Иван Бесталанный и Елена Премудрая

Дата: 31 Января 2023 Автор: Соколова Елена

Пьеса-сказка в 8 сценах

По мотивам русской народной сказки

 

 

ДЕЙСТВУЮЩИЕ ЛИЦА:

ИВАН.
ЕЛЕНА.
ВДОВА – мать Ивана.
СТАРИК – отец Елены.
ДАРЬЯ – прислужница Елены.
ЩУКА.
ВОРОБЕЙ.

 

 

СЦЕНА 1

На завалинке сидит ИВАН. Из избы выходит ВДОВА.
 
ВДОВА. Ванюшка! Вот ты где! А я думаю, куда подевался?!
ИВАН. Солнышко-то какое ласковое!
ВДОВА. Потому что весеннее. Только завтра оно ласковым быть перестанет.
ИВАН. Али у тебя, матушка, кости ломит?
ВДОВА. Неужто забыл? Мы сегодня последнюю, самую остатнюю краюшечку доели.
ИВАН. Утро вечера мудренее.
ВДОВА. Так-то оно так... Но мучицы у нас даже горсточки...
ИВАН. Придумается что-нибудь…
ВДОВА. Эх, Ваня, Ваня! Никакой-то тебе заботушки! Живёшь – не переживаешь!
ИВАН. Да ежели я переживать начну, хлеб ведь не появится.
ВДОВА. И в кого ты такой!?
ИВАН. Все говорят: на тебя похож.
ВДОВА. О-хо-хо! Горюшко ты моё луковое. Хоть бы женить тебя! Да кто возьмёт в мужья этакого?.. (Возвращается в избу.)

Появляется СТАРИК.
 
СТАРИК. Здравствуйте, люди добрые!
ИВАН. И тебе здравствовать, дедушко! Присядь, отдохни!
СТАРИК. С превеликим удовольствием. (Садится.)
ИВАН. И худой же ты…
СТАРИК. Издалека иду. В суме один ветер гуляет… А ты бы взял и покормил меня!
ИВАН. Знал бы, что ты придёшь, я бы давеча хлеб не ел. Тебе бы оставил.
СТАРИК. Я и каше рад буду.
ИВАН. Да ничего нет… Ни крупы, ни муки…
СТАРИК. Как же ты жить-то собираешься?
ИВАН. Об этом завтра подумаю… А ты, дедушко, подожди-ко! Я тебя хотя бы умою и рубаху твою ополощу. Сейчас баню затоплю! (Уходит.)

   Выходит вдова. Она смотрит сыну вслед и качает головой.

СТАРИК. Ты, поди, мать этого доброго молодца?
ВДОВА. Добрый-то он добрый, и уважительный, и ласковый…
СТАРИК. Что же ты замолчала?
ВДОВА. Только всякое дело ему не в пользу, не впрок, а поперёк.
СТАРИК. Как же так получилось?
ВДОВА. Уж таким он вырос.
СТАРИК. Али в детстве избаловали? А баловство без меры злом оборачивается.
ВДОВА. Мы с отцом учили его, наставляли, работе обучали... Он, вроде, и старается, хочет как лучше, да нет ему ни крупиночки удачи… и разума маловато.
СТАРИК. А мне он показался вполне разумным!
ВДОВА. Какое там! Вот недавно собрался пахать, я ему и говорю: сверху-то земля оплошала, родит плохо, ты её, сынок, малость поглубже паши! (Вытирает слёзы.)
СТАРИК. Да ты, никак, плачешь?
ВДОВА. А он, бесталанный, до глины…Ещё и посеял... Семенам извод, и урожая не будет. Ладно, летом проживём, корешки, траву-лебеду есть будем. А зимой?..
ИВАН (вбегая). Баня-то истопилась! Идём, дедушко, мыться!
  

Иван со стариком уходят.
 
ВДОВА. И я пойду… Глядишь,  репу прошлогоднюю в огороде откопаю. (Уходит.)
 

  На следующее утро из избы выходит Иван, вслед за ним идёт старик.
 
ИВАН. Нехорошо получается… Голодным из гостей уходишь.
СТАРИК. Зато спалось сладко, отдохнул я у вас. Теперь уж мне идти недалече… Скоро дома буду. А добро твоё – упомню! Коли станет совсем худо, в лес приходи. Туда, где две дороги расстаются.
ИВАН. Это в тот лес, про который говорят?..
СТАРИК. Увидишь там серый камень. Толкни его плечом и крикни: «Дедушка!» А матери спасибо скажи! Вкусный у неё салат получился, из крапивы да сныти.

   Старик уходит. Появляется вдова, она несёт две корзинки.
 
ВДОВА (отдавая одну корзинку Ивану). Ну, сынок, идём-ко по лугам бродить. Корешков съедобных на ужин накопаем да кисленького щавеля насобираем.
ИВАН. Ты, матушка, лучше бы дома сидела.
ВДОВА. Сидючи-то помереть недолго. На кого тогда тебя оставлю?!
  

Вдова с Иваном уходят. По небосводу катится солнышко, вот оно опускается за горизонт, становится темно, затем снова рассветает. Из избы показываются Иван и вдова.
 
ВДОВА. Сытости от корешков – никакой. Сил совсем не осталось. Куда это ты собрался?
ИВАН. За хлебом…
ВДОВА. Да где тебе, бесталанному, хлеба взять!
ИВАН. А вдруг?..
ВДОВА. Вот ведь придумал! Вдруг!.. Уж сиди лучше дома!
ИВАН. Тогда точно от голода умрём.
ВДОВА. К соседям схожу… Может, кто и выручит…
ИВАН. У них тоже с едой небогато.  
ВДОВА (вздыхая). И должны мы всем…
ИВАН. Всё, побежал! А ты, матушка, смотри, никуда не ходи! Обожди меня! Я мигом! (Убегает.)
ВДОВА (кричит ему вдогонку). Сам-то поешь! (Проводив сына взглядом, вздыхает.) А уж я, видно, не евши помру…

СЦЕНА 2

 

К камню, что лежит на дороге посреди леса, подходит Иван.

ИВАН. Вроде, всё правильно. Вот они, дороги… И камень. До чего странный! На нём словно буквы выбиты… Ну, с Богом! (Толкает камень. Из леса выплывает большой дом.)
СТАРИК (выходя из дома). Остановись, Ваня! Хватит камень толкать!
ИВАН. Дедушко! Уж ты на меня не серчай!
СТАРИК. Отчего я осерчать-то должен?
ИВАН. Что скоро в гости пришёл.
СТАРИК. Да я рад тебя видеть! До того рад!.. Идём в избу скорее!

Старик с Иваном заходят в горницу, садятся за уже накрытый стол. Иван ест, не может остановиться. Старик, наблюдая за ним, улыбается и потчует гостя.
 
ИВАН. Спасибо тебе, дедушко! Уж и не припомню, когда таким сытым был.
СТАРИК. За добро добром платить положено.
ИВАН. А изжарь ещё барашка… и хлеба бы… краюшечку…
СТАРИК. Угощайся, сколь душа примет!
ИВАН. Это для матушки…
СТАРИК (вставая, громко). Эй, кухонный молодец! (Ивану.) Он отнесёт для матушки еды вволю. А ты погости у меня! Договорились? (Выходит.)
 ИВАН (осматриваясь). Добрая изба, ладная. И дух в ней… Сразу чувствуется: хорошие люди живут. А красиво-то как! Вот уж не думал, что можно избу так украсить.
СТАРИК (возвращаясь). Отчего же вы с матерью не евши живёте?
ИВАН. Сам не знаю… Я ведь без дела не сижу… Иногда только…И матушка то в огороде копается, то в лес по грибы-ягоды ходит…
СТАРИК. Вырос ты уже, большим стал, а ежели женишься…чем семейство прокормишь?
ИВАН. А незнамо как, дедушко…
СТАРИК. Да неужто ты о женитьбе не задумываешься?
ИВАН. Подумываю… Только за меня ни одна девица не пойдёт.
СТАРИК. Эко горе какое! Разве можно молодцу бобылём жить?!
ИВАН. Да я всё понимаю…Но девиц тоже понять можно. Им хочется в богатую семью войти, чтобы муж подарками баловал… А у меня изба – шаром покати…И как сделать, чтобы она такой, как у тебя, стала, ума не приложу!
СТАРИК. Вот незадача…А ведь ты парень славный…Надёжный. Что же делать-то?!
ИВАН. Ничего тут не поделаешь…Судьба такая…
СТАРИК. А отдам-ка я свою дочь тебе в замужество! Она умница-разумница. Её ума вам на двоих достанет. Эй, Елена! Подь сюда!

   В горницу входит Елена. Смотрит на неё Иван и на лавку плюхается.
 
ИВАН. Да неужто этакая красота на свете бывает?..
ЕЛЕНА. Слушаю тебя, батюшка.
СТАРИК. … Давненько я подумывал, долго искал… А сегодня – нашёл!
ЕЛЕНА. Что, батюшка?
СТАРИК. Мужа тебе.
ЕЛЕНА. Мне?! Мужа?!
СТАРИК. Тебе, конечно. Кому ещё?!
ЕЛЕНА. Да я, батюшка… Да мне…
СТАРИК. Вот тебе муж, дочка! Ты ему отныне женой будешь.
ЕЛЕНА (опустив голову). Воля Ваша, батюшка!

   В тот же день сыграли весёлую свадьбу. И вдову позвали. Однако на следующее утро она стала домой собираться.

ИВАН. Осталась бы, матушка, погостила хоть немножко!
ВДОВА. В гостях – хорошо, а дома – лучше!
ИВАН. А дедушко сказал, чтобы ты уходить не спешила.
ВДОВА. На свадьбе погуляла, повеселилась, на людей посмотрела – себя показала, ну и хватит с меня.
ИВАН. Да ведь у нас ни коровы, ни кур нет, чтобы домой спешить. Ты бы здесь отдохнула маленько!
ВДОВА. Отдохнёшь, как же… Глядючи-то…
ИВАН. На что глядючи?
ВДОВА. А на то…
ИВАН. Странно ты сегодня говоришь, поговорками, загадками… Не понять никак, отчего тебе задержаться нельзя!
ВДОВА. Вот ведь непонятливый! Не по душе мне… у невестки жить.
ИВАН. Да Елена тоже согласна.
ВДОВА. Согласна-то согласна… Только… боязно мне...
ИВАН. Чего же, матушка?
ВДОВА. Еленушка твоя – красавица писаная, богатая да знатная… Чем ты её заслужил? Молчишь? То-то же! Вспомни-ка! Мы с отцом твоим в бедности жили. А ты и вовсе без судьбы родился…
ИВАН. Правильно говоришь, матушка, верно… Да разве от счастья откажешься?
ВДОВА. Забыл, чему тебя отец учил? Нельзя одним своим хотением жить.
ИВАН. Уж до того Елена в сердце запала…
ВДОВА. Идём, проводишь меня маленько!

   Иван и вдова уходят. Входит Елена.
 
ЕЛЕНА. За какой-такой проступок батюшка наказал меня? Мужа бесталанного навязал?! Как взгляну – тоска берёт. Неужто теперь всю жизнь с неумехой жить придётся? Да разве это жизнь будет? Я-то думала…мечтала… А оно вон как вышло…
ИВАН (входя). Елена!
ЕЛЕНА. Слушаю тебя!
ИВАН. Я сказать хочу…
ЕЛЕНА. Дел у меня много. Говори скорее!
ИВАН. Давай присядем!
ЕЛЕНА. Я же сказала… некогда мне.
ИВАН. Ты всё время от меня убегаешь…
ЕЛЕНА. Куда бежать?! Ты муж мой.
ИВАН. Оно так, конечно…

   Елена выходит. Иван садится на лавку. Входит старик.

СТАРИК. Что, зятёк? Пригорюнился?
ИВАН. Да вот думаю… А ты, дедушко, ровно куда собрался?
СТАРИК. Уйду я сегодня, далече уйду… Вернусь не знамо когда. Возьми-ка!
ИВАН. Ключ! Чудной какой! Да огромадный!
СТАРИК. Ключ береги! Он амбарный. Но амбар не отпирай! Запомнил?
ИВАН. Чего тут не запомнишь?
СТАРИК. Главное – не запомнить, главное – не ослушаться!
ИВАН. А если вдруг случайно?..
СТАРИК. Тогда платье, что там висит, жене не показывай! Иначе всё потеряешь! А теперь пойдём, кое-что скажу да покажу. Хозяином остаёшься.
ИВАН. Зачем уходишь, дедушко? Для чего?
СТАРИК. …Мудрость мира собираю... Среди народа её разыскиваю…По зёрнышку, по крупиночке…

   Старик с Иваном уходят.
   В горнице Елена. Она прядёт куделю и поёт. Приходит Иван.
 
ИВАН. И поёшь ты красиво!
ЕЛЕНА. А я всё красиво делаю. Не как некоторые…
ИВАН. Не сердись, Елена! Я ведь стараюсь… учусь…
ЕЛЕНА. Давно пора.
ИВАН. Да я всё понимаю…
ЕЛЕНА. А если понимаешь, так и говорить нечего!
ИВАН. Что же мне сделать, чтобы ты сердиться перестала?
ЕЛЕНА. Не сержусь я вовсе! С чего ты взял?!
ИВАН. Я же вижу!
ЕЛЕНА. Ничего ты видеть не можешь! Ничегошеньки!
ИВАН. Подожди-ко! (Выходит, затем возвращается с красивейшим платьем.)
ЕЛЕНА. Делать мне больше нечего! Бесталанного ждать! (Хочет уйти, но, увидев платье, подбегает к Ивану.) Чудо-то какое! Где ты его взял?
ИВАН. В амбаре... Думал, одним глазком…Взгляну лишь! А там – оно! Да разве этакую красоту жене не покажешь?!
ЕЛЕНА. Дай скорее!
ИВАН. Подожди! Не торопись!
ЕЛЕНА. Чего же ждать?! Вот оно, платье, а вот она я, твоя жена законная.
ИВАН. Да нельзя тебе!
ЕЛЕНА. Нельзя примерить? Уж не шутишь ли ты?
ИВАН. Платье-то не тяни!
ЕЛЕНА. Отчего же?!
ИВАН. Мне твой батюшка строго-настрого запретил!
ЕЛЕНА. Как это? Почему?
ИВАН.  Я тоже не понимаю. Но он сказал: платье тебе даже показывать!..
ЕЛЕНА. Ну и не показывай! Я только примерить хочу.
ИВАН. Лучше я платье назад, в амбар отнесу.  
ЕЛЕНА. И ты не позволишь?.. Мне, своей жене?!
ИВАН. Не сердись, Еленушка! Я и так уже батюшку ослушался.
ЕЛЕНА. А ещё говоришь, будто любишь меня!
ИВАН. Больше жизни!
ЕЛЕНА. Тогда почему для жены доброе платье жалеешь?
ИВАН. Так ведь батюшка…
ЕЛЕНА. Дай хоть руки продену! А то вдруг окажется велико…или мало.
ИВАН. Ладно уж…попробуй!
ЕЛЕНА (с продетыми в платье руками). Как понять, если только руки продеты? А ежели оно мне не подойдёт? Или не к лицу будет!
ИВАН. Да твоя красота любое самое распрекрасное платье затмит!
ЕЛЕНА. И всё же…хорошо бы примерить. Муж мой дорогой, вели голову в ворот сунуть!
ИВАН. Так уж и быть...
 

  Елена надевает платье.
 
ЕЛЕНА (прохаживаясь по горнице). Словно на меня шито.
ИВАН (восхищённо). Ты и в простом-то платье... А уж в этом…
ЕЛЕНА (доставая из одного кармана книжку). Батюшкины записи… Всё здесь есть, вся премудрость мира…(Кладёт книжку назад, из другого кармана вынимает зеркальце, смотрится в него.) Ишь, какая красавица!
ИВАН. Краше тебя никого на свете нет!
ЕЛЕНА. Одно плохо: за бесталанным мужем живу! Эх, стать бы мне птицей! Улетела бы я отсюда далеко-далеко! (В тот же миг обращается в голубицу и улетает.)
ИВАН. Елена! Елена! Куда ты?! Воротись! Одумайся! Вернись скорее!  Эх, злодейка какая! Отца ослушалась! Да и я тоже… Вернётся дедушко, что ему скажу?! Эх, Иван, Иван! В кои-то веки счастье улыбнулось, а ты… А всё потому, что не уверен был… будто моё оно. Само пришло… Незаслуженное… И не то страшно, как перед дедушкой ответ держать, а то – как без Елены жить. Нет её – и жизни нет. Словно сердце моё вместе с ней улетело. Делать нечего… Пойду по свету жену искать. Вот сыщу её, уму-разуму научу! Ну разве же родителей ослушиваться дозволено? (Уходит.)

   Появляется Елена.
 

ЕЛЕНА.  Я свободна! Свободна! Свободна! Даже подумать не могла… До чего хорошо!.. Скинуть с плеч мужа постылого! Не буду его каждый день видеть… А то ходит туда-сюда, не знает, чем заняться! И смотрит… А глаза светятся! Только мне его любовь не нужна! Вон и он, лёгок на помине! Куда это направился? Неужели домой решил вернуться? Нет, в другую сторону идёт. Странно…Ничего не понимаю… Ой, да он же меня искать пошёл! Вот глупый-то! Я теперь улечу! Далеко-далеко! Сто лет искать будет – не найдёт! Прощай, Иван! Навсегда прощай! А как же батюшка? Вернётся, а меня нет?! Ну и пусть! Может, хотя бы тогда поймёт, что неправ был. Когда замуж меня выдал. Будто бы я сама не могла мужа себе найти! Это он, батюшка, виноват! Ну, да ладно, образуется всё со временем…Сначала гневаться будет, а потом успокоится, сердиться перестанет, я к нему и… А пока!.. Прощайте! (Улетает.) 

СЦЕНА 3

   По лесам, по долам идёт-бредёт Иван, печалится. Выходит к реке.

ИВАН. Где-то моя Еленушка?! Хорошо ли ей? Не грустит ли? А вдруг приключилось что? Да я тогда сам себя не прощу! А вот и река… Широченная! Не перейти, не переплыть! Река-река, песчаные берега, скажи мне, где моя жена? Если пойду по течению, найду ли её? Ровно волна плеснула?!  (Видит лежащую на берегу ЩУКУ.) Ух ты, щука! На песке! Да какая огроменная! И вода рядом, а не добраться бедолаге! Вот гляди-ко, мне плохо, а ей и того хуже. (Поднимает щуку и опускает её в воду.) Плыви, щука, да близко к берегу не подплывай!

ЩУКА (высунув голову из воды). Спасибо тебе, молодец! Я добро твоё упомню! Будет в чём нужда, подойди к реке, скажи: «Щука, щука, вспомни…» Звать-то тебя как?
ИВАН. Иваном.
ЩУКА. Так и говори! А пока – прощай! (Ныряет.)
ИВАН. И тебе воды глубокой! А ведь темнеет уже. Пора о ночлеге думать. Пожалуй, заночую-ко тут, под берёзой! (Поднимает голову и видит ВОРОБЬЯ, запутавшегося в сети.) Эх ты, воробушек-задира! Как в сетку-то попал? Ну разве можно беспечным быть да по сторонам не смотреть?! Вот ведь, мне беда, а тебе, пичуга малая, смерть лютая! Знать, не так уж плохи мои дела. (Распутывает сетку и выпускает воробья на волю.)
ВОРОБЕЙ (взлетев на ветку). Спасибо тебе, Иван!
ИВАН. Ты бы хоть почирикал. А то прошёл бы я мимо…
ВОРОБЕЙ. Чирикать тоже с умом нужно. А то из огня – да в полымя.
ИВАН. Что верно, то верно.
ВОРОБЕЙ. Будет нужда какая, покличь меня! «Эй, воробей, вспомни моё добро!» (Улетает.)
ИВАН. Вот смешные! Да разве вы моему горю пособить сумеете? (Ложится и засыпает.)

СЦЕНА 4

   Царские покои. За столом сидит Елена и читает книгу. ДАРЬЯ вытирает пыль, взяв волшебное зеркальце, она смотрится в него.
 
ДАРЬЯ. Царица Елена, а у нас в царстве-государстве – гость! Симпатичный! И лицо доброе.
ЕЛЕНА (не отрываясь от книги). Как они мне надоели! Эти гости!
ДАРЬЯ. А глаза-то, глаза… Словно васильки.
ЕЛЕНА. Хоть один твоего доброго слова удостоился.
ДАРЬЯ. Издалека, видать, идёт. Худой да оплошалый… И лапти стоптанные…
ЕЛЕНА. Представляю, каков женишок!
ДАРЬЯ. Этот-то у нашего садовника спрашивает: «Чья тут земля? Кто здесь царь и царица?» Знать, не свататься пришёл!
ЕЛЕНА. Что ты, Дарья, ерунду смотришь?! Попроси зеркальце, пусть оно тебе что-нибудь познавательное покажет.
ДАРЬЯ. А садовник отвечает: «Правит нами царица Елена Премудрая. Она всё видит и всё знает. И тебя сейчас, небось, видит».
ЕЛЕНА. Конечно, буду я всякую безделицу смотреть! Делать мне нечего!
ДАРЬЯ. Ой, а молодец-то в лице переменился! Обрадовался, никак!
ЕЛЕНА (откладывая книгу). Дай-ка сюда зеркальце! (Смотрит в зеркальце.) О, да я этого сокола знаю!
ДАРЬЯ. Быть того не может!
ЕЛЕНА. Ещё как может! Это чудо лапотное – муж мой!
ДАРЬЯ (теряя дар речи). О-о-о-о!
ЕЛЕНА. Только его здесь не хватало!
ДАРЬЯ. Да как же так?.. Да не может быть!.. Парень он видный, славный, но чтобы мужем у царицы нашей был?!..
ЕЛЕНА. Отец меня за него отдал… Но ты, Дарья, смотри, никому ни слова… Если голову на плечах уберечь хочешь.
   
   Входит Иван. Дарья, оглядывая его, с неохотой выходит.
 
ЕЛЕНА. Ты чего припёрся?!
ИВАН. Отчего встречаешь неласково? Не поздороваешься даже!
ЕЛЕНА. А я тебя звала разве? Чтобы здороваться?
ИВАН. Мужа-то принято вежливо встречать.
ЕЛЕНА. Пришёл без приглашения ещё и учить меня вздумал! Зачем явился?
ИВАН. На тебя поглядеть…
ЕЛЕНА. Поглядел? И до свидания!
ИВАН. Я ведь скучаю…
ЕЛЕНА. По мне многие скучали…
ИВАН. Наслышан уже… Одного в толк не возьму – почему они к тебе сватаются? Али ты не жена мне боле?
ЕЛЕНА. Была я тебе жена… Да другой стала…Ну, сам посуди, какой ты мне муж, мужик деревенский?
ИВАН. Себя хвалить мне не за что… Только отца-то вспомни! Что ему скажешь?
ЕЛЕНА. А то и скажу… Нечего в мужья бесталанного навязывать!
ИВАН. Понимаешь ли, что он тебе ответит?
ЕЛЕНА. Заодно вы с моим батюшкой! Против меня!
ИВАН. По-доброму, по-хорошему поступать-то надобно…
ЕЛЕНА. А со мной батюшка как поступил? Не спросил даже!..
ИВАН. И всё же отец он тебе.
ЕЛЕНА. Значит, опять хочешь меня в жёны?
ИВАН. Не пара мы, знаю… Но сердцу не прикажешь!
ЕЛЕНА. Раз так, заслужи меня!
ИВАН. Что исполнить нужно? Скажи!
ЕЛЕНА. А что и прочие женихи. Укройся от меня! Чтобы я тебя не нашла. А нашла, так не узнала. Тогда ты будешь умнее меня…
ИВАН. Это в прятки, что ли, играть будем?
ЕЛЕНА. Называй как хочешь! Но если спрятаться не сумеешь – голову потеряешь!
ИВАН. Я свою голову давно потерял. Как тебя увидел…
ЕЛЕНА. Ишь какой стал! Разговорчивый!
ИВАН. Дозволь лишь передохнуть немного, на соломе поспать, хлеба твоего покушать… А уж поутру…
ЕЛЕНА. Только помни: спрятаться ты должен до моего пробуждения!
 

  Елена выходит. Входит, чуть не плача, Дарья, ставит на стол кувшин с квасом, кладёт хлеб, затем начинает стелить гостю постель.
 
ИВАН. Али что случилось?
ДАРЬЯ. Это ты о чём?
ИВАН. Глаза-то на мокром месте…
ДАРЬЯ. Вот тебе постель! Ешь да ложись!
 

  Иван ложится, Дарья выходит, затем возвращается с платьем царицы, садится в сторонке и начинает платье штопать. Внезапно принимается тихонько плакать. Иван встаёт и подходит к Дарье.
 
ИВАН. Милая девушка, что с тобой? Почему плачешь?
ДАРЬЯ. Завтра смерть моя придёт!
ИВАН. Ты ещё молодая! Тебе жить да жить!
ДАРЬЯ. Видишь?! (Показывает платье.) Велела царица прореху заштопать. А иголка это платье не шьёт. Уж такое оно нежное. А ежели прореха останется…
ИВАН. Сердце у царицы доброе…
ДАРЬЯ. Ага. С женихами она не больно церемонилась. Раз – и готово!
ИВАН. Так то чужие люди… Да ещё женихи. Ей одного… за глаза хватило.
ДАРЬЯ. А вдруг? Прочие-то царицы за любой пустяк жизни лишить готовы.
ИВАН. Дай-ко я попробую!
ДАРЬЯ. Где уж тебе! Царица сказывала, ты мужик бесталан…ой! Что я несу!
ИВАН (беря платье). Да ведь попытка не пытка. (Пробует иголкой, затем возвращает её Дарье и принимается связывать нити руками.)
ДАРЬЯ. Да ты, никак, последнего ума лишился! Руками нитки связывать! Их ведь тут – тыщи!
ИВАН. А я с хотеньем да с терпеньем. Гляди и получится!
 

  Дарья сначала стоит, наблюдая за работой Ивана, потом начинает зевать, садится, ложится и засыпает. Становится темно, лишь мерцает огонёк свечи. Начинает светать. Дарья просыпается, потягивается, но затем, спохватившись, вскакивает.
 
ДАРЬЯ. Ох, что я, глупая, наделала! Утро уже!.. А платье…
ИВАН. А вот, погляди-ко!
ДАРЬЯ (осматривая платье). Нету прорехи! Нету! Платье-то целёхонькое! Словно новое! Да кто тебя бесталанным обзывать придумал?! Да ты же мужик золотой!
ИВАН. Спасибо за слова добрые…
ДАРЬЯ. Благодарствую! Я твоё добро упомню! (Убегает.)
ИВАН (потягиваясь). Может, успею хотя бы часок соснуть?
ДАРЬЯ (возвращаясь). На дворе-то светлым-светло! Нужно прятаться скорее!

СЦЕНА 5
 

  Двор перед царским дворцом. Выходит Иван, оглядывается, затем прячется в стог сена, что стоит у забора. Выбегает Дарья.
 
ДАРЬЯ. Экой ты, Иван! Не то что царица, я тебя вижу! Вылезай немедленно!
ИВАН (вылезая). Куда же спрятаться?
ДАРЬЯ. Решай скорее! А я пока царицу – задержу! (Убегает.)

   Иван  бредёт и выходит к реке. Хочет присесть, но тут вспоминает о щуке.

ИВАН. Вот ведь голова дырявая! Как я мог забыть?! Щука, щука, вспомни Ивана!
ЩУКА (высунув голову из воды). Здесь я, Ваня! Туточки! 
ИВАН. Надобно мне спрятаться! Да так, чтобы сама царица отыскать не сумела.
ЩУКА. Дай-ка подумать!..
ИВАН. Да некогда уже!
ЩУКА. Тогда…ныряй скорее! Я тебя на дне упрячу.

   Иван бросается в реку и исчезает.
 

СЦЕНА 6
  

В царских покоях Елена Премудрая, вбегает Дарья.
 
ЕЛЕНА. Ну, как, спрятался мой муженёк?
ДАРЬЯ. Вроде не видать…
ЕЛЕНА. А сходи-ка, Дарья, во двор, повороши сена стожок!
 
   Дарья неспешно выходит. Елена берёт зеркальце, любуется собой, потом кладёт зеркальце на стол. Дарья возвращается.
 
ДАРЬЯ. Поворошила.
ЕЛЕНА. Ну и?..
ДАРЬЯ. Хорошее сено, сухое.
ЕЛЕНА. Да ты ровно непонятливой стала! Ивана-то из сена вылезти попросила?
ДАРЬЯ. Нету его там!
ЕЛЕНА. Как это нету?
ДАРЬЯ. Не верите – сами посмотрите! (Берёт зеркальце и принимается его тереть.)
ЕЛЕНА. Быть того не может! Неужели Иван спрятаться сумел? Ну-ка, дай сюда зеркальце! Ты вчера с него пыль стирала!
ДАРЬЯ (продолжая тереть). Вещь дорогая, волшебная… Такой вещи добрый уход нужен!
ЕЛЕНА. Не зли меня! Давай скорее! (Выхватывает у Дарьи зеркальце и смотрит в него.) На земле его нет… На небе – тоже… В воде… Ничего не видать! Какая-то щука по дну ползает и хвостом воду мутит.
ДАРЬЯ. Знать, Иван победил?!
ЕЛЕНА (кладёт на стол зеркальце и берёт книгу). А вот сейчас посмотрим… (Читает.) «Сильна хитрость ума, а добро сильнее, добро и тварь помнит!» Сходи-ка, Дарья, к реке! Кликни щуку да прикажи Ивана со дна достать! Иначе… в уху попадёт.
  
   Дарья выходит.
 

ЕЛЕНА.  Я-то хитра, я-то умна, да Иван, оказывается, тоже не лыком шит! А я его лапотником считала…Глупым-преглупым. А он спрятаться сумел! Да ещё как ловко!
ИВАН (входя). Не заслужил я тебя, Елена! Вели казнить!
ЕЛЕНА. Это всегда успеется! А мы с тобой не чужие друг другу.
ИВАН. Да ведь не выполнил я наш уговор.
ЕЛЕНА. А ты, поди, укройся сызнова! Тогда и буду решать: казнить тебя или миловать.

   Иван выходит, навстречу ему идёт Дарья.
 
ДАРЬЯ (испуганно). Неужто Ивана?! На казнь?!
ЕЛЕНА. Ты, я вижу, за мужа моего больно переживаешь! Смотри у меня!
ДАРЬЯ. Разве можно?! Только ведь первый раз жених по-настоящему спрятаться сумел!
ЕЛЕНА. Поэтому отправила я его снова прятаться!
ДАРЬЯ. Вот и правильно! А то завтрак уже на столе. Того и гляди, остынет.

СЦЕНА 7
  
   Во дворе Иван подходит к дереву, по веткам которого прыгает воробей.
 
ИВАН. Эй, воробей, помнишь моё добро?
ВОРОБЕЙ. Помню-помню, чир-чирик! Всё, всё знаю! Упади-ка, Иван, на землю!
ИВАН. Зачем?
ВОРОБЕЙ. Превратишься в зёрнышко, а я его склюю. Пускай тогда царица тебя ищет!
ИВАН. Вот надо же! Кроха крохой, а придумал!..
ВОРОБЕЙ. Я-то придумал, а ты расчирикался. Давай, падай скорее! Пока Елена в окно не выглянула.
ИВАН. Как падать-то нужно? Так?
ВОРОБЕЙ. Ну кто так падает?!
ИВАН. Может, этак?!
ВОРОБЕЙ. Вот ведь неумеха!
ИВАН. Да ты объясни толком!
ВОРОБЕЙ. Упасть и то не умеешь! (Показывает, как нужно падать.) Понял?
  
   Иван падает. Воробей слетает на землю, клюёт зерно, в которое Иван превратился, затем, взлетев на ветку, принимается распушать пёрышки и прихорашиваться.
 

СЦЕНА 8

   В царские покои входят Елена с Дарьей.
 
ЕЛЕНА (беря зеркальце). Посмотрим-посмотрим, до чего Иван на этот раз додумался! (Смотрит в зеркальце.) Да что же это такое?! Нигде его нет!
  
   Бросает в сердцах зеркальце, оно падает и разбивается. Дарья принимается заметать осколки.
 
ДАРЬЯ. Какое зеркальце было! Правильное! Зачем его разбивать-то?! Оно бы в хозяйстве ещё пригодилось! Вот как я теперь буду что-нибудь познавательное смотреть?!
ЕЛЕНА (читая книгу). Позови-ка, Дарья, вон того воробья! Что на дереве сидит! Пускай отдаёт зёрнышко! По-хорошему. Иначе с коршуном дело иметь будет!
 
      Дарья выходит. Елена в задумчивости ходит по горнице.
 
ЕЛЕНА. … Может, Иван простачком лишь прикидывался? А я понять того не сумела? Иногда человека сразу не разглядишь. Видишь доброту его, нрав мягкий, и кажется, будто он…
ИВАН (входя). Казни меня теперь…
ЕЛЕНА. Ишь, заладил, казни да казни! Будто и сказать больше нечего!
ИВАН. Говорить-то можно долго, зачем только?..
ЕЛЕНА. А хочешь, уходи!  
ИВАН. Лучше смерть принять, чем жить… без тебя...
ЕЛЕНА. Какой же ты упрямый!
ИВАН. Да не упрямый! Я же тебя!.. Больше жизни! Где в твоём царстве казнят? (Хочет идти.)
ЕЛЕНА. Стой, Иван! Подожди!
ИВАН. Нечего мне ждать! Не на что надеяться! Прощай, Елена! Будь счастлива!
ЕЛЕНА. …А ты утаись в третий раз!
ДАРЬЯ (входя). Наша кухарка такую кулебяку приготовила! Такую! Теперь переживает: понравится ли!
ЕЛЕНА. Наша кухарка только и делает, что стряпает!
ДАРЬЯ. Работа у неё такая! А Вы, как наша царица, её стряпню отведать обязаны.
ЕЛЕНА (Ивану). Как фигуру при такой жизни убережёшь?!
ИВАН. Да красивее тебя…
ЕЛЕНА (выходя). Ты бы, Ваня, говорил меньше!.. А прятался бы лучше!
ИВАН (вслед Елене). Лучше казнить вели!
ДАРЬЯ. Что ты себя раньше времени хоронишь?
ИВАН. Нет у меня больше помощников!
ДАРЬЯ. Какая у тебя память короткая! Мужская! А обо мне забыл?
ИВАН. Неужто ты меня укрыть сумеешь?
ДАРЬЯ. Думаешь, я у царицы ничему не выучилась?
 

  Дарья дует Ивану в лицо, он исчезает, превращаясь в тёплое дыхание.
 
ДАРЬЯ (гоняясь за Иваном). Стой! Куда полетел? Иван! Вернись немедленно! Вот ведь непутёвый! Думаешь, если в  дыхание превратился, так Елена тебя не найдёт? Даже не надейся! Найдёт и не поморщится! (Гоняется за Иваном, догнав, вдыхает, после чего подходит к столу, открывает волшебную книгу и дует в неё.) Сиди в книге! Так-то спокойнее будет! Гляди-ка, все его бесталанным кличут, а он в букву превратился! В первую, в самую заглавную! (Захлопывает книгу и уходит.)
ЕЛЕНА (входя). Нажарят, наварят, напекут, а я потом пробуй! Пожалуй, когда в доме хозяйкой была, веселее мне жилось. Жаль только, к Ивану приглядеться не захотела. На отца сердилась! Себя самой умной считала! Вот ведь глупая! А отец мой - мудрый… Как он сумел для меня самого-самого мужа найти?! (Открывает книгу, пытается читать.) Что такое? Тарабарщина какая-то! Понять ничего невозможно!  Неужели батюшкина книга испортилась? Или она тоже Ивана искать не хочет? (Ударяет книгой по столу.)

   Появляется Иван, смотрит он на свою жену, глаз отвести не может. И царица на него взглянула да и улыбнулась в ответ. Входит Дарья.
 
ДАРЬЯ. Гости к Вам, царица! Старичок и старушка! Говорят, знаете Вы их! Царица! Да вы только на них поглядите, люди добрые!
ЕЛЕНА (глядя на Ивана). Случилось что?
ДАРЬЯ. Я же говорю, гости!
ЕЛЕНА. Какие?
ДАРЬЯ. А такие… серьёзные. Старичок-то, кажись, на вас похож будет.
ЕЛЕНА. Так зови скорее!

   Дарья выходит. Входят старик и вдова. Елена подбегает и обнимает старика.
 
ИВАН (кланяясь в пояс). Здравствуй, матушка!
ВДОВА. Сыночек! Золотце моё! Уж ты на меня, старую, зла не держи!
ИВАН. О чём ты, матушка?! Это я перед тобой виноват, ушёл жену искать, а тебя одну оставил.
ВДОВА. Да ведь это я первая тебя бесталанным назвала! Чуть жизнь тебе не сломала! (Показывает на старика.) Ему спасибо, надоумил меня…
СТАРИК. Осторожнее со словами-то надо! Особенно с обидными, обзывными… Столько бед от них!
ИВАН. Что было, то быльём поросло… Я тоже хорош! Жил неправильно. Но теперь всё иначе будет! (Обращается к старику.) Прости, батюшко! Нарушил я твой запрет!
СТАРИК. Может, оно и к лучшему…
ИВАН. Да ведь нехорошо получилось!
СТАРИК. Ты сначала меня послушай! Собрал я для дочери своей приданое: платье, книгу, зеркальце, а того не положил, что в тебе было, таланту главного…
ИВАН. О чём ты, батюшко?!
СТАРИК. Только не кладётся этот талант, не дарится. Он лишь самим человеком добывается. Верно, Елена?
  

Елена подходит и обнимает Ивана.
 
ЕЛЕНА. Ослушалась я тебя…
СТАРИК. И моя есть в том вина.
ЕЛЕНА. Будет мне впредь наука…
ВДОВА. Ошибки-то все совершают.
СТАРИК Главное, поняла ты… (Ивану и Елене). Да вы идите-идите! Вам о многом поговорить нужно! Муж и жена всё же. Давно не виделись…А мы тут и сами похозяйничаем. (Вдове.) Верно?
  

Иван с Еленой выходят.
 
СТАРИК. И проголодался же я! Пойду-ка на кухню! И тебе, сватьюшка, перекусить не мешает.
ВДОВА. С тех пор славно стали жить Ванюша с Еленушкой. В любви, мире, ладе и уважении взаимном. И мы, старики, с ними рядом. Радуемся да внучат нянчим.

 

ЗАНАВЕС

 

Перейти в архив


Оценка (0.00) | Просмотров: (221)

Новинки видео


Другие видео(192)

Новинки аудио

Любовная песня
Аудио-архив(211)

Альманах"Клад"  газета "Правда жизни"  Книги издательства РОСА
© 2011-2014 «Творческая гостиная РОСА»
Все права защищены
Вход