«Заратустра»

Дата: 16 Ноября 2018 Автор: Кириллов Анатолий

      Бывает же в жизни такое везение! Пусть и небольшое, но приятное…

    Витёк с блаженством растянулся в постели гостиничного номера. Вдали от работы и дома, опорожнив бутылку прохладного пива,  счастливый командировочник  по привычке будоражил свою голову витающими в пространстве мыслеформами.

    Почему счастливый? – Выпавшая на его долю  командировка сложилась удачно. Не нужно суетиться и бегать по инстанциям с разговорами, согласованиями и прочей технической дребеденью.  Сиди себе в гостинице и проводи изменения в чертежах. Провел  изменение – подпись, дата. И так в пяти экземплярах. На столе пиво и бутерброды, а на улице июльская жара. Окна гостиницы выходят на север и в комнате прохладно.  Конечно, повезло. На заводе-заказчике  разрешили взять проектную документацию для согласования конструкторских изменений в гостиницу. Потеть при стоящей на улице жаре в заводской конторе малоприятное занятие.

    День клонился к вечеру и Витёк подошел к открытому окну своего гостиничного номера. Напротив гостиницы через дорогу возвышалось старинное семиэтажное здание. Высокие окна первого этажа выстроились длинной кавалькадой витражей универмага, о чем вещала разукрашенная вывеска над ними. Выше – этажи жилых квартир с большими деревянными окнами. Но балкончики, выходившие на улицу, были малюсенькими с перилами украшенными балясинами, и играли больше роль архитектурных элементов.

    Прямо напротив его окна, на балкончик пятого этажа противостоящего дома, неожиданно вышел мужчина в трусах и майке с гантелями в руках. Каким-то всеобъемлющим взглядом посмотрел на небо, потянулся и развел руки с зажатыми гантелями.  Смешно не по-спортивному два раза присел, несколько раз отжал гантели вверх и исчез в проеме балконной двери…

    Бытовая картина, которых Витёк насмотрелся, живя в общежитии… Он прикрыл окно и спустился вниз прогуляться и купить продуктов на вечер. Магазин оказался рядом с гостиницей на этой же стороне. Никуда не захотелось идти, и, закупив продукты, он присел на выступ парапета гостиницы.

    Неожиданно к нему на парапет рядом присел средних лет мужчина. Он понемногу отпивал пиво из горлышка бутылки  и с любопытством осматривал вертящуюся вокруг городскую суету. Похоже, тоже пребывал в радостном настроении отрешенности от каких-то забот.

    Витёк, пытаясь завести беседу с подсевшим мужчиной, начал с замечания:

    – А пиво пить из горла́ вредно для желудка. Вот так себе зарабатывают язву. Газы должны выйти в стакане или кружке, прежде чем попадут к нам в желудок.

    – Может вы и правы, но где взять стаканы́, когда хочется в жару выпить пивка, как говорится, – не отходя от кассы…

    Мужчина приветливо улыбнулся и протянул руку – Влад.

    – Виктор, удовлетворенно ответил Витёк.

    Но начатый  разговор не получил развития. Вечерняя томная жара сковывала мысли  и потные тела находились в легкой полудрёме. Ничего не хотелось делать, даже говорить. Оба собеседника поневоле тупо смотрели на размеренные движения машин и людей большого города.

     Витёк обеспокоенно закрутил головой. Начало подпирать ранее выпитое пиво. Он собрался подняться в свой номер. Влад предусмотрительно угадал его намерение и сочувственно дал совет:

    – Во дворе здания напротив, есть туалет. Там можно справить нужду. Я только что оттуда, – ехидно усмехнулся он.

    Обозначенный туалет стоял в конце двора окруженный кустарником и оказался на удивление сухим и опрятным... Озирась в новой обстановке, Витёк вышел из туалета, и было направился к выходной арке двора. Его внимание привлек вышедший из подъезда мужчина. Это тот, который был с гантелями на балконе!

    Он шел, выкидывая ноги несколько вперед. От этого походка казалась какой-то крадущейся. Голова делала кивки, как это делают голуби при ходьбе. Вернее иллюзию кивков, поскольку голова  была зафиксирована взглядом вперед, а тело размеренно качалось в такт движения.

    Витёк остановился и с интересом стал наблюдать за мужчиной с балкона. Он кивающей походкой шел к мусорному контейнеру. Странно, что в руках у него ничего не было. Подойдя к контейнеру начал там рыться и что-то искать. Наконец он выудил из мусорных отходов пустую бутылку от пива.

    «Балтика» третий номер! Ё-пэ-рэ-сэ-тэ! Да это же БИЧ собирает пустые бутылки на опохмелку – подумалось Витьку.

    Но тут прояснилось, что он сам так же является предметом внимания. Сзади его оказался щупленький старичок,  рассматривающий случайного  посетителя своего двора. С прищуром маленьких глаз он изучал новый объект, попавший в поле его созерцания.

    Витёк оглянулся и старичок, угадывая его мысли, констатировал – наш «Заратустра».

    Местный абориген, не дожидаясь ответа, стал поспешно вводить объект своего внимания  в курс жизни большого дома. По тому, как он рассказывал, можно было предположить, что делает он это не в первый раз. Во всяком случае, рассказ выглядел правдоподобным  и был не похож  на дворовую сплетню.

    – Он не пьет. Ему нельзя пить ни капли алкоголя. Сейчас с пустой бутылкой пойдет к себе на балкон, станет в позу и будет имитировать, что пьет пиво прямо из горлышка. Он – того, контуженный и немного помешанный, – старичок крутанул пальцем у виска и продолжил:

    – Это бывший главный инженер нашего комбината. Был авторитетным и уважаемым человеком. Очень любил жену и детей. На зависть прекрасная семья. Поехали на дачу с женой и двумя детьми на машине, и попали в аварию. Дети и жена погибли, а он остался жив, отделавшись легкой контузией.  Вот как бывает!..

    После того и помешался. Сильно переживал, что остался живой и не смог уберечь свою семью.

    – А почему «Заратустра»? Проповедник из восточной религии?

    – Нет, это из Ницше! –  ответил старичок. При этом приклонил голову и таинственным полушепотом сообщил – я книгочтей. У него сохранилась большая библиотека, и я захожу в гости и беру там книги. Иногда помогаю ему по дому. По вечерам он выходит на балкон и толкает длинные речи, потому и нарекли его таким прозвищем.

    – А как же соседи? Его могут забрать в сумасшедший дом.

    Старичок  передернул плечами и возбужденно доложил:

    – У него там, наверху, – крыша, – и указал пальцем на небо. При этом сделал акцент, что это и является главной новостью:

    – Они с генеральным были закадычными дружками с детства. Вместе ездили на рыбалку и дружили семьями. Потом генерального выбрали городским главой над всеми нами, и было указано его не трогать. Да и вообще Заратустра никому не мешает. Над ним живет глухая старушка, а под ним – ваш собеседник. На вашем молодежном жаргоне – мне по барабану. Тем более что я пользуюсь его библиотекой…

    Заратустра поднимает голову вверх и обращает свои проповеди толи к богу, толи к небу. Я сильно не вслушиваюсь – как к галдящему телевизору. Иногда говорится что-то разумное, а иногда непонятно что.

    Племянник приехал к нему в гости из Москвы, подарил компьютер и установил интернет. Человек он конечно начитанный, и раньше толкал вразумительные речи. Сейчас насмотрится  в интернете всякой всячины и мелет интернетовскую белиберду.

    Старичок окончил свой рассказ, резко отвернулся от мимолётного прохожего  и удовлетворенный  пошел в середину двора, как будто совершил очень важное дело…

    Влад оказался на месте. Опирая голову рукой, приставленной на согнутую и поднятую  на парапет ногу, он сидел как Сократ и задумчиво смотрел в небо. «Еще один Заратустра!» – размыслил  Витёк и присел рядом.

    – Ты кто по профессии? – новый знакомый повернулся к нему и сменил позу.

    – Конструктор.  Ну и что?

    – Твой разговор выдает тебя. Ты в своих суждениях строишь логические цепочки: пузырьки газированного пива – желудок, язва. Причина – следствие. Просматривается техническая логика. Я психотерапевт и здесь тоже в командировке на областном семинаре по психоанализу. То, что ты командировочник  у тебя на лбу написано. Давай выкладывай, что накрутилось в твоей голове  за столь длительное отсутствие.

    – С чего ты взял?

     Витя!  Твоё лицо отражает возбужденное удивление. Так поделись!

    – Во дворе дома видел одного сумасшедшего  косящего под «Заратустру». С балкона читает проповеди. Сказали из Ницше.

    – Причем здесь зороастризм и Ницше? Он использовал реформатора древнеиранской религии  Заратуштру прототипом героя своего романа «Так говорил Заратустра».  Идея Сверхчеловека свободного от житейских предрассудков интересовала Ницше.

    Витёк склонил голову, не зная что ответить…

    В этот момент на балконе пятого этажа дома напротив, появился Заратустра с пустой бутылкой пива. Он как диктор на трибуне «отпил» из бутылки и, подняв голову к небу, стал декларировать свои речи. Но городской шум заглушал издаваемые им звуки.

    – Ну, вот появился наш Заратустра, – Витёк рукой указал на балкон.

    – Ничего не различишь. Интересно было бы послушать. Может пригодиться для материала по психоанализу  – отреагировал Влад.

    – Нет проблем! Его балкон прямо напротив моего окна в гостинице…

    Войдя в номер, два новых знакомых ринулись к окну. Открыли его и убедились, что речь Заратустры хорошо слышна. У Витка возникла идея придвинуть стол к окну и, сев на стулья, смотреть как в театре. Получилось довольно удачно. Балкон с Заратустрой оказался на уровне среза подоконника, который играл роль ширмы в театре кукол. А боковые шторы окна гостиницы были как театральные занавески. Сложившаяся экспозиция создавала иллюзию присутствия на спектакле.

    Спектакль тем временем уже шел полным ходом. Заратустра декларировал, и как паяц направлял жесты своих рук прямо в небесные дали.

    – Ядовитый червь наживы растлевает души! Власть подняла ваши тела до небес, а души скатились в болото простейших животных инстинктов. Истлевшие и обмельчавшие прячете свою убогость  за красивыми формами достижений мировых цивилизаций.

    Праздное тщеславие стало уделом ваших вожделений! Обыденностью, которая присуща свиньям, чавкающим у корыта с яствами общественных благ.

    Развлекающиеся обезьяны! Селфи, селфи! Ах, какие мы хорошие перед зеркалом. И так, и сяк, и этак! Дом два – два шарика в голове! Секс, Секс!

    При этом Заратустра стал кривляться и манипулировать руками, изображая обезьяну перед зеркалом. И вошел в раж:

    – Мудалькова, – раздвинула ноги! Дурачкова разделась и показала свои телеса! Арина Чокнутая открыла свои большие груди! События неимоверной важности! Вся сеть шокирована и смотрит, смотрит! Шикует тля! На чьи деньги?

    Новый препарат для мужчин! Четыре часа железный стояк!

    Бог не выдержал и покинул небесный Парнас! Бог любит, чтобы его славили. А что вытворяют созданные им твари? Всемогущий оказался беспомощным пред своими созданиями. Но толпы  христиан продолжают идти  в церковь и славить сбежавшего от них Бога…

    Вы счастливые люди! Как порхающие бабочки будете без мучений вымирать, не сознавая этого. Размножаясь и веселясь без чувства меры и страха, вы опустились до насекомых. Даже у животных есть  инстинкт самосохранения и чувство страха. – Волку нельзя бежать за красные флажки!

    Без норм, без меры – человек не человек. Обезьяна, осознавшая что она обезьяна, стала человеком.  Она покраснела и устыдилась от своих гримас и голого зада в зеркале. Стыд отделил человека от животного мира и трансформировался в процессе культурной эволюции человека в совесть.

    Адам покраснел и прикрылся фиговым листком!

    Секс, секс – это так естественно! Декларируют научившиеся говорить  отдельные особи!

    Но Бог молчит! Он сбежал! Дав человеку свободу выбора, в отличие от всех остальных земных тварей. Он не смог в вечной протяженности времени узреть фатальной  замкнутости, дарованной им свободы.

    Случайность  правит миром. Если свободный выбор закономерен, то это не свобода. Свободный выбор всегда случаен – иначе это не выбор.

    Вы думаете, что я сумасшедший? Но всмотритесь в себя. Я лишь обратное отражение вас в зеркале жизни…

    Заратустра отвел свой взгляд от небес. Глаза его потухли, и возбуждение от произнесенной риторики свернулось в точку перед ним. Он увидел любопытных зрителей напротив своего балкона и сильно сконфузился.

    Влад привстал со стула.

    – Он увидел нас! Маниакальная шизофрения. Смотри сейчас его нервная система пойдет в разнос!

    И действительно Заратустра засуетился, как будто что-то потерял. Лицо его покраснело и приняло растерянный вид. Нечаянно он задел стоящую на плите балкона пустую бутылку от пива. Она сорвалась и полетела вниз.

    Невольные зрители инстинктивно приникли к окну: «Упадет кому-нибудь на голову!». Но снизу донёсся глухой хлопок и звон разбитого стекла: «Ну, слава богу!».

    Заратустра смущенно ретировался и исчез за дверью балкона.

    Очевидцы увиденного представления облегченно уселись на стулья. Витёк встал и достал из хозяйственной  сумки две бутылки пива:

    – Пиво взял на завтра, но это дело нужно обмыть сегодня. – И пиво, приятно булькая, запенилось в двух стаканах…

    Первым начал обсуждение виденного Влад:

    – Случай необычный. С одной стороны явная маниакальная шизофрения, с другой – вполне осознанная критика.

    – Влад, он бывший главный инженер и человек начитанный. Попал в катастрофу – семья погибла, и он на этой почве вольтанулся. К тому же получил контузию.

    – Понятно. Переживая, он ушел в себя. Плюс контузия. Психико-физическое пространство замкнулось. Что-то подобное происходит с авторитарными личностями. Хотя внешне они выглядят нормальными людьми, но замкнутые на самих себя, без духовного общения они не выдерживают  внутренней пустоты. Им нужен выход из самих себя, разрядка. Эрих Фромм  довольно подробно описал такое явление. Реализация такого выхода может  принимать различны формы, вплоть до садизма.

    Авторитарный руководитель переносит свой внутренний  дискомфорт на своих подчиненных. Унижая и третируя их. Находя в этом садистское удовольствие. В общественной жизни он может быть демократичным, а в семье тираном. Но чаще всего это сексуальные расстройства или увлечения.  Поскольку они наиболее сильные и их можно скрыть от семьи и общественности.

    Наш пациент ищет выход из замкнутого пространства, в которое попал по воле случая. Вполне может это осознавать и симулировать сумасшествие. Все равно это ненормальность.

    Без бытийного и духовного общения человек деградирует.

    – Здо́рово ты всё расписал! Но я технарь. Как ты сказал у меня причинно обусловленная логика. Железки – шестеренки…

    – Со мной лукавить не надо. Что происходит с тобой не случайно.

    – По твоей логике и всё что происходит с тобой тоже не случайно?

    – Наша встреча случайна. А то, что с нами происходит с каждым в отдельности – реализация  личностного императива.  На каком-то отрезке времени происходит совпадение устремлений и взглядов, которые выглядят как предустановленная закономерность…

    Влад не успел закончить свою мысль. На балконе опять появился Заратустра. В левой руке он держал открытую книгу, а правой рукой с поднятым вверх указательным пальцем манипулировал в такт произносимого  чтения. Он был в очках и похож на школьного учителя, читающего наставления своим ученикам.

    Влад стукнул ладошкой по столу:

    – Настоящие сумасшедшие непредсказуемы!

    Витёк схватился от смеха за живот:

    – У него очки без стекол. Одна оправа!

    Зрители спешно заняли свои места. Антракт закончился.

    Заратустра назидательно читал:

    – Выплавляя  революцию,  Конвент  одновременно  выковывал  цивилизацию.  Да, горнило, но также и горн. В том самом котле, где кипел террор, крепло  бродило прогресса. Из мрака, из стремительно несущихся  туч  пробивались мощные  лучи  света,  равные  силой  извечным  законам природы.  Лучи, и поныне  освещающие горизонт, не гаснущие на небосводе народов, и  один  такой  луч  зовется справедливостью, а другие – терпимостью,   добром,   разумом,  истиной,   любовью. 

    Конвент провозгласил   великую аксиому:  «Свобода  одного  гражданина  кончается   там,  где начинается  свобода другого»;  в  одной  этой фразе  заключены  все  условия совместного   существования  людей. 

    Конвент  объявил бедность священной; священным  он объявил  убожество,  взяв на  попечение  государства слепца  и глухонемого;  он освятил  материнство,  поддерживая и утешая девушку-мать; он освятил  детство,  усыновляя  сирот  и дав им в  матери  родину;  он освятил справедливость, оправдывая  по суду и вознаграждая оклеветанного. Он бичевал торговлю неграми;  он  упразднил   рабство.  Он   провозгласил  гражданскую солидарность.   Он   декретировал   бесплатное   обучение.   Он   упорядочил национальное образование,  учредив в  Париже Нормальную  школу,  центральные школы в крупных провинциальных городах и начальные школы в сельских общинах.  Он открывал консерватории и музеи. Он  издал декрет, которым устанавливалось единство кодекса  законов для  всей  страны,  единство мер  и весов и единое исчисление по десятичной системе. Он навел порядок в финансах государства, и на  смену долгового  банкротства монархии  пришел  общественный кредит. Он дал населению  телеграфную связь, неимущей старости – бесплатные  богадельни,  недужным    больницы, очистив их от вековой заразы, учащимся – Политехническую  школу,  науке    Бюро долгот,  человеческому  разуму  – Академию.  Не  теряя своих национальных черт, он в то же время был межнационален. 

    Из  одиннадцати  тысяч  двухсот  десяти  декретов,  изданных Конвентом, лишь одна треть касалась непосредственно вопросов политики, а две трети – вопросов  общего  блага. 

    Он  провозгласил   всеобщие   правила нравственности  основой  общества  и  голос совести    основой  закона.  И освобождая  раба,  провозглашая  братство,   поощряя человечность,   врачуя искалеченное  человеческое  сознание,  превращая  тяжкий  закон  о  труде в благодетельное  право на труд,  упрочивая национальное  богатство,  опекая и просвещая детство,  развивая  искусства и  науки, неся свет на все  вершины, помогая  во  всех бедах,  распространяя  свои принципы.

    Конвент делал все это в то время, как внутренности его терзала гидра – Вандея, а к горлу тянули свои тигриные когти монархи…

    Заратустра кончил читать и обратил свой взор на своих невольных зрителей. Он стоял в ожидании, как будто «зрители» могли ему что-то сообщить.

    Его речь неожиданно произвела впечатление, загипнотизировала. Витёк очнулся от наваждения:

    – Что он хотел этим сказать?

    – Насколько помнится это из описания Гюго Великой французской революции 1793 года. Наш Заратустра переживает о том, что французы чтут и помнят свою революцию, а у нас неокоммунисты пришедшие к власти на критике, отказались от своего прошлого. Тем самым они подрезали исторические корни подсознательных стереотипов, сидящих в каждом из нас. Независимо от политической ориентации, как бы мы не относись к революции – это реально свершившийся факт.

    Строительство новых общественных отношений на разрыве образовавшейся пустоты – приводит к обычному причинно-следственному рефлексу. Вытягивание неких виртуальных идеалов далекого прошлого через внутреннюю пустоту еще более усугубляет ситуацию. Происходит потеря выработанных навыков и разрушение психотипов общественного поведения.  На вновь образовавшейся почве в отрыве от реальности начинают доминировать животные начала. Отдельные вспышки человеческого разума, выглядят как флуктуации с дальнейшим постепенным выщелачиванием.

    – Влад! Ты – второй Заратустра и читаешь здесь похожие  проповеди. Не кажется тебе странными твои высказывания?

    – Нисколько. В старину цари иногда содержали у себя придворных шутов. Они могли говорить, что угодно и были неприкосновенны. Таким образом, на фоне изрекаемой лжи окружения, властный правитель мог получать внешнюю информацию в виде шутовских каламбуров. Естественно фильтруя её.

    – Но ты же не шут!

    – А ты не правитель и не царь! Посмотри в окно. Заратустра ждет нашего ответа. Похоже, его заклинило.

    Заратустра, сложив руки на груди, стоял и ждал реакции публики, как артист на сцене.

    – Нужно помахать ему ручкой – предложил Витёк.

    – Ни в коем случае! Он воспримет это как насмешку.

    Влад закрутил головой  и его взгляд упал на вазу с красными цветами, стоящими на тумбочке. Он спешно подхватил вазу и поставил цветы на подоконник перед Заратустрой.

    Заратустра с поклоном улыбнулся и, молча, удалился с балкона затворив за собой дверь. Слышно было, как звонко цокнула дверная защелка. Спектакль закончился!

    Передвинув стол на место от окна, гость и хозяин номера стали прощаться.

    – Виктор, спасибо за предоставленный спектакль. Я ожидал большего для своей практики, но все равно было интересно увидеть еще один пример психического расстройства. Твой Заратустра конечно оригинал. Начитанность и опыт работы на руководящей должности помогают ему частично оставаться в разуме и контролировать свои действия.

    – С чего ты взял, что он мой Заратустра?

    – Ты же его открыл, за что тебе благодарен. Завтра за мной два пива.

    – Мы больше не увидимся. Утром забираю свои вещи из номера и с документацией еду на завод. Потом сразу на поезд и ту-ту!

    – Тогда удачи. Может, когда свидимся…

    Мужчины хлопнулись руками и расстались…

Перейти в архив


Оценка (0.00) | Просмотров: (538)

Новинки видео


Другие видео(121)

Новинки аудио

Утро вечера мудренее (стихи А. Овсянникова)
Аудио-архив(105)

Альманах КЛАД Газета  Русская ярмарка талантов
© 2011-2014 «Творческая гостиная РОСА»
Все права защищены
Вход