Любовь бандитская

Дата: 6 Января 2017 Автор: Виктор Верин

         Взрывом разворотило кабинет директора ресторана. В зале обрушилась люстра, засыпав хрустальными осколками ночных посетителей.  Люди в панике выскакивали в окна. Ломая уцелевшую мебель, они пытались пробиться к выходу, возле которого образовалась ужасная давка…
         Этот ресторан одним из первых в городе приобрел статус совместного предприятия. Директором заведения стал представитель итальянской стороны. В ту страшную ночь его не было на рабочем месте. Не появится он там и позже… Его вообще никто больше не увидит в Петербурге. Получив сообщение о случившемся от начальника охраны, он тот час отправился в аэропорт и первым же самолетом улетел в Палермо, бросив все  имущество и даже молодую русскую жену…
         В разгромленном ресторане сотрудники милиции, прибывшие на место происшествия, обнаружили в подвале  молодого человека, прикованного наручниками к трубе парового отопления. Он был мертв. Позже медэксперт зафиксирует на его теле множество следов от изощренных пыток. Умер он от нечеловеческой боли. Установит следствие и имя  замученного насмерть парня. Звали его Янис.
 
***
         Один мой приятель сумел по сходной цене заключить договор на аренду помещения под кафе. На этом его финансовые возможности исчерпались, и он стал ускоренно искать кредит. Банки отказали. Знакомые все только обещают. Тогда он обратился за помощью к своей «крыше». Те «забили стрелку» с неким бизнесменом. Вот на эту встречу в качестве юриста меня и пригласили. Там я впервые увидел Яниса. Натуральный блондин крепкого телосложения. Ростом около двух метров. С удивительно голубыми глазами, взгляд которых  отражал что-то холодное и безжалостное. Сначала я подумал, что он юрист бизнесмена, но в разговоре он не участвовал. Сидел, отодвинувшись в тень, и помалкивал. Я инициативу особенно тоже не проявлял, отвечая лишь на вопросы типа как можно оформить официально то либо это, в чем, собственно говоря, и заключалась моя «отработка» обязанностей юрисконсульта. Предприниматели уже вовсю строили  планы совместной деятельности, когда Янис обратился ко мне. Говорил он с сильным прибалтийским акцентом.
         - Скажи, насколько я понял, договор прямой аренды здесь не получится у нас, и капитальный ремонт с перепланировкой по-своему нам не сделать из-за того, что это памятник архитектуры?
         Получив от меня подтверждение своим предположениям, он бесцеремонно прервал разговор размечтавшихся дельцов:
         - Ничего вкладывать сюда не будем. Развернуться здесь будет сложно, а копейки считать некогда.
         - Но, Янис,- попытался возразить представитель «крыши», - и Палец, улетая, говорил, что надо брать…
         Янис тряхнул своими длинными до плеч волосами, встал из-за стола и молча, пошел к выходу. Возле лестницы на первый этаж остановился, слегка повернул голову и бросил за спину:
         - Я думаю, что тебе нужно делать так, как я сказал. Проблемы Пальца уже не существует. Забудь о нем.
 
***
 
         После того разговора прошло чуть меньше месяца. Приятель мой залез в какие-то долги и все же пытался «раскрутить» кафе. Однажды он мне позвонил и сказал, что со мной хочет встретиться… Янис. Причину он не знал, но советовал не отказываться. Встреча была назначена  в том самом ресторане, которому было суждено стать первым в списке «взорванных объектов» эпохи накопления первоначального капитала. Я, как частенько это со мной случалось, находился «на мели», а быть втянутым в криминал я не боялся, так как  на это я никогда не шел из принципиальных соображений. Ну а поговорить? Почему бы и нет? Ведь разные проблемы бывают, когда требуется помощь независимого юриста.
***
         Как только швейцар услышал имя Яниса, он подобострастно изогнулся и лично проводил меня до метрдотеля. Тот с неменьшей учтивостью сопроводил меня в отдельный кабинет и доложил, что Янис задерживается и очень просил меня подождать. Ожидание, впрочем, не было тягостным.  На столе моментально появилось легкое вино с хорошей закуской, а в широко распахнутые двери было видно выступление группы варьете.  Полтора часа промелькнули незаметно. Затем подошел метрдотель и сообщил, что Янис извиняется, но сегодня он не может подъехать в ресторан и, что он потом сам  меня найдет. Тем не менее, я мог оставаться в ресторане, сколько мне будет угодно. Не пожелаю ли я еще чего-нибудь? О деньгах думать не стоит. За все заплачено. Но я не стал злоупотреблять странным, непонятным уже для меня гостеприимством и, поблагодарив за внимание к своей особе, поспешил покинуть стены заведения. Что-то беспокойно стало у меня на душе. Я чувствовал себя неловко, да и чего греха таить, мне стало страшновато. Холодок пробежал по спине. Заныло сердце. Бог мой! Зачем я пришел сюда? Ведь здесь явно пахнет большими «черными» деньгами…
 
***
 
         На следующий день я зашел в кафе приятеля. Он сидел с представителем «крыши» в подсобке. Под столом уже валялись выпитые бутылки из-под коньяка и шампанского, а на столе красовалась модная по тем временам початая бутылочка французского «Наполеона». Степень подпития достигла того предела, когда все  мужики - братья и тянет похлопать кого-то по плечу, поплакаться  в жилетку на свою горькую жизнь и недооцененные заслуги. Меня пригласили присоединиться к «честной компании», тем более что ко мне, оказывается, «базар есть», да и повод выпить имеется… Выпили. Закусили. Я поинтересовался:
         - По какому все-таки поводу пьем?
         - А ты будто недогадываешься, криво усмехнулась «крыша», - ты, где ночью-то был?
         Я честно рассказал о своем странном визите в ресторан. «Крыша» и «кафе» переглянулись и, видимо, решив, что мне можно верить, поведали,  не только о взрыве в ресторане, но и кое о чем из жизни Яниса.
 
***
         Несколько лет назад из Прибалтики в Питер прибыл курьер с грузом оружия. Двое молодых латышей - Янис и его родной брат - сопровождали его. В это время, у группировки, которой предназначался груз, возникли трудности с кадрами. Милиция «замела» вместе с «шушерой» несколько «бригадиров». Внутри бандитской «империи» произошла стычка двух лидеров, которая закончилась «крутой» разборкой на одной из загородных железнодорожных платформ с автоматной стрельбой и трупами «братвы». С учетом прорисовавшихся обстоятельств, братьям - латышам предложили в Питере задержаться. Были они  и «бойцами», и «стрелками»  отменными. Оба рослые, плечистые, немногословные, исполнительные, да к тому же, мозги не отшибленные. Поначалу, они занимались обычным рэкетом, выбивали долги для Пальца. Затем, он сделал из них что-то вроде особого отдела в своей «армии». Личных завязок они в Питере не имели. Дружбу ни с кем не заводили. С людьми поддерживали какие-либо отношения только в силу необходимости, для того, что бы выполнить очередное  распоряжение Пальцева. Свободное время братья предпочитали проводить в спортзале. Впрочем, была у них одна странность, по мнению «братвы». Любили они …. оперу. По мере возможности стремились бывать в «Мариинке».
         «Братва» побаивалась «латышей». Пальцев доверял им, и порой от их слов зависело, жить или умереть провинившемуся бандиту. Нередко братья и суровый приговор сами приводили в исполнение. Казалось, что «стоят»  они  прочно и ничто с ними случиться не может. Но как-то младший брат Яниса познакомился с одной оперной солисткой. Все вроде бы ничего, но только после этого знакомства загрустил Младший, даже закурил и стал употреблять спиртное. На все расспросы Яниса он отмалчивался или отделывался неудачными шуточками, типа « плоть бунтует - разум меркнет». Решил тогда Янис переговорить с девушкой.  Договорился с ней о встрече, подъехал, а том Палец его поджидает. Завел он Яниса в какой-то кабинет и видеокассету поставил. На экране увидел Янис своего брата с подружкой - сидят на кухне, вино пьют и разговор ведут. Изображение не ахти какое, но о чем разговор разобрать можно. И следует из этого разговора, что собирается влюбленная парочка заложить ментам всю верхушку пальцевской бандитской империи, что бы утвердить таким образом, справедливость и встать на путь праведный. Янис же был помешан на бандитских понятиях и весьма гордился тем, что его признавали «честным пацаном». Говорят, что даже стрелялся из-за какого-то пустого базара… А здесь такое, что словами дело уже не выправить. По всем прикидам, выходило, что Младший должен своей жизнью отвечать за свои намерения.
         Привез Палец Яниса прямо из Мариинки на какую-то «хату». Там за столом почти все «бригадиры», которым дозволено знать друг друга. И Младший с ними. Сидят, выпивают, мирно беседуют. Младший увидел Яниса, улыбнулся, поднялся ему навстречу…  Янис выхватил пистолет и выстрелил в него. Попал прямо в сердце. Тот умер, наверное, так и не успев понять, что произошло… А певичку не нашли. Сбежала куда-то. Очень нервничал Палец по этому поводу. Даже награду обещал за ее голову.
         Но вот прошло какое-то время, и она сама позвонив Янису, попросила о встрече. Чего уж она ему наговорила, какие доказательства предоставила - неизвестно, только поверил ей Янис. Поверил, что брата его подставили, и подставил сам Палец. Пленочку, которую Янис смотрел, смонтировали. И все из-за того, что девушка предпочла Пальцеву Младшего. А тот и не подозревал, что отбил любовницу у него.
          Янис впал в бешенство. «Подстава» из-за «телки» была не по понятиям. Будь Палец в городе, он наверняка замочил бы его. Но тот как раз на месячишку в Европу подался. И тогда Янис решил свою команду сколотить. Деньги стал отмывать. Все мелкие «крыши» в своем районе под себя подмял…  В Москву смотался. Там у авторитетов поддержкой против Пальца заручился. А как-то собрал свою «гвардию» и толкнул перед ними речь о подлости бандитского беспредела, о том, что пора положить ему конец, что заигрались они все, перешли границу, за которой никто из них не имеет права на жизнь, что задуматься нужно каждому об искуплении вины своей перед людьми, иначе их самих за людей считать никто не будет и наступит время когда передавят всю «братву» как паршивых гадов. Вообщем, велел он работяг не трогать, а наезжать только на торгашей… И тут - взрыв в ресторане.
         Вернулся из Швейцарии господин Пальцев. Он очень сокрушался по поводу смерти Яниса. Устроил шикарные поминки, где сказал о покойном много теплых слов, не забыл упомянуть и о завистниках их мужской дружбе, которые распространяли всякие слухи, и о том, что нужно крепить ряды настоящих пацанов, доказавших на деле свое право жить так как они того достойны, и давить всякую шваль способную только пахать или быть дойной коровой…
         А еще две недели спустя рыбаки выловили из Невы труп молодой красивой женщины, в которой опознали ту самую оперную певицу….

 

Перейти в архив


Оценка (0.00) | Просмотров: (466)

Новинки видео


Другие видео(114)

Новинки аудио

Утро вечера мудренее (стихи А. Овсянникова)
Аудио-архив(105)

Альманах КЛАД Газета  Русская ярмарка талантов
© 2011-2014 «Творческая гостиная РОСА»
Все права защищены
Вход