Вечера над Тихой Сосной. Легенда о колдуне Загнетке

Дата: 29 Января 2017 Автор: Калуцкий Владимир

Произошло это давно, еще до начала истории .
Неведомые люди на крутом южном берегу Глухой Цны выкопали огромный земляной короб. Неведомо, зачем, но по стенкам его устроили закрытые ходы внутрь Земного шара. Потом эти люди исчезли. В отголосках былин можно уловить сведения о том, что многие из них укрылись в подземельях, и поныне время от времени появляются среди нас.
В образах странных людей и со знаниями ведических мистик.
Ну вот.
А теперь, собственно, перейдем к истории.
Началась она в Троицын день, в один из годов царствования Блаженнейшего императора Николя Павловича, в слободе Засосна, у Казанской церкви .
Увидела праздничная толпа, как по харьковскому тракту входит в арку околицы странный человек.
Вернее - два человека.
Один шёл, а другой сидел у него на закорках. Причем, верхний нес в руках косматое знамя, серое от пыли. Он словно вёл за собой незримое воинство.
Нижний был похож на бабу. С рябым лицом, и казачьими кривыми ногами, что не могли скрыть даже запорожские шаровары.
Зрелище было столь ошеломляющим, что даже колокол звякнул невпопад. У солдата-инвалида при сторожевой будке скользнуло из рук ружьё, и больно ударило по ноге. Солдат громко сказал нехорпоше слово, и оно словно разбудило толпу. Молодка в застиранном до пролысин на локтях малороссийском платье указала на того, что сверху, и прыснула смехом:
-Дывысь, Жинки! Сыдыть, як на загнэтци.
Так он и остался для окрестных жителей - Загнеткой.
А в бумагах III Отделения Его императорского величества канцелярии этот человек значился под именем Льва, Гавриилова сына, Вернигоры. И проходил он по столопроизводству о колдунах и знахарях. И написано было в тех документах, что происходит Вернигора из Запорожских казаков, четыре года был добровольно Туретчине и "индийских землях", откуда вернулся и стал выдавать себя за пророка Варахаила. Отлучён от церкви, пребывает в бегах. Последнее известное местопребывание - город Конотоп, куда позвал его местный полковник Тыква "дабы узнать от колдуна судьбу любимой дочери Татианы". Дальше следы Вернигоры теряются. Заявлен к задержанию во всех пределах имерии".
...Но вернемся на Засосну.
Словно зная наперед, Загнетка на плечах бесполого истукана двинулся по улице, свернул в проулдок, ии в глухом его тупике, в громадных молодых лопухах, остановился у заброшенной лачуги в одно косое окно. Они так и вошли в дверь, висячую на одной верхней петле, в нелепой спарке.
И целую неделю в Загнетке не было ни слуху, ни духу. Был ли , не был...
Но вот в воскресенье на улице появилась роскошная позолоченная карета с иноземными вензелями. Сквозь кисейные занавеси виднелось в ней лицо морлодой печальной женщины.
Самоле страное - кучер, не спрашивая ни цу кого пути, сам свернул в глухой перенулок.
И началось.
Что ни день - то карета к колдуну, или две. Скоро дорогу накатали, лопухи сами попрятались под плетни.
Потянулись к кривому окошку пешие.
А в слободе глухо заговорили, что Загнетка тайно пользует приезжих дам от стыдной беременности. И что, будто бы, у него за огородом уже целое кладбище убиенных младенцев.
Слухи дошли до уездного капитана-исправника Стратона Гнеушева. Тот сам навестил Загнетку. О чем они беседовали - неведомо, но полиция не тронула колдуна. А у Гнеушева соображения не хватило свести в одно лицо государственного преступника Вернигору и мещанина Загнетку.
Или не захотелось свети.
Как бы то ни было, но Засосна насторожилась. Поговорили двух босяков пошпионить за Загнеткой. Те много дней следили , потом отчитались взрослым;
-Живет , дескать, смирно. Его слуга курит табак, сам Загнетка нюхает. Слуга спит под плетнем, Загнетка вовсе не спит. У него книга, он в ней читает и пишет. Когда принимает просителей - окно занавешивает своим синим флагом. На ём - равносторонний крест в круге. Но самое подозрительное - каждый день к вечеру Загнетка садится на плечи слуги и направляется в Коробов Яр. Там Загнетка исчезает, а слуга ждет его ровно два часа. Перед заходом солнца колдун появляется словно из горы, садится верхом на слугу и возвращается в халупу.
И всё.
Призадумалась Засосна.
А тут прямо чудо случилось.
В понедельник выглянул Загнетка из окошка и поманил босяка- соглядатая. Словно знал заранее, что тот прячется в бурьяне. "Передай, говорит, старшИне, что в середу молонья казенные анбары запалит. Пусть, дескать, приготовит бадьи с водой и багры".
И задвинул окошко.
Босяк рассказал взрослым. Те в сумнении.
Но старшИне донесли, воду с баграми приготовили.
И в среду грянул-таки гром. Сухая молния так била, что земля тряслась. Амбары занялись, будто подожженные с четырех сторон. Спасибо - вода и багры рядом.
Спасли амбары.
А дождь и не брызнул.
Ну - зауважала Засосна Загнетку.
А когда он стал указывать заранее, кого забреют по жеребьёвке в солдаты - начали за колдуна ставить свечки в церквах.
Денег Вернигора с местных не брал. Брал ли с чужих - того Засосна не знала.
Уже к зиме потянулись к избушке колуна люди со всей округи. Кто узнать пол зачатого ребенка. Кто "поведать судьбу воина Калистрата". Иные испрашивали риски с деньгами, а больше всего шли с хворями.
Всё знал Загнетка, все хвори лечил.
Но каждый день к вечеру, верхом на своем спутнике, отправлялся он в Коробов Яр.
Как на подзарядку.
А на Сретенье, с дюжиной казаков, заявился внезапно Конотопский полковник Тыква. Христом-Богом умолял он Загнетку вернуться назад. Грозился насильно увести. Деньгами тряс. Каялся. Дескать, не хотел он выгонять Варахаила за его гадания о дочери. Дескать, не поверил он, что дочь его скончается в день свадьбы. Потому и выгнал провидца.
А дочь и впрямь умерла в день свадьбы. Это кара для полковника Тыквы, и он желает искупить вину.
Чем бы оно кончилось - неизвестно. Но капитан-исправник Гнеушев прислал всех своих городовых,
и они выпроводили Тыкву с его казаками на Харьковский тракт.
И всё потекло по-прежнему.
А в далекой столице Канцелярия получила донос. Давал в нём полковник Тыква точный адрес местонахождения важного государственного преступника Вернигоры. На поимку, в сопровождении полуэскадрона , отправился сам Начальник Штаба Отдельного Корпуса Жандармов Леонтий Васильевич Дубельт.
...В уездном городе Бирюч такого переполоха не было со времен пребывания здесь царя Петра. Весть о движенр Дубельта бежала на день впереди него, полэтому встречать к въездным столбам генерала вышел весь Бирюч с городничим. Девки в понёвах и кокошниках, чиновники в виц-мундирах, клир при начищенных наперстных крестах.
Хлеб-соль, как водится.
Церемония задержала Дубельта на два полуденных часа.
И видели босяки у плетня, что Загнетка взгромоздился на слугу в неурочное время. И босяки тенями двинулись они за колдуном к Коробову Яру.
...Собственно, о чём тут говорить? Когда Дубельт оказался у кривой избушки - в ней никого не было. Прихватил генерал со стола лишь огромную книгу в переплёте телячьей кожи. Услужливые слобожане повели генерала к Коробову Яру. Но напрасно жандармы рыскали по зарослям терновника.
Вернигоры в Коробовом Яру не было.
А сидел на меловом камне одинокий мужик с бабьим лицом и плакал. Ничего рассказать он не мог, потому что был немой.
И тогда Дубельт объявил Вернигору умершим. Велел при нем сжечь халупу колдуна и отгородить пепелище канавой от слободы.
Что и было сделано.
И уехал Дубельт в столицу.
И книгу колдуна передал Государю императору. Слышно было по столице, что в той книге записаны все будущие потрясения и войны, и будто-бы даже сама судьба Николая Павловича, и время прихода Антихриста в Россию.
Впрочем - это уже не проверить. Как, собственно, и всю нашу легенду, тайну которой хранит солнечный Коробов Яр...
И это снова уводит нас за пределы истории. 

Перейти в архив


Новинки видео


Другие видео(90)

Новинки аудио

Сиреневый вечер. музыка и исполнение - Сергей Красоткин, стихи Ольги Шушковой
Аудио-архив(98)

Альманах КЛАД Газета  Русская ярмарка талантов
© 2011-2014 «Творческая гостиная РОСА»
Все права защищены
Вход