Жертвы войны

Дата: 2 Мая 2017 Автор: Склифасовский Виктор

 Жертвы войны — это все те, кто погиб в активной борьбе за победу на полях сражений, в подполье, партизанских отрядах;  это та часть населения, которое погибло: в зонах проведения военных действий,  а равно в районах, прилегавших к театрам военных действий, на оккупированной территории, на территориях самого агрессора. Это  погибшие не только непосредственно от рук агрессора, но и от суровых условий, созданных агрессором.

В разное  послевоенное время жертвы войны, понесённые Советским Союзом за 1418 дней в 1941 – 1945 гг,  в  основном  через массовую печать, преподносились в 7,5 млн. чел., в  20 млн. чел., встречались уточняющие цифры в 13  и  в 16 млн. чел. 

 В 1990 году, за год до развала СССР, в крайне непростой политической обстановке был обнародован отчёт исследований Генштаба, проведенных комиссией генерал-полковника Д.Ф Кривошеева по которому людские потери советского народа (тех кого недосчитались по окончании войны) в Великой Отечественной войне оцениваются в 26,6  млн. человек.  
При этом, что касается гибели гражданских лиц на оккупированной территории, то их гибель  всецело зависела от «гуманных» представлений оккупантов.                                      

«Гуманные» представления жаждущих расширения жизненного пространства «тысячелетнего» Рейха к военным потерям СССР добавили ещё и многомиллионное количество гражданских жертв на оккупированной территории. Гибель населения сулила дополнительное освобождение пространства во благо «Фатерлянд».

Рейх вёл войну с двумя целями: первой целью был захват  чужой территории; второй было обезлюживание захваченной территории.

Геринг неоднократно заявлял, что он без колебания готов пожертвовать жизнью десятков миллионов людей, если "из этой страны будет извлечено то, что необходимо для нас". Ему вторил Гиммлер в одной из речей 1941-го: "Если во время строительства противотанковых рвов вымрут от истощения десять тысяч русских баб, то это интересует меня, лишь постольку, поскольку для Германии ров выкопан". 

В этих целях по отношению к покорённым народам нацистская пропаганда старалась воспитать в каждом своём солдате  мародёра, грабителя и убийцу. Отсутствие в ком  либо из немецких военнослужащих, хотя бы одной из этих официально насаждаемых черт делало его «белой вороной», что было далеко не безопасно.

За два-три года своей оккупации «проклятая орда» с её безалаберными жестокими рабовладельческими инстинктами сумела загубить миллионы наших людей. Негодяи Геринга на бреющем полёте расстреливали людей на дорогах, охотились буквально за одиночными машинами и конными повозками, одинокими путниками.  Их наземные сослуживцы начисто объедали встречающиеся на пути деревни: каждый незадачливый вояка по его первому требованию мечтал заполучить «курку, яйки, млеко (молоко)». Пропитания не оставалось ни местным жителям, ни проходившим  на последнем издыхании беженцам, ни даже немецким тыловым гарнизонам, которые по планам германского командования должны были составлять свой рацион с учётом «оброка» с местного населения.

По расчётным данным группы Д.Ф.Кривошеева, гражданского населения погибло               13,7 млн. человек, из них:

Истреблено преднамеренно

7,42 млн. чел.

Угнано на принудительные работы в Германию,

в том числе погибло от тяжёлых условий труда

5,27 млн. чел.

2,16 млн. чел.

Погибло от преднамеренно жестоких условий оккупационного режима (голод, инфекционные болезни, отсутствие медицинской помощи и др.)

  4,1 млн. чел.


Демограф из США С.Максудов (Александр Бабенышев), имея несколько иной подход, также считает, что гражданского населения погибло около 14 млн. чел. из них:

 

На оккупированной территории

(до 1 млн. чел. в Ленинградской блокаде;

3 млн. чел. евреев — Холокост)

 

7 млн. чел.

На неоккупированной территории из-за повышенной смертности

  7 млн. чел.


На территориях, остававшихся в оккупации: перед наступлением Красной Армии под Москвой и территориях, попавших в кратковременную оккупацию, в связи с наступлением немецко-фашистских захватчиков в 1942 г на Сталинград и Кавказ, а в 1943 г на Курской дуге в разное время проживало 89,6 млн. чел. или  37 % от всего населения СССР (196,7 млн. чел.).

Это означает, что с учётом естественной убыли населения на этой территории  за три года[1] и  бесчинством на ней агрессоров    ежедневное исчезновение людей[2] в среднем доходило  до 20,3 тысячи человек в день, т.е. 22-23 человека на 100 тысяч населения. Несмотря на то, что вычисленные показатели всего лишь средние, тем не менее, реальны ли такие величины? Если вспомнить, что только за 23 августа 1942 года в Сталинграде погибло от бомбежки до 40 тыс. жителей, а при блокаде Ленинграда  1 млн. человек, и ещё десятками тысяч исчисляются потери мирных граждан от бомбардировок Севастополя и Одессы, Киева, Керчи и Новороссийска, Смоленска и Тулы, Харькова, Минска, Мурманска, то приведенные цифры видятся, к несчастью, вполне допустимыми.  Она почти четырёхкратно превышает смертность мирного времени!!!

В действиях немецких фашистов — от офицера до простого солдата, выражаясь современным юридическим языком, усматривалось неподсудное поведение при неправомерном применении оружия.

Бомбёжки жилых кварталов советских городов; умышленные безнаказанные расстрелы с самолётов колонн беженцев, санитарных транспортов; уничтожение в ходе карательных операций целых деревень всё это следствие хорошо усвоенных уроков скотского воспитания.

Избиения, пытки со смертельным исходом, расстрелы на месте, казни через повешение равным образом следовали за любую провинность: за попытку помешать насилию, грабежу; за поддерживание отношений с членами ВКП (б), комсомольцами, бывшими активистами, «руссишен зольдатен» (красноармейцами), «бандитами» (партизанами), не говоря уже об их укрывательстве;  за сокрытие евреев и за то, что случайно попал в облаву. Если не забывать, что место действия происходящего — большевистская Россия, то казни выявленных большевиков носили массовый характер. Самым мягким наказанием была отправка в концлагерь, а отправка на работы в Германию была просто «подарком судьбы». У населения на оккупированной территории прав не было никаких. Нужно было сильно умудриться, прожив день,  остаться просто живым.

Согласно данным группы генерал-полковника Кривошеева,  на фронте было убито и умерло от ран  6,3 млн. военнослужащих, а гражданского населения  преднамеренно извергами было истреблено 7,42 млн. чел. Получается так, что воевать на фронте, находясь под градом пуль и снарядов, которыми поливал противник, было безопаснее, нежели жить в оккупации.
Немецкий антифашист Кёрнер-Шрадер описывает случай «мягкого наказания»: немецкий фельдфебель обратил внимание на двух русских женщин конвоируемых в колонне — девушка держала под руку старуху. Он заинтересовался, в чём же вина старушки? Оказалось, мародёры растащили всех её  куриц, дабы уберечь последнюю она попыталась камнем отогнать её подальше. Солдат мародёр, которому не досталась курица, избил её «…и будучи уверенным в том, что старуха покушалась камнем на его жизнь, сдал её жандармам».

А вот, что он рассказал о способе захватчиков убивать, используя  равнодушие к первостепенным нуждам побеждённых. «Детская больница после оккупации Минска: В кроватках лежат только самые маленькие, остальные на соломе. У детей отобрали кровати ... старый детский врач ... изо дня в день отправляется в город... немецкий комендант отклоняет все его просьбы... В больнице нет ни медицинских инструментов, ни лекарств, ни продовольствия, а ведь в ней лежит не менее ста больных детей. Маленькие существа поворачиваются на каждый шорох в надежде, что им принесли поесть... так они живут уже много недель... ежедневно из детской больницы выносят маленькие трупики. Это жертвы злодейского похода на восток». Такая больница в одном только Минске была не единственная, а по всей захваченной территории их количество исчислялось сотнями.

Те немногие немецкие военнослужащие, не утратившие человечности к себе подобным, если отваживались помогать, то вынуждены были это делать тайком, не только от тех, которые были из СС и гестапо, но и от своих  же товарищей.

Разумеется, приведенные численные данные о жертвах войны являются только расчётными и они не могут быть учетно-статистическими по причине того, что система счёта была налажена только в штабах войск, гражданские потери в оккупации считать вообще было не кому. Немцы занимались регистрацией только тех, кого они использовали для своих нужд, например работников «госхозов» (преобразованных колхозов). Здесь конечно вёлся скрупулёзный счёт, т.к. предписывалось не только использовать урожай осени 1941 г, но и организация новой посевной, овладение всей доставшейся добычей в виде наличия сельскохозяйственных продуктов, их складирование и распределение. Однако это не мешало с лёгкостью уничтожать и сельское население. П.М. Храмченко: «Жителей деревень, заподозренных в связях с партизанами, оккупанты расстреливали (Клинцы, Брянская обл.), а их трупы сваливали в яму по дороге от Почетухи на стадион. Сколько тысяч человек было расстреляно, никто не считал. Место захоронения крестьян затеряно».

В несельскохозяйственной зоне, так называемой «лесной», немцы вообще планировали прекратить снабжение населения. В рекомендациях на этот счет говорилось: "Немецкий интерес в сохранении производительной силы этих областей отсутствует... Население этих областей, в частности население городов, будет ожидать величайший голод. Десятки миллионов людей окажутся в этих областях лишними, им придется умереть или переселиться в Сибирь".

Выражаясь по иному, введение «нового порядка»,  умышленно оставлявшего население без средств к существованию, для городского жителя  становилось смертельно опасным!                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                 
Вот что по этому поводу отмечал начальник генерального штаба сухопутных войск Германии генерал-полковник Гальдер: «Непоколебимым решением фюрера является сровнять Москву и Ленинград с землёй, чтобы полностью избавиться от населения этих городов, которое в противном случае мы потом вынуждены будем кормить в течение зимы. Задачу уничтожения городов должна выполнить авиация».

 Советские  военные кинофильмы часто показывают картины,  когда вместе  с отступающими частями Красной Армии идут беженцы. Но мало кто задумывался, над тем, что было, когда  эти части попадали в «котёл», шедшие с ними  беженцы в буквальном смысле шли «в никуда»!  Когда немцы начинали крушить котлы, а беженцы оказывались прямо в центре боёв, они погибали в многократно  больших количествах по сравнению  с вооружёнными обученными красноармейцами. Даже  для оставшихся после таких «мясорубок»   в живых судьба была  все равно  трагичной: без еды, без вещей — с пустыми руками в чужом разорённом оккупированном  крае.

После кампании лета-осени 1941 года планом «Ост» в европейской части Советского Союза русских предусматривалось уничтожить на 50-60%, 15-25% депортировать за Урал. Уничтожению подлежали 25% украинцев и белорусов, 30-50% из них собирались использовать в качестве рабочей силы.

Видя реальную угрозу истребления своего народа, руководство Советского Союза естественно стремилось свести жертвы к минимуму скорейшим завершением войны. Воодушевлённое разгромом немецко-фашистских войск под Москвой руководство РККА            в 42-ом попыталось именно так и поступить, ввязавшись в бои подо  Ржевом, Харьковом, организовав наступление на линии Феодосия — Керчь. К сожалению, кроме дополнительных, весьма ощутимых безвозвратных войсковых потерь, эти потуги ни к чему не привели.  Враг по тому времени был ещё очень силён.

В сложившейся военной обстановке оценка потерь гражданского населения применением учетно-статистического метода невозможна из-за отсутствия многих видов статистических материалов. Поэтому группой генерал-полковника Д.Ф.Кривошеева был применён балансовый метод.
Балансовый метод определил прямые людские потери страны в виде разности между населением СССР, проживавшим до войны и населением, оставшимся в стране после войны. Уцелевшие рожденные дети во время войны и умершие взрослые смертью, не связанной с влиянием войны, в расчётах не учитывались.
В 1939 году по переписи население СССР составляло 170,6 млн. чел.. После возвращения земель Российской империи, находившихся под Польшей и Румынией, и включения Прибалтики, оно в 1940 году выросло почти на 23 млн. чел.                              

  Приведенная величина 196,7 млн. чел.— расчётная.

Расчет людских потерь Советского Союза в Великой Отечественной войне
(22 июня 1941 г. — 31 декабря 1945 г.)

1.

Численность населения СССР на 22.06.1941 г.

196,7 млн. чел.

2.

Численность населения СССР на 31.12.1945 г.

170,5 млн. чел.

3.

В т.ч. родившиеся до 22.06.1941 г.

159,5 млн. чел.

4.

Общая убыль населения из числа живших на 22.06.1941 г. (196,7 млн. — 159,5 млн. = 37,2 млн. чел.)

37,2 млн. чел.

5.

Количество умерших детей по причине повышенной смертности (из числа родившихся в годы войны)

     1,3 млн. чел.

6.

Умерло бы населения в мирное время, исходя из уровня смертности 1940 г

 

   11,9 млн. чел.

7.

Общие людские потери СССР (37,2 млн. + 1,3 млн. — 11,9 млн. = 26,6 млн. чел.)

 

    26,6 млн. чел.


 В расчёте людских потерь СССР, полученных  с применением балансового метода, учитываются  все потери,  которых из-за войны недосчиталась страна, как живых, так и погибших.
В связи с этим  для уточнения  именно жертв войны требуется обратить внимание, по крайней мере,  на две категории населения:
во-первых,  на часть населения  из территорий, присоединённых непосредственно перед войной, которая во время войны сознательно покинула СССР;
 во-вторых,  на детей,  рождённых  в начальный период войны.

Ведь вначале войны жителями СССР  война воспринималась победоносно-кратковременной и не могущей существенно повлиять на их жизненный уклад, и как следствие на демографическую ситуацию страны. Не говоря уже о том,  что после 22-го июня не все женщины с младенцами и беременные попали в полосу военных действий и даже, впрочем, не все мужчины  одномоментно были мобилизованы.  Исходя из этого и с учётом того, что бóльшая часть населения страны вообще никогда не была в оккупации, а часть его (около 17 млн. чел. перед оккупацией  1941—1942 гг  было своевременно эвакуирована  с детьми в безопасные районы, и начальный период войны на рождении  детей существенно  не сказался.

Справка. Число родившихся в СССР в 1940-1942 гг.

1940 г

6.1 млн. чел.

100%

1941 г

5.6 млн. чел.

91.8%

1942 г

3.8 млн. чел.

62.8%

В последнем предвоенном 1940 году младенческая смертность[4] составляла не менее  184  младенцев на 1000 чел.  С началом войны динамика младенческой смертности по отношению к 1940 г. стала бичом рождаемости и выглядела соответственно: 1941 г. -97,5%, 1942 г. -167,6%.

Однако, если  воспользоваться  приведенными  в справке показателями, то, хотя в 1942 году почти половина рождённых не доживала до года, все равно  можно увидеть, что это примерно  ни много, ни мало, а свыше 2 млн. родившихся  и  уцелевших детей.

Уж слишком формальным  было решение не включать  в третью статью  расчёта  всех родившихся от начала войны  и до конца марта 1942 года, т.е. спустя 9 месяцев. 
Как уже подчёркивалось, другим обстоятельством, с которым  категорически нельзя согласиться  при оценке жертв войны, является то, что результатом расчёта показываются все виды прямых людских потерь Советского Союза, в том числе и того непогибшего населения, которое по причине войны оказалось вне страны. Речь идёт о второй волне эмиграции с территорий  Советского Союза, прежде всего,  во время  Великой Отечественной войны и, в меньшей степени, после её окончания, когда проводилась взаимная репатриация между СССР, Польшей, Венгрией, Румынией. Именно та часть будущих эмигрантов, в том числе и павшие  среди них, которая сотрудничала с нацистами и с оружием в руках бок о бок с ними сражалась по другую сторону фронта не может входить в  список жертв войны.

По советским архивным данным, «вторая эмиграция» вместе с угнанными в Германию и невернувшимися острабайтерами  составляла  451,6 тыс. чел., а с лицами по этническим и родственным причинам, пожелавшими принять соответствующие гражданства ФРГ, Румынии, Финляндии,  около 620 тыс. чел.   При этом, Советскими архивами не отражены эмиграционные оттоки, связанными с процессами,   происходившими на присоединённых территориях, хотя часть населения этих территорий сопротивлялась вхождению в   СССР. За время немецкой оккупации на этих территориях на добровольной основе были образованы национальные администрации, набирались легионеры в соединения Ваффен СС, чем Германия оказывала особое доверие лицам не немецкой национальности, проводились мобилизации в Вермахт, армию Румынии.

Естественно, что как только началось победоносное наступление Красной Армии, появились “беженцы и эвакуированные”,  которые бежали перед отступавшим вермахтом.    П.М. Полян сообщает, что советские гражданские лица, вывезенные или самостоятельно устремившиеся в Германию, составляли около 1 млн. беженцев.
С. Максудов (А. Бабенышев ) считает, что эмиграционный отток составил 1,3 млн. чел.

После представленных уточнений количество жертв сокращается до величины, находящейся посередине между 20 и 26,6  миллионами человек. Правда, от этого утраты менее ужасными не становятся. Но всё-таки хотелось бы сознавать, что фашистам в нашей стране удалось сотворить несколько поменьше зла.                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                                             
Многим, наверное, известны фотоснимки, на которых в концлагере посреди гор трупов позируют охранники-эсэсовцы. Но полного представления о запечатлённых злодеяниях, которые они совершили, фотографии не передают. Иначе бы от них шёл бы  ещё и непереносимый смрад,  который источается разлагающимися телами замученных жертв. Неужели этим недочеловекам там не страшно было находиться!?

С падением фашистского режима всё взрослое гражданское население в Западной оккупационной  зоне Германии было поголовно привлечено  союзниками на общественные работы,  в оставшиеся после нацистов лагеря смерти. Наряду с целым рядом побудительных причин, вызвавших такую организацию общественных работ, являлось также и стремление  к воспитанию у немецкого народа стойкого иммунитета к фашизму и войнам.

  Использованные источники

 

Список литературы
1. П.М. Храмченко, Р.И. Перекрестов.  «Воспоминания Павла Максимовича Храмченко о годах оккупации города Клинцы (1941 – 1943)», сборник “Клинцовский летописец”, кн. 1, 2004 г.
2 Вишневский и др. Демографическая модернизация России: 1900 – 2000.— М.: Новое издательство, 2006. — 601 с.
3. Андреев Е. М., Дарский Л. Е., Харькова Т. Л. . Демографическая история России:
1927 – 1957.— М.: «Информатика», 1998. — 187 с.
4. А.И. Полторак.  Нюрбергский эпилог, Военное издательство Министерства Обороны СССР, Москва — 1965.
 5.    Расчет людских потерь Советского Союза в Великой Отечественной войне (22 июня      1941 г. — 31 декабря 1945 г.), Мобуправление ГОМУ Генштаба ВС РФ, д. 142, 1991 г., инв. № 04504, л. 250. 
6. Пауль Кёрнер-Шрадер. Дневник немецкого солдата (полевая почта №01621), Военное издательство Министерства Обороны СССР, Москва — 1961,                                                       

Paul Körner-Schrader     Ostlandreiter,  Berlin, 1959.
7.  Полян П.М. Жертвы двух диктатур: жизнь, труд, унижение и смерть советских военнопленных и остарбайтеров на чужбине и на родине / Предисл. Д. Гранина. М.: РОССПЭН, 2002. (Изд. 2-е, перераб. и доп.).
8. В.Н. Земсков. «Репатриация и вторая волна эмиграции», Родина. 1991. № 6–7.

 

9. Сергей Максудов.   «О публикациях в журнале «Социс»,

Научно-просветительский журнал  «Скепсис», 2006.

11. Рыбаковский Л.Я. ЛЮДСКИЕ ПОТЕРИ СССР И РОССИИ В ВЕЛИКОЙ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ВОЙНЕ. 2011.
12. Ален БЛЮМ, Сергей ЗАХАРОВ, ДЕМОГРАФИЧЕСКАЯ ИСТОРИЯ СССР И РОССИИ В ЗЕРКАЛЕ ПОКОЛЕНИЙ, НАСЕЛЕНИЕ и ОБЩЕСТВО № 17 Февраль 1997, Информационный бюллетень Центра демографии и экологии человека Института народнохозяйственного прогнозирования РАН.
13. XАСС ГЕРХАРТ. ГЕРМАНСКАЯ ОККУПАЦИОННАЯ ПОЛИТИКА В               ЛЕНИНГРАДСКОЙ ОБЛАСТИ (1941-1944 гг.), ЖУРНАЛ НОВАЯ И НОВЕЙШАЯ ИСТОРИЯ. Номер: 6. 

Год: 2003. 
14. Гриф секретности снят: Потери Вооружённых Сил СССР в войнах, боевых действиях и военных конфликтах: Стат. исслед./ Г. Ф. Кривошеев, В. М. Андроников, П. Д. Буриков. — М.: Воениздат, 1993. — С. 370. —ISBN 5-203-01400-01.
  
Статьи интернета
1.hpp://rus-sky.com/ history/library/w/w05#43 Россия и СССР в войнах XX века. Потери вооруженных сил. Статистическое исследование глава V. Великая Отечественная война. .
  2. http://ru.wikipedia.org/wiki/ Население СССР -  Википедия.
3. http://istmat.info/files/uploads/37166/rgae_1562.33.1053_-_19-24.pdf,   Справка о детской смертности в СССР в 1940, 1950-1952 гг.
4. http://function.mil.ru Безвозвратные потери: Министерство обороны Российской Федерации.
5. http://function.mil.ru Потери гражданского населения: Министерство обороны Российской Федерации.
6. hpp://bruchwiese.livejournal,com 70 лет Победы под СТАЛИНГРАДОМ! — Борис Владимирович Праздников.           
Примечания
[1] Цитаты в тексте, таблицы и численные величины приведены из приложенных источников (Прим. Автора).
[2] Три года —  условно принятый период  оккупации с 22 июня 1941 года, 1942 год, 1943 год до лета 1944 года, без учёта времени освобождения Прибалтики (осень 44-го), где немецко-фашистский  режим был менее враждебным (Прим. Автора).
[3] Под исчезновением  людей  понимается бесчинства агрессора, т.е. гибель людей, принятая от рук оккупантов и  все угнанные  в Германию. Согласно первой таблице в тексте это составляет  16,8 млн. чел.,  к которым прибавлена естественная убыль  населения на оккупированных территориях за три года  5,42 млн. чел.  (Прим. Автора).
[4] Младенческая смертность   смертность среди детей  младше одного года.
 
Обозначения
           
Ваффен СС ем. Waffen-SS — вооружённые СС»)  элитные части, в ходе войны   находящиеся под личным командованием рейхсфюрера СС Генриха Гиммлера.
ВКП (б) (Всесоюзная Коммунистическая Партия большевиков) с  1925 по 1952 годы — официальное название  КПСС  (Коммунистическая Партия Советского Союза).

10. Сергей Максудов.  Потери населения СССР, Chalidze Publication Benson USA, 1989.

 

Перейти в архив


Новинки видео


Другие видео(83)

Новинки аудио

Our hands have met Tomas Hood. Музыка и исполнение Ольги Слободкиной-von Brömssen
Аудио-архив(97)

Альманах КЛАД Газета  Русская ярмарка талантов
© 2011-2014 «Творческая гостиная РОСА»
Все права защищены
Вход