Как делается театр

Дата: 11 Апреля 2018 Автор: Королев Александр

За свою продолжительную, почти 90-летнюю историю Московский театр кукол переживал взлеты и падения. Периоды напряженного творческого поиска и повышенного внимания зрителей сменялись периодами застоя и затишья, а потом всё начиналось заново – в общем, так, как это бывает  с любымдолго живущим театром. Годы 2012-й и 2013-й, безусловно, составят в этой истории особый период, как будто, непродолжительный, но незабываемый, поскольку он мог стать последним в истории МТК. К тому времени очередной период застоя затянулся, и застой привел к тихому загниванию. «Где-то» решили помочь театру, пустить в болото свежую воду, причем под большим напором. В результате, возглавившие весной 2012 года МТК реформаторы по существу уничтожили прежний театр – был снят весь (действительно, посредственный) репертуар, уволена практически вся (пусть и немолодая) труппа, уничтожен музей, на помойке (в прямом смысле) оказался творческий архив театра, туда же вынесли и старых кукол. Начались лихорадочные усилия, направленные на заполнение репертуара,  на решение кадрового вопроса… Наверное, столь радикальные меры могли составить славу тем, кто их применял, если бы большевики, явившиеся с мандатом Департамента культуры, удержались у власти и сумели увести МТК в светлое будущее. Однако, разрушив старый мир, они вдруг исчезли, так и не создав нового. А дальше, выражаясь словами классика, «велик был год и страшен год» 2012-й, но за ним наступил год 2013-й, в который обитатели особняка на Спартаковской вкусили все «прелести» директорского театра - явления, увы, в наши дни нередкого…

К счастью, всё быстро закончилось, так что произошедшее тогда напоминает разрушительный ураган, который, переломав и поразбросав, унесся куда-то, и, будем надеяться, навсегда. Надо было приступать к созиданию, строить новый (или старый) театр. Этим и занялась команда, возглавившая театр весной 2014 года. Постепенно в МТК была реализована классическая и, как показывают нынешние результаты, правильная модель организации театра, в которой его политику определяет художественный руководитель, в рамках этой политики режиссеры и художники создают спектакли, в них играют актеры, а дирекция занята решением проблем, связанных с обеспечением вышеозначенного творческого процесса и привлечением на спектакли зрителей.
В юбилейном для театра 2015 году, когда в возможность возрождения МТК далеко не все верили, его художественный руководитель Борис Голдовский дал интервью журналу «Театр чудес», в котором рассказал об условиях, в которых приходилось начинать работу, про то, «что денег в театре нет, как нет и репертуара, что зарплата здесь 12-15 тысяч, что в отпуск нужно уходить по собственному желанию, потому что нет отпускных». И тут же прозвучало оптимистично-отчаянное: «Интересной работы много. Но денег пока – ни копейки». На вопрос о планах на будущее Борис Голдовский тогда ответил: «Я с удовольствием сделал бы взрослые спектакли. Но не могу потратить репетиционное время и театральные деньги на постановку взрослого, потому что мне нужно, чтобы было хотя бы 10-12 спектаклей для детей (из-за финансовых сложностей мы здесь вынуждены сильно экономить на всем)». Для всякого, кто хоть немного знаком с положением дел, могло показаться, что сказанное тогда – мечта несбыточная. Спектакль для взрослых в театре кукол! К тому же в Москве! Редкий взрослый в столице решится потратить вечер на поход в кукольный театр. К тому же в едва живой МТК. Да и когда это будет?! Когда при таком скромном финансировании будут поставлены эти 10-12 спектаклей?! Но, как писал Карел Чапек, «в театре всё возможно, это дом чудес». Главное верить!

Оказалось, то, о чем говорил в 2015 году Борис Голдовский, было не праздным мечтанием, а настоящим планом действий, программным заявлением. И вот в афише МТК на март 2018 г. я насчитал даже не 10-12, а 14 спектаклей, поставленных за 4 года. Конечно, это очень разные по качеству спектакли – сильные и слабые, детские (категория 3+, 5+, 6+), «классический набор» любого российского театра кукол: «Чиполлино», «Мальчик-с-пальчик», «Золушка», «Теремок», «Маша и Медведь», «Щелкунчик», «Буратино» и т.д. Но есть среди них и «Ёжик в тумане» (Российская национальная театральная премия «Золотая маска»). Как успели?! Опять процитирую Карела Чапека: ««В конце концов, оказывается, что всё выходит и даже времени хватает. Каким образом – уму непостижимо, но в театре всегда имеешь дело с невероятным». 

И вот как только появились эти полтора десятка спектаклей для детей, сразу же вниманию зрителей – как и обещано – был представлен взрослый «Гиньоль имени Станиславского» (категория 16+). Любопытный факт: часть кукол для этого спектакля, премьера которого состоялась в конце февраля 2018 года, была задействована еще в юбилейном капустнике МТК в 2015 году! Их тогдашний показ был незабываем, но, не зная о планах театра, оставалось недоумевать: неужели эти яркие, красивые куклы были сделаны только для капустника? Что за несвоевременная «расточительность»?! Качество кукол было таково, что к вопросу об их судьбе я, например, мысленно возвращался всякий раз, когда переступал порог МТК. Всё стало ясно только после премьеры «Гиньоля», и упорство, целеустремленность Бориса Голдовского, режиссера и автора сценария Натальи Пахомовой, художника Евгении Шахотько, с которыми они, как выяснилось, три года шли к этой премьере, поразительны.

Выбор литературной основы для постановки кажется неожиданным –это остроумный очерк уже дважды упомянутого выше Карела Чапека «Как ставится пьеса» (1925 г.) (один из серии очерков, им были написаны еще «Как делается газета» и «Как делается фильм»).Чапек сам определил свое произведение - это «краткий путеводитель по театру». Действительно, там есть всё и все – описание процесса постановки от создания пьесы до премьеры; драматург, режиссёр, актеры, «другие люди», которые есть в театре «за сценой, под сценой и над сценой», и которые «вместе с ними тянут и толкают фургон Фесписа» (снова Чапек). Описания какой-то конкретной пьесы у Чапека нет, и Наталья Пахомова «восполняет» этот пробел – кукольные персонажи «Гиньоля» ставят… чеховскую «Чайку». И что это за персонажи?! Снова неожиданный поворот! На одной сцене оказываются Мочалов, Щепкин, Семёнова, Станиславский, Немирович-Данченко, Ермолова, Вахтангов, Мейерхольд, Михоэлс и Комиссаржевская. По задумке Натальи Пахомовой, покойные классики, скучая в потустороннем храме-дворце искусства, решают поставить пьесу. Зритель становится свидетелем соединения, кажется, несоединимого. Что общего у всех этих легендарных актеров и режиссеров (разумеется, кроме того, что многие из них были современниками)? Что общего у Чехова и Чапека?! Оба были великими, получили не только национальную, но и мировую известность. Оба рано ушли, не дожив до пятидесяти, накануне катастроф, случившихся с их странами. Оба исповедовали демократию, были гуманистами. И всё! И вот теперь оба оказались участниками «Гиньоля» - в прямом смысле. Чапек возникает в постановке Натальи Пахомовой в роли неудачливого драматурга-соперника Чехова. А эффектное появления Антона Павловича в образе доктора, запряженного в фургон, вероятно, вышеозначенный, да еще и под музыку Федора Чистякова «Человек и кошка», вызвало у зрителей дружный хохот!

Смех в зале, кстати, звучал на протяжении всего спектакля. Но при том, что «Гиньоль» поставлен перчаточными куклами и, как уже понятно, спектакль это постмодернистский, издевательства над классиками (и классикой) не было. Напротив, чувствовалось бережное отношение к первоисточнику. «Сохранился» Чапек (в число действующих лиц введен Голос Театра, по ходу спектакля читающий «Как ставится пьеса»), все персонажи – великие режиссеры и актеры – наделены своими характерами, довольно близкими к оригиналу, и, несмотря на юмористическое отношение к происходившему, ощущается даже драматизм чеховской «Чайки». Создателям ни разу не отказало чувство вкуса. Произведение получилось у Натальи Пахомовой многоуровневое и многослоевое, и это такое блюдо, в котором важен и ощущается каждый ингредиент по отдельности, а вкусно всё вместе, от которого невозможно оторваться до тех пор, пока оно не закончится, блюдо, которое оставляет замечательное мыслительное послевкусие, при отсутствии пресыщения – сразу хочется перечитать и Чехова, и Чапека.

Просто диву даешься, как все это удалось собрать и соединить вместе, сколько фантазии и остроумия в наличии у Натальи Пахомовой и художника Евгении Шахотько! То же самое можно сказать и о музыкальном оформлении «Гиньоля» - прекрасная работа Гильды Казарцевой! Наверное, это возможно только в театре кукол. И хотя все герои «Гиньоля» антропоморфны, зрители увидели настоящий кукольный театр – с его условностью, оживлением неживого (в данном случае и в прямом, и переносном смыслах). Совершенно не хочется препарировать, разбирая по частям, этот спектакль, ощипывать его (как чайку в «Гиньоле» - забавный получился образ!), выискивая, что бы еще такое написать. Да это и не позволяет объем статьи – там слишком всего много. Надо идти и смотреть!«Гиньоль имени Станиславского» - это большая удача МТК, и личная удача Натальи Пахомовой, временами грешащей превращением своих постановок в неудержимый поток сознания. Впрочем, тут, как говорится, на любителя…

Важной составляющей этой удачи являются куклы, занятые в «Гиньоле» - «живые», каждая со своим характером и своим «фокусом» (надо смотреть!). Увидев их, сразу становится понятно, что Евгения Шахотько – талантливый художник, а в мастерских и цехах МТК собрались прекрасные специалисты. Атмосфера спектакля ощущается уже в фойе, ведь входя в театр, зритель сразу оказывается среди декораций – ростовых плоских фигур классиков-персонажей «Гиньоля» - между которыми прогуливаются дамы в вечерних платьях и господа в строгих костюмах – актеры. Труппа МТК, кстати, заслуживает особого разговора. Она очень молодая, очень музыкальная, очень поющая и тоже, безусловно, талантливая. В «Гиньоле» занято больше половины актеров театра (в спектакле участвуют 17 человек). Азартом, с которым актеры отдаются действу, они заряжают зрителей. Надо сказать, что делается это и сознательно – в начале спектакля актеры занимают места в зрительном зале, практикуется интерактив, зрители подпевают, в спектакле много живого плана, граница между сценой и залом максимально стирается – и общий праздник удается на славу! Но при этом нельзя сказать, что актеры демонстрируют отменное кукловождение, кое-у-кого «перчатки» скукоживаются и кривятся, как бывает на любительских представлениях. И эта составляющая, к сожалению, пока не самое сильное место молодой труппы МТК. Ну, и еще одна ложка дегтя – на спектакле 7 марта 2018 года не всегда удачно был выставлен свет… Как говорится, есть над чем работать!

Публика принимала первые показы очень хорошо, но судьба спектакля не ясна. Много ли в Москве зрителей, способных оценить тонкости и изыски «Гиньоля имени Станиславского»? Долго ли он будет идти? Кто знает? Карел Чапек писал, что «количество спектаклей ничего не доказывает, ибо, по театральным понятиям, если пьеса быстро сошла со сцены, это потому, что она провалилась и никуда не годится; если же выдержала много спектаклей, то потому, что это халтура, угождающая низменным вкусам». «Гиньоль имени Станиславского» - точно не халтура и точно не провальный спектакль, но… В общем, спешите увидеть!

За последние четыре года талантливые люди, собравшиеся в Московском театре кукол, продемонстрировали сплоченность, способность трудиться, умение превращать минусы в плюсы, стремление сохранить то хорошее, что было в театре до их прихода. В театр вернулся зритель, в фойе МТК выставлены красивые куклы, организуются выставки, посвященные истории театра, проводятся экскурсии для детей – как в старые времена. А появившаяся было в 2012-2013 гг. в афише (тогда - как показатель неблагополучия) строчка «Гости приехали» в настоящее время эволюционировала в свидетельство неуклонного превращения театра на Спартаковской в еще один центр притяжения кукольного сообщества, где проводятся презентации и обсуждения книг, встречи с интересными людьми, а российские и зарубежные театральные коллективы получают возможность показать московскому зрителю лучшее из своего репертуара.

Как-то, в 2015 или 2016 гг., точно не помню, проходя от Елоховского собора в направлении станции метро Бауманская, я увидел огромную толпу-очередь у главного входа МТК. Очередь заворачивала за угол здания театра и тянулась почти до метро. Казалось, происходит что-то чрезвычайное. Вблизи эта очередь производила пугающее впечатление – сборище каких-то ведьм, колдунов, духов и почти вурдалаков. Дурной сон?! Оказалось – в здании театра идет отбор участников для «Шоу экстрасенсов». От нечисти, отовсюду слетевшейся к особняку на Спартаковской, веяло негативом. Театр так выживал…Карел Чапек писал (это последняя цитата), что в театре нельзя «работать спокойно и уверенно, как в столярной мастерской или на мыловаренном заводе», что «театр сродни военному искусству и азартной игре в рулетку». Будем надеяться, что постановка «Гиньоля» - свидетельство того, что в жизни-игре МТК начинается новый этап, и теперь в его здании навсегда поселятся духи великих персонажей спектакля, а их замечательные образы-куклы будут защищать театр от всех напастей. И пусть огромные очереди в театр составляют благодарные зрители! Ну, и денег бы театру побольше, денег…!

 

Перейти в архив


Новинки видео


Другие видео(104)

Новинки аудио

Н. Стрельникова "Не я тебя придумала , любовь..." (сл. Г. Щербининой, муз. Н. Стрельниковой)
Аудио-архив(102)

Альманах КЛАД Газета  Русская ярмарка талантов
© 2011-2014 «Творческая гостиная РОСА»
Все права защищены
Вход