Ночь. Двенадцать. Опять мне не спится…

Дата: 2 Декабря 2015 Автор: Белозёров Евгений

Содержание

 1. Ночь. Двенадцать. Опять мне не спится…

2. На рассвете меня успокойте…

3. На столе бутылка. За окном пороша…

4. С веками разум человека…

5. Как подруге купить обновку…

6. Средь вас, прилизанных и сонных…

7. Фу-ты, ну-ты! Тары-бары!..

8. Мне мысль покоя не даёт…

 

* * *

Ночь. Двенадцать. Опять мне не спится.

Да к тому же и боль головная.

Жизнь дала мне возможность не спиться,

Для чего? Я пока что не знаю.

 

Дома сыро, как все эти годы.

Свет сквозь окна почти что не льётся, –

Никакие на свете погоды

Не достанут до дна у колодца.

 

И живу я, как будто не жаба,

Между небом и влажной землёю –

За полвека могли бы и жабры

Отрасти от контакта с водою;

 

А за жабрами б хвост появился,

Чешуя и другие наросты.

И в итоге бы я превратился

В распрекрасного вуалехвоста.

 

И ни солнца луча, ни прохлады

Мне, красавцу немому, не надо.

И не видел бы я безобразий,

Привезённых к нам из закавказий.

 

...Ночь светла. В небе звёзды-слезинки.

Слышу вздохи дворов, улиц стоны.

А за крышами, там, у Лосинки,

Гром стоит – сортируют вагоны.

 

Скрежет рельсов, гудки в поднебесье

Не тревожат – мне это в привычку.

Прошумит колыбельною песней

Уходящая вдаль электричка.

 

Боль утихнет. Я выключу лампу,

Буду тихо лежать под плафоном.

Утром мимо домов, как вдоль рампы,

Прошвырнусь я заправским пижоном!

 

 

* * *

На рассвете меня успокойте,

Птичьи трели в дремотном краю.

Гомоните, пернатые, пойте –

Торопите с приходом зарю.

 

Даль небесная позеленеет

И над крышами старых дворов,

Как в душе у меня посветлеет

От сиянья небесных костров.

 

И пионово-розовый ветер

Разбросает оконную бязь.

Бог, храни эту жизнь. И рассветы,

И садов изумрудную вязь!

 

 

***

На столе бутылка. За окном пороша.

Вечер навалился непосильной ношей.

 

Я сижу, тихонько что-то напеваю.

Вроде и не пожил. И не умираю.

 

Вроде не родился, вроде не крестился.

Вроде бы мальчонкой с мамой не простился.

 

Вроде бы соседи даже не жалели…

Да про всё напомнят волосы-кудели.

 

Только я не выпью и не буду пьяный.

За окном пороша. Вечер окаянный.

 

* * *

С веками разум человека

От напряжения устал…

Стихи Серебряного века

Опять с любовью я читал.

 

Какая чувств былых услада,

Какая слога простота –

Там строф сияют слитки злата,

Там гул времён! Не суета.

 

Что призадумались, поэты?

Иль стал не нужен нынче стих?

Так дайте людям больше света

В твореньях нынешних своих!

 

В плену у времени такого

Пиши, поэт, про соль земли,

Чтоб люди Душу, Силу слова,

Как век назад, постичь могли!

 

* * *

Как подруге купить обновку,

Чтоб ей меньше от быта страдать,

Захотел я сменить обстановку,

От которой я начал блевать.

 

И, простившись с бульварами, скверами,

Я нарочно пустился в бега,

Обескровленный буднями серыми, –

На Азовские берега!

 

Не боясь, что проклятья накликаю,

Я в дорогу собрался чуть свет –

Там, где рельсы целуются стыками

Под удары стальных кастаньет.

 

Завертелись колёса бессонные,

Не помашет никто мне рукой…

Только ветры и скрипы вагонные

Принесут долгожданный покой.

 

За окном спят поля безмятежные,

Скоро кончится жёлтая даль,

И увижу я мóря безбрежного

В полземли тёмно-серую шаль.

 

 

***

Грисевичу достало воли… не бросать резца,

не вырезав всего узора стихотворения

из природной доски вдохновения...

Д. Дарин

 

Средь вас, прилизанных и сонных,

Брожу угрюмый и больной…

Смотрю в простор небес бездонных –

Там хмарь. Я вижу знак дурной.

 

Иссяк? Истлел? Любовных песен

Умолк когда-то стройный хор?

Как он не нужен, неуместен

Средь вас, несущих всякий вздор!

 

Средь вас, коленопреклоненных

Не перед Музой, нет, увы! –

Убогой жизни слуги вы! –

Средь вас, растленных и надменных.

 

Вам век назначен – «деревянный»! –

Не Провиденьем, не Творцом,

А тем, кто ухнул окаянным –

По вдохновению – резцом!

 

На что смелы? На что способны?

На что достанет вам кишок?

Иль пошутить над кем-то злобно,

Иль своровать ещё стишок.

 

* * *

Ты сумасшедший?

Лёня

Фу-ты, ну-ты! Тары-бары!

Что не скажет – всё вразброд.

Но когда он брал гитару –

Затихал кругом народ.

 

Тихо-тихо, перебором,

Тинь, да Динь! Открытый лад.

Задушевным разговором

Успокаивал разлад.

 

Замечательная пара.

Как мечтательно тиха

Шестиструнная гитара

В плавной музыке стиха.

 

А потом – аккордов гроздья –

Всё напевней и храбрей –

Улетал он, будто к звёздам,

Как мифический Борей.

 

Отгудит людская свара.

И зачем теперь слова?

«Но когда он брал гитару!..»

Долго будет жить молва.

                                   

***

Мне мысль покоя не даёт,

Что, корча из себя Мессию,

Сегодня про Донбасс поёт,

Тот, кто вчера сдавал Россию.

 

Перейти в архив


Оценка (0.00) | Просмотров: (580)

Новинки видео


Другие видео(83)

Новинки аудио

Our hands have met Tomas Hood. Музыка и исполнение Ольги Слободкиной-von Brömssen
Аудио-архив(97)

Альманах КЛАД Газета  Русская ярмарка талантов
© 2011-2014 «Творческая гостиная РОСА»
Все права защищены
Вход