«Паганель»

Дата: 4 Мая 2021 Автор: Кириллов Анатолий

    Диванная «болезнь» нежно объяла Витька своими ватными руками. Уютное умиротворение души и тела в ложбине дивана и «с неба льется золотая лень»… И мысли витают в пространствах где «…И люди там застенчивы и мудры. И небо там как синее стекло. И мне уставшему от лжи и пудры, мне было с ними тихо и светло»…
 
    Аравийская романтика Вертинского – романтикой, но встреча со старым знакомым по двору была реальной и неожиданной. Столько лет прошло и пути разошлись в такие стороны, что не посчитать и не рассчитать. Размышляя о прошлом, Витек встал и присел на седушку  дивана.
  
    Павлику тогда было около десяти лет, а ему наверно восемнадцать. Ну да, тогда только окончил школу. Остались фото, где они стояли рядом. Он жил у родной тётки, как раз над их квартирой. Дом-особнячок был небольшой, и все соседи хорошо знали друг друга. Днем двери никто и никогда не запирал. Ходили друг к другу в гости, без приглашений. Нужно было предварительно постучаться в дверь, прежде чем зайти к соседям без всякого спроса.
 
    Павлик был интересным и пытливым мальчиком. В те уже далекие времена взрослые и дети разных возрастов общались в нашем дворе почти на равных. Были границы, за которые переступать было опрометчиво, и авторитет старших держался не на боязни и приказах, а на сложившихся и установленных правилах.
 
    Он участвовал во всех дворовых играх и проказах. Но была у него в характере напущенная  стеснительность с застенчивой улыбкой. Может потому, что рос он без отца и чувствовал свою семейную ущемлённость? Во дворе ребята к нему относились обыденно и никак не обзывали и не обижали. Его отец – военный летчик-испытатель погиб во время испытаний полета боевого самолета. Для ребят, послевоенного поколения, такие люди были незыблемыми авторитетами.
 
    Мать работала в геологической экспедиции и не всегда могла уделить ему должного внимания. Поэтому он жил и воспитывался у родной тётки. Она была певицей и выступала на концертах в местном клубе. Увлекался Павлик коллекционированием и засушкой жуков и бабочек. Не имея наставников и опыта в деле коллекционирования, он собирал и прикалывал бабочек и жуков на экспозиционные щиты без всякой систематики.
 
    Как-то к соседям приехал в гости врач эндокринолог, разбирающийся в энтомологии. Увидев самостийную коллекцию Павлика, весело рассмеялся. Он оказался большим шутником и обозвал Павлика «Паганелем».  По прототипу героя романа Жюля Верна «Дети капитана Гранта» – Жака Паганеля, прославившегося своей рассеянностью.
 
    Эта безобидная кличка прижилась и Павлика стали называть Паганелем. Он не обижался, поскольку она придавала ему какое-то научно-таинственное значение.
 
    Окончив среднюю школу, Паганель поступил и окончил Высшую школу КГБ в Москве. Ему выделили однокомнатную квартиру, что для того времени было большой привилегией. Из рассказов его тетки он женился на дочери генерала. Но личная семейная жизнь не сложилась. Простой парень из провинциального городка не мог привыкнуть к устройству быта московской элиты. Каждые выходные он должен был идти с женой обедать в ресторан и посещать различные мероприятия: театр, кино, выставки и знакомых. Постоянно проявлять внимание к жене и дарить цветы без всяких поводов. Находясь на оперативной работе и увлеченный, он не всегда мог это делать. Да и не приучен он был к такому поведению.
 
    При одном из посещений родителей уже после окончания института Витьку пришлось случайно встретиться с Паганелем во дворе. Он спешил на поезд, и разговор был коротким. С большим сожалением он поделился, что для него кончились детские разговоры о детективных историях, киношные разборки и выяснение отношений. Возмужавшим голосом и жестом руки он отрубил: «Стреляют сразу!».
 
    В 1970-е годы решением правительства для борьбы с преступностью в Москве помимо МВД были подключены службы КГБ. Была поставлена задача покончить с организованной преступностью навсегда. Москва была поделена на зоны. В преступные группировки внедрялись сотрудники КГБ. Группы захвата сосредотачивались на конспиративных квартирах, так чтобы в течение получаса можно было накрыть явочную квартиру группировки по поступившему сигналу. Внедренным сотрудникам КГБ нужно было продержаться не засвеченными порой три, четыре дня, выявив адреса и явки. По сигналу группа захвата накрывала явочную квартиру.
 
    На такой жесткий прессинг московская мафия ответила беспределом по отношению к вновь появившимся в банде участникам. При малейшем подозрении или неверно сказанном слове – новичков убивали. И неважно был он свой или внедренный. Разбираться было некогда. В результате погибли многие сотрудники КГБ. Причем внедрялись в преступные группировки лучшие.
 
    От затеи пришлось отказаться и вести более гибкую политику, внедряя информаторов и управляя процессом изнутри…
 
    Витек склонил голову и отбросил накручивающиеся длинной спиралью мысли…
 
    Паганель, работая в группе захвата, получил ножевое ранение. Лежал в реанимации. Поправившись, недолго пришлось бодрствовать. В перестрелке с бандитами получил два пулевых ранения. Опять реанимация.
 
    В последний раз, мать, приехав в госпиталь проведать сына, имела разговор с его командиром.  Он отметил, что Павел, выполняя задание, ведет себя отчаянно, идя порой на неоправданный риск. По ходатайству матери и по состоянию здоровья Паганеля комиссовали.
 
    После выздоровления мать устроила сына к себе в геологическую экспедицию и следы Паганеля с тех пор потерялись. И вот случайная встреча в магазине. Ведь могли и не встретиться! Он приехал в гости проведать уже состарившуюся тётку. Договорились о встрече в городском парке и в дальнейшем – по обстоятельствам…
 
    ***
    Солнечная и тихая осенняя погода располагала к душевному разговору. Они  шли по каштановой аллее городского парка.  Опавшие желтые листья и колючие каштановые желуди шелестели под ногами. В самом начале встречи Витек предложил зайти в ближайшее кафе, но Паганель отказался. За время работы в экспедиции привык к лесным просторам и жизни на природе.
 
    Присели на скамейку. Разговор не складывался – две уже сложившиеся разные жизни, а совместные точки восприятия лежали только в далеком детстве. И если в детстве разница в возрасте была существенным барьером для взаимной откровенности, то сегодня Витёк этого не чувствовал. Перед ним сидел человек, на долю которого выпала чреда испытаний, которые ему даже не снились.
 
    Паганель молчал и так же как в детстве ждал начала разговора от старшего по возрасту. Они были так воспитаны. Витёк начал разговор с расспросов о его прежней работе, на что Паганель решительно ответил.
 
    – Дядь Вить! Эта тема для меня закрыта навсегда. Не хочу вспоминать и думать о прошлом. Работа в экспедиции и постоянные разъезды для меня стали отдушиной и частью моей жизни…
 
    Установилось минутное молчание, но сама встреча и погода располагали к откровенному разговору. Нужна тема! Показалось глупым спрашивать  о бабочках и жуках у человека с военной судьбой. Но вариантов не было. Полушутя спросил.
 
    – Бабочки и жуки остались в далеком детстве? Тогда было интересно что-то собирать. Я увлекался коллекционированием марок…
 
    Лицо Паганеля оживилось и глаза засверкали блеском, который выдает увлеченного чем-то человека.
 
    – Собирание бабочек стало моим хобби. Наша геологическая экспедиция производит инженерные замеры и исследования почв и грунтов по всей России. Ловля и засушивание бабочек позволяет скрашивать наш скитальческий быт. У меня есть коллекции бабочек Урала, Сибири, Алтая…
 
    – А как с систематизацией? По какому принципу формируется коллекция?
 
    Паганель обрадовался, что нашел проницательного собеседника, достал смартфон и стал перелистывать на экране картинки с бабочками.
 
    – Вот, дядя Витя, смотрите здесь  на фото все мои коллекции. Конечно, они систематизированы и по видам и семействам. Но в последнее время увлекся поиском редких видов бабочек. В горах Алтая обитает вид бабочек, которые живут зимой. Местные жители неоднократно видели как из предгорий к аулу зимой прилетала бабочка. Попархав над аулом, улетала обратно в горы. Это при двадцатиградусном морозе! Многие коллекционеры мечтают поймать такое чудо…
 
    – Павел, почему ты меня называешь «дядя Витя»?   Как-то не привычно слышать такое обращение.
 
    – Не знаю, не могу по-другому. Для меня вы остались старшим по возрасту. Мне так удобней…
 
    – Ладно, проехали…
    Меня, также удивляет большое разнообразие бабочек и расцветок их крыльев. Трудно верится, что это результат только эволюции. Ведь нужно заранее каким-то образом осознать условия среды и приспособиться, чтобы поменять окраску и генетику. Простым механическим перебором генетического кода можно до бесконечности ждать подходящий вариант для выживания и подходящей раскраски. Условия внешней среды резко изменились – все! До свидания!?
 
    Напрашивается мысль, что помимо естественного отбора, изменчивости организмов и изменения условий среды существуют и другие механизмы эволюции всего живого? Даже в неживой природе существуют зависимости, которые приводят к изменению путем влияния, без непосредственного воздействия. Например, есть химические реакции, которые могут проходить только при наличии катализатора…
 
    – ??? В биологии они называются ферментами…
    Не знаю, как однозначно ответить на такой вопрос. Примеров, которые не объясняют поведение отдельных животных, да и насекомых с позиций отбора достаточно много. Пожалуй, в мире насекомых необычных поведенческих реакций гораздо больше чем в животном.
 
    В Африке есть вид муравьев, которые размножаются весьма оригинальным способом. Они нападают на термитов, живущих в своих огромных термитниках в период размножения. Но не убивают и не воруют термитов как обычно. Несколько муравьев окружают термита и кусают его, вводя ему специальный фермент, который усыпляет и программирует дальнейшее поведение термита. Затем один из муравьев прокалывает ему брюшко и хоботком откладывает свои яйца. Через некоторое время, после такой инъекции термит приходит в сознание и покидает родной термитник. Живет отдельно, пока не созреют отложенные яйца муравьев в его брюшке. После появления молодых особей он погибает. Затем его тело служит первичным источником питания рожденного молодняка.
 
    – Удивительные превращения!
 
    – Логически трудно представить, что такое поведение результат отбора и постепенной эволюции. Нужно заранее знать результат своего действия в несколько этапов. Нужен вполне осознанный первичный акт.  Эволюция и отбор могут лишь скорректировать, подправить сложившуюся последовательность действий в деталях…
 
    Законы изменчивости и отбора хорошо поддаются описанию в мире растений. В мире насекомых и животных изменчивость организмов больше связана с изменением поведения. Этот фактор может быть не связан напрямую с изменчивостью геномов. Природная среда может оставаться неизменной. Изменились условия отношений между живыми организмами, то есть биоценоз. Организмы приспосабливаются уже не к природной среде, а к условиям межвидовых отношений, питания и размножения.
 
    В одной из экспедиций при ловле бабочек мне удалось снять на фото интересный вид бабочки, которая закамуфлировалась под колорадского жука в картофельных посадках. Вот смотри. Паганель открыл свой смартфон.
 
  
 
    Как известно птицы не питаются колорадскими жуками. По крайней мере, они не входят в их рацион. Бабочка изменила свой вид, чтобы не стать добычей птиц. И это произошло не в течение миллионов лет, а в течение короткого промежутка времени, когда был завезен колорадский жук в Россию. Мутациями и отбором это не объяснятся. Бабочка должна как бы заранее знать, что птицы не клюют колорадских жуков, и главное! Какой рисунок крыльев у жука? Простым перебором благоприятных вариантов раскраски крыльев такое явление трудно объяснить.
 
    – Я не специалист в биологии, но меня интригует кардинальный вопрос. Где в природе, в каких пространствах и мирах записано, что организмы должны приспосабливаться и размножаться? Это программа? Тогда где она записана? И зачем? Материя могла существовать бесконечно без проблем приспособления и выживания живых существ. Двойная спираль ДНК всего лишь логический квазиисточник построения и объяснения эволюции. Но она не объясняет самозарождение жизни. Все эволюционные теории построены на первичном постулате уже существующего свойства живой материи – приспособления и размножения…???
 
    – Нет здесь никакой интриги. Давно выдвинута гипотеза существования морфогенетических полей, которые управляют развитием живых организмов на клеточном уровне. Каждая клетка обладает таким полем, объединенным в единое морфогенетическое поле, которое собственно и управляет всем организмом живого существа. ДНК только отражает информацию, которое несет поле…
 
    –Здрасьте, приехали! По типу панспермии или теории Большого взрыва ищем некое Начало в бесконечности… Если жизнь была занесена из космоса, то как она возникла в других мирах? Старый бородатый вопрос давно закрыт, но заменен более изысканным, обутым в научную оболочку. Также и Большой взрыв в бесконечной протяженности всего лишь физико-математическая модель. А по своей сути видоизмененная трансформация одной и той же идеи бога, как начала всего сущего.
 
    Витёк возбужденно привстал и ткнул пальцем в небо.
 
    Его пылкая речь была неожиданно приостановлена вдруг появившимся у скамейки мужчиной.
 
    – Философы, огоньку у вас не найдется прикурить?
 
    Лицо его выражало ехидную насмешку: «два взрослых мужика ведут ребяческие разговоры…».
 
    Реакция Витька была адекватной и без объяснений – нет!
 
    Мужчина каким-то образом буквально исчез, а в голове Витька вихрем навеяло дальнейшую комбинацию темы обсуждения: «Нужно ехать к Философу, может получиться интересный разговор… Нужно как-то настроить Паганеля…», – и начал разговор издалека.
 
    – У меня в селе по соседству живет знакомый военный пенсионер по кличке «Философ». Человек начитанный и оригинальный. Он у себя во дворе образовал содружество из домашних животных и птицы. В своих философских представлениях обозвал это содружество – биоценозом.
 
    – Дядь Вить, у тебя есть еще дом?
 
    – Ну, да. Что-то типа дачи. Так вот, он, так же как и ты, бывший служивый и на досуге занимается размышлениями над всякими философскими штучками. Предлагаю поехать к нему и продолжить наш разговор по затронутой теме. Думаю, тебе будет интересно познакомиться и немного развеяться на природе.
 
    – Насчет «природы» не думаю что увижу что-то новое, а развеяться можно.
 
    Паганель озабоченно посмотрел на часы в смартфоне.
 
     – Время есть!  Можно поехать прямо сейчас.  Я на машине…
 
    ***
 
    Порой мы сталкиваемся с явлениями, где чудным образом в окружающих событиях проявляется некая последовательная закономерность. Хотя каждое отдельно взятое событие выглядит случайным. Человек входит в некую пространственную дефиницию, в которой он начинает пребывать. Нужно только увидеть, угадать и осознать сложившуюся суть происходящего.
 
    Вот и сейчас в очередной раз Витёк ничему не стал удивляться, когда увидел стоящего у ворот своего дома в позе ожидания Философа. «Дежавю»?
 
    Одет он был по-осеннему в куртку без головного убора. Седые, длинные волосы прядями свисали на плечи. Как обычно в его позе и поведении было что-то залихватское. Но на лице еле уловимым отпечатком просматривалась толи грусть, толи накопленная усталость.
 
    Без предварительных церемоний новые знакомые, сразу поняв друг друга, хлопнулись руками.
 
    – Павел!
    – Юрий Иванович!
 
    После последнего посещения дома Философа картина во дворе сильно изменилась и приняла унылый вид. Птичья живность – гусь, утки и курицы исчезли. Рыжая сучка и кот не просматривались, и чувствовалось, что их попросту нет. Только верная собака Дана весело крутилась под ногами гостей. «Биоценозом» не пахло, и показывать было нечего.
 
    В сенцах Витёк задержался и по обычаю тронул пальцем в углу дремучую паутину. На дрожащий сигнал из щели выскочил огромный паук «Кузя». Вид его был по-прежнему грозный – с ворсистыми широко расставленными ногами и выпученными черными бусинками глаз. Паганель от неожиданности отпрянул в сторону.
 
    – Это паук Кузя! Он ученый, – прокомментировал Витёк.
 
    – Понял! Это уж точно не бабочка, – рассмеялся Паганель.
 
    Гости прошли в дом и Витёк с сожалением обратился к хозяину.
 
    – Жалко, что не удалось еще раз увидеть приученное содружество домашней птицы и животных. Так интересно было на них смотреть.
 
    – Друзья возраст берет своё. Стал не успевать хлопотать по хозяйству. Их же надо постоянно кормить! Вот у меня и возникла мысль – кто и кем управляет? И кто кого приручает. Я должен каждое утро рано вставать и их кормить. И получается, что я живу для них. Это они меня так хитро приручили и эксплуатируют, а не я их. Такой получился биоценоз, – печально усмехнулся Философ.
 
    Гости уселись на противоположных концах дивана, а хозяин сел в кресло напротив. Образовался магический треугольник, участники которого, молча, вникали в квинтэссенцию происходящего. Каждый понимал, что они здесь собрались и оказались не случайно. Разных по характерам и судьбам, что-то незримое объединяло и настраивало на проникновенный разговор.
 
    Витёк в роли разводящего начал первым. Ведь это же была его идея свести своих знакомых по интересу для имманентного разговора. И никак иначе.
 
    – Юрий Иванович, вот у нас с Павлом возник диспут по морфогенетическим полям…
 
    Философ прервал начавшийся разговор с удивительным проникновением к уже состоявшейся ранее беседе в городском парке.
 
    – Эко, в какую степь вас занесло! Стало модным манипулировать понятиями «морфогенетические поля», «синергетика», «холодинамика»… «Синергия» – это чтой-то такое?..
 
    Зашел на сайт по холодинамике пообщаться и обнаружил очередную секту умно рассуждающих о трехмерных мыслеформах сознания и квантовых полях, объединенных в единое Целое. Так называемые морфогенетические поля виртуальная модель возможного управления поведением живых организмов на клеточном уровне. Но нет пока никаких объективных данных, об их реальном существовании. Лишь логические аналогии с переносом на наблюдаемые явления.
 
    Паганель:
     Холодинамика как раз и подтверждает наличие первичного единого поля образовавшегося после Большого взрыва, из которого потом образовались другие поля, на разных уровнях образуя «холодайны». Наше сознание также имеет полевую природу в виде составной единицы – «намерения». Холодайны объясняют поведение человека на бессознательном уровне.
 
    Философ:
    – Вот именно «объясняют», но не доказывают.  Ничто не ново в нашем бренном мире… «Единое поле» в своей сути напоминает Ноосферу Вернадского. Такое же объединение биосферы с социальным поведением человека. То есть с его психологией и намерениями, но выраженными в другой форме описания. На фоне новых достижений науки холодинамика дает всего лишь более расширенное понятие возможного мироустройства.
 
    Так же и «холодайны» – прообраз монад Лейбница. Психически активных и неделимых. То есть обладающими свойством «намерения» и единства с Целым.
 
    Паганель:
    – Из ваших рассуждений получается, что вы отрицаете синергетику и холодинамику как науки?
 
    – Боже, упаси! Речь идет о спекулятивном использовании новых направлений в понимании мироустройства. Новые открытия и гипотезы увеличивают количество возможных виртуальных комбинаций в толковании и осознании новой действительности, которая чудным образом вплела субъективное в объективное. Субъективные суждения в конечном итоге  отражают приспособительные реакции человека к новым условиям на выживание и получение своих жизненных выгод. Сознает это человек или нет – не имеет значения. То есть субъективные суждения содержат в себе объективную составляющую. Будь то ученый, гений или обыденный мирянин. Насколько я понял, вы подняли тему истоков биологической эволюции?
 
    – Мне кажется, что вы сильно обобщаете. В некотором приближении можно согласиться, что понятие «синергетика» на бытовом уровне прижилось как интеграция разных наук. В частности физики, химии и биологии. Поэтому и родилось выражение в простонародье «синергия», как некая интеграция.
 
    Но основы синергетики рождались из законов термодинамики и статистической физики открытых систем, которые перенеслись на законы вселенной и всего живого. Закрытые, изолированные системы, даже идеально устроенные, будь то наука, животные или человеческие сообщества по закону энтропии – рассеивания энергии – деградируют и распадаются. Без притока внешних воздействий такие системы не способны к саморазвитию и совершенствованию. Поэтому им нужен постоянный обмен энергией с внешней средой и информацией. Живучесть открытых систем от космоса, до мельчайшего организма обеспечивается притоком внешних случайных событий и флуктуациями. Путем самоорганизации отдельные флуктуации, имеющие общие признаки на отдельном отрезке времени  могут образовывать закономерные группы, которые затем могут функционировать как отдельные подсистемы вплетаясь в общую картину мира. Отсюда в биологической эволюции и выводится дарвинская триада: изменчивость, наследственность, отбор…
 
    Если окружающий нас Мир рассматривать как протяженный во времени Процесс, охватывающий все возможные варианты развития живого, то могут существовать и параллельные ветви развития живых организмов. Похожесть отдельных видов говорит лишь о том, что они развивались в сходных условиях, а не об их родстве. «Эволюция» в традиционном понимании может существовать как частный случай развития или, по крайней мере, как этапный результат из бесконечного набора случайных событий из которых родились доминантные закономерности.
 
    Виктор вмешался в разговор.
 
    – Павел, но ты же противоречишь самому себе, ставя под сомнение процесс эволюции всего живого. Мы же ранее и начали разговор на эту тему.
 
    – Нет здесь противоречия. Нужно только уточнить, что мы подразумеваем под «эволюцией»? Если это сложившийся ряд причинно обусловленных событий произошедших и родившихся путем варьирования условий внешней среды, генетических мутаций и их комбинаций, то такой ряд событий образует некую закономерную последовательность, которую и назвали «эволюцией». Биологическая систематика оперирует событиями уже происшедшими. И мы находимся уже в поле таких событий, абстрактно выстраивая возможные описательные теории. Любая теория содержит в себе сочетание случайных мнений, связанных со знаниями, опытом и психологией восприятия ученых мужей на данном отрезке времени, помимо её правильности в кавычках, которая опирается  на  опытные данные.
 
    Философ:
    – Красиво закручено!  Современная наука с большой степенью достоверности уже описала возможный вариант происхождения всего живого на Земле, основываясь на общности ДНК археологических окаменелостей. Всё живое имеет три ветви развития – многоклеточные, бактерии, археи. Все три ветви имели общего предка – микроорганизм с набором архаичных рибосом, которые имеются у всех современных живых организмов. И обозвали этот первичный микроорганизм «Лукой».
 
    Витёк привстал с дивана и обратился к Паганелю.
 
    – Ну что я тебе говорил, там, в парке?! Поиски «Нового Бога» продолжаются!
 
    Паганель невозмутимо продолжил раскручивать свою мысль о происхождении жизни.
 
    – Какие бы мы теории ни строили, даже опираясь на опыт, мы не можем учесть всех факторов, участвовавших в развитии. По вполне простой причине. Мы не можем все знать, что было в далеком прошлом. А поскольку могут происходить случайные события, независимо от наших знаний о них, то окружающий нас мир представляет собой стохастичную и диссипативную структуру.
 
    Материя и любой живой организм в наборе случайных событий и взаимодействий ищет наиболее устойчивое состояние с минимальной затратой энергии. В точке бифуркации происходит поиск возможных состояний или решений. Видоизменение с переходом в новое устойчивое состояние называется аттрактором. Исходя из такого понимания развития, можно утверждать, что образование нового организма из набора случайных событий происходит в результате перехода его в более устойчивое состояние, в рамках поля изменившихся внешних факторов.  Но в состоянии аттрактора мы ничего не можем сказать о начальных условиях, обусловивших рождение живого организма. Первоначальные условия среды и механизм образования неживого в живое для нас остаются неопределенными. Так называемый абиогенез.
 
    Лицо Философа скривилось в надменной  усмешке, и он начал ворчать.
 
    – «Самоорганизация», «бифуркация», «порядок из хаоса», эти все теоретические рассуждения больше относятся к эпистолярному жанру. Илья Пригожин конечно большая умница, но переносить физические закономерности на биологию, не во всех случаях оправдано и имеет результативную основу.
 
    Если «самоорганизация» материи носит всеобъемлющий характер, то человек, как биологическое существо находится в потоке уже сформировавшихся событий. Его воля, возможность выбора, не имеет смысла в принятой парадигме «самоорганизации». Игра в «самоорганизацию» – это обычная приспособительная манипуляция в новых условиях накопленной информации об окружающем мире. И поведение человека ничем не отличается от поведения животных – например хамелеонов.
 
    Паганель:
    – Но мы сейчас! В данный момент рассуждаем и пытаемся разобраться в устройстве всего живого?! Может это и есть попытка самоорганизоваться, определиться в понимании? Неважно удачная или неудачная. Мы находимся в состоянии неопределенности и своим разговором, выводами создаем точку бифуркации и возможность выхода на аттрактор, на разрешение существующих теоретических противоречий?..
 
    Философ:
    – Опять же. Если это не пустая болтовня…
 
    Давайте пойдем по более простому, объективному и доступному пути построения логических дефиниций.
 
    Мы, например, – мужчины, каждый рожденный от отцов. По мужской линии мы имеет непрерывные родство наших предков от первичного некого вида организмов, разделившихся на мужские и женские особи. И эта связь безраздельно уходит в прошлые события эволюции конкретного мужчины. Неандертальцы, кроманьонцы, скифы, половцы, славяне – при всех этих разновидностях гоминид всегда существовала конкретная мужская особь, которая видоизменяясь, дожила до наших дней.  Были переселения, катаклизмы, войны и прочие жизненные обстоятельства. И этот конкретный мужчина выжил. И это вы! Без всяких виртуальных «эволюций» и «самоорганизаций»…
 
    Но вот у вас не родилось сыновей, одни дочери. Теперь представьте себе, миллионы лет ваши предки отцы выживали, приспосабливались, добивались чего-то, а на вас эта связь оборвалась. Всё! Абзац! По мужской линии ваш род закончился. Мужские связи рода постоянно обрываются. Но мужской род продолжает существовать. Значит, есть постоянное, устойчивое ядро в популяции людей сохраняющее свою мужскую принадлежность.
 
    То же самое можно сказать и о женской линии родства. Любая женщина имеет непрерывную связь со своими предками в прошлом по женской линии. Они тоже постоянно рвутся у женщин родивших сыновей. И у женщин существует родовое ядро, сохраняющее свою генетическую особенность.
 
    Мужчины и женщины, у которых рвутся связи половой принадлежности, перемешиваясь, постоянно мутируют и тем самым создают новые генные наборы, которые эволюционируют.
 
    Ядро сохраняет постоянство, и меняет свою генетику только в случае положительного и устойчивого результата мутацирующей части популяции гоминид.
  
    За счет чего мужские и женские родовые ядра сохраняют свое постоянство? Это уже математическая задача имеющая множество возможных решений. Но есть одно – самое простое решение. Человек произошел от первичных Адама и Евы!
 
    Философ вскочил из кресла и стал возбужденно ходить по комнате. Заметно было, что такую хитроумную «дефиницию» он родил по ходу разговора. Предмет подсознательных размышлений, который он выдал оказией, по случаю.
 
    – Фенологично! Приз в студию! – Витёк также встал с дивана.
 
    – Не согласен! Устраивает только Нобелевская премия, – сыронизировал в ответ Философ.
 
    Паганель озадаченно посмотрел на часы в смартфоне с мыслью: «занимательная беседа превратилась в цирк…».
 
    – Уважаемые коллеги, меня поджимает время. Нужно ехать. Было интересно с вами пообщаться.
 
    Витёк повернулся к Паганелю.
 
    – Павел мы же не довели тему до конца. Неудобно останавливаться на самом интересном.
 
    – Дядь Вить обсуждение приняло детерминистский вектор направления, что противоречит моим «синергетическим» воззрениям. Что касается частных закономерностей, то они не вызывают сомнений.
 
    Философ:
    – Павел, ты обиделся на мой  антропологический коллаж? Не бери серьёзно в голову.
    Теорий происхождения и развития живых организмов большое множество. Вплоть до того, что нашим поведением управляют не морфогенетические поля, а отдельные виды вирусов. Считается доказанным факт возможного перехода наследственной информации от высших к низшим организмам через ретровирусы. И наоборот. Высшие могут на клеточном уровне путем рекомбинаций заимствовать генную информацию от низших. Но этого не происходит по простой причине. Зачем нужны чужие гены, когда исправно работают свои? Поэтому отбор идет в узких рамках возможных и удачных рекомбинаций.
 
    Что касается случайностей? На то она и случайность, что её можно трактовать в различных понятийных вариациях.
 
    Паганель:
    – Да нет, я не обижаюсь. Мне действительно нужно ехать. У меня билеты на вечерний поезд. Связь родства по женской и мужской линиям представляет интерес, поскольку дополнительно выявляет наличие постоянного ядра в популяции. Это касается рас и этносов, сохраняющих свою генетическую основу, несмотря на метизацию. Но это отдельная тема.
 
    Не хотите же вы утверждать, что обезьяны произошли от Адама и Евы, исходя из того, что в их популяции есть мужские и женские особи? В противном случае нужно определиться с понятиями «Адама»  и «Евы»…
 
    Витёк стоял между двух оппонентов и не знал, что ответить.
 
    Паганель и Философ, не видя согласительного повода для продолжения разговора, молча, мирно пожали друг другу руки.
 
    ---
 

 

Перейти в архив


Оценка (0.00) | Просмотров: (205)

Новинки видео


Другие видео(181)

Новинки аудио

Идут ветераны...
Аудио-архив(198)

Альманах КЛАД Газета  Русская ярмарка талантов
© 2011-2014 «Творческая гостиная РОСА»
Все права защищены
Вход