь. Подсел Степан к старухе, а та перестала играть и заговорила с ним.   

 

– Не плачь, Степан. Дома твоего не осталось, но живы твои родные. В плену они у жестокого царя Хингиля. Построил он царство Бащелию с чёрной столицей, чтобы народ истребить, воды царя Енисея перекрыть. Вот варган и плачет, как человек. Ты воин. За правду и жизнь ты сражался отважно, но победа ещё не пришла. Ступай, родимый, погуби врагов наших. Только себя береги и помни, что на свете дороже всего жизнь! Найди родных. А доведётся тебе воевать с Хингилем,  не сомневайся в том, что твой меч – при твоих храбрости и силе – сможет отрубить голову злодею, и падёт он в пропасть, сгинув навечно.  Вот и вернётся свобода, вода и счастье людям! Ступай же, исполни свой долг, поторопись, Степан.   

 

Шаманка исчезла столь же неожиданно, как и появилась, а Степан тут же отправился в путь по каменистым берегам Енисея. Недолго он шёл, как встретил маленького медвежонка. В округе не было ни медведицы, ни медведя, а медвежонок след в след бежал за ним по берегу и жалобно мычал, словно звал его.  «Брошенный медвежонок», – подумал Степан. Остановился. Взял медвежонка на руки. А тот давай его облизывать.

 

– Вижу я, что и ты, Мишка, несчастный. Потерялся  видать, оголодал. Я тебя сейчас рыбой накормлю.

 

Присел он у воды, а осетры выпрыгивают из неё, словно напоказ.

 

– Вот диво-то! Царская рыба сама в руки просится…

 

Закинул сеть и поймал огромную с блестящей серебряной чешуёй рыбу. Давай вытаскивать её из воды, а она девицей-красавицей обернулась.

 

– Здравствуй, Степан! Никак воин, народ идёшь спасать из полона? – нараспев проговорила девушка.

 

Не ожидал Степан такого чуда.

 

– Правда твоя, красавица, иду народ свой спасать, да вот только без щита и меча. Вернулся домой, а дом сгорел. Любимую жену Аннушку и сыночка враги в плен угнали. Вот и спешу в царство Бащелию. Медвежонок тут со мной голодный, брошенный увязался. Рыбкой хотел накормить, а тут вот ты, сказочная, явилась!

 

– Верно, сказочная. Чудеса волшебные знаю. Только не рыба я, а человек, как и ты. И медвежонок настоящий с тобой, сирота он. Медведей, отца и мать, бащелики огненными стрелами сожгли. Вот он один и остался. Слышала я про подвиги твои, Степан. Знаю, что сын у тебя есть. Как зовут-то его?

 

– Енисейко. Большой стал, матери сейчас помощник. Живы ли они?  Смотрю я на тебя и вижу, непростая ты девица, коль из рыбы красавицей стала. Величать-то тебя как?

 

– Саяночка, дочь царя Енисея. А скажи-ка мне, сыночка Енисейко назвал – сам ли придумал?

 

– Не сам. История приключилась однажды. Почти семнадцать лет прошло. Сижу я на берегу, рыбу ловлю, песенки напеваю. Вдруг разыгралась буря. Страшный гром посылал сверкающие молнии. Одна из молний вонзилась около меня, и я потерял сознание. Очнулся от слов улыбающегося мальчика: «Вставай, рыбак! Холодно тут и сыро, ещё заболеешь». «Кто ты? – спрашиваю его. – Не в сказку ли я попал?». А он мне и отвечает: «В сказку! Енисейко я. Ступай скорее домой, там ждёт тебя твоя Аннушка, чтобы порадовать тебя новостью о рождении сына!». И всё случилось так как он говорил. Потому и назвали мы родное дитя Енисейко.

 

– Ты правильно сделал, – молвила Саяночка. – Не печалься, родных ты найдёшь, только сил своих не жалей. Путь нелёгкий тебя ждёт, с испытаниями. Пройдёшь Саянские горы, а за ними возвышаются, как крепости, гималайские, чёрные скалы. Это и есть царство Бащелия. Правит царством зла Хингиль с огромными крыльями, с лицом похожим на человеческое. Встретишь в пути коварных чудовищ. Всюду ждут тебя испытания и хитрости Хингиля. Но не сворачивай с пути в царство Бащелию. В дороге сил и хитрости будет прибавлять вот эта веточка. – И показала она веточку кедра Степану. – Волшебная она. Взмахнёшь ею, и придёт к тебе на помощь мощная сила царя Енисея. Земля под врагами разойдётся, и провалятся они в бездну. Помни, Степан, сила в этой веточке огромная, но поможет она только три раза. Такое в ней волшебство. В придачу дарю тебе меч булатный и копьё богатырское.

 

Взмахнула она веточкой, и Степан уже в боевых доспехах воина.

 

– Бери в подарок веточку. Ступай поскорее в путь! За медвежонка не переживай, возьму я его к себе, а подрастёт, сам в лес убежит. Прощай, Степан!

 

Саяночка взяла медвежонка на руки, погладила его мягкую шёрстку, и он в рыбку превратился. А затем и сама она засверкала серебром, обернулась рыбой огромной. И поглотили их воды Енисея…

Шёл Степан в сторону Саян по большому цветочному полю, на котором паслись белогривые кони. Один из коней был ярко-рыжего цвета, словно огонь, с белой гривой.

 

– Вот бы мне такого коня. Заманить бы скакуна... А что если испытаю я волшебную кедровую веточку?  – размышлял Степан.

 

Подкрался он к табуну лошадей, как взмахнул веточкой, так рыжий конь с седлом и стременами встал перед Степаном.

 

– Здравствуй, Белая грива! – обрадовался воин. Потрепав коня за гриву, вскочил в седло, и помчался по пыльной дороге. На пути в царство Бащелию враги гнали пленных жителей с берегов Енисея. А ещё рыли огромные ямы-ловушки, и животные тайги попадали в плен. Выживших пленников бросали в каменные тёмные пещеры. Были тут женщины, дети, старики прикованные цепями к каменным плитам. Днём несчастных заставляли пилить камни и строить стены чёрной столицы царя Хингиля. На руках детей были кровавые мозоли, многие умирали от голода и болезней, а женщины и старики держались изо всех сил и верили, что их освободят.

 

      Степан на лихом скакуне добрался за три дня до Саянских гор. Уставшие, без еды и сна, они валились с ног. В это время пошёл дождь как из ведра. Вдруг совсем рядом с грохотом открылась каменная плита, и неведомая сила втянула его в тёмную пещеру. Это была пещера испытаний. На каменных стенах было коряво написано: «Выйдешь из западни живым – попадёшь в царство Бащелию. Не выйдешь – тут останешься навечно». Под жуткие визги каменные ворота, грохоча, закрылись. В пещере стало темно. Но потом что-то засверкало. Над Белой гривой и Степаном свисала гигантская летучая мышь с горящими, как фонари, глазами. Её крылья были настолько велики, что огромная пещера казалась тесной и маленькой. Летучая мышь набросила на коня и Степана липкую сеть и захохотала:

 

 

– Попались, козявки человеческие! Путь ваш в Бащелию закончился! Если вы не отгадаете мою главную загадку, я сожру вас обоих на ужин.

 

– Говори свою загадку, тварь летучая! – прокричал Степан.

 

– Ха-ха-ха! Победить меня хочешь? Нет, не получится отгадать загадку! Никто ещё не отгадал. Видишь горы скелетов. Таким станешь и ты. Останешься здесь на веки вечные.

 

– Говори! Некогда мне с тобой время терять! – закричал Степан.

 

– Ну, слушай! – прошипела летучая мышь. – Что на свете всего дороже? Считаю до трёх. Угадаешь – откроются каменные двери. Не угадаешь – я тебя съем вместе с твоим конём. Итак, отгадывай!

 

– На свете дороже всего семья! – закричал Степан.

 

– Нет!!! Ха-ха-ха! – шипела и хохотала мышь.

 

– На свете, на свете… всего дороже народ! – сделал ещё одну попытку Степан.

 

 – Нет!!! – всё громче она орала, шипела и хохотала.

 

 Степан задумался. И в этот миг послышалась ему плачевная мелодия варгана старой шаманки. Она же предупреждала его, чтобы он не забывал, что самое главное на свете – жизнь человека. Мышь же хохотала всё истошней...

 

– Стой! Прекрати свой хохот! На свете всего дороже жизнь! – крикнул Степан.

 

В пещере всё загудело, загрохотало. Мышь вспыхнула фиолетовым пламенем и упала мышонком, превратившись затем в пыль. Раздвинулись каменные ворота. Освободившись из плена, поскакал он к подножью чёрных скал. Наступила ночь. Степан разжёг костёр и заснул рядом с конём. Тем временем с высот гималайских скал охранники бащеликов выследили Степана. Они бесшумно окружили спящих его. Но, конь, почувствовав опасность, встрепенулся и крепкими задними копытами начал бить окружение во тьме. Ничего не было видно. В ярости Белая грива засветился огненным светом. Степан и конь оказались в окружении. Бащелики что-то орали, скакали по кругу с медными тазами, корчили страшные рожи, выпускали острые когти, шевелили ослиными ушами, крутили рогами, а их пасти с торчащими клыками выбрасывали дым.

 

– Покорим! Всех погубим, всех съедим! – завывали вражеские морды.  

 

– Не тут-то было! – крикнул Степан и храбро поднял над головой меч. Махнул раз, другой, и толпа разбежалась. Меч-то сам сражал убегающих бащеликов. Уроды быстро забрались на скалу и стали бросать оттуда вниз огромные камни. Конь Степана отступил. Вражеская армия активно вела бой. Камни летели в них уже со всех сторон. Степан смело отбивался. Но, в конце концов, груда камней свалила его на землю, а коня засыпала горная лавина. Скалы для Степана стали неприступными. Обессиленный, он потерял сознание. На какое-то время всё стихло. Наступила тьма. Придя в себя, Степан увидел в зеленоватом луче девушку-красавицу, похожую на Саяночку. Повеяло каким-то волшебным теплом. «Вот, наверное, и начались хитрости Хингиля, – подумал воин. – Чтобы заманить меня в царство и казнить, подослал девицу, обернувшуюся в облик Саяночки».

 

– Красивый ты герой, Степан! – величаво заговорила девица. – Сильный воин. Пойдёшь со мной, царём тебя сделаем. В золоте будешь жить. Не пойдёшь – голова с плачь!

 

Воин молчал. Он догадался, что это Хингиль начал развлекаться. Степан помнил про волшебную кедровую веточку, что поможет она ему три раза. Коня подарила, ещё два волшебных дела осталось.

 Рассмеялся Степан, тоже решил хитрить:

 

– Девица-красавица, пойду я царём Бащелии, но прежде хочу с Хингилем в бою мечом к мечу сразиться!

 

– Хитёр ты, Степан! Тогда спасайся! За спиной смерть твоя стоит! – дерзко закричала девица.

 

  Повернулся Степан, а перед ним великий правитель Хингиль с гигантскими крыльями и уродливым человеческим лицом. Клыки торчали с оскалом хищного зверя. В лохматых руках огромный меч. Чудовище хохотало громовыми раскатами.

 

– Ха-ха-ха! Привет, коротышка-воин! – хрипел Хингиль. – Народец енисейский пришёл защищать? Не выйдет!  Меня не победить! Пока ты ко мне добирался, воины мои и водяные кикиморы повернули реку Енисей в обратную сторону. Ха-ха…Все останутся без воды на земле. Вода потечёт в моё подземное царство! Ещё день, и царь Енисей засохнет, всё превратится в чёрный песок. Эй, кикиморы и водяные, позабавьте меня, защекочите-ка этого вояку до смерти, а я вдоволь похохочу. Ха-ха-ха! 

 

Хингиль уселся на огромный камень и потирая огромные, волосатые ручищи, сотряс своим хохотом чёрные скалы. Толпами выбежали водяные и кикиморы, а воины прикатили деревянные, как бочки пушки. Перед хозяином началась чехарда. Всё это походило на большой парад военных изобретений. Вокруг Степана и коня выставили пушки из которых палили водяными бомбами. Водяные заряды были настолько сильны, что Степана и коня кружило, как в водовороте, а кикиморы длинными водяными руками пытались их защекотать. Посмотреть, как Хингиль победит Степана, из всех щелей скал выползали бащелики и радостно визжали, свистели и хохотали, вторя своему правителю. А девка-оборотень вцепилась в Степана и душить его начала.  Дотронулась она до волшебной веточки и вспыхнула ярким огнём. Кикиморы давай лить на девку воду, но от неё осталось только облако пара. В страхе кикиморы исчезли. Хингиль с шумом взлетел.  Огромными крыльями затмил часть неба. В темноте сверкал только меч правителя. Начался тяжёлый бой! Хингиль сбросил Степана с коня. Но сила и храбрость Степана подняли волшебный меч над головой Хингиля.  Меч отрубил гигантские крылья и чудовище рухнуло на землю. Степан крепко махнул мечом и отрубил ему голову. Бащелики стихли. Увидели, что девица-оборотень сгорела, а Хингиль остался без головы – началась паника.  

 

Но бащелики не сдавались. Они зажгли тысячу огромных факелов и стеной двинулись к Степану. Скалы расступились.  Навстречу Степану они вели его сына Енисейко и жену Аннушку, закованных в тяжёлые цепи.  Бащелики  надвигались на Степана. От огня становилось горячо.  Степана что-то прижало к скале. Отступать было некуда.  Враги  у ног воина сложили из факелов огромный костёр и силой потащили  в него Енисейко и Аннушку. В эту страшную минуту Степан в третий раз взмахнул кедровой волшебной веточкой. Головни от кострища врагов полетели в них самих. Всё трещало! Ушастые вспыхивали как бочки с порохом. Всё заполыхало заревом. Вражеская сила исчезала! Огромные скалы провалились сквозь землю. Началось землетрясение. Степан, Енисейко и Аннушка стояли на пятачке земли, держась друг за друга. Их окружили провалы и пропасти, из которых валил чёрный дым. Цепи с рук Енисейко и матушки свалились. Тёмные скалы исчезли. Рухнуло в бездну царство Бащелия! Перед героями было  прекрасное зелёное поле. Ярко светило солнце! Диво волшебное продолжалось. Кедровая веточка творила и творила чудеса! Ликующий народ стал свободным. Сбежались сюда и звери.  Среди них был знакомый Степана – медвежонок. Он залез на руки Степану и стал радостно лизать его лицо.

 

– Здравствуй, друг!  Никакая ты снова не рыбка. А где же твоя хозяйка Саяночка? – спросил Степан.

 

Медвежонок спрыгнул с рук Степана и исчез в толпе освобожденного народа. Зазвучал радостно варган, оглушая искристой музыкой всю долину. Народ расступился, и на огромном голубом троне въехал царь Енисей с красавицей Саяночкой. На руках Саяночки сидел тот самый медвежонок. На седой голове царя Енисея корона с самоцветами, борода трёхметровая, блестящий голубой плащ расстилался и переливался серебряными струями. Встал с трона царь Енисей, поклонился Степану.

 

– Низкий поклон тебе, победитель, за мужество и храбрость, за то, что воду людям вернул, народ от врагов избавил!  Отныне злу не бывать!  И как в сказках бывает на радостях, засылай сватов, свадьбу Саяночки и Енисейко играть будем! Жить будем с добром, как в сказке!

 

 Заиграла весёлая музыка.

– Смотрите, конь мой Белая грива пришёл! – радостно крикнул Степан. Он обнял коня и посадил на него Саяночку и Енисейко, и поехали они на родные берега царства могучего Енисея

Перейти в архив


Оценка (0.00) | Просмотров: (450)

Новинки видео


Другие видео(192)

Новинки аудио

Елена Крюкова "Обнаженная натура"
Аудио-архив(210)

Альманах"Клад"  газета "Правда жизни"  Книги издательства РОСА
© 2011-2014 «Творческая гостиная РОСА»
Все права защищены
Вход