Дракон, который не ел принцесс

Дата: 6 Января 2017 Автор: Бесс Велиаль

Старый Дракон уже много лет не ел принцесс. Он и раньше не испытывал особого трепета перед подобным «деликатесом», а после повальной моды на диеты и свободу личности и вовсе перестал грешить этим делом. Кому охота давиться воинственно настроенными костями, облачёнными в броню из корсетов, каблуков, шпилек, заколок и прочих украшений? Сиди потом весь день серёжки да брошки из зубов выковыривай.

Но кости — это  полбеды, смириться можно. Бульончик там сварить или холодец. Куда хуже было то, что нынешние принцессы уже не просто приданное к половине королевства. Нет, теперь принцесса — личность… Тьфу!

Многогранная, независимая, яркая. А ежели по-простому, то принцесса нынче — наглая, невоспитанная барышня, которой никто не объяснил в детстве, что при виде страшного и ужасного дракона полагается визжать и падать в обморок.

Некоторые, особо «вумные», ещё и соблазнить Дракона пытались. Скидывали свои одёжки, глазками стреляли, вздыхали томно и намёки всякие неприличные не хуже кабацких девок делали. Не то чтобы Старый Дракон был такой уж невинной овечкой или на старости лет растерял любовный пыл. Просто где это видано, чтобы десятиметровая ящерица возбуждалась при виде стонущей извивающейся малявки?

Но, видимо, биологию принцессам знать не положено, раз они так яро верят, будто разница в размерах, строении и температуре тела, а также в прочих физиологических «мелочах» любви не помеха.

А ещё Дракону всё чаще казалось, что основой современного воспитания королевских отпрысков являлся принцип «Больше слов, меньше дела». Украденные принцессы так много, долго и быстро болтали, что у бедного старого ящера уже спустя пятнадцать минут подобного общества начинала болеть голова. Аппетит, соответственно, тоже портился, да ещё и добавлялись несварение, изжога, тяжесть и другие прелести нездорового желудочно-кишечного тракта.

Вот только от этих невоспитанных принцесс не дождёшься сочувствия и понимания. Более того, когда Старый Дракон отпускал девиц на все четыре стороны, те, обижаясь, возвращались и продолжали действовать на нервы, прикрываясь тем, что скоро должен подоспеть прекрасный принц (или рыцарь — кому как повезёт) и спасти «несчастную» красавицу.

Убедить упёртых дамочек ждать своих кавалеров где-нибудь в другом месте было невозможно. Старый Дракон уже со счёта сбился, сколько раз ему приходилось, тяжко вздыхая, опускать лапы и идти на поводу у принцесс. Дождаться, пока благородный жених доползет до драконьей пещеры, для виду злобно посверкать глазами и пару раз подкоптить незадачливого спасителя, а после торжественно вручить ему украденную красавицу и забаррикадироваться изнутри, чтобы, не приведи древние Боги, невесту не вернули обратно.

Кстати, о героях, принцах и прочих рыцарях. Эти господа тоже были на удивление непробиваемыми в своем упрямстве. Уже который век Старого Дракона с завидной стабильностью — дважды в месяц — посещали искатели приключений, сокровищ и подвигов. Почему-то все мужчины независимо от возраста и происхождения были уверены, что победа над чудовищем (да-да, именно так по скудомыслию Дракона окрестили среди людей) принесёт им счастье, славу и богатство.

Вот только самого ужасного и опасного ящера спросить как-то забыли, готов ли он своей могилкой украшать чужие ратные подвиги. А он был не готов и не согласен, ещё как не согласен! Помирать из-за первого встречного, жалующегося на тяжёлуюсудьбинушку? Увольте, так никаких «чудовищ» не напасёшься.

Дракон по доброте душевной пытался объяснить бедолагам, что куда действеннее будет открытие собственного бизнеса, акции, воровство, в конце концов, но никак не убийство социопатической ящерицы, у которой, между прочим, есть семья, дети и планы на будущее. И в этих планах смерть от руки какого-нибудь мимо проезжавшего рыцаря не предусмотрена.
Как и в случае с принцессами, к мнению Дракона никто не прислушивался. Благородные мужи продолжали приходить к драконьей пещере, где находили свою смерть (а что поделать — уговоры на них все равно не действовали) или прекрасных девиц, если оная в данный момент у «чудовища» гостила. Причём сложно сказать, кому везло больше — безвременно почившим или осчастливленным нежданным браком. Дракон небезосновательно подозревал, что первым.

Но, вот незадача, последние полгода царило подозрительное затишье. Рыцари и принцы не потрясали у входа в пещеру мечами, слишком занятые междоусобными войнами. Принцессы томились в башнях и замках, заколдованные злыми ведьмами или проклятые собственными непутёвыми родителями. А Старый Дракон… скучал.

Первые месяца три он радовался тому, что его наконец оставили в покое. Потом стал подозревать заговор, даже пару ловушек и тайный ход подготовил — на всякий случай. На исходе пятого месяца Дракон места себе не находил от беспокойства, гадая, что так задержало очередную партию героев. И теперь, в начале седьмого месяца спокойствия и благодати, нервы у него не выдержали.

— А, к демонам условности! — прорычал Дракон, хотя его никто не слышал, и взмыл в небо.

Спустя столько лет воздержания «чудовище», Старый Мудрый Дракон, снова открыл сезон охоты на глупых и наивных принцесс.

 

Перейти в архив


Новинки видео


Другие видео(107)

Новинки аудио

Н. Стрельникова. От разлуки до разлуки. стихи. Г. Щербининой
Аудио-архив(103)

Альманах КЛАД Газета  Русская ярмарка талантов
© 2011-2014 «Творческая гостиная РОСА»
Все права защищены
Вход