Гвоздь программы

Дата: 7 Марта 2016 Автор: Кириллов Анатолий

     Кто из нас не сталкивался с бытийными несообразностями, когда в доме пропадает какая-нибудь вещь и ее не удается найти. Из рук выпала на ковер мелкая деталюшка или иголка, а найти, сразу не удается. Вокруг все пересмотришь, а она как сквозь землю провалилась. Прибегаешь к народному заклинанию: «Чёрт, чёрт, пошутил и отдай». Ба! А вещичка лежит прямо перед ногами!
    Подобных случаев в различных вариантах бывает множество. Читатель уже понял, о чём заведен разговор. Наверно каждый сталкивался с похожими явлениями, не фиксируя их в своей памяти.
    Ну что здесь скажешь? Есть простое банальное объяснение – невнимательность. Или того хуже – нарушение работы мозга.
Современные достижения в изучении работы  головного мозга позволяют несколько по-другому объяснить подобные фокусы со зрительным восприятием и памятью.
Работа нашего мозга в чем-то напоминает работу компьютера. Есть сознательное и бессознательное. Есть оперативная память и общий объем памяти жесткого диска.
Учеными давно развеян миф, что мы используем всего на 10% возможности мозга.
     В частности нейробиологи  характеризуют данный миф как «смехотворно ошибочный», утверждая: «Мы используем практически все части мозга, и они активны практически постоянно».
Есть такое понятие как мышечная память. Все наши стереотипные движения и приемы работ записаны в нашей подсознательной памяти в виде отработанной программы. Помимо всего мозг может быть занят заботами об общей защите организма и т.п.
      Интеллект можно развивать при помощи упражнений, но мысль о том, что люди используют только часть мозга, не имеет подтверждения опытом. Мало того: клетки мозга, которые перестают использоваться, имеют тенденцию к вырождению.
      Поэтому мы должны постоянно тренировать свою память и вести активный образ жизни, поддерживая свою жизнеспособность.
Как же головной мозг справляется с массой задач по управлению нашим телом и интеллектуальной  деятельностью?
Если учитывать всю поступающую информацию извне и имеющуюся внутреннюю информацию в виде стереотипов и программ поведения, то не хватит ни оперативной памяти, ни объема «жесткого диска». Общий объем памяти и возможности работы мозга не бесконечны и имеют свои пределы.
       Эту задачку наш мозг решает вполне рациональным способом. Он осмысливает и воспринимает внешнюю обстановку образами, фиксируя их в своей памяти. Короче говоря, мы не видим то на что смотрим, а видим то, что уже зафиксировано ранее в виде образа предмета или обстановки в памяти. Это освобождает мозг от повторного зрительного восприятия и узнавания предметов.
Вы отвернули голову в сторону, а затем опять посмотрели, например, на стул или другой предмет.  Прежде чем подумать, нужно осознать, что это стул, ручка, ложка, плошка и прочее. И так каждый раз нужно по новому все распознавать и осознавать. Однако мы этого не делаем, а просто знаем, что это стул, ручка, ложка, плошка и прочее. Если внешняя обстановка неподвижна и не меняет своих физических характеристик, то мы видим иллюзию обстановки, зафиксированную  ранее нашей памятью. Ну, право какая-то метафизика, – не верь глазам своим.
        Этого не может быть! Мы потянулись к ручке на столе и взяли ее, чтобы написать стихи, которые пока крутятся в виртуальном пространстве нашей головы. Как может совпасть видимая иллюзия ручки с реальным её расположением? То есть иллюзия должна точно совпадать с реальностью! Тогда чем иллюзия отличается от реальности?
     
       Всё объясняется довольно просто. Закройте глаза и потянитесь к ручке. С небольшой погрешностью вы ее возьмете. Потренировавшись, сможете в слепую брать уверенно и точно ручку или другой предмет. В коре полушарий мозга сложится пространственный образ, позволяющий ориентироваться и ощущать окружающую обстановку. Таким способом слепые передвигаются и ориентируются в мире абсолютной темноты.
Мозг фиксирует только движение объектов в поле зрения и различные изменения формы, цвета, освещенности и прочие перемены по отношению к сложившимся  образам. Поэтому человеку порой приходится изменять обстановку, чтобы обновить картину образов и получить дополнительные эмоции для более яркого и чувственного восприятия окружающего мира.
Мозг не останавливается на механической модели рационального восприятия, ища способы более экономного расходования информационной памяти. Наше внимание и зрение из общей картины конкретного эпизода выделяет только значимые для человека в данный момент детали. Остальные детали картины восприятия могут осознаваться только вскользь, упрощенно или вообще пропускаться.
Это является одной из причин плохого распознавания лиц другой национальности. В памяти есть образ, например китайца. Для европейца они все узкоглазые, и он не может по каким-то отдельным признакам лица отличать их друг от друга. Нет опыта. А между собой они узнают и знакомых, и родственников, и дедов и бабок…
       Мы еще оцениваем происходящее вокруг слухом, у которого тоже есть свои звуковые образы в памяти. Упала с полки книга. Оборачиваемся и видим – вот она. Но мозг заранее по звуку определил, что это книга, а не молоток и зрительная иллюзия отразила реальное событие.
       Ну, а если в механизме восприятия образной картины произошел сбой? Мы можем видеть окружающую реальность в искаженном виде или вообще не замечать отдельных деталей. Причем речь идет не о патологиях  нашего головного мозга или физических недостатках.
       Случайно мы неправильно оценили значимость визуального события или отдельной детали в нем. В данный момент отвлеклись какими-то заботами и мыслями от имеющегося в памяти образа обстановки и пропустили изменение видимой картины…
      Ну, вот немного пройдя по сусекам наших знаний о работе мозга, мы возвращаемся к первоначалу обсуждаемой темы. Значит, мы можем не видеть пропавшую вещь не из-за недостаточной памяти или внимания, а потому, что искомая вещь выпала из иллюзорной картины обстановки как значимая. И мы восстанавливаем в памяти не то где она может лежать, а сам образ вещи. Она может лежать прямо перед вами, а вы её не видите. И после некоторого мытарства по комнате и произнеся магическое: «Чёрт, чёрт, пошутил и отдай» – мы видим – вот же она!
Народное заклинание довольно точно,  без науки, интерпретирует данное явление.
       
       Как-то дома я вытаскивал гвозди из старой доски. Работал во дворе на площадке выложенной тротуарной плиткой. Вынутые гвозди складывал в банку. Один гвоздь выпал и упал на площадку. Я слышал звук падения, но продолжал работу: – «Потом подберу».
       После окончания работы, не смог найти упавшего гвоздя. Можно было плюнуть, но меня это задело. На ровной площадке, слышал явный звук падения; куда он мог пропасть?
Взглядом просканировал несколько раз площадку. Гвоздь куда-то исчез. Хотел обратиться к чёрту, но зная механизм пропуска в образной картине обстановки, принял другое решение. Взял из банки другой гвоздь и бросил его на площадку, прослеживая его падение. Он так же звякнул и лег недалеко от моих ног. Упавший гвоздь я ясно вижу и перевожу взгляд на общий вид площадки. Без труда увидел пропавший гвоздь.
       То есть в памяти восстановился образ падающего гвоздя. Во время работы с доской, я размышлял о своих планах и бытовых делах. Работу выполнял стереотипно, не контролируя сознанием своих действий. Поэтому и произошел сбой в восприятии реальности.
       Потом вспомнил, что в детстве кто-то из взрослых учил, – при падении мелкой детали нужно проследить ее траекторию падения.  Теперь понял, что прослеживается не только вероятное место падения детали, но еще в памяти сохраняется её образ. Поэтому упавшая мелкая вещь легко отыскивается.

 

Перейти в архив


Оценка (5.00) | Просмотров: (1311)

Новинки видео


Другие видео(181)

Новинки аудио

Идут ветераны...
Аудио-архив(198)

Альманах КЛАД Газета  Русская ярмарка талантов
© 2011-2014 «Творческая гостиная РОСА»
Все права защищены
Вход