Образы русского фольклора в современной авторской керамике

Дата: 12 Ноября 2016 Автор: Бугровская Ангелина

В начале XXI века значимой составляющей современной системы пластических искусств России является керамика.
Современная российская керамика претерпевает значительные изменения и отражает художественные тенденции своего времени. Многообразие в пространстве современной культуры нашей страны, появление сложных и неожиданных явлений, открытий в области технологий, активное внедрение медийных возможностей в область искусства влекут за собой существенное преобразование художественно-пластического языка на фоне появления новых неустоявшихся идей, образов, а главное, явного изменения критериев ценности, понятий и смыслов творчества.
 
Именно поиск новых путей развития в мировом искусстве сегодня, когда осмысление корневой основы, представленной традиционной культурой, становится верным ориентиром, обуславливает актуальность настоящего исследования.

Примеры воплощения образов устного народного творчества в керамическом материале много веков существуют в народной игрушке, архитектурной керамике и изразцах. На рубеже XIX-XX веков — времени формирования декоративной станковой и монументальной авторской керамики в России, как самостоятельного вида искусства, сюжеты из русского эпоса воплощали в глине М. Врубель, Н. Андреев, С. Малютин и множество других талантливых художников.

Начало новаторских творческих поисков в этом направлении пришлось на середину 1970-х гг: время утраты ощущения родины и сакральных смыслов. Обращение к архетипическим образам в 70-е годы, как возрождению утраченного и забытого, прослеживается не только в искусстве керамики, но и в литературе писателей-деревенщиков, и в кинематографе, в частности фильм Элема Климова «Прощание с Матерой». Эти творческие переклички и параллели в искусстве примерно одного времени совершенно неслучайны. Обусловленное известными историческими событиями, само движение искусства требовало возвращения к вечному. В это время в декоративном искусстве также произошли заметные перемены, в результате которых керамика обрела совершенно новые качества и сферы применения, отражавшие повышенный интерес художников к истории, литературе и архитектуре.

Сегодня одна из тенденций в современном российском искусстве керамики, попавшем под влияние всеобщей глобализации, нивелирующей все национальное, по-прежнему остается обращение к творческому опыту предшествующих поколений, изучение и сохранение лучших традиций многовековой народной культуры.

В творческом диалоге с наиболее устойчивыми тенденциями прошлого современные художники нередко создают произведения, способные органично соединить глубокое осмысление традиции с поисками собственной художественной индивидуальности. Обращение к метафорам, символам и мифотворчеству способствует рождению удивительного творческого языка и нового прочтения самобытных идей и образов русского фольклора.

Г. В. Ф. Гегель справедливо отмечал, что наследование является душой каждого последующего поколения, его духовной субстанцией, принципами и богатствами и вместе с тем материалом, который подвергается обработке, обогащается и сохраняется. (Гегель. Соч. т. 9, М., 1936, с. 11)

В поисках корней нашей культуры, узловой связи природы с сущностью человека современные художники часто обращаются к памятникам народного словесного творчества, дошедшим до нас по большей части благодаря самоотверженному труду исследователей русского фольклора, а также к памятникам материальной культуры, отображающим синкретическое космологическое представление о мире наших предков. Архетип, как первичный образ, положенный в основу мифов, фольклора и самой культуры в целом все чаще возникает в сюжетах современных художников-керамистов.

Примером синтеза традиции и новаторства служит творчество выдающихся художников-керамистов: А. Камардина (г. Тверь), С. Воробьева (г. Москва), Г. Сметаниной (г. Рязань), Е. Расторгуева (г. Москва), Г. Визель (г. Ханты-Мансийск). Круг художников — керамистов, обращающихся в своих произведениях к сюжетам народного эпоса гораздо шире. Выбор наследия конкретных мастеров для исследования обусловлен их тесной связью с национальными и региональными традициями, доминированием темы образов русского фольклора в творчестве, ценностью творческого опыта.

Различное воплощение схожих образов в едином материале, во многом определяющем специфику декоративного пластического языка, различный выбор приемов формообразования и декора, более пристальное внимание к тому или иному традиционному сюжету в работах этих мастеров нередко носит отпечаток регионального колорита.

Так, в работах А. Камардина органично сосуществуют мифические существа и персонажи народных песен и прибауток: его произведениям присущи отголоски древнего синкретического мироощущения, необычная пластическая интерпретация русских напевов. Узнаваемые по манере исполнения композиции мастера отличаются новаторством и разнообразием приёмов.
Начало творческих поисков мастера пришлось на середину 1970-х гг.

Крепкую основу и стойкий интерес к традиционному искусству художнику дали детские годы, прожитые в ремесленной среде известного фаянсового завода в г. Конаково и последующее обучение в Абрамцевском художественном училище.

Ведущая тема в творчестве А. Камардина — бытие и мироощущение русского человека: праздничные фольклорные образы и деревенские мотивы.

Заслуживает особого внимания авторская интерпретация древнего славянского праздника в композиции «Солнцеворот» (1990 г.) Центр композиции — простая форма чаши, ассоциирующаяся с обрядом. Композиция представляет своеобразный авторский орнамент, объёмный знак. Следует отметить, что солнцеворот является архетипом и одним из названий солярного символа. Динамику и ощущение бесконечного движение создают расположенные вокруг чаши овальные пласты с изображениями фрагментов вышивки птиц. Образ дополняет контраст гладких и шероховатых фактур, а также сложный зеленовато-коричневый колорит: охристые тона с красными акцентами. Здесь и обрядовость и материальность и земное бытие.

Со временем доминантой в творчестве мастера становятся пространственные композиции, в которых главную роль играет синтез пластики и активного цвета. Авторский почерк А. Камардина отличает работа отдельными циклами, что предполагает вариации на тему узнаваемого мотива. В таком авторском методе преодолевается замкнутость отдельного предмета, его самоценная значимость.

Пример тому серия «Ах да Ох» (2010 г.), декоративные скульптуры серии «Прибаутки» (2009 г.), в которых на языке пластики интерпретированы русские народные напевы. В них лирика соседствует с драматизмом, звучит юмор и гротеск народного фольклора.

В характеристике фигур и ритмической интерпретации художником костюмов композиции «Тверичанки» (1995 г.) преобладает органичность крестьянской модели мироздания, в пластическом решении – монолитность формы. В этой композиции художник сочетает разные по характеру лаконичные формы, обладающие гармонией пропорций, чистотой линий, красотой материала и звучностью цвета.

Опираясь на традиции русского лубка, художник создаёт работу по мотивам тверских частушек «Тверские козы» (2007 г.) В ней соединились увлечение национальным искусством и стремление к поиску выразительного решения. Позже художник многократно возвращается к этой теме, наполняя её новыми жизненными наблюдениями. Композиция «Тверские козы» (2007 г.) вызывает ассоциацию с определёнными человеческими типами. Чтобы понять замысл автора, необходимо обратится к коннотациям этого образа в разных видах фольклора.

Мажорное звучание цвета в композициях «Тверские козы» и «Тверичанки», ассоциируется с ярким колоритом русского народного костюма. Художник творчески интерпретирует орнаментальные мотивы вышивки, создавая сложный ритмический рисунок в технике росписи подглазурными красками по белой эмали.

Необычная по тематике и манере исполнения серия «Славянские Боги» демонстрирует виртуозное владение технологией. Сочетая различные приёмы работы с материалом в одной композиции, автор комбинирует рельефные и плоскостные решения, создаёт сложные фактуры, напоминающие старинные рукописи, передавая дух времени. Оригинальность его манеры — в синтезе пластики с приемами графики и в тщательной детализации. В данном случае художник в полной мере раскрывает различные качества глиняного материала. Поэтому его произведения в высшей степени керамичны, а нанесённые на них орнаменты обретают материальную знаковость. Возникает ощущение, что это языческий полиптих, состоящий из элементов, выполненных в разных техниках. Автор как бы увлекается пристальным рассмотрением древней символики. Фрагментарные композиции здесь составлены путём комбинирования языческих символов в одну композиционную структуру. К теме языческой мифологии художник обращается постоянно, в результате чего возникают как рельефные, так и объёмно пространственные изображения поэтических образов славянских божеств.

Отличительной особенностью творчества А. Камардина является органическая связь с древнерусской художественной традицией, уважение к которой не мешает художнику убедительно использовать формальный язык современного искусства.

Темы языческой мифологии получают особое пластическое звучание в произведениях талантливой рязанской художницы Г. Сметаниной. Ведущие образы в ее творчестве – архаическая модель мироздания, славянское Древо Жизни. Мотив Древа жизни здесь трактуется как идеальное космологическое мироустройство, достижение и постижение гармонии мира. В работах этого мастера, в певучих плавных линиях силуэтов фигур, сложному колориту, созвучному протяжным напевам, вдохновившим их, поэтические образы русских старинных песен приобретают свое пластическое воплощение. В композициях господствует симметрия, композиционное равновесие, не статика, а скорее плавная мелодика движения.

Идея воплощения фольклорных образов наших предков в керамическом материале пронизывает все творчество художницы. Она была увлечена фольклором со времени обучения в художественно-промышленной академии им. С. Г. Строганова. Автор и сейчас занимается изучением записей аутентичного пения алтайских народов, собранных во время фольклорных экспедиций, а также исследованием традиции и быта алтайских народов, воссоздавая на этой почве образы в керамическом материале. Обращение к подобной узкой тематике влечет чувство генетического родства: семья художницы с Алтая, но мастер живет в живописном городе Рязани. В работах мастера звучит голос самой природы, самой древности, незнакомый и таинственный.

Архитектоническая ясность произведений Г. Сметаниной, виртуозное владение материалом завораживают. Удивление и живой интерес вызывают композиционные решения автора, многомерность, выраженная разномасштабностью символических, выразительных в своей знаковой обобщенности фигурок птиц и зверей. Величественную всеобъемлющую красоту мироздания в восприятии наших предков художник раскрывает простым и понятным языком. Занимательность образа здесь достигается в единстве с декоративным замыслом. Огромное идейно-содержательное значение сконцентрировано в работах, обобщенных практически до знака. Таким образом, художница решает сложную задачу воплощения образа мироздания пластическими средствами выразительности.

Так, Г. Сметанина разрабатывает множество вариаций древа жизни, вследствие чего возникают серии «Дивный сад» и «Предстоящие животные».
Творчество Е. Расторгуева близкое условности и гротескности народной традиционной культуры, заимствует острый и выразительный язык красок и форм фольклора.
Ученик Сергея Герасимова воспитанный одновременно на базе реалистической школы живописи, опыта французского импрессионизма, постмодернизма и авангарда начала ХХ века и «сурового стиля» создаёт самобытные керамические работы. Уроженец Нижегородской губернии, Расторгуев с детства был окружен предметами народного творчества, эмоциональной средой народного быта, сохранившимся почти не тронутым вековым укладом провинции. Синтезировав полученный творческий опыт, Расторгуев нашел индивидуальный художественный язык. Расторгуев — мастер «плоть от плоти» народной культуры, обращение к традиционному народному творчеству как возврат к истокам для него гармонично.

Композиции выполнены из шамота. В процессе экспериментов с составом керамической массы были найдены благородные оттенки цвета обожженного черепка: от приглушенно-медного, охристого, розового до голубого и зеленого, — а также тонкая цветовая палитра росписи окислами металлов и авторский метод декорирования медной проволокой. Сказки – аллегории, гротески, сценки провинциального быта – сюжеты необычных керамических произведений Е. Расторгуева, удивляющих неожиданностью исполнения и композиционного решения: «Кентаврик из Городца», «Мужик с русалкой», «Выпускатель птичек», «Дама и её ухажёры», «Звонарь», «Чаепитие», «Укротитель львов» «Выпускатели птиц»
Керамика Евгения Расторгуева основана на традиции народной игрушки, в ней прослеживается предельная обобщённость форм, деталей.

В композициях «Дама и её кавалеры», «Прогулка на холмах», «Даритель цветов» мастер изображает русскую жизнь, как в фольклоре, затейливо и гротескно. Расторгуеву удаётся передать духовную силу, нравственную мощь и житейскую мудрость народной среды. Творчество Евгения Расторгуева находится на стыке мифа и реальности, органично соединяя историю и современность, как новое развитие пластики народных форм возвращает зрителей к истокам существования Руси и её народа.
Таинство древних обрядов удивительным образом оживают в декоративных композициях современной художницы Г. Визель. Её творчество проникнуто мотивами борьбы света и тьмы, начала и конца жизни, корневой связи человека и вселенной, поиском единства всего сущего.

Югра, Югория — так в VI-XV веках в русских летописях и исторических документах называлась территория, занимаемая народами ханты и манси, коренным населением Полярного Урала и Западной Сибири. Прошлое этих народов в их преданиях, сказаниях и мифах, героическом эпосе о славных предках, вознесенных потомками до божества, признанных духами- покровителями и почитаемых вплоть до настоящего времени. Сегодня эти далекие предания обретают зримое воплощение в работах Г. Визель. Художнице интересна героическая романтика северного фольклора. Образы живой правды, мужества и смелости, в поэтической красоте которых жившие ранее народы выразили своё чувство прекрасного, понимание и любовь к природе. Также обширный пласт работ в творчестве художницы посвящен ритуальным обрядам народов обских угров.

Образность художественного мышления, способность средствами керамики осмыслить философские и религиозные верования народов ханты и манси – позволила художнице создать уникальные произведения. Работая в технике глазурной и подглазурной росписи в сочетании с росписью солями и эмалями, художница достигает эмоционально-выразительного живописного эффекта. Тончайшее поэтичное чувство материала, органичное единение росписи и архитектоники в художественном замысле выделяет творчество мастера. Даже при известной общности, естественно вытекающей из единства Красноярской школы авторской керамики, художница достаточно индивидуальна в своем творчестве.

Для Сибирской школы характерно обращение к историческим художественным традициям народов, населяющих край, опыту местного народного творчества. Работы красноярских керамистов часто адресуют наше сознание к древним идолам, украшенным магическими символами и знаками. Сегодня мы воспринимаем эти знаки как орнаментальную вязь, но за ними скрыты ещё не разгаданные нами мудрость и опыт древних. Архаические формы языческих божеств, каменные дольмены, испещренные магическими рисунками, которые разбросаны по хакасской земле и хранятся в музее Абакана, стали тем фундаментом, на котором строят свои пластические решения сибирские керамисты. Особенная окраска, региональный колорит выделяют школу среди других в художественном пространстве нашей страны.

Г. Визель часто объединяет различные вариации на одну тему в циклы. Такова серия «Северные фантазии». Ансамблевость – одна из черт творчества мастера. Так, «Эхо предков» (1989 г.) — декоративная композиция, состоящая из девяти предметов, отличающихся матовыми поверхностями и характерными архаичными орнаментами. В произведении отражается авторская интерпретация глубоко изученной темы, благодаря чему древние сказания наполняются живым дыханием нашего времени. Художнице удается протянуть незримую нить от современности к далекому прошлому.

Многофигурная композиция «Праздник медведя» (1990 г.), созданная по мотивам сибирских мифов — яркий пример того, как современный художник пластически осмысляет языческую культуру. Это произведение отличает трехчастное деление: «Медвежье капище», «Золотая баба», «Праздник медведя».
Боги и духи – бесконечная тема, интересующая художницу, для воплощения которой она находит в современности яркие и правдивые образы. Глубокое художественное переосмысление символов, характерных именно для данной народности, позволило мастеру найти лаконичный меткий образ, форму, доведённую до знака. Характерный символ ее творчества — триединый стержень «человек – зверь – птица», пронизывающий традиционное искусство коренных народов и олицетворяющий вечный круговорот жизни, в котором связь верхнего, среднего и нижнего миров нерушима.

Цветовая гамма, отождествляющаяся с «Богами и духами», разнообразна: от белого полупрозрачного, акварельных зеленых и голубых тонов до насыщенного ультрамарина и терракоты. Колорит каждого произведения не только выполняет функцию одного из средств выражения художественного замысла автора, но и является символическим отражением специфики культа того или иного божества. Например, преобладание белого цвета обусловлено его традиционной ассоциативностью с культом поклонения Богу верхнего мира Нуми Торуму. Характеристику образа подчеркивает мастерски подобранное сочетание фактур, светотеневая игра.

С помощью изысканно подобранной палитры цветных глазурей, солей и металлических окислов Г. Визель создает впечатление тонкой мерцающей живописи.
Живое осмысление эмоциональной глубины образов древней мифологии Севера удивительно. Композиция «Калтащ-Ими» — изображает божество, сидящее на лощади, медленно бредущей по священной реке времени. Поэтический образ пронизан тишиной и покоем. Художница размещает на гриве и крупе белого коня маленькие фигурки тотемных зверей и птиц.

Часто встречающийся образ оленя в творчестве художницы возникает не случайно. Огромное значение имеет это животное для кочевников Севера как основа их существования: еда, одежда и способ передвижения. В композициях Г. Визель стилизованный образ оленя, окруженный орнаментальными знаками, — мифологический персонаж. Еще одним важным мифологическим образом является медведь, а также птица чайка – символ божества, проявляющего себя знаком. Наиболее распространенные элементы древних северных орнаментов ,и сегодня широко представленных в жизни современных хантов, манси, ненцев и зырян на ритуальных покрывалах, одеждах, сумках, ножнах, упряжи и накидках на оленей и нарт: оленьи рога, зубы щуки — линейный ряд последовательно соединенных треугольников.

Таким образом Г. Визель делает попытки прочувствовать и отразить ощущение мира наших предков, наполненного знаками и символами.

Важно отметить, что само обращение к образам русского фольклора в современной авторской керамике — явление, заслуживающее особого и пристального внимания и изучения, поскольку это не только воплощение эволюции в керамике, вобравшей в себя черты своего времени, но и сохранение и переосмысление великого и уникального в своем роде опыта предков. Дальнейшее пополнение культурного богатства человечества невозможно представить без усвоения достигнутого. Представленные мастера, обладая узнаваемым творческим почерком, находят собственный образный ряд и интерпретируют ценности народного искусства применительно к новому времени, раскрывая их в ином, более глубоком значении и приближая зрителя к сакральному пониманию истоков и корней народа. Приняв и осмыслив эти материальные и духовные ценности, соединив традицию и современный творческий взгляд, художникам – керамистам удалось выстроить устойчивый фундамент для дальнейшего движения и развития искусства.
 
 

Перейти в архив


Новинки видео


Другие видео(83)

Новинки аудио

If day shoyld part us P.B. Shelly.
Аудио-архив(96)

Альманах КЛАД Газета  Русская ярмарка талантов
© 2011-2014 «Творческая гостиная РОСА»
Все права защищены
Вход