«Не посрамим земли…»

Дата: 14 Июля 2019 Автор: Крупин Михаил

С Михаилом Задорновым я познакомился летом 2013 года. На ту пору в «творческой кладовой» Михаила Николаевича накопилось столько нереализованных литературных и драматургических идей, что он подыскивал соавтора для скорейшего их воплощения. Вот мой товарищ-издатель и представил ему меня, как человека, в равной мере владеющего литературным и сценарным ремеслом.

 

 

Первое, над чем предложил поработать Задорнов, был сценарий документального фильма о Гиперборее, легендарной северной прародине человечества. Я начал изучать материалы и невероятно заинтересовался темой, с которой прежде был почти незнаком. Сделал первые наброски… Прочитав их, Михаил Николаевич опечалился. Переработка и подача этого материала представлялась ему совершенно иначе. Я уж хотел было откланяться… Но решил сделать еще одну попытку: присмотрелся к выступлениям Задорнова, пересмотрел его документальный фильм о Рюрике, показанный по РЕН-ТВ, прислушался к слогу Михаила Николаевича, простому и ясному, но в каждой фразе удивлявшему какой-нибудь внезапностью. Смекнул, что слог этот проверен сотни раз на колоссальных зрительских аудиториях и отшлифован оптимально.

 

Когда я показал второй свой набросок, Михаил Николаевич сказал, глянув на меня как-то по-новому: «Я впечатлен». Наше сотрудничество началось и длилось с перерывами около трех лет.

Он был человеком, просто завораживающим в творческом общении. Бывал одновременно азартен и удивительно спокоен внутренне, что встречается в людях крайне редко. Этот его внутренний покой, совершенная несуетность, могли показаться тем, кто плохо его знал, даже некой величавостью, надменностью. Конечно же, это было не так. Его пронзительный взгляд, его юмор были частенько безжалостны даже в застольях, но это было частью профессии (на что же он, юмор, вообще, если станет поглаживать, а не колоть?). Хотя и солнечного, доброго веселья в нем, конечно же, хватало.

 

Умел и любил слушать собеседника, впитывал все интересное как губка, тут же пристраивал услышанное на ту или иную полочку в своем мировоззрении, роскошно разветвленном – вглубь и вширь. А когда сам говорил, то чувствовалось – он ежеминутно проверяет сказанное на собеседниках, как на определенной фокус-группе, словно готовится к выступлению в большом зале. (Что поделаешь, такова «печать профессии», плата за успех).

 

В те годы, да и вообще в последние десять-пятнадцать лет его жизни (как понимаю теперь) стезя сатирика, исхоженная им вдоль и поперек, стала ему скучновата. Всеми цеховыми секретами, разнообразными приемами, «крючочками» мастерства владел он уже в совершенстве, а поскольку повторяться страшно не любил, стремился осваивать новые жанры. К тому же, простое «увеселение публики» никогда его не устраивало. Он стремился сообщить людям, особенно молодежи, в легкой, игровой, «прикольной» форме что-то очень важное. То, что позволит им стать гражданами, а не обывателями. Со всех сторон летели обвинения в шарлатанстве, в перевирании истории и всех наук, но все это проистекало от людей, конечно, ограниченных. Они не понимали, что главная задача Задорнова – ярким, неожиданным, порой чудаковатым словом пробудить в человеке интерес к истории своей страны, к своей культуре и литературе, и шире – к таинствам и тайнам мироздания, извлечь человека из «общества потребления» с его зашоренностью, плоскостью, упертостью в «подножный корм». Задорнов стремился привить молодежи сам вкус к мысли, аналитике, мечте, пробудить исследовательский зуд. Научить искать свои тропинки в чаще нынешней цивилизации, заселенной фантомами.

 

Сколько молодых людей, пришедших на его выступления, потом кидались читать книги, искать ответы на вселенские вопросы… Это самое важное, а не то, что сатирик «перегнул палку» в той или иной реплике, нелицеприятной для официальной науки. Разумеется, он это делал осознанно, господа, ведь надо чувствовать «законы жанры».  

Жаль, что даже нашу «Гиперборею» под давлением «научного сообщества» он решил переименовать в «Тайны русского севера».

 

Затем была работа над сценарием полнометражного художественного кинофильма «Рюрик. Полет сокола». Этот наш сценарий, созданный абсолютно по голливудским лекалам (в хорошем смысле слова), победил в Сценарном конкурсе Фонда кино за 2014 год. Киноакадемик Андрей Бондаренко, продюсер знаменитых картин «Первый после Бога» и «Дикое поле», сказал, что ничего лучше этого сценария за десять лет не читал. Тем не менее, сценарий до сих пор не экранизирован. Историческое полотно требует больших денег. В Минкульте и Фонде Кино пока их не нашлось. Думается, Михаил Николаевич, при своем авторитете (а лучше сказать всенародной славе), мог бы эти средства что называется «выбить», только ведь для этого потребовалась бы совершенно «нетворческая» трата времени и нервов, бесконечные звонки, визиты к «сильным мира сего», а всего этого Михаил Николаевич терпеть не мог. На все свои проекты (включая документальные фильмы о Рюрике и Вещем Олеге, которое шли по Рен-ТВ) Задорнов всю жизнь зарабатывал сам – концертами, что-то добирал на краудфандингах. Но масштабную историческую киноленту этими путями не поднять. Так что задорновский «Рюрик» еще ждет своего продюсера.

 

Осенью того же 2014 года, на гастролях Михаил Николаевич получил предложение от заместителя департамента культуры Ростова-на-Дону написать для ростовского театра пьесу о русском князе Святославе Игоревиче, покорителе Хазарского каганата, победителе Болгарского царства, грозе Византийской империи. Хазарский каганат был не больше не меньше, чем первым игом над восточными и южными землями Руси. От этого ига и освободил Русь в Х веке гениальный полководец Святослав. Ростовчане почитают его своим героем, поскольку хазарская каменная крепость Саркел, построенная греческими зодчими, которую взял Святослав (после взятия переименована в Белую Вежу), стояла некогда на их земле. «Не посрамим земли русской», «Мертвые сраму не имут», «Иду на Вы» – все эти крылатые фразы, летящие над нами сквозь всю историю, принадлежат Святославу.

 

 

То, что именно к Задорнову обратились из Ростова с таким предложением, говорит о том, что уже по всей России его воспринимали как защитника исторической правды, радетеля за русскую славу. Отдельное спасибо Михаилу Николаевичу, что он тут же позвонил мне (ведь Святослав был любимейшим моим историческим героем с детства), мы взялись за работу и месяца за три написали, на мой взгляд, неплохую пьесу. Мне кажется, она удалась даже не как просветительское героико-патриотическое сочинение, а именно как драматургическая вещь.

К сожалению, в Ростове ставили ее совсем без нашего участия, авторов позвали только на премьеру в мае 2015-го. Провели пресс-конференцию…

 

 

Спектакль оказался, честно говоря, слабеньким. Этому две причины – и в обеих авторы отчасти виноваты сами. Дело в том, что пьеса получилась очень большой (около ста страниц, тогда как средняя современная пьеса – не более пятидесяти). Ростовский режиссер начал ее сокращать и сократил без нашего пригляда совершенно неправильно, изъяв из канвы главные пружины и поворотные события. Во-вторых, пьеса даже после сокращений осталась очень населенной, и в провинциальном театре просто не хватило профи для исполнения всех ролей. Тем не менее, во втором действии актеры, что называется, «поймали кураж», и минут пять после окончания пьесы длилась овация, несколько раз вызывали Михаила Николаевича, он представлял меня, рассказывал ростовчанам, как мы всерьез пытались сосчитать, кто больше древнерусских слов вписал в текст, сбились при подсчете…

 

Было ясно, что пьесу надо ставить в Москве, у нее может быть серьезная судьба. Михаил Николаевич показал пьесу Николаю Губенко, худруку Содружества актеров Таганки. Тот дал добро к постановке, оставалось подыскать режиссера…

 

Михаил Николаевич, во что бы то ни стало, хотел сам курировать московскую ответственную постановку. Отчасти по этой причине (то из-за его занятости, то из-за нашего недовольства видением режиссеров) работа над спектаклем постоянно откладывалась. А осенью 2016-го стало известно о болезни Михаила Николаевича… 

И вот сегодня, уже без Задорнова (чьим соавтором в нескольких проектах мне посчастливилось быть), я пытаюсь возродить эту пьесу. Прорастить ее «зернышко» хотя бы на камерной сцене – показать, каким на самом деле должен быть наш спектакль о Святославе и княгине Ольге. О Руси и Византии, Новом Риме.

 

По мысли Задорнова, две параллельные линии – Руси и Восточного Рима – должны были олицетворять современные отношения России и Запада. Не только политическую, но и нравственную проблематику этих отношений. Это, на мой взгляд, делает пьесу о Святославе ультрасовременной. Пьеса – о борьбе правды и кривды в человеческой душе. О том, что профессиональный лжец начинает лгать в итоге самому себе. О том, что правда в отношениях людей и народов невероятна трудна, но необходима как воздух. О том, что равнодушие, наряженное в платье истовой веры, уничтожает все вокруг себя. О том, что мертвечина умеет прикинуться жизнью. А жизнь должна быть крайне бдительна, чтобы выстоять и сохраниться между небом и землей.

 

Сегодня мне кажется, что эта пьеса о самом Михаиле Задорнове. Он и есть главный герой этой пьесы. Он – Святослав. Для него превыше всего было «не посрамить земли Русской». Он всегда открыто предупреждал врагов своей Родины – «Иду на Вы». Он всегда был легок на подъем, «ходил легко как барс», презирал житейские удобства, мог спать на земле, подложив седло под голову, и есть «конину, испеченную в угольях». Мог и вообще не есть, поскольку силы к нему приходили непосредственно из космоса. Богом его была Правда. Он никогда не устремлялся туда, куда «бежала толпа». За любым его утверждением, за верой и за недоверием стояла напряженная и честная душевная работа. Поэтому и люди ему верили. И помнят до сих пор и помнить будут.

 

Перейти в архив


Оценка (5.00) | Просмотров: (381)

Новинки видео


Другие видео(147)

Новинки аудио

Н. Ермолаева и Н. Васильев "Сонет" (муз. Н. Ермолаевой, стихи Л. Дриновой-Ворониной)
Аудио-архив(115)

Альманах КЛАД Газета  Русская ярмарка талантов
© 2011-2014 «Творческая гостиная РОСА»
Все права защищены
Вход