Авторская песня — явление национальное

Дата: 11 Января 2017 Автор: Витаков Алексей

 

Стихотворение, песня, молитва — свидетельство подлинности мира и человека.

Человеку дано всецело овладевать самой сокровенной сущностью предметов, их трепетной гармонией, их поющей правдой.
Но какой человеческий язык способен заговорить всем Этим?

Бессильное слово коснеет. Мы все – поэты, истинные в той мере, в какой мы истинные люди. Слова «поэзия – язык богов» — не пустая гипербола, а выражает ясное понимание сущности вопроса.

Поэзия и музыка не только родственны,  но и нераздельны. Все вековечные поэтические произведения от пророков до Советской поэтической школы, включая авторскую песню, в сущности, музыкальные произведения — песни.

Все гении глубокого ясновидения — поэты и барды — подступали к истине не со стороны науки, не со стороны анализа, а со стороны красоты, со стороны гармонии. Гармония также истина. Там, где разрушается гармония — разрушается и бытие, а с ним и его истина.

Гете говорит: «Прекрасное стоит выше, чем доброе; прекрасное заключает доброе в себе самом!» Воссоздавая гармоническую правду, душа сочинителя сама приходит в соответствующий музыкальный строй. Нет солнца — нет дня. Нет музыкального настроения — нет художественного произведения.

Эпическое «пою» исполнено глубоко значения. Когда возбужденная, переполненная глубокими впечатлениями душа хочет высказаться, и обычное человеческое слово коснеет, она невольно прибегает к языку пения.

Сочинитель тот, кто в предмете видит то, чего другой без его помощи не увидит, и вот это-то открытие, эта высшая правда нас так радует, каждый раз, когда мы с ней встречаемся.
Русский иррационализм как философия, две крайности русской души, движение маятника, качающегося между Европой и Азией.

Поэт или поющий поэт, неважно, дает имя эпохе. Когда-нибудь будут говорить: «Жил во времена Высоцкого».

...Как хорошо лежать и,  корочкой хрустя,
Смотреть, как всадник тенью вырос от заплаты,
И слышать: «Господи, пребудь в нем, как дитя
От гроз сегодняшних до зорь его закатных».
 
Был ливень в сон, был ливень в ночь, был ливень в день.
А быт..? Да был. С той поры прошло немало.
Но всякий раз в канун Успенья вижу тень -
Промчится всадник, жизнь завертится сначала.
 
Возвращение к балладе как к лиро-эпическому направлению, магия сюжетно-повествовательной поэтики. В качестве примера творчество Владимира Высоцкого.

...В королевстве, где все тихо складно,
Где ни драк, ни катаклизмов, ни бурь.
Появился дикий зверь огромадной.
То ли буйвол, то ли бык, то ли тур...
 
Творчество Высоцкого представляет собой нечто особенное, не вписывающееся целиком ни в рамки литературы, ни в рамки иных видов искусств. О нем можно говорить как о новой разновидности фольклора. Говоря о фольклоре в лирике Высоцкого, необходимо отметить широкое использование им пословиц и поговорок. Пословицам в непосредственном или измененном виде — нет числа в песнях Высоцкого. Одним из основных источников его творчества всегда была народная речь, из которой он черпал многие образные выражения для своих стихов. Часто обыгрывал пословицу или фразеологизм.

Будто знают — игра стоит свеч.
Это будет как кровная месть городам.
Поскорей, только б свечи не сжечь,
Карбюратор, и что у них есть еще там.
 
В этой «Песне о двух автомобилях» Высоцкий обращается к двум значениям слова свеча - «палочка из жирного вещества с фитилем внутри, служащая для освещения» и «приспособление для воспламенения бензина в двигателе автомобиля». Но начинает песню с пословицы «Игра стоит свеч» со значением «Цель оправдывает средства, затраченные на ее достижение».

И подобных примеров в его творчестве много. Тут и «Сколь веревочка ни вейся — все равно совьешься в кнут», или «И если ты, мой Бог, меня не выдашь, Тогда моя свинья меня не съест!»
Впрочем, о Высоцком можно сделать отдельный доклад, а наша задача несколько другая. В основе большинства песен Высоцкого, будь производной от  народного фольклора или  оригинальным продолжением тех или иных пословиц, лежит сюжетно-повествовательная поэтика — лиро-эпическая баллада.

Что можно об этом сказать? Лирическая баллада строится не на мистико-драматическом сюжете, а на лирико-драматическом. Центральную роль в этих балладах  играет  не рассказчик-повествователь, отстраненный от образа автора, а лирический герой, во многом  ориентированный на образ самого сочинителя. Он передает не таинственно-драматическую историю жизни героев, а сосредотачивает внимание на динамике чувств лирического героя. Отсутствие динамического балладного сюжета, системы персонажей, на первый взгляд, говорит о размывании жанровых границ баллады, ее трасформации в область лирического стихотворения. Однако наличие особого драматического переживания, сосредоточенность на жизни века, а также сознательная авторская актуализация жанра — все это в совокупности может расцениваться как один вариантов функционирования современной баллады.

 Принадлежность к лиро-эпическим жанрам позволяет балладе объемно представить картину внутренних переживаний современного человека, последовательность его эмоциональных состояний, иногда автопародийное воспроизведение событий собственной жизни и творческого пути.

На мой взгляд, баллада вплотную примыкает к таким видам искусства как театр и кино. Попробую пояснить опять же на примере творчества Высоцкого.

Авторская песня оказалась неподвластна остракизму цензуры благодаря своему свободному бытованию в контакте со слушателями. Что же касается творчества Высоцкого, то оно являлось слушателям, прежде всего, в сценическом исполнении, а в этом случае особенно возрастает значение хронотопа, ибо поэзия входит в соприкосновение с пространственно-временным видом искусства — театром, тем более, что создателем поэтических текстов является театральный актер.

В литературе первой половины шестидесятых годов началось освоение маргинальных полей, высвечивались характеры — носители острых конфликтов, считавшиеся ранее недостойными художественного воспроизведения.

Желанное внешнее очищение предполагает и душевное исцеление тех, кто по своей вине или по чужой прихоти пострадал:

Протопи ты мне банькку, хозяюшка, -
Раскалю я себя, распалю,
На полоке, у самого краюшка,
Я сомненья в себе истреблю.
 
Омовение души совершается в пространственной наглядности — в парилке, где пар «вышибает, как пули из пор», все пороки, грехи и печали.

  Представление об отдельной человеческой жизни у Высоцкого сопряжено с образом движения пространства человеческого бытия во времени. В поэтическом шедевре «Кони привередливые» хронотоп жизни автора выражен в динамической картине: «Вдоль обрыва, по-над пропастью, по самому по краю...»

  Желание хотя бы короткого продления жизни ради творчества выражено в особом повороте сюжета:

 Я коней напою,
Я куплет допою -
Хоть мгновенье еще постою
на краю.
 
Создание визуальной наглядности хронотопа в его двусоставной полноте отличает Высоцкого от творцов, чувствительных к категории пространства или к образным видения времени.
 В цикле военных песен одна из лучших - «Песня о погибшем летчике». Обозначен не только год смерти героя, но и сезон: «Не слыхать его пульса с сорок третьей весны». Переселение погибшего в иной мир обрисовано с подключением метафизического пространственного образа: «Встретил летчика сухо райский аэродром». Персонаж-повествователь, которому удалось вернуться живым с войны, испытывает чувство невольной вины перед погибшим. Мысленное самооправдание выжившего летчика получает хронотопную образную форму:

Кто-то скупо и четко
Отчитал нам часы
Нашей жизни короткой,
Как бетон полосы.
 
Склонность Высоцкого к хронотопным разработкам сформировалась у Высоцкого в результате насыщенности его сознания отечественными литературными традициями. Хронотоп лиро-эпики творца второй половины 20 века сопоставим с хронотопом неофициальной русской прозы 20-50-х годов, сочетавшей достоверность и функциональность, использовавшей притчеобразность и эмблематический язык при обращении к актуальной социопроблематике, вписавшей судьбу автора в контекст переживаемого времени.
 
Перефразируя Пушкина, можно воскликнуть: Песня должна быть глуповатой. Уход от дидактичности и высказывания своих мыслей вслух к созданию объемного образа, с помощью которого каждый слушатель приходит к индивидуальному мировоззрению.
 
...Я в ту ночь стал богат, словно герцог.
Хоть карман мой сплошная дыра.
Я Вийону открыл свое сердце.
Он за это меня обокрал.
Только фраза его, словно выстрел,
Опалила мой бедный висок:
«Если щедр, не записывай мысли.
Если скуп, и бумага не впрок.

 

 

Перейти в архив


Новинки видео


Другие видео(83)

Новинки аудио

If day shoyld part us P.B. Shelly.
Аудио-архив(96)

Альманах КЛАД Газета  Русская ярмарка талантов
© 2011-2014 «Творческая гостиная РОСА»
Все права защищены
Вход