Слово о Святославе Храбром

Дата: 6 Августа 2017 Автор: Калуцкий Владимир

В места своей боевой юности он вернулся спустя тысячу с лишним лет. Наверное - в этом и есть историческая справедливость, чтобы памятники стояли там, где зарождалась воинская слава народа. А скульптор Клыков как один из ярких представителей нашего племени лишь воплотил в металле то, что всегда жило в генной памяти соотечественников. 

Сегодня у Холковского монастыря, где установлена скульптура воителя Святослава, можно услышать слова недоумения по поводу установки памятника князю-язычнику у православной святыни. Дескать, это несоответсвие мешает молящимся в приобщении к Богу. Обиднее всего, что такое мнение поддерживают и некоторые духовные лица, хотя именно им должно быть хорошо известно, что зарождение Православия на Руси немыслимо без увязки с именем Святослава.

Да - он языческий князь. Но он в первую голову князь, а потом уже "идолопоклонник". И как человек практичный он терпимо относился к людям любых вер - лишь бы эти люди были полезны делу. Потому и стояли у него в непобедимом строю ратники всякого духовного выбора - не было лишь трусов и предателей.

Но нам интересней здесь не рассказ о составе его войска - нам надо понять, почему Святослав возвратился именно в наши белгородские степи. А это очень интересная и поучительная быль.

Начнём с того, что вся (или почти вся) дохристианская история Руси у нас преподаётся как время дикое, варварское, не заслуживающее внимания серьёзных историков. Пренебрежительно к нему относились и академик Дмитрий Лихачёв, и сам исследователь славянского язычества Борис Рыбаков, и "отцы" русского былого Николай Карамзин, Николай Костомаров, Василий Ключевский... Чем перед ними провинилось язычество - это вопрос иного исследования. Условимся лишь о том, что попробуем обосновать своё видение русской судьбы на источниках, известных классикам, но скромно умалчиваемых ими. И тогда перед нами откроется совсем иная картина былого, разворачиваемая на просторах от Волги до Днепра в Х веке. 

Уже около тысячи лет до того на этих просторах располагалась земля, которая в народных преданиях именовалась Городищенской Русью. Славянская эта страна была густо усеяна городами-городищами, оставившими по себе до наших времён величественные курганы. Столицей страны был город Голунь, или Гелон, как называл его Геродот. Люди здесь говорили на одном языке и представляли из себя один антропологический тип. Греческим и арабским историкам в разные времена жители Городищенской Руси были известны то под именем склавинов, то антов, то скифов, то сарматов. Остатки маяцкой культуры - тоже суть остатки поздней Городищенской Руси. Сути это не меняет - это была наша с вами прародина, по которой время от времени прокатывались волны кочевников. Но ни ассимилировать, ни поработить славян они не смогли.

Сама же Городищенская Русь подразделялась на несколько административных областей. Главными из них были земля полян с центром в Киеве, Северская земля с центром в Переяславле и Хазария со столицами Итиль и Саркел.

Позднейшие и современные справочники называют хазар тюркоязычным племенем, но это не так. Первым на ошибочность такого толкования указал известный историк Лев Гумилёв. Он понял из раскопок и старых документов, что по антропологическому типу хазары представляли собой одно целое с нынешними терскими и южнодонскими казаками.

И немудрено, ведь на санскрите ХАЗАРЫ означает ХА-з-АРЫ, то есть малые, или младшие, арийцы. Значит - Хазария была одной из славянских областей Городищенской Руси, ведь славяне - одна из главных ветвей арийского древа. Потому и "содержимое" всех древних курганов на рассматриваемой нами территории совершенно идентично.

Это была одна страна. Но с возникновением христианства, а потом и ислама Городищенская Русь начала терять своё единство. Всё больше миссионеров стало появляться в наших степях и первые христианские отшельники-анахореты уже поселились в известняковых пещерах в Дивногорье и Холках. Севернее, в Булгарии Камской, мусульмане подняли первые минареты, а Хазарию купили иудейские раввины.

Именно купили, потому что земли хазар занимали пространство караванных путей из Китая в Европу. Вот на "спинах" этих караванов и въехали в Городищенскую Русь еврейские купцы. Конечно, глубинно, в массе земледельцев, кочевников и ремесленников хазары так и оставались язычниками. И даже их Каган - духовный лидер - оставался язычником. Зато к Х веку вся административная сетка каганата была сплетена из иудеев. Иудеями были царь, военачальники, чиновники. И очень скоро из обычной степной страны Хазария превратилась в огромную таможню. Она стала государством-паразитом, сосущим доходы из многочисленных транзитных караванов.

Такое положение не устраивало ни караванщиков, ни стран-соседей, терявших доходы от торговых связей. Начались войны, для которых состоятельная Хазария покупала окрест боеспособное войско и поначалу неизменно побеждала. Более того - иудейская держава начала захватывать земли соседей. Иудеи подчинили мусульманскую Булгарию и далеко на севере, в пермской земле, основали торговые фактории.

От Саркела через Оскол хазары делали наскоки на Киевскую Русь. Страшное сражение произошло в 911 году на речке, которую за поражение русские назвали Окаянной, а хазары Каялой. Столетия потом историки и географы искали эту речку на картах, а на поверку она оказалась Усердцем. Так, спустя двести с лишком лет после событий 911 года, её переименовали Киево-Печерский старец Антоний и великий князь Изяслав. За неизбывную печаль и в память о павших ратниках они так и отметили место боя - У Сердец... Помните знаменитое пушкинское: "Как ныне сбирается вещий Олег отмстить неразумным хазарам"? Так вот за это поражение и спешил отмстить Олег. Не успел - умер в 912 году. Наследовали ему князь Игорь и Ольга.

А хазары не оставляли попыток покорить киевские земли. В 913 году они стравили киевского князя Игоря с персидским племенем дейлемитов и на плечах разгромленного русского войска сумели проникнуть с торговыми целями в Киев. Но задержаться здесь не смогли, хотя сумели определить на будущее безбрежный русский рынок. К тому времени хазаро-иудеи прочно оседлали и Таманский полуостров, сделав эту византийскую колонию своей вотчиной.

Хитросплетения политики века толкали киевского князя не только на оборону, но и на упреждающие удары. И в 939 году неожиданным броском Игорь отшиб у иудеев Тамань. И тут же получил, что называется, под дых: еврейский полководец Песах взял Киев. Русские, как писал современник, "выдали свои мечи". 

В 940 года на Руси началось хазаро-иудейское иго. Рассказ о его тяжести - особая тема. Достаточно лишь напомнить, что в качестве части дани русские князья обязаны были поставлять в еврейское войско своих юношей. (Это называлось тогда "дань кровью"). А сами князья в наказание понуждались на личные сборы дани для каганата. В одной из таких операций в земле славянской древлян, в Искоростени, погиб великий князь Игорь. Русь оказалась раздавленной экономически и политически.

Надо ещё напомнить, что к тому времени неспокойно было и в северных русских княжествах - у вятичей, словен, кривичей. На эти русские земли посягали западноевропейские христианские проповедники. Ещё в середине IХ века, за сто лет до описываемых нами событий, все новгородские земли Папа Римский приписал к Скандинавской епархии. Эти края посетил великий подвижник Асгарий, которого называли апостолом Севера, он крестил многих. Тогда в крае появились первые церкви и немалое число людей склонились ко Христу. Вот чтобы отстоять своих исконных богов и призвали тогда "...чудь, и словене, и меря" языческого князя Рюрика с братьями.

К западу от Киевской Руси лежали принявшие христианство европейские страны, а в балканской Болгарии даже имелся свой патриарх, сидевший в Доростоле. 

Вот в такой непростой обстановке в униженной языческой стране в 940 году у княгини Ольги родился сын Святослав. Самое время определило ему в истории место воителя, освободителя Родины. О летах его возмужания можно прочесть в отдельных книгах, мы же сразу перейдём к тем годам, когда он уже принял свой меч и возглавил древнерусское войско. И куда же он направил его?

Правильно: на хазар. Ибо прежде освобождения страны нечего было и думать о её возвеличивании. Но ударить напрямую от Киева через Переяславль на Саркел он не мог. Потому что Северская земля - то есть наши с вами нынешние места - была составной частью каганата и имела хорошую защиту. Нападения хазары не ждали только с севера - от земель их же данников вятичей. Вот оттуда, по междуречью Дона и Волги, и решил обрушиться Святослав на обидчиков Руси.

Вятичи охотно подчинились киевскому князю - им было в непосильную тягость платить Кагану. Приняв в войско вятичских юношей, Святослав обрушился на Итиль, предварив своё выступление знаменитым "Иду на вы".

Застигнутые почти врасплох хазары потеряли свою столицу. Погиб Каган - их земной бог, и лишь иудейскому царю Иосифу удалось увести остатки войска в крепость Саркел.

Но Святослав сразу не пошёл к Саркелу. Он правильно рассчитал разгромить всё государство, пока его царь отсиживается за каменными стенами Белой Вежи, как называли в Византии и на Руси этот город. Святослав занял Тамань.

И там произошла встреча, навсегда определившая судьбу Северской земли. К победителю пришёл с посольством легат византийского императора Никифора Фоки Калокир...

И опять маленькое отступление. Крым, Тамань и весь Передний Кавказ с Арменией и Колхидой принадлежали тогда Византийской империи. А поскольку Святослав отбил у хазар византийскую, как считал император, Тамань, то Калокир и прибыл получить её из рук победителя. Однако Святослав намерен был включить новую провинцию в состав Киевской Руси. Назревал новый конфликт, теперь уже с могущественной Византией.

Войны никто не хотел, и договорились так: Тамань входит в русское государство, но на правах христианского княжества Тмутаракань. Более того - император согласен признать патронат Киевской Руси над Хазарией на условиях упразднения там иудейской веры и установления Православия. Хазария выделяется в отдельную епархию с центром в Белой Веже, или в Белом городе, как поименовали его в договоре обе стороны.

На том и порешили. Осталось только изгнать Иосифа из Саркела. Лазутчики, понятно, уже донесли царю о тмутараканском соглашении, и он попытался упредить Святослава, бросил ему навстречу часть своей рати.

Оба войска встретились всё на той же Окаянной речке, и вот здесь-то Святослав сумел "отмстить" неразумным хазарам. Холковские монахи были свидетелями бегства хазар, они воочию видели на холмах у своих "печер" киевского князя на вздыбленном коне. Именно здесь закончилась судьба Хазарского каганата. История умеет ставить точки в тех местах, где она переворачивает очередную страницу.

Царь Иосиф бросился с крепостной стены Белгорода. Святослав взял крепость и присоединил Хазарию к Северской земле. Здесь была учреждена одна из первых на Руси Православная епархия, названная Белгородской. И напрасно скептики сомневаются в правильности теории о тысячелетии Белгорода - на деле он гораздо старше.

А Святослав, своими первыми победами определив историческую судьбу Православной Руси, ускакал от Оскола и Северского Донца навстречу собственной судьбе, в которой даже смерть в неравном бою стала символом бессмертной славы. И мы должны чтить его паче иных пращуров уже за то только, что он был предтечей Православия. Князь Святослав поднял русское знамя на недосягаемую высоту. Его имя не стёрли даже тумены монголо-татар, спустя триста лет предавшие тут всё огню и сабле. Они вытравили многие города и веси Северской земли и сам Белгород обратили в прах на многие века. Но чтится в потомках память Белгородского епископа Никодима, принявшего с прихожанами мученическую кончину в белгородской крепости в 1249 году, чтятся Холковские святыни. Как, верю, будет чтиться и памятник великому пращуру Святославу Храброму, утвердившему Отечество наше именно тут, У Сердец...

Перейти в архив


Новинки видео


Другие видео(81)

Новинки аудио

Евгений Белозеров. Опять мне некуда идти...
Аудио-архив(94)

Альманах КЛАД Газета  Русская ярмарка талантов
© 2011-2014 «Творческая гостиная РОСА»
Все права защищены
Вход