Сторожка зависти

Дата: 12 Июля 2017 Автор: Журавлев Артур

-А-а-а явился! Ну, проходи…

Здесь меня Оно уже заждалось. Тишина обрадовалась мне – прокряхтела тяжелой низенькой дверью, заухала, крошащимися под мягким зеленым мхом, ступенями, а затем выжидательно спряталась за белой пеленой пыли в самом дальнем углу.

-Смелее, смелее…

Свет из окошечек, находящихся у самой земли, почти сюда не проникал. Было сыро, затхло и пахло плесенью. Пол, стены, потолок – отовсюду подтекала гнилая вода.

-И чего же ты хочешь?

Оно и ясно – кругом на сотни километров одно сплошное болото. Торфяники. Тайга. В сумраке вырисовывался широкий стол с одинокой пустой бутылкой и цветущий комок плесени (видимо был когда-то буханкой хлеба), а вдоль стен множество полок, забитых разнообразной древней рухлядью.

-Дай угадаю, задумал изменить свою жизнь?

В углу лежал большой мешок полный брошенного охотниками мусора: консервные банки, пластиковые и стеклянные бутылки, пакеты и…

-Смешно, нечего сказать!

Откровенно смердело…Просто прелестный букет запахов!

Сторожка в лесной глуши не была мертвой. Напротив – жила во сне. Сон, тянущийся к смерти. А за ней - вечность. Оборот веществ в природе… По сравнению с моей короткой жизнью, не более чем в век. Я дитя в этом подполье. А еще здесь растут грибы.

-Не ты первый, не ты последний. Садись и разбирайся.

Садиться никуда не хотелось, хоть у окошечек и стояли две длинные лавки. Казалось, присядешь на эти противные доски, так сразу со всех темных углов на тебя поползут разом сотни пауков, крыс, мышей, пиявок и склизких, блестящих кожей и редкими волосиками всяческих ужасных и жаждущих тебя существ из Преисподни.

-Да ты не переживай так.

Нагие, холодные, бледные кожей брюнетки с волосами, как эта плесень на столе, с тонкими фигурами, стиснут твое горло длинными пальцами. Тебя бросит из жара в холодный пот. А они целовать начнут сырыми мертвыми губами в засос и с языком, пока всякая нечисть уже тебя тащит… Под пол. В погреб к соленым огурцам.

-Все будет хорошо. В Ад очередь выстроилась, все пятилетки перевыполнены, не всех берут.

Этот голос смеялся надо мной. Издевался. Стоишь как будто внутри коробки – голова в шапке бумбоном чуть ли не шкрябает по потолку, таща за собой случайные нитки паутины и сена. Дышать хочется, полной грудью, расстегиваешь куртку, свитер…

-Замер он, пялится, как окунь на рыбака. Ну, чего надумал?

И сразу тянет нездоровым зябким болотным сквозняком. Хоть кричи надрывно, как выпь. А нет ни воздуха, ни ответа.

-Ну?! Отвечай!

-Да, я знаю. Думал, что понимал, что к чему вокруг меня. А теперь знаю, что ошибался.

-Глупец. Тропой шел, впереди видел друга?

-Я улыбался ему, жал руку, кивал, желал здоровья, счастья, успеха, любви…

-Напомню: был вечер, он устал, не заметил корягу, оступился. Упал.

-Я не видел этого. Я же отстал…

-Хоть себе не ври.

-Да он потом сам встал! Я догнал его и так обрадовался ему…

-Его падению! Верно называй вещи!!

-Он хромал, не мог сам идти. Я подставил ему свое плечо…

-Да, вот именно - подставил. Лез с ним куда-то, в трясину… Он кричит, зовет, заблудился, провалился в самую топь, а ты выбрался-таки, как скот. Приперся сюда. Чуть не сгнил по дороге. Да только ты отсюда не выйдешь.

-Это почему же не выйду? Ха. Я выйду. Выйду. Еще не поздно.

-Ты не признаешь ничего?

-Не поздно ещё друга найти! Спасти! Вернуть! Я верю! Он жив ещё! А ты меня тут гнобишь…

-Ты чего говоришь? Ты его своими руками утопил три часа назад…

-Да!

И грудь мою разорвал истерический смех до самых слез. Колотило все тело так, что хотелось блевать на этот вонючий пол, упасть на него и перемешать себя с этой белой, красной, синей, фиолетовой и зеленой плесенью, стать её спорами и разлететься под шквальным ветром, дующим из-под подполья, оттуда, где лежат соленые огурцы…

Голос монотонно гудел в моих ушах:

-Сволочь, а сволочь! Да тебя уже разъело изнутри… Грех сгубил твою душу. В тебе нет ни капли совести, ни голоса ангела-хранителя, ни Божьего слова… Где твое сознание? И его продал за легкую монету.

Я вдруг почувствовал всем телом мягкое движение. Пол всасывал меня, вдруг исчезла сила из ног. Меня стала стремительно покидать воля. Затрепетал мир вокруг, заволакиваясь пеленой. И тут передо мной возникла Она - девушка моего друга. Странно грустная, бледная, с большими полными слез глазами. Непричесанная. Неопрятно одетая. Её руки бессильно опущены. Она вроде хотела что-то сказать…Взгляд ударил в меня – сердце всколыхнулось и что-то с воплем, надрывом, стиснулось внутри, зажимая легкие и сверху придавливая бетонной плитой. Сжалось сердце, бешено отбивая двести ударов в минуту:

-Я любил её! Любил ту, которая была девушкой моего друга… Она не обращала на меня ни капли внимания. Но я искренне её любил, всей душой и этим чертовым сознанием. Она была смыслом моей жизни, моей целью и моим счастьем… Она была создана для меня. Идеально подходила! Каждую её черту я понимал, жил только ей. Она – чудо. А мой друг? Ну, кто он, чтобы обладать ею? Не для него она. А я ради неё готов на все!

-Врешь! Ты ни на что кроме подлости и убийства не был готов. Ты её потерял. И тогда же перестал любить. И теперь ты и её погубил. Поздравляю, ты сделал все что мог, Завистник.

-Да что ты знаешь? Ты вообще кто, чтобы судить? Иди на…Ты…

-Ты убил любовь, ты убил её счастье, ты убил своего друга и его счастье… За всю свою жизнь ты не сделал ничего для ближнего своего.

Пол был дряхлый, легко крошился подо мной. Сейчас провалюсь, если не удержаться – тело, словно в параличе, язык немел, а разум, воспалённый, уже ничего не фиксировал и не анализировал. Чьи-то тяжелые, холодные руки рвали на части мои мысли. Чьи-то ноги пинали мою голову подкованным сапогом. И втаптывали в разрушающийся сгнивший пол.
Нет! Не смерть! Так рано. Не хочу, не могу. Еще шанс. Ну же - схватится за край стола! Рука онемевала. Но бросок, отчаянный, в страхе за жизнь. Спасительный адреналин в последний раз разнесся по телу и стимулировал отказывающиеся мышцы. Бросок! Пальцы ногтями впились в край стола, ладонь ударила по поверхности и… Стол с глухим треском сложился.

Пустая стеклянная бутылка ударила по голове, мягко упала на пол и лениво откатилась в сторону. Рядом плюхнулся цветущий радугой давно пропавшего хлеб. Затряслись, обрушаясь стены, с грохотом рухнул потолок.

***
Я проснулся. В голове, словно всю ночь сверлили мне дырки. В ней пусто, летают толстые жирные мухи, и звенит воздух. Ноги занемели, руку отлежал, не чувствую ничего. Поскорее зашевелился, чтобы убедится, что еще не инвалид. Тело потное, подушка мокрая и сквозняки дуют. Ужасное утро! Отличное начало дня! И сон все не уходит – я вспоминаю детали, переживаю эту муть снова и снова... Дрожь пробегает по телу, а голос, голос… Словно затаился где-то внутри меня, только и ждет момента, чтобы прокряхтеть свое. Бессмыслицу! Проклятье.

Я вздохнул. Полежал. Да, помню: сегодня у Сани какое-то важное дело. Позвонить ему надо. Он просил в чем-то помочь… Вот, только, кажется, я простудился…

 

 

Санкт-Петербург. Ночь 15 – 17 декабря 2015 года.

Перейти в архив


Новинки видео


Другие видео(114)

Новинки аудио

Утро вечера мудренее (стихи А. Овсянникова)
Аудио-архив(105)

Альманах КЛАД Газета  Русская ярмарка талантов
© 2011-2014 «Творческая гостиная РОСА»
Все права защищены
Вход