«Насолить» начальнику

Дата: 10 Февраля 2020 Автор: Анисимов Михаил

28 июня 1973 году,  мною, старшим военным следователем военной прокуратуры гарнизона,  после получения сообщения от командира воинской части о хищении пистолета ПМ из сейфа дежурного по части, было возбуждено и принято к своему производству уголовное дело по факту хищения боевого стрелкового оружия.

   

Из поступившего сообщения  стало известно, что факт пропажи пистолета ПМ был обнаружен ещё 27 июня при смене дежурных по части, но сразу в военную прокуратуру командование части об этом не сообщило, надеясь найти похищенный пистолет своими силами, без посторонней помощи. Когда же стало ясно, что без доклада в следственные органы пистолет не найти,  спустя сутки сообщили о случившемся  в военную прокуратуру. Такие факты замалчивания совершённых преступлений всегда приводили к потере драгоценного времени поиска преступников «по горячим следам», что усугубляло процесс расследования. 

     

Через час после получения сообщения и возбуждения уголовного дела я уже был в комнате дежурного по части, откуда был похищен пистолет ПМ.

Осмотром места происшествия и первоначальными следственными действиями было установлено, что комната дежурного по части расположена непосредственно в здании штаба части. Здание штаба части представляло собой одноэтажное кирпичное строение.  Первая от входа комната и была местом дежурного по части. Эта комната изолирована от других внутренних помещений, единственное окно закрыто металлической решёткой без следов повреждения. Сейф с личным оружием офицеров и прапорщиков воинской части расположен в дальнем углу комнаты дежурного. Следов взлома на сейфе не обнаружено. Согласно документации, ключи от сейфа и печать всегда должны были находиться у дежурного офицера, но иногда, в нарушение установленных правил, передавались помощнику дежурного из числа  прапорщиков. Допускалось  нахождение в комнате дежурного по части почтальона, солдата срочной службы, но ключи от сейфа и печать ему никогда не передавали.

    

Таким образом,  изъятие пистолета из сейфа в отсутствие вышеперечисленных лиц,  исключалось. Но чтобы это доказать, потребовалось провести дактилоскопирование всех офицеров и их помощников, поскольку в сейфе отпечатков пальцев посторонних лиц обнаружено не было.

  

Дальнейшее расследование показало, что передача оружия дежурными друг другу производилась халатно, без проверки пистолетов по номерам. Единственной зацепкой был  тот факт, что похищенный из сейфа пистолет ПМ, закреплённый за одним из офицером, был получен этим офицером  при заступлении на дежурство с 22 на 23 июня и он сличал пистолет по номеру. Офицер категорически отрицал любое подозрение в причастности к хищению, поскольку заступивший на его смену офицер подтвердил, что похищенный пистолет был сдан при смене дежурных и поставлен в сейф, а после этого офицер дежурным по части не заступал. Отсюда следовал вывод, что с 22 по 27 июня сменились пять дежурных по части офицеров  и никто из них, кроме офицера, заступившего в наряд 27 июня,  даже не пересчитывал пистолеты в сейфе, не говоря уже о их сличении по номерам. Всё это только осложняло дальнейшее расследование.

    

Несмотря на грубые нарушения правил хранения и получения оружия ревизией и следственными действиями было установлено, что похищенный пистолет ПМ проходил по учётным документам части с 1970 года. Это нашло своё подтверждение и  в ходе ранее проводимых проверок наличия оружия.

   

Чтобы исключить все возможные версии , территория воинской части была тщательно обследована сапёрами с применением миноискателей и магнитных подъёмников,  установлены и допрошены все посторонние лица, которые в указанный период посещали воинскую часть. Следственным и оперативным путём было установлено, что в период с 22 по 27 июня 1973 года не было ни одного случая, когда бы в дежурной комнате не находились лица суточного наряда и этим могли бы воспользоваться посторонние.

  

После проведения всех указанных следственных действий, допросов свидетелей и очных ставок мною был объявлен розыск похищенного пистолета. Проводимые неоднократные обращения к общественности и выяснение  взаимоотношений офицеров с командованием и внутри коллектива показали, что отдельные офицеры и прапорщики были недовольны  требовательностью командира воинской части к выполнению офицерами и прапорщиками своих служебных обязанностей. На сленге это называлось «насолить» командиру, чем и воспользовались преступники, знавшие о грубых нарушениях порядка хранения и получения пистолетов.

     

  Но,  проводимые  в части следственные действия, держали в постоянном напряжении виновных лиц, и нервы у последних окончательно сдали: пистолет был подброшен в урну, установленную перед входом в штаб части, в полиэтиленовом пакете. Исследования на отпечатки пальцев на пистолете положительных результатов не дали, но  обнаруженные микрочастицы кроличьего меха на полиэтиленовом пакете позволили определить дальнейший ход расследования по установлению виновных лиц…

  

  Подозреваемые в хищении пистолета офицер и прапорщик были уволены из армии по служебному несоответствии. Легко отделались, поскольку сведения, полученные оперативным путём об их причастности к хищению пистолета, не подлежали разглашению

 

Перейти в архив



Альманах КЛАД Газета  Русская ярмарка талантов
© 2011-2014 «Творческая гостиная РОСА»
Все права защищены
Вход