Кто вы господин-товарищ Кропоткин?

Дата: 19 Февраля 2022 Автор: Ралот Александр

Рассказ на основе реальных событий

 

 

Знаете, что я не люблю больше всего? Нет, не манную кашу. Её я тоже терпеть не могу с самого раннего детства. Несмотря на то, что этой крупы, нужной младому человечеству, я, работая мельником, изготовил, если не с гору Эверест, то уж точно размером с наш Фишт (горная вершина в западной части Главного Кавказского хребта, высота — 2867,7 метров).  Не люблю, когда супруга стоит за спиной и смотрит, что и сколько я укладываю в чемодан, время от времени молча протягивая «очень нужную» в поездке «тряпочку».

 

Дорогая. Ну, как ты не поймёшь, мы с внуком Тимофеем не на Северный Полюс отправляемся, а в город Кропоткин, цивилизованный районный центр нашего края.

 

Жена, вздыхая, уходит, чтобы на кухне пересчитать количество бутербродов, которые её мужчины просто обязаны взять с собой в дорогу.

 

Но свято место пусто не бывает. Тимоха, встал на цыпочки и шёпотом произнёс:

 

В инете нашёл инфу, что город, в который мы едем, назван в честь настоящего князя из старинного рода! И он потомок самого Рюрика. Как же красные, большевики назвали в его честь аж целый город?

 

 

Я взглянул на часы. До отправления поезда ещё часок имеется, и к тому же оставлять без ответа вопросы любопытного потомка категорически нельзя. Обидится, надует нижнюю губу и откажется есть пресловутую манную кашу.

 

Усадил внука рядом с собой на диван и начал рассказ издалека.

 

Однажды восьмилетнего мальчика Петю, на костюмированном балу заметил император Николай I. Взял его за руку, представил свите со словами: «Вот каких молодцов мне нужно!», и тут же приказал зачислить Кропоткина-младшего в Пажеский корпус, самое привилегированное военно-учебное заведение государства.

 

Ого! Вот повезло пацану! — тут же перебил Тимофей. — Значит, он вырос, стал генералом, победил всех врагов, и в честь его назвали целый город. Справедливо. По-честному.

 

 

Вовсе нет, — возразил я, — он вырос и стал учёным, членом Русского географического общества. Был награждён золотой медалью за исследование Якутии.

 

Понятно. Значит, город, в который мы поедем, назван в честь учёного? — внук вздохнул и стал загибать пальцы. — Мичуринск, Ломоносов, Королёв, лучше бы он был полководцем. Город в честь героя-победителя всё же .... Пусть даже и князя. Суворов тоже был князем и Кутузов. А в СССР даже ордена их именами назвали и награждали советских людей.

 

Тимофей, тебе всё уже ясно, или я могу продолжить? Тем более, что город назван так, чтобы увековечить имя известного революционера.

 

 

Внук удивлённо посмотрел на меня:

 

Он ещё и революционерил?

 

Да. Случалось, утром выступал с докладом на заседании географического общества, а потом мчался на окраину города, переодевался в мужицкую одежонку и рассказывал рабочим об Интернационале. За это его арестовали и заключили в Петропавловскую крепость. Правда, оттуда он бежал.

 

Из самой крепости? Как граф Монте-Кристо? Вот это да! Расскажи, — внук прижался ко мне и заглянул в глаза.

 

Петра Алексеевича предупреждали о грозящей опасности. Предлагали, как можно скорее покинуть Россию, дабы избедать ареста. Но он остался. Ради своего доклада о ледниковом периоде в Северной Европе на заседании геологов.

 

Сотрудники охранного отделения задержали революционера на следующий день, по пути на вокзал.

 

Князь-учёный считался необычным арестантом. Ему по личному распоряжению императора, единственному из заключённых, доставляли в камеру письменные принадлежности, чтобы Петр Алексеевич мог продолжить работу над монументальным трудом о ледниках.

 

 

Прошло два года. Здоровье заключённого резко ухудшилось. И Кропоткин начал готовить побег. Врач, вызванный в камеру, констатировал: «Бедняге осталось жить не больше двух недель». Князя перевели в отделение для заключённых военного госпиталя и разрешили часовые прогулки во дворе, но под надзором.

 

Пётр Алексеевич не раз видел открытые внешние ворота и за ними желанную свободу. На волю переслали записку с детальным планом предстоящей операции.

 

Главным сигналом к тому, что всё готово должен был стать красный воздушный шар, видимый с любой точки тюремного двора. В операции участвовало двадцать человек. Спешили, так как со дня на день Кропоткина должны были вернуть в казематы крепости. И вот день Х настал. Узник вертел головой во все стороны, но шара нигде не видел. Время, отведённое для прогулки, истекало, нервы князя были на пределе...

 

Ух ты! Рисковый дяденька! — ёрзая от нетерпения, выпалил Тимоха. — Наверное, шарик ветром унесло в противоположную сторону?

 

Позже выяснилось, что дело было в другом. Кропоткин сумел подойти к открытым настежь воротам и прекрасно слышал, как за ними поскрипывают колёса пролётки и даже улавливал слова песни, которую горланил его товарищ, но злополучный шар так и не взмыл в небо! Причиной тому был не ветер. А продавцы шариков. Они каждый день торговали разноцветной детской радостью у центрального магазина, но в тот злополучный день разом устроили себе выходной! Оббегав город, сообщники вернулись ни с чем.

 

Тимофей насупился и сидел тихо, сопереживая пламенному революционеру. Я погладил его по голове и продолжил рассказ:

 

  Побег не удался. Но ни друзья Кропоткина, ни он сам и не думали отступать. Учёный предвидел и такую ситуацию. Потому заранее разработал и передал на волю план «Б», согласно которому товарищи сняли бы дачу, располагающуюся рядом с военным госпиталем. У её открытого окна в назначенный день и час должен стоять музыкант со скрипкой в руках и играть знакомую мелодию, которая и служила сигналом «Всё готово! Улица свободна!».

 

И он удрал? — Тимофей радостно вскочил с дивана.

 

Ровно через сутки, — уточнил я, — заслышав весёлую мелодию, учёный заученным движением (не один день тренировался в камере, чтобы мгновенно избавиться от ненавистной одежды) сбросил арестантский халат и, оставшись в брюках и рубашке, что есть силы побежал к открытым воротам.

 

 

Так его же сопровождал надзиратель. Сам же говорил, Кропоткина выпускали на прогулку только под конвоем. Не догнал, что ли?

 

Жандарм гнался за беглецом, пытался ударить штыком, но не стрелял. Наверное, был уверен, что догонит. Не догнал. Учёный в последний момент успел вскочить в ожидающую его пролётку.

 

Мужчины, вы сигналы, вообще, слышите? — вмешалась в нашу беседу возникшая перед нами бабушка. — Уж минут пять под окнами клаксонит.

 

Кто? — удивился я.

 

Заговорщик? Революционер? — поинтересовался внук.

 

Таксист. На вокзал вас повезёт. Совсем заболтались. Поезд ждать таких недотёп, как вы, не будет. Отправится строго по расписанию в этот, как его… — супруга театрально наморщила лоб, давая Тимофею возможность ответить за неё.

 

В город в честь удивительного человека! Учёного, революционера и князя одновременно, — внук торопливо надевал на спину рюкзачок. — Вот вырасту, стану, как дед, писателем и напишу о нём роман. Толстенный! Аж на целую тысячу страниц!



Перейти в архив


Оценка (5.00) | Просмотров: (227)

Новинки видео


Другие видео(182)

Новинки аудио

Ангел мой
Аудио-архив(199)

Альманах КЛАД Газета  Русская ярмарка талантов
© 2011-2014 «Творческая гостиная РОСА»
Все права защищены
Вход