Счастье

Дата: 18 Января 2016 Автор: Иванова Ирина

     Я о Нём читал в книгах, видел в фильмах, поэты слагали о Нём стихи. Это высшая цель человека, то, что должен почувствовать каждый. Они убедили меня. Нет, я не перекладываю всю ответственность на других, не привык так поступать.

     Но я пошёл за Ним. Я решил выдержать все тяготы и лишения, чтобы хоть на миг ощутить Его.

      Оно - это Счастье!

      Я узнал, где Его брать. Хоть, человек, объясняющий мне, где находится "то место", смотрел на меня так, будто я сошёл с ума.

       Меня это насторожило, но не отпугнуло.

       После того, как я выехал за пределы города, ещё приличное расстояние пришлось преодолеть пешком. Транспорт в ту сторону не ходит из-за отсутствия пригодных для движения дорог.

      Я знал, что будет очередь, но не думал, что такая огромная. Трудно сказать, сколько точно народу там было. Наверное, несколько тысяч. Начала очереди я не видел, меня не пропустили даже взглянуть, окинуть взором масштабы действа. Оно и понятно, конечно. Люди тут стоят часами и, быть может, даже сутками. Каждый держится за своё место ревностно, не допуская и намёка на то, что кто-то может пройти без очереди.

       Судя по внешнему виду стоящих в очереди, все крайне нуждались в порции Счастья. Выглядели они очень несчастными и какими-то грязно-серыми. Более унылой очереди я не видел за всю свою жизнь. Это, безусловно, нагоняло тоску, но я не привык отступать.

      - Эй, парень, впервые тут? - скрипучий голос вырвал меня из размышлений. Принадлежал голос седому бородатому старику, очень худому и измождённому на вид.

       - Да, в первый раз, - с улыбкой ответил я, стараясь тем самым показать своё дружелюбие и доброжелательность.

       - Это видно.., - как-то печально констатировал старик.

       - А Вы? - мне было не столь интересно услышать ответ, но нехорошо было обрывать диалог.

       - В четвёртый, - ещё печальнее промолвил мой собеседник. - Ты уверен, что Оно тебе надо?

       - Да, абсолютно! - я улыбался, хотя вопрос меня слегка смутил, честно говоря.

       - Эх, все думают, что знают, пока не попробуют, - в голосе старика проскользнули нотки обречённости.

       - А потом что? - в этот раз мой интерес был неподдельным.

      - А потом... А потом ноги сами несут сюда, ведь больше без Этого ты жить не сможешь. Жизнь "после" потеряет свой цвет и смысл, - добавил мой собеседник, но вдруг кто-то толкнул старика и он отвернулся, давая понять, что не желает продолжать диалог.

      - Но.., - я был в недоумении.

      - Я всё сказал. Думай, парень, - не поворачиваясь, вполголоса отрезал старик.

       Я не стал больше обращаться к нему и на несколько минут, а может и десятков минут погрузился в размышления, которые, впрочем, не привели ни к чему. Стоять было невероятно скучно и я попытался отыскать себе нового собеседника, но все, заметив на себе мой взгляд, отворачивались.

       Между собой они тоже не общались. Стояла какая-то жуткая, гнетущая тишина.

       Я знал, что Счастье даётся нелегко, но именно таких испытаний не ожидал. Что может быть хуже мучительного бесконечного ожидания? Особенно, когда не с кем поговорить и нет никаких удобств и комфорта, потому как вокруг голая пустыня.

       Ожидание становилось всё более тягостным, переходя в невыносимое. Невозможно было даже присесть, под ногами что-то ползало, похожее то ли на змей, то ли на червей. А может это были лишь мои галлюцинации, вызванные усталостью и перегревом. Ведь я простоял под палящим солнцем уже, казалось, целую вечность. И сколько таких вечностей мне ещё стоять - неизвестно.

       Вдруг я заметил впереди какое-то движение. Один из людей зашатался и упал без сознания. Стоявшие рядом даже не шелохнулись. Я озирался вокруг и не мог понять причину их безразличия. Рванулся вперед, чтобы помочь упавшему, но руки со всех сторон сжали меня, словно в тиски.

       - Или стой смирно, или иди вон отсюда, - прошипел кто-то мне на ухо.

       Я хотел оглянуться, но почувствовал что-то твёрдое на своей шее. Предположительно нож, уточнять мне не хотелось.

       Я смирился с положением вещей и постепенно хватка ослабла, а твёрдое соскользнуло с моей шеи и растворилось в серой массе стоящих рядом.

       Спустя ещё кусок вечности, я почувствовал головокружение, казалось вот-вот упаду, как тот человек, к которому меня не пустили, и никто так же не шелохнётся, чтобы мне помочь. Осознавая это, я изо всех сил старался взять себя в руки и не позволить себе упасть. Однако, в какой-то момент всё вокруг совершило резкий оборот, словно на карусели, я перестал чувствовать ноги и почву под ними. Но не упал. После того инцидента с неудавшимся прорывом, окружающие, видимо, стали проявлять особое внимание к любым моим действиям и, приняв движение за очередное намерение нарушить порядок, дружно подхватили меня.

       Не знаю, сколько вечностей спустя, но я таки подобрался к цели. Передо мной стоял прилавок. Да, самый обычный прилавок, за которым находился человек - крупный мужчина лет сорока, в серой рубашке с закатанными рукавами и, кажется, на нём были джинсы, я плохо рассмотрел, волнующее предвкушение не давало сосредоточиться на деталях. Обстановка была простой, даже слишком. За прилавком были расположены три больших бочки с краниками и ряд стеклянных кружек на стеллаже, похожих на пивные.

       - Что будете? - тут же вопросил мужчина за прилавком, отвлекая меня от изучения обстановки.

       - А можно узнать весь ассортимент? - ответил вопросом я.

       - А, новичок.., - констатировал мужчина. - Значит так... В наличии есть три позиции: "Слава", "Богатство" и "Любовь". Эффект от "Славы" сильный, но не всегда положительный, это самый непредсказуемый напиток. "Богатство" обладает самым слабым действием и может не принести никакого эффекта вовсе. Его часто берут для усиления "Славы". "Любовь"... Тут положительный эффект гарантирован, но длительность его может разниться. Последствия так же могут быть самыми негативными. И.., - переходя на полушёпот, добавил он, - Данный напиток вызывает привыкание. Вот и всё. Выбирайте, - заключил мужчина и в ожидании уставился на меня.

       Сзади напирали, не давая сосредоточиться. И я решил...

       - Давайте "Любовь"! Хочу гарантированный эффект. Зря столько стоял, что ли? - махнув рукой и, очертив ею полукруг в воздухе, сказал я.

       Мужчина подошёл к бочке, что стояла слева, поднёс кружку к кранику и, не оборачиваясь, уточнил:

       - Сколько?

       - П..полную.., - замялся я.

       За спиной разнёсся гул, мужчина у бочки на несколько секунд застыл.

       - Вы уверены? Эффект от такого количества будет сильный, но и последствия могут быть… - мужчина покачал головой.

       - Уверен! - выпалил я.

       - Ладно, - сдался он и открыл краник.

      Из краника сей же час полилась жидкость насыщенного рубинового цвета. Когда кружка наполнилась, мужчина аккуратно поставил её на прилавок передо мной и указал рукой вправо. Я посмотрел в сторону, куда он указывал и увидел там небольшой столик, на тот момент единственный свободный. Взял стакан и отправился туда, не забыв поблагодарить за оказанную услугу.

       У столика передо мной открылось прискорбное зрелище. Сам столик был жутко грязным. Его, похоже, ни разу не вытирали, зато часто использовали. Обстановка соответствовала. Вокруг такие же столики были заняты кружками разной степени наполненности и ссутулившиеся, будто что-то скрывающие, фигуры людей, ютились возле столиков, отпивая жидкость из своих кружек и периодически закатывая глаза. И опять же всё происходило в полном безмолвии.

       Неужели об этом писали поэты? Видели ли они то же, что вижу сейчас я? Как-то не укладывалось у меня в голове всё то, что я увидел здесь.

       Некоторое беспокойство овладело мною. Стыдно признаться даже самому себе, что я, пройдя столь утомительное испытание, чуть не струсил в самом конце. Но я взял себя в руки и пригубил из кружки. Вкус был терпкий и какой-то обволакивающий. Он будто паутиной оплёл весь мой рот и горло, а затем стал спускаться ниже по пищеводу. Отпив глоток побольше, я ощутил невероятно приятное тепло во всём теле, обволакивающий эффект распространился уже всюду. От следующего глотка у меня закружилась голова. Очередным глотком меня будто подняло над поверхностью пола. Ещё глоток и я взвился в воздух по спирали, стремительно и легко. А там солнечный свет, такой близкий, яркий. Я купался в лучах солнца, играл облаками, парил, порхал и кувыркался в них. И вдруг... Земля стала отдаляться, облака выскользнули из рук. Всё дальше и дальше. И я увидел разноцветный шарик, который был моей родной планетой. А потом ещё шарики. Другие, разные. И завертелось. Точнее они завертелись вокруг меня. Я - свет! Я - жар! Я - Солнце! И этот мир мой! Всё вертится вокруг меня! Я прекрасен! Свет лился сквозь меня, из меня. Свет, жар невероятной силы и мощи.

       И вдруг всё ещё сильнее уменьшилось. Теперь и Солнце - шарик. Я теперь не Солнце. Я - космос! Я - бесконечность! Я - абсолют! Меня не ограничивает ничто, но мне мало места! Я хочу ещё и ещё! Нечто огромное разрастается внутри меня и ему мало, всё мало места... Из меня вырываются взрывы фейерверками, образуются новые галактики.. Одна за другой. Времени больше нет! Я и есть время! И пространство тоже я!

       И всё это надо из себя изъять. Слишком много.. Мне не удержать. Отдать, выплеснуть, выкричать!..

Очнулся я от резкого удара и острой боли в области челюсти. Был шум, крик. Стоп! Это же мой крик! Я понимал, что надо остановиться, но я не мог. Он рвался из меня наружу. Это огромное нечто вырывалось наружу криком. Опять удар. Боль.

       Кто-то бил меня, пытаясь заставить замолчать. Потом меня подхватили под руки, поволокли куда-то и бросили. Лицом в землю, в такую рыхлую, что я постепенно погружался в неё всё глубже и глубже, а сил подняться или даже пошевелиться у меня не было. Я набирал в ноздри землю, пыль с каждым вздохом и натужно пытался управлять непослушным телом. Я - время? Я - бесконечность? Я - Солнце? Ага, щаз! Мешок картошки я... И то в лучшем случае...

        Безмерное отчаяние охватило меня. Я почти смирился с тем, что мои дни сочтены и уже был готов принять позорную смерть лицом в земле в неизвестно какой глуши, как внезапно некто стал меня поворачивать на бок. И когда ему таки это удалось, я увидел знакомую седую бороду и расслышал скрипучие нотки голоса. Из всего сказанного им, я разобрал только "не могу", "пора" и какие-то ругательства. Видимо, старик торопился куда-то, либо просто по каким-то причинам не мог дольше находиться со мной. Но он не позволил мне умереть, дал мне шанс выбраться. И на том спасибо.

       Не знаю, сколько я пролежал, пока окончательно пришёл в себя, но, когда я открыл глаза, то увидел над собой тёмное небо, усыпанное звёздами. "Я - Вселенная! Я - абсолют!" - пронеслось у меня в голове.

       При помощи рук я приподнялся и сел. Прямо передо мной был глухой забор, видимо, из металлических щитов. Повернув голову, я смог различить только всё ту же пустынную равнину, которая простиралась, насколько хватало  видимости. А по ту сторону забора, наверное, была та самая очередь, столики и прочее. Однако, слышен был только неясный гул. Странно, что я не заметил этого забора вчера, когда был за ним. А вчера ли это было? Но данный вопрос не входил в первостепенные задачи, потому я решил пока выбросить его из головы.

       Надо было выбираться отсюда. Однако, просто наугад идти в пустынную даль мне не хотелось, даже утром эта перспектива меня вряд ли обрадует. Единственный ориентир пока - это забор. Его я и решил придерживаться. Выдвинулся в путь, оставляя забор по правую руку.

       Минут через двадцать я обнаружил щель, из которой пробивался тусклый луч света. Я подошёл и заглянул внутрь. Перед моим взором предстал двор, густо уставленный деревянными ящиками. Их было несколько десятков, а может и сотен. Из ящиков доносились звуки, похожие то ли на шорох, то ли на шёпот.

       Осторожно отогнув край железного щита, я убедился, что смогу без труда влезть внутрь. Это я и проделал, стараясь не издавать громких звуков, чтобы не быть замеченным, пока сам этого не захочу. Прокравшись между ящиками, я заглянул в один, когда понял, что передняя стенка у них из сетки с мелкими ячейками. К моему величайшему удивлению, внутри этого ящика находился огромный паук. У меня перехватило дух, ведь я с детства не любил этих тварей. В нескольких других ящиках тоже были пауки. Но, пройдя далее, я обнаружил, что часть ящиков служила домом, либо временным пристанищем для змей. Кажется, там были даже кобры. Что так же не добавило мне оптимизма.

       Дойдя до конца, я заметил небольшую будку с дверью. Подойдя к ней, я стал прислушиваться, но ни звука не услышал. Я решил не препятствовать своему любопытству и, выдохнув, потянул ручку двери на себя. Дверь поддалась и я зашёл. За дверью ничего не оказалось, кроме ступенек, ведущих вниз. 

       Туда я и направился.

      Спустя добрую сотню ступенек, передо мной оказалась небольшая площадка с дверью. Подойдя к ней, я только протянул было руку, чтобы открыть дверь, как заметил её движение. Она медленно открывалась и я не придумал ничего лучше, чем спрятаться за дверью от того, кто её открывал с той стороны. Кем бы он ни был, вряд ли одобрит моё нахождение здесь.

       Из-за двери показалась мужская фигура в синем халате и с пустыми ящиками в руках. Руки его были заняты настолько, что дверь за собой он прикрыл с помощью ноги, не оборачиваясь. Это оказалось огромной удачей для меня, потому как, во-первых, я остался незамеченным, а во-вторых, сумел проникнуть внутрь. Ведь, как я понял, уже будучи за дверью, изнутри она запиралась на массивный засов автоматически при плотном её закрытии. Снаружи, наверняка, отпереть её можно было лишь ключом, достать который мне бы стоило немалых хлопот.

       Внутри был небольшой коридор, вдоль которого располагались шкафчики. Отрыв один, я нашёл там такой же халат, как у незнакомца, случайно впустившего меня сюда. Надев халат, я пошёл вдоль коридора и попал в... То, что я увидел, поразило меня настолько, что я чуть не выругался вслух. Огромное, цилиндрической формы помещение диаметром в несколько сотен метров, уходящее глубоко вниз, было оплетено кольцами площадок, соединённых косыми лестницами. На одной такой площадке сейчас стоял я, по другим передвигались люди, множество людей. Шёл какой-то непрерывный производственный процесс.

       В центре помещения располагались три больших трубы, уходящие вверх и согнутые под самым потолком под углом градусов в сорок пять, наверное. Продолжение, либо начало, в зависимости от того, что это была за конструкция, скрывалось за пределами помещения, вверху, над землёй. Что было внизу, отсюда разглядеть не представлялось возможным. А переваливаться через перила для лучшего обзора мне показалось неуместным и слишком привлекающим внимание, посему я просто попытался слиться с толпой и потихоньку спуститься туда, чтобы всё разузнать.

       С этой идеей я и направился к ближайшей лестнице, ведущей к следующему пролёту вниз, стараясь соблюдать темп других работников. Вдруг меня обогнали два человека в тёмных костюмах. Точнее они не совсем обогнали, а скорее не слишком вежливо оттеснили вправо.

       Эти двое о чём-то жарко спорили вполголоса. Мне удалось уловить несколько фраз.

       Тощий и длинный произнёс что-то вроде: "Мы и так слишком много добавляем! Больше нельзя! Опасно!". На что приземистый и лысый ответил: "Не понимаешь, дурья башка? Мы теряем их! Надо, чтобы они привыкали сразу, с первого глотка и никуда уже не могли деться!".

       Они шли быстрее основной массы рабочих и мне пришлось чуть ускоряться и протискиваться, чтобы увидеть, куда эти двое идут. Они свернули влево и скрылись в проёме. Я попытался проскользнуть за ними, надеясь, что остальных не насторожит моё поведение. В проёме был такой же коридор, как и тот, что я видел при входе. Но вёл он не к выходу, а в чей-то кабинет, как я успел разглядеть в просвет закрывающейся двери, когда они заходили. Проникнуть туда незамеченным не представлялось возможным, поэтому я подошёл вплотную, надеясь услышать продолжение разговора отсюда. К счастью, мне это удалось.

       - Гера, ты в своём уме?! - кричал длинный, - Это яд! Нельзя так рисковать!

       - Фил, успокойся, - жёстко отвечал приземистый, - Какое тебе вообще дело до этих людей? Чего ты кипятишься? Они сами сюда пришли. Все знают, что идут на риск. Никто не отказывается.

       - Но они же не знают, на какой именно риск идут! - не унимался длинный.

       - Ты правда думаешь, что, зная детали, хоть кто-то отказался бы? - всё так же жёстко, но с насмешкой продолжал отшивать призывы длинного приземистый.

       - А ты полагаешь, что нет? Это же яд! Мы пичкаем их ядом! А ты ещё и дозу увеличить хочешь! Это же их убьёт! - длинный уже не кричал, а скорее отчаянно причитал.

       - Не убьёт, - будто отрубил приземистый. - Ты так же говорил и ранее. И что? Они привыкают к дозе и она теряет свой эффект. А мы не можем терять количество! Они нужны нам! Все! Нельзя рушить систему из-за каких-то сантиментов.

       - Но..., - взмолился длинный.

       - Фил, не пора ли тебе в отпуск? -  с наигранной заботой в голосе оборвал его приземистый. - Отвлечёшься, успокоишься. А когда вернёшься, мы решим этот вопрос.

       Длинный только вздохнул в ответ.

       За дверью послышалось движение и я отпрянул, прячась в тёмном углу. Дверь отворилась, вышёл длинный и пошёл прочь, мотая опущенной головой.

       А за дверью тем временем раздался зычный голос приземистого:

       - Так. Рудольф Ильич? Да! Я!

       Меняйте пропорции, как я Вам сообщал накануне. Нет, не будет против. Уверяю. Я всё уладил.

       Последствия? Не беспокойтесь. Я всё беру на себя. Хорошо, - завершил свой телефонный, по всей видимости, разговор приземистый. Послышались щелчки и снова его голос стал вещать:

       - Степанида Борисовна! Да, я! Наймите ещё десяток поэтов и сценаристов. Нам нужна свежая мотивация! Новые стихи, фильмы. Понятно? Отлично.

       А после воцарилась тишина и я решил, что здесь делать больше нечего, пора продолжить свой путь вниз. К тому же, теперь я приблизительно понимал в чём суть дела. Сложить два и два не так сложно, собрав всё увиденное и услышанное мною сегодня. Дойдя до низа, я лишь убедился в своей теории. Здесь производился некий жуткий напиток, а точнее три вида напитка, из смеси трав, ядов и каких-то других химических добавок. Для того и нужны были пауки и змеи, которых я видел ранее. Полученные смеси подавались по трём трубам наверх. Я сразу вспомнил три больших бочки с краниками, что я видел за прилавком... "Они увеличат дозу и тем самым могут запросто убить всех тех людей в очереди...тысячи людей! Надо что-то делать" - загудела мысль у меня в голове и какая-то неудержимая отчаянная злость овладела мною.

       Увидев несколько вентилей, возможно служащих для прекращения подачи жидкости наверх, я стал пробираться к ним. Чёткого плана у меня не было, я надеялся на удачу и приготовился импровизировать. Подойдя вплотную к вентилям, я ухватился обеими руками за один и стал крутить, затем другой и третий. Дело пошло просто и быстро. Краем глаза я уловил за спиной суету. Рабочие увидели неладное и уже направились в мою сторону. Я тут же подбежал к стене и сорвал с неё топор, висевший там, видимо, для каких-то нужд, бытовых или аварийных. Помахав топором перед лицами недоумевавших рабочих, я рванул, что было сил, к трубам и стал стучать топором по наиболее уязвимым частям, соединениям и стыкам, пытаясь пробить в них брешь. Надо сказать, план был крайне глупым и отчаянным. Меня быстро схватили и потащили в тёмный проём в стене, в котором оказалось ещё одно помещение, ослепительно белого цвета и ярко освещенное. Отчего у меня заслезились глаза. Мои конвоиры протащили меня куда-то в центр и замерли, крепко удерживая меня за руки. Из-за того, что мои глаза ещё не адаптировались к столь яркому освещению и продолжали слезиться, я едва различал происходящее вокруг.

       Вот тёмная фигура приблизилась ко мне и...я услышал знакомый голос:

       - Так, так, так... Это у нас кто? - будто стреляя словами, сказал приземистый.

       Да, это был он! Тот самый голос, его не спутать ни с чем. Но как он оказался тут так скоро? Тайный ход? Лифт? Не исключено.

       - Я не слышу ответа, - продолжал расстреливать меня словами он. Но я молчал. - Да, впрочем, не важно. Уведите, - брезгливо скомандовал приземистый.

       И тут я почувствовал небольшое послабление в хватке одного из удерживающих, да и ясность зрения стала возвращаться. Я резко вырвался из лап одного, свободной рукой нанёс удар в ухо другому. Они растерялись, а я, воспользовавшись моментом, набросился на приземистого и обхватил его шею рукой, зажав так, что он еле дышал.

       - Как это отключается?! - рычал ему на ухо я, а он только хрипел в ответ. - Вы двое, - обращаясь к моим бывшим конвоирам, сказал я, - Отключить подачу жидкости наверх! Быстро! Иначе вашему...боссу каюк!

       Те двое попятились растерянно.

       - Чего ждёте? - рявкнул я. Они лишь покосились на моего пленника, который продолжал беспомощно хрипеть под моим захватом. Поняв, в чём дело, приземистый махнул им рукой, чтобы они выполняли.

       Я понял, что дела мои плохи и мне стоит выбираться отсюда, пока есть такая возможность. Толку от меня будет больше, если я выйду невредимым и донесу полученную информацию до общественности. И я потащил приземистое тело в зал с трубами. Рабочие, увидевшие это зрелище, лишь выпучивали глаза и расступались, а пленник, будто дирижёр, разгонял их руками на расстоянии. Противодействовать мне он не мог, у меня было значительное превосходство и в росте, и в силе, и в ловкости.

       Добравшись до труб, идущих вверх, я, прикинув свои дальнейшие действия, отпустил и с силой оттолкнул пленника, и как можно быстрее стал взбираться вверх по трубам, а точнее по держателям, которыми они были укреплены по всей протяжённости. Рабочие снизу кинулись за мной, но у меня была фора, сдобренная инстинктом самосохранения и неплохой физической подготовкой, которую я успешно использовал, невзирая даже на последствия пережитого за последние часы и дни. С площадок, чуть ли не вываливаясь за перила, за моим передвижением следили другие рабочие. Они что-то выкрикивали, но шум стоял такой, что я не мог выделить ни единой чёткой фразы.

       Взобравшись на самый верх, я несказанно обрадовался, что мои надежды оправдались и трубы не были наглухо закрыты со всех сторон. Между ними оставался просвет, достаточный для того, чтобы я смог выбраться наружу.

       В утреннем свете я увидел, что снаружи трубы, совершив очередной поворот, идут параллельно поверхности земли и соединяются с... Да, конечно же! Трубы были подведены к тем самым трём бочкам. И я метнулся туда.

       Проскользнув между бочек, я взобрался прыжком на прилавок. Мужчина, всё так же стоявший за ним, разинул рот, но слов, видимо, не смог подобрать, потому просто стоял, остолбенев и наблюдал дальнейшее развитие событий. Впрочем, за ним мне следить было некогда. Я взобрался на прилавок с одной лишь целью и тут же принялся её осуществлять.

       - Друзья! - однако, не уловив ни одного хоть сколько-нибудь дружелюбного взгляда, я добавил, - Люди! Нас обманывают! Нас поят ядом! Нас безжалостно травят, обещая незабываемый вкус Счастья! Очнитесь, люди! Уходите, пока не поздно! - я кричал, надрывая голосовые связки, махал руками, показывая всё беспокойство и пытаясь вызвать отклик у собравшихся, но они смотрели на меня своими серыми и бесконечно пустыми глазами, и не двигались с места. Тогда я спрыгнул с прилавка, взял ближайшего за плечи и стал трясти, уговаривая очнуться, уйти. Потом тряс другого, третьего, четвёртого... Но пустые серые глаза так ни разу не озарились хоть каким-то откликом, а тела - хоть малейшим движением. Мне было бы проще, даже если бы они меня начали избивать, но они просто стояли и смотрели.

       В отчаянии я развернулся к ним спиной и ударил кулаками по прилавку. Раздражение, отчаяние, обида, гнев - всё собралось внутри меня в колючий ком и застряло где-то в груди. Я стоял, упёршись руками в прилавок, опустив голову, когда заметил движение мужчины по ту сторону прилавка. Он стоял спиной у бочки слева, затем развернулся и поставил на прилавок кружку, наполненную жидкостью рубинового цвета.

       И, к своему удивлению и ужасу, я увидел, как моя левая рука, будто сама по себе, потянулась за кружкой. Я пытался её остановить, но не смог. Моим телом будто бы управлял какой-то незримый кукловод и он моей собственной рукой взял эту кружку, поднёс её к моему же собственному рту и...

       Я - космос! Я - бесконечность! Я - абсолют!..

 

Перейти в архив


Оценка (5.00) | Просмотров: (563)

Новинки видео


Другие видео(113)

Новинки аудио

Утро вечера мудренее (стихи А. Овсянникова)
Аудио-архив(105)

Альманах КЛАД Газета  Русская ярмарка талантов
© 2011-2014 «Творческая гостиная РОСА»
Все права защищены
Вход