Белый ангел

Дата: 6 Января 2016 Автор: Калуцкий Владимир

      Труд его был тяжелым и очень нужным. Набитые черенком лопаты ладони по ночам плохо держали ручку, но он упорно сочинял романы. Жена давно не смеялась над его прихотью, а с некоторых пор совсем перестал замечать мужа. Даже по ночам, когда он забирался к ней под одеяло, женщина никак не отзывалась на его прикосновения, была холодной, как колода.
Утром он дежурно желал жене доброго утра, пил чай без сахара, и отправлялся в свою коммунальную службу. Получал наряд и с командой могильщиков ехал на кладбище.
      Город их был небольшой, но покойники не кончались. Каждый день приходилось копать две-три ямы, и если учесть, что уже к обеду трое его товарищей успевали напиваться в стельку, то докапывать могилы приходилось ему одному, непьющему. К вечеру ладони его становились твёрдыми и чёрными мозолями, будто сделанными из свинца. Ладони было не проколоть гвоздём и мозоли невозможно обрезать, как копыта.
Но он не замечал ладоней. Для него день проходил радостно, потому что он вволю опять побыл один, в размышлениях и познании сути бытия. Каждый такой день он был собеседником Бога, и к вечеру всегда оказывался перегруженным образами и сюжетами.
А вечером снова садился за писательский стол. О, как он писал! Он работал так, словно торопился занести на бумагу то, что нашёптывал ему на ухо добрый ангел. Он не переспрашивал непонятное слово – просто делал пробел на бумаге, и строчил, строчил… Его бесило появление в мире ангелов жены, он просто страдал, если она спрашивала что-то или принималась прямо у него под руками вытирать пыль со стола.
Она считала, что у него в комнате вечный беспорядок. Он болел после всякого вмешательства жены, даже если она просто перекладывала в другое место карандаш. Понятие порядка у могильщика и жены не совпадали.
     Когда-то давно, в другой жизни, он напечатал в толстом журнале повесть. Повесть хвалили, и автору прочили большое будущее. Его повесть выдвинули на крупную премию. Но вдруг один маститый писатель выступил со статьей, в которой как дважды два четыре доказал, что повесть вредна, а написавший её молодой прозаик яро ненавидит нашу замечательную действительность.
И премию дали маститому писателю.
     Тогда первой от него отвернулась жена. Её словно подменили. Вместе с верой в его писательское счастье она утратила всякую любовь к нему. Теперь она при всяком случае укоряла его в бесталанности. Как-то рассосался и окончательно растаял круг былых друзей. Теперь его нигде не печатали и даже в районной газете с порога отваживали, уверяя, что формат их газеты исключает публикацию художественной прозы.
Он покатился по наклонной. Бывшие друзья и знакомые прочили ему пьяную смерть под забором, а в городских конторах, куда он приходил в надежде устроиться на работу, ему говорили, что принять не могут, ибо это было бы неуважением к его писательскому имени. И лишь в коммунальном хозяйстве тридцать два года назад доверили лопату могильщика.
      Но необъяснимым порядком все эти неурядицы он не считал за несчастье. Напротив, с годами он до предела сократил круг общения и теперь совсем не сходился с новыми людьми. Признаться, он ничего не знал даже о своих товарищах по могильному делу. Не мог запомнить их имен и даже не замечал частой смены состава собственной команды.
      Но зато он жил теперь настоящим вдохновением. Он написал уже шесть больших романов, и теперь заканчивал седьмой. Он никому их не читал, не показывал, и даже не говорил о них. И жена не знала о творческом подвиге мужа. Для неё стопка исписанных листов была лишь кучей макулатуры, загромождавшей малую комнату квартиры. Жена давно уже с ненавистью глядела и на мужа, и на всё, что было связано с его именем. Она очень мечтала стать вдовой. И нынче утром жена невнятно буркнула ему в ответ на «доброе утро» и в сердцах захлопнула за ним изнутри дверь. Он опять забыл выбить пылесос в ответ на её просьбу!
      А на работе он узнал, что ночью умер гордость и слава города – известный писатель. Тот самый, что некогда разгромил в печати повесть могильщика. И нынче могильщикам доверена великая честь – выкопать яму народному корифею.
А хоронили корифея через день. При громадном стечении народа у гроба писателя, сменяя друг друга, выступали ораторы. Они говорили о великом значении творческого наследия усопшего. О том, каким он был чутким и заботливым к людям. О его значительной помощи родному городу. О его наградах и премиях, с которых он бескорыстно жертвовал на благотворительные цели. О том, с какой великой пользой для народа прошла эта замечательная жизнь и о том, что книги писателя навсегда останутся для нас учебниками.
       Могильщики стояли поодаль, опершись на черенки лопат. Они ждали окончания митинга с тем, чтобы закидать гроб жирной красной глиной. Накрапывал дождик и большая чёрная муха искала спасения в складках белых кружев на груди покойника.
Подняли крышку гроба, и могильщику очень захотелось спугнуть муху, перелетевшую на густые брови парафинового лица классика. Но два родственника писателя поднесли крышку и опустили на гроб, закрыв там муху навеки.
      И когда народ начал расходиться, могильщик услышал вокруг тихий говор, бурчание и даже раздраженные выкрики некоторых горожан о том, что покойный был откровенная сволочь. Что он сломал жизни многим хорошим людям, и что книги его – просто дрянь и угодничество.
Могильщик уходил с кладбища последним. Он долго стоял у громадного памятного гранита с золотым портретом корифея при лауреатском значке. Поправил ленты венков, прилипшие к мокрой траве. Огляделся окрест.
      Новая могила выглядела праздничной пирамидой среди скромных серых крестов и холмиков.
Он вернулся домой и собрал в охапку все свои романы. Потом вышел во двор к жаровне, на которой иногда готовил шашлык, и разжёг огонь. И начал неторопливо разделять романы на тетради и жечь их.
      Неожиданно из дома выскочила перепуганная жена. Она пыталась вырвать листы из рук мужа, но его ладони-копыта разжать не могла. Она падала на колени, била его кулаками по спине, и в конце концов завыла, упав на траву и свернувшись калачиком.
А утром, впервые за всю супружескую жизнь, он не пожелал жене доброго утра. Впервые за десятилетия он не вышел на работу. Он пошёл в пивную и заказал стакан водки. Вечером могильщики приволокли его домой, и бросили у порога.
Больше из запоя он не выходил.
      Он протянул недолго и умер пьяный под забором. Вдова поставила ему памятник с выпуклым рисунком белого ангела.

Перейти в архив


Оценка (1.00) | Просмотров: (974)

Новинки видео


Другие видео(102)

Новинки аудио

Наталья Стрельникова "Звезда упала с небосклона..." муз. Н. Стрельниковой, стихи Г. Щербининой
Аудио-архив(100)

Альманах КЛАД Газета  Русская ярмарка талантов
© 2011-2014 «Творческая гостиная РОСА»
Все права защищены
Вход