"Троя" Вольфганга Петерсена

Дата: 21 Июля 2016 Автор: Виктор Верин

 Фильм сделан основательно, добротно. Конечно же, Петерсен подправил Гомера и сделал свое художественное произведение по мотивам, не претендующее на историческое соответствие и даже соответствие литературному оригиналу. Поэтому поговорим о тех характерах, которые созданы на киноэкране.

Удачны образы Ахиллеса, Гектора и Одиссея. Менее удачен образ Елены – даже внешне она не соответствует моему представлению о ней. Сестра Гектора… Пожалуй, ее первая встреча с Ахиллесом – одна из самых впечатлительных сцен. Ужасное раздражение вызывает Парис, что говорит о замечательной  актерской работе.

Угадана точно грань, которую нельзя переступать в описании битв. Страсть... Борьба страстей у Ахиллеса – к славе и к женщине, в какой-то момент, затмевается горечью потери друга. Значит, любовь к женщине сильнее славы, а дружба сильнее любви? А если женщина, которую ты любишь, является еще и твоим другом, если она вдохновляет тебя на подвиги, которые ты совершаешь ради нее, с ее именем на устах? Именно такой гармонии не хватало Ахиллесу.

         

  «Убийство – всегда убийство. – Услышал я как-то на грампластинке запись Льва Толстого, - Кто-бы не разрешал его, и какое-бы ни было его оправдание. И потому те,  кто убивает или готовится к тому, что убивать – преступники, как бы они не назывались». Услышал и запомнил, потому, как неоднократно вспоминал эти слова, убеждаясь в их справедливости. Намного позже я узнал, как Толстой пришел к такому умозаключению. Ему поручили написать для какого-то журнала обзор боевых действий, который должен был усилить патриотический дух у населения мирного и у солдат. Он написал то, что позже получит название «Севастопольские рассказы», то, что совсем не способствовало подъему патриотического духа, что не воспевало боевой героизм, что не оправдывало убийство солдат противника. Чем же герой  солдат, который воюет по прихоти своего государя, ввергнувшего страну в смертельную бойню из-за несговорчивости политиков и дипломатов, играющих свою игру, где игровыми фишками жизни других людей? Чем же герой – убийца?

Чем же герой царь Приам, воспитавший эгоистичного, похотливого сына, живущего ради собственного удовольствия любой ценой? Чем же герой царь Приам, потакающий своему младшему сыну в его губительной страсти, даже не пытаясь сказать, что их род не волен распоряжаться собой, что за наслаждение властью  и доверием народа нужно платить постоянной заботой о тех, кто зависит от тебя, кто готов, не раздумывая пойти за тобой куда угодно? Может быть, отцовская любовь затмила ему разум, и он презрел все традиции и обычаи предков, и за телом Гектора отправился, руководствуясь только этой любовью? Но почему же отпустил он тогда Гектора на битву с Ахиллесом? И почему разрешил Парису покинуть с позором поле битвы?
     

      Да, возможно, что сам Приам прожил достойную жизнь. Он, наверное, был хорошим правителем и честным человеком, но на закате жизни  смятение чувств и мыслей обуревает им. Ему хочется продлить свою жизнь в жизни детей и внуков своих и, в то же время, мысли о скорой встрече с Богами, и с теми,  кто уже ушел в мир иной, заставляют его идти в лагерь Ахиллеса за телом Гектора. Но Троя уже обречена, ибо правитель ее больше не заботиться о троянцах, он не думает о них, его больше беспокоит, то, как встретят его  Боги… Своим безвольным присутствием, он погубил Гектора, свято чтящего отцовский приоритет. Приам погубил сына, способного спасти Трою. Приам, послушавший жрецов, а не Гектора, погубил Трою. Приам, не нашедший в себе силы отказаться от власти в должное время, стал символом искреннего заблуждения, о котором говорят, что «благими намерениями вымощена дорога в ад». Вот таким я увидел Приама в «Трое» - человеком, утратившим чувство ответственности за свершаемые им поступки, в том числе и в форме бездействия. Нужно всегда реально оценивать свои способности и вовремя уйти, освободив место. Но самооценка – это очень сложное дело, впрочем, как и оценка кого-то другого. И все же никак не могу согласиться с тем, что к «царям» нужно относиться как к обычным людям – несопоставимые степени ответственности за последствия «слабостей и эмоций». Выбираешь слабости как у всех – отойди в сторону от власти. Никакая любовь не может оправдать смерть даже одного ни в чем неповинного человека. Да и не любовь это будет, а еще один трофей, выигрыш в очередной интриге.

Посмотрите на Елену – любит она? А если любит, то кого? Не себя ли?.. Сбегая от старого мужа к молодому любовнику, из стабильного, устоявшегося, скучного дома-государства в новый, непокоренный, интересный своей независимостью дом-Трою… Но где бы она не была, чем бы не занималась – лицо ее и движения не отражают страсти, а лишь выжидание, вернее, ожидание  того ощущения, которое может последовать. Так  пробуют новый напиток – отпил глоточек и смакуешь, пробуешь вкус определить. Не понравилось – выплеснул все содержимое чаши, а не распробовал – можно еще пригубить. Но, в любом случае, даже если все будет выпито, быть сосуду, в котором напиток, выброшенному за ненадобностью…

 

Перейти в архив


Оценка (5.00) | Просмотров: (945)

Новинки видео


Другие видео(173)

Новинки аудио

Вылетушки
Аудио-архив(188)

Альманах КЛАД Газета  Русская ярмарка талантов
© 2011-2014 «Творческая гостиная РОСА»
Все права защищены
Вход