Наина

Дата: 25 Июня 2017 Автор: Калуцкий Владимир

Чужой город. Я не был тут сорок лет, а ощущение такое, что не был никогда. Не помню ни взрослой липовой аллеи у военкомата, откуда призывался некогда, ни строгих рафинадин жилых девятиэтажек. Да полно - тот ли это город?
И вдруг - она. Нет, не она, конечно, потому что той было девятнадцать лет. А эта грузная дама в синем брючном костюме похожа скорее на министершу, чем на ту, из юности...
Но глаза.
И она остановилась, словно налетев на стеклянную стенку , и выдохнула полувопросом:

-Во...ло..дя ?!

Конечно, я и в книгах читал, и в кино видел, что такие встречи бывают. Но чтобы в жизни..!

Вот я дотянул до шестидесяти лет, потом летел четыре часа, потом ехал еще два, девять минут шел по аллее. И чтобы первой в городе встретить её? Книга, кино, сказка.

"Ну, как ты?" - это мы в два голоса. Потом рассмеялись, потом обнялись. Она изящно поддела руку под мой локоть, и мы пошли мимо военкомата,

"А помнишь?" - опять в два голоса. И общий смех.

Помним...

-Ты где пропадал все эти годы?... А я так и живу здесь. Тридцать лет в университете преподавала, кандидат наук. Что ты! Жизнь удалась. Муж - финансовый генерал, сын дипломат, сейчас в Крыму какие-то связи налаживает. Дочь, две внучки. Да что я все о себе? Ты-то как? Знаешь - у меня твои письма сохранились. Те еще, армейские, из Египта, помнишь?

Я помнил. Мне , вообще-то казалось, что это она забыла. Признаться, я давно уже вычеркнул её из памяти. Ну - было и было. Хотя приятно, черт возьми: первый же человек в чужом городе, и сразу - она.

-Куда ты меня ведешь? - спрашиваю.

-Господи! Да к себе домой. Не в гостиницу же тебя вести, горе ты моё луковое.

-Думаешь - твой генерал обрадуется?

Она легкомысленно тряхнула великолепной укладкой:

-Ты обо мне думай, а не о генерале.

В лифте по нутру рафинадины поднялись на этаж. Дверь массивная,плотная, отодвинулась легко, как в лайнере. Снимаю туфли, и ноги погружаются в ворс песочного цвета ковра,словно в марсианскую пыль.Не квартира - другая планета.

-Это зал, тут спальня, там библиотека. Будь как дома, а я пока кофе сварю.

Она суетится, чувствуется легкая вздёрнутость. Я тоже сам не свой. Её голос доносится с кухни вперемежку со звяканьем чашек, я хожу вдоль стеллажей. Золотые корешки классики, скучные оттиски энциклопедий.Вперемежку с какой-то зеленой серией - четыре моих книжки. Великолепное, размером с доску журнального столика, подарочное издание "Руслана и Людмилы"."Герой, я не люблю тебя"...

"Господи, зачем я здесь? Мне много лет, а она замужем. Да за одну мысль о таком она отхлещет меня щекам...

-Что? А, два кусочка. Да, можно и три.

А кровать почти не мятая. Греходром последней готовности... А вдруг она меня за тем и привела?... Или просто воспоминания юности? Или как тогда, до прикусывания губ?"

-А вот и я! Располагайся. Это чашки из старинного сервиза польского короля Понятовского. Сын из Франции привёз.

Она говорит, но видно, что внутри у нее тоже вибрирует струна. На той же ноте, что и у меня.
Кладу свою руку на её мягкую ладонь. Меня слегка трясет. Точно так же, как это было тогда, сорок лет назад, в городской гостинице.

-Мне лучше уйти, - говорю я, но голос застревает в гортани, выходит наружу нервным кашлем. Свободной рукой она осторожно и мягко проводит по моим редким волосам :

-Дурачок. Ну, дурачок.

Два шара её грудей наваливаются на моё лицо, и я чувствую, что готов заплакать.
Но вместе с тем возникло и начало расти нечто иное. Это иное никогда еще не подводило меня, и она, уже всем телом прильнув ко мне, мягкой частью тоже почувствовала мою уверенность. Что-то непонятное, несовместимое с нашим возрастом, подняло нас от стола и перенесло на кровать.
И в свете огромной комнаты за розовыми шторами, в её золотистой пыли исчезли очертания и время, и я всем своим естеством осязал, что она ничуть не изменилась внутренне, и , если не открывать глаз, то очарование драного гостиничного номера сорокалетней давности так же прожигает тело и дух, словно и не было провала времен.
Она была горяча, горяча, горяча. Дыханием, движением тела она лучше всяких слов рассказала мне и о своём никудышном генерале, и о нерастраченной женской любви, и о том, что всю жизнь искала, и не нашла того, искорку чего судьба высекла для неё моим появлением.И несколько раз, обваливаясь за порог счастья, она почти теряла сознание и до крови прикусывала себе губы. 
Потом мы просто лежали.Она, видимо, забылась сном. Скосив глаз, я видел её старчески обвисшие щёки,неровно вспухшие губы , глубокие морщины в прочерках растаявшей косметики. Слышал дыхание,спокойно поднимавшее её стёкшие к подмышкам груди. Ровно ничего в этой последней моей любви не осталось от той, первой.

Уходил я осторожно, как вор. Мне было стыдно перед собственной женой, совестно перед Богом и неприятно перед генералом.
Но я уходил, чувствуя себя искоркой счастья. Пусть не своего, а её. С осознанием того, что из меня еще можно высекать искры.
Мы не сделали ничего дурного просто взяли своё. Тем более, что жена моя ничего не узнает. Бог простит ,а генерал стерпит. 

Перейти в архив


Оценка (2.00) | Просмотров: (1337)

Новинки видео


Другие видео(102)

Новинки аудио

Наталья Стрельникова "Звезда упала с небосклона..." муз. Н. Стрельниковой, стихи Г. Щербининой
Аудио-архив(100)

Альманах КЛАД Газета  Русская ярмарка талантов
© 2011-2014 «Творческая гостиная РОСА»
Все права защищены
Вход