Способы «освежения» сравнений в художественном дискурсе

Дата: 18 Августа 2015 Автор: Воронкова Лилия

Материалом для сравнения могут служить самые разнообразные предметы и явления. Главное в этом гносеологическом феномене –увидеть, какое новое качество возникает, какой рождается образ. Цель настоящей работы – проанализировать способы обновления, «освежения» сравнений в художественном дискурсе (наблюдения проводим на материале произведений величайшего стилиста И.А. Бунина). «Сравнение – фигура речи, состоящая в уподоблении одного предмета другому, у которого предполагается наличие признака, общего с первым» [Ахманова, 1966: 449].

Сравнение часто служит для создания зрительных образов, являясь инструментом словесной живописи у И.А. Бунина «Леса   на дальних косогорах как желто-красный лисий мех»).

Сравнения такого рода – эффективное изобразительно-выразительное средство, представляющее собой образные определения, посредством которых оттеняется единичное, индивидуальное, особенное. Такие конструкции выступают в качестве характерного признака изображаемого. Сравнение способствует выражению средствами языка того, что представляется, кажется, выступает как чувственный образ какого-либо явления, предмета.Искусство сопоставления постоянно ищет новые сочетания, новые отношения всего со всем, помогая литературе ощущать свою причастность к жизни.

Сравнения в творчестве И.А. Бунина не только многочисленны, но и разнообразны по структуре, по значению, по способам введения в контекст. Они  экспрессивны, свежи, разнообразны по форме и значению. В произведениях писателя, как правило, нет компаративов, являющихся общеязыковыми штампами типа КАК РАК, КАК ПО МАСЛУ и т.п. Очень редки и сравнения, единственная и преимущественная цель которых состоит в простом сопоставлении явлений без дополнительной экспрессивной нагрузки.

В творчестве И.А. Бунина если и встречаются традиционные сравнения, то вводятся они в произведение своеобразно, что делает  их употребление более или менее свежим. Так, в контексте

«Мещанин, в ситцевой рубахе и обтертых докрасна опойковых сапогах, торчал возле стола, осев на одну ногу и касаясь земли носком другой, – безобразной, с высоким подъемом, с большим каблуком, – выставив кострец, и, как обезьяна, с необыкновенной ловкостью и быстротой грыз подсолнухи, не спуская своих бельм с Захара. А Захар, поднимая грудь, сжимая зубы, стискивая, точно железными клещами, своими огромными пальцами, край стола, облизывая сохнущие губы, обрывая каждое слово бурным вздохом, плохо соображая, что он говорит, поминутно проваливаясь в какую-то черную пропасть, спешил, спешил досказать, как он нес старуху»(Захар Воробьев)

весьма обычное, частое в обиходе сравнение КАК ОБЕЗЬЯНА оказывается сопоставленным с сравнением точно ЖЕЛЕЗНЫМИ КЛЕЩАМИ и поэтому воспринимается как новый образ. Эти сравнения характеризуют разных героев (мещанин – Захар), давая при этом противоположные характеристики: несерьезность, ничтожность, шустрость– физическая сила, мощь, размеренность.

Очень интересными являются довольно часто наблюдаемые случаи необычного, с точки зрения привычных отношений между явлениями, соединения сравнений с теми или иными словами. Так, нередко встречающееся в речи сравнение КАК БРЕВНО обычно сочетается со словами, относящимися к характеристике человека, например, с прилагательными ТУПОЙ,  ГЛУПЫЙ, а также с лексемами  ТЯЖЕЛЫЙ, НЕОТЕСАННЫЙ; следовательно, при сравнении КАК БРЕВНО уместны «тяжелые» глаголы УПАЛ, РУХНУЛ, ГРОХНУЛСЯ, но ни в коем случае не глагол ПРОМЧАЛСЯ, как это сделано И.А. Буниным в стихотворении «Цейлон»:

... Вдруг бревном

Промчался крокодил – шлеп в воду, –

И точно порохом взорвало рыбок.

Одним из способов «освежения» сравнений в творчестве И.А. Бунина является и развитие его при помощи второстепенных членов предложения, иногда целых предложений: образ, заложенный в этом тропеическом средстве, поддерживается присоединенными к нему оборотами. Так,  сравнение ПОХОЖА НА СМЕРТЬ углубляется причастным оборотом:

На скулах ее даже сквозь румяна и пудру горят багровые пятна, изо рта пахнет ландышевыми каплями, от рук кремом, от воздушного платья из дымчатого газа духами. Она похожа на Смерть, собравшуюся на бал.(Благосклонное участие).

Сравнение КАК ДЕВА распространяется предложением, в котором речь идет о подготовке девы к гибели:

С бьющимся сердцем, с пылающими ушами и скулами,накапывает она себе ледяной рукой целых сорок капель эфирно-валерьяновой микстуры и, в халатике, с распущенными волосами, как дева, которую пришли убирать, готовить на заклание, садится перед зеркалом (Благосклонное участие).

Интересно и использование распространенных сравнений. В следующем предложении такие обороты сопровождаются определениями, эпитетамикоторые подчеркивают, усиливают какое-то характерное для предмета или явления качество:

... А у нее красота была какая-то индийская, персидская: смугло-янтарное лицо, великолепные и несколько зловещие в своей густой черноте волосы, мягко блестящие, как черный соболий мех, брови, черные, как бархатный уголь(Чистый понедельник).

Индивидуально, своеобразно в этом примере сравнение КАК БАРХАТНЫЙ УГОЛЬ. Здесь мы наблюдаем контаминацию тропов: сравнение + эпитет + метафора.

 «За иным эпитетом, к которому мы относимся безучастно, лежит ... целая история вкуса и стиля, в его эволюции от идей полезного и желаемого до выделения понятия прекрасного» [Веселовский, 1989:59].

Наряду с узуальными эпитетами (утро, как ангел лазурный: алмазы, как слезы ледяные; сумрак, как пепел сизый) особое место у И.А. Бунина занимают авторские (с точки зрения семантики) эпитеты: тучи, как горы дымные; волны, как из стекла литые; брови, как бархатный уголь; луна точно мокрая; щебет скворцов, точно солнечный дождь.

Встречается и неоднократное использование сравнений в разных целях. Так, в рассказе «Ворон» автор, чтобы описать внешность героя, сравнивает его с вороном, вспоминает внешность исторического деятеля Наполеона, похожего на пингвина, и еще раз возвращается к сравнению ПОХОЖ НА ВОРОНА, как бы напоминая читателю о ранее приведенном сравнении. В дальнейшем повествовании бунинский герой расшифровывает свое сопоставление.

Отец мой похож был на ворона. Мне пришло это в голову, когда я был еще мальчиком: увидал однажды в «Ниве» картинку, какую-то скалу и на ней Наполеона с его белым брюшком и лосинами, в черных коротких сапожках, и вдруг засмеялся от радости, вспомнив картинки в «Полярных путешествиях» Богданова, – так похож показался мне Наполеон на пингвина, а потом грустно подумал: а папа похож  на ворона...

Невысокий,    плотный,    немного    сутулый,    грубо черноволосый,    темный, с    длинным    бритым    лицом, большеносый, был он и впрямь совершенный ворон особенно когда бывал в черном фраке на благотворительных вечерах нашей губернаторши...(Ворон).

Обращают на себя внимание в стихах И.А. Бунина и небольшие по объему, но несколько усложненные конструкции со своеобразным использованием сравнений. Так, встречается игра на одновременном отнесении одного сравнения к разным словам предложения. Например, сравнение КАК СТЕПЬ относится к существительному ЖИЗНЬ и к однородным кратким прилагательным ПУСТА и ВЕЛИКА:

И сердце в тайной радости тоскует,

Что жизнь, как степь, пуста и велика (Молодость).

Ср.: жизнь как степь; пуста и велика как степь.

Сравнения у И.А. Бунина могут сосредоточиваться в небольших по объему контекстах и создавать довольно ёмкие по содержанию, выразительные и красочные картины. Таково, например, изображение жизни в стихотворении «1885 год»:

Но жизнь была легка, как облака.

Как тот дымок, что веял из кадила.

Особым способом «освежения» сравнения КАК НОЧЬ у И.А. Бунина является множественность предметов сравнения при одном образе:

Как ночь, надвигались на меня горести, страдания,

 болезни, измены любимых и горькие обиды дружбы –

 и наступал час разлуки со всем, с чем сроднился (Перевал).

Нередки случаи,  когда при одном предмете сравнения автор употребляет различные образы. Так, неоднократно встречается в поэзии  И.А. Бунина  предмет сравнения ГЛАЗА (глаза человека, глаза животных). При тождестве предмета сравнения их образы различаются:

... И со скалы, нависшей над дорогой,

Блестят агатом детские глаза (На обвале).

... Под шум деревьев свечами мерцают.

Таинственно блуждая, волчьи очи (В степи).

Важное место в бунинских сравнениях занимают метафоры, с помощью которых автор живет одной жизнью с небом, деревьями, землей.

Метафора и сравнение в тропеических средствах соотнесены парадигматически [Арутюнова, 1979:55], но они являются разноструктурными тропами, при этом, «если сравнение указывает на подобие объекта независимо от того, является ли оно ингерентным или кажущимся (Оно представляет собой тем самым экстенсивный член этой тропеической оппозиции), то метафора, как правило, выражает устойчивое подобие»[Арутюнова, 1979: 155].

В метафорических сравнительных образах Буниным создается свое особое действие: река течет черной смолой; облачко курчавилось белым страусовым пером; особый цвет и краски: луна краснела ломтем дыни; залив точно синим пламенем налит.

Одним из важных признаков удачного сравнения является элемент неожиданности, новизны, изобретательности. Поэтому И.А. Бунин, как мастер художественного слова, индивидуален в смысле подбора и употребления сравнений.

 

Литература

  1. Арутюнова Н.Д. Языковая метафора (синтаксис и лексика) // Лингвистика и поэтика. – М., 1979. –155 с.
  2. Ахманова О.С. Словарь лингвистических терминов. – М.: Советская энциклопедия, 1966. – 449 с.
  3. Веселовский А.Н. Историческая поэтика. – М.: Высшая школа, 1989.  –59 с.

 

 

 

Перейти в архив


Новинки видео


Другие видео(83)

Новинки аудио

Our hands have met Tomas Hood. Музыка и исполнение Ольги Слободкиной-von Brömssen
Аудио-архив(97)

Альманах КЛАД Газета  Русская ярмарка талантов
© 2011-2014 «Творческая гостиная РОСА»
Все права защищены
Вход