Вечера над Тихой Сосной. Легенда о маятнике

Дата: 21 Октября 2015 Автор: Калуцкий Владимир

   Нынешним летом случилось у меня особенно много встреч с людьми, кого любознательность и лёгкие ноги привели в наши места. И как-то в поездках и вечерних разговорах возникла общая мысль записать сокровенные сказания старины в небольших легендах, сделать их чем-то вроде визитной карточки Бирюченского края. Я долго отнекивался, ибо иметь дерзость говорить от имени истории мне не позволяют ни способности, ни знания. Однако же нынче, после ещё одной встречи с паломниками по Белогорью, я согласился записать дюжину преданий с тем только условием, чтобы их не относили ни к краеведению, ни к народному творчеству. Это просто мой вольный пересказ тех событий, о которых я слышал от старых людей, или читал в документах далекой поры. Я буду выдавать их по новелле в каждый вечер и надеюсь, что читатели простят мне незамысловатость рассказов. Приступим, помоляся.

 

...
   Молодой колхозный шофер Фёдор Теленьков имел два метра росту, потому единственный мог достать ногами дно озерца Западно́е. Федор был лохмат и усат, как Песняры, а потому, вынырнув над поверхностью воды, был похож на моржа:


   - Там, на дне, громадная железная штуковина. Вроде карандаша.Метра три, сволочь! - весело гаркнул он и , крутнувшись в воде, неырнул вниз головой, мелкнув белым жирным задом.


   Шли шестидесятые годы. Мы - это водители, комбайнеры и пацаны, убиравшие на силос массив кукурузы вокруг озера Западно́е. Тогда еще многое напоминало о войне, и старый тракторист Яков Тимофеевич крикнул Фёдору, уже вынырнувшему и выбравшемуся на берег:


   - Ты в другой раз на дне поосторожней.  Вдруг зацепишься за что, или мина, какая. Тут немцы в оккупацию секретную станцию имели. Черт его знает - что они после себя на дно скинули?


   - Да я ж говорю - карандаш! - Федор подпрыгивал на одной ноге, склонив голову на ладонь и пытаясь вытряхнуть воду из уха. - Тонны на две! Граненый, длинный, метровый в поперечнике. Я его целиком облапал. Вот бы достать!


   Но работа закружила, увлекла, а скоро мы перебрались на другой массив. Потом осень, зима, по весне я уехал из села и скоро забыл тот случай.

   Но подспудно память о железном карандаше на дне озера жила. А когда я, уже в двухтысячные годы , вышел на книгу австрийского физика Генриха Цоллерна "Der Ferrum Wohrd", память эта ожила, и меня неудержимо потянуло туда, к озеру ЗападнОе, в старинное русское село Верхососна. Не стану утомлять вас описанием встреч и поисков, иными сопутствующими сведениями. Всё оказалось просто и прозрачно и вместилось в рассказ старожила Егора Кирилловича Золототрубова, 1911 года рождения, бывшего школьного завхоза. Вот этот рассказ я и предалагаю вашему вниманию почти без изменений и изъятиий.


   "Я тутошний урожденец, на много колен назад верхососенец. Пацаном был - революцию помню. А до революции на том месте, где теперь ЗападнОе озеро, стоял каменный дом и большой высокий сарай при нем. Там была контора губернской палаты мер и весов, так туда купцы со всей земли привозили гири калибровать. Там торчал высоченный штырь - громоотвод. Молнии туда били с треском - не приведи Господь.
После революции каменный дом разобрали - из кирпича пятак у сельсовета замостили. А сарай сгорел от молнии - так до самой войны ребра смолёные торчали. Всё там бурьяном да кустарником поросло. Страшное место стало. Тем страшнее, что молнии еще чаще в тот выгон били, хоть штыря давно уже не было.

   А я на Финскую попал. Ранили меня и списали совсем. Когда германская началась, я завхозом в школе работал.
Немцы пришли - школу закрыли. У нас оккупанты были - мадьяры да румыны. Прямо скажу - свирепствовали. Курей, поросят, коров сразу перестреляли. Хорошо - лошадей не осталось - Красная Аримия с собой увела.
   А в школе случились чудеса. Тут, в основном здании, разместились немецкие ученые. Одеты в гражданское, хоть и одинаковое. Кожаные пальто до земли, черные ботинки, черные шляпы. В домике для учителей обосновались военные . Команда дойчмействеров, в охрану ученым. Эти никого не трогали, даже брезговали общаться с мадьярами и румынами. И меня не тронули. Велели только снабжать школу дровами. Выделили для того першерона с повозкой.
   И закипели тут невиданные дела. На место старой калибровочной станции пригнали строительную технику. Со станции Новый Оскол на автоплатформе привезли невидаль -тросовый экскаватор, пригнали наших пленных. И в один месяц подняли огромный ангар, метров в двадцать высотой. Глядя на окраину, на тот ангар, мы всем селом гадали - что там может разместиться, в таком огромном терему?
Но там стояла охрана, из тех самых дойчмейстеров, и никого близко не подпускала. Ученые там внутри днями пропадали. Но не видно было, чтобы что-то внутрь завозили, или обратно вывозили. В декабре рядом с ангаром те же пленные раскатали посадочную полосу, и сюда каждый день стал прилетать двухмоторный никелированный самолет.


   Где-то на Рождество велели мне отвести к ангару бочку подсолнечного масла. Масло загрузил на сельской рушалке - мордатый мадьяр выдал под расписку,- я поехал. Охрана не спросила ни бумаг, ни по саням не шарила - пропустила. А два солдата раскрали передо мной створки ангара.
   Я въехал под тёмные своды. Что я там ожидал увидеть? Да что угодно! Самолет, воздушный шар, сборочный цех, суконную фабрику!..
Но в громадном ангаре, охраняемом со тщением, было... пусто!  Лишь с верхотуры, от перекрытия, с дырками для света, вниз тянулся стальной трос, на который подвешен груз - похожий на карандаш стальной стержень. А на полу, под грузом, лежал громадный белый лист, которого едва касался кончик стального карандаша. Там было что-то вроде узоров - я не разглядел. Да и некогда было. Бочку у меня сняли, меня быстро вытолкали на улицу вместе с возком.


   И я уехал. А тут фронт двинулся. Скоро мадьяры и румыны просто побежали. Сволочи, людей в санки впрягали, велели вести на станцию. Безобидного сельского дурачка застрелили, потому что тот не мог понять, чего от него хотят.
    А вот дойчмейстеры вели себя смело. Их и было-то с дюжину всего, а на противоположенной окраине села, у леса, двое суток мотали наших. Много советских солдат постреляли - и женщину-врача с ними. Они похоронены на площади, под памятником. Дойчмейстеры держали оборону, пока ученые уничтожали ангар и эвакуировали документы с оборудованием. И за час до освобождения села ангар немцы взорвали. Я на другой день пошел - там три огромных ямы. Видимо - подвалы были. А в сотне метров - воронка - метров пятнадцать. Что там рвануло - никто не знает. Только весной она заполнилась водой, там пробились ключи. Так и появилось озеро Западно́е".


     Вот такой рассказ старожила. Мне остается лишь дополнить его страничкой из упомянутой книги Цоллерана "Железный Мир", и можно считать легенду состоявшейся. "У Верхососенска оказался узел схождения точек электромагнитного спектра Земли, обусловленный наличием мощнейшей магнитной аномалии. Здесь была обустроена базовая физическая лаборатория для создания модели силового поля планеты, необходимой в разработке воздушных кораблей, способных двигаться по линиям магнитнрого спектра, как это описывается в "Старшей Эдде". Однако, в силу фронтовых обстоятельств, развернуть полноценные работы в Верохососенске не удалось, хотя материалы, полученные из расчетов движения маятника Фуко, являют бесценный материал для дальнейших исследований в заявленной области физики".
...Вот, собственно, и все.


    Да, забыл сказать. Колхозный шофер Фёдор Теленьков утонул в Западно́м . Он каждый год пытался вытянуть своим грузовиком железный карандаш со дна. И однажды запутался в канате.

 

Перейти в архив


Новинки видео


Другие видео(105)

Новинки аудио

Н. Стрельникова "Не я тебя придумала , любовь..." (сл. Г. Щербининой, муз. Н. Стрельниковой)
Аудио-архив(102)

Альманах КЛАД Газета  Русская ярмарка талантов
© 2011-2014 «Творческая гостиная РОСА»
Все права защищены
Вход