Любимец случая

Дата: 31 Июля 2015 Автор: Александров Анатолий

 «Опыт»,  - сын ошибок, «Гений» - парадоксов друг, «Случай - бог изобретатель». В СССР, в период торжествующего атеизма, цитируя эти стихи Александра Пушкина, «бога» всенепременно сокращали. Но факт остается фактом - Александр Пушкин  назвал «Случай», в отличие он «Гения» и «Опыта», высшим эпитетом - «богом!!!»  

 

О сколько нам открытий чудных

Готовят просвещенья дух

И Опыт, сын ошибок трудных,

И Гений, парадоксов друг,

И  Случай, бог изобретатель  (3 291 17)

 

Если доверится нашему Гению, то придется признать, что изобретательность Всевышнего непредсказуема. Вот тому один из примеров.

 

В тульском сельском храме к Евгению Евтушенко выстроилась очередь за автографами, с томиками подарочного издания стихов поэта. На титульном листе факсимиле записи - «От Жени и Маши». Получившие автограф, беседуют или раздумчиво ходят по храму.  Это броуновское брожение «сблизило» - свело меня с мужчиной – москвичом неопределенных лет.

И  Случай, бог изобретатель  (3 291 17)

 

Разговорились. Оказалось, что именно он, москвич Виктор, по странному – невероятному  стечению обстоятельств, явился «виновником» происходящего с Евтушенко и всеми нами в этом сельском храме на тульшине.   

 

- Как - то в марте этого года, зашел в очередной раз в Фэйсбук, и увидел приглашение одного знакомого редактора московского театрального журнала. Она советовала обязательно посетить творческий вечер поэта Е. Евтушенко, в бард-клубе “Гнездо глухаря” 30 апреля 2015 г., на Цветном бульваре. Решил покупку билета отложить на потом.

 

- Вы почитатель творчества Евтушенко?

 

- Нет. Никогда  не читал его стихов. Но имя Е.Евтушенко, его стихи были всегда на слуху. В свое время он и его друзья поэты собирали стадионы. На этот раз почему-то у меня возникли ассоциации с чем-то более близким, чем просто фамилия знаменитости. А тут еще, когда перебирал бумаги, мне на глаза случайно  попался небольшой журнал о храмах Тепло-Огаревского района (любезно подаренный мне отцом Валентином).

 

- Что это наваждение? 

 

- Думаю, что чистая случайность.

 

- Но ведь «странные сближения» продолжились?

 

-  Продолжились.  На последней странице обнаружилась информация о няне Евтушенко, из села Казанского.

 

- Еще одна «чистая случайность»?

 

- Наверное, не совсем случайность…

 

- Продолжим?

 

- В Интернете,  нашлось стихотворение “Нюрин храм”, которое  Евтушенко посвятил своей няне – Анне Никитичне Маркиной. А также отрывки из книги “Деревня” Анатолия Александрова.

 

- А меня-то как, с какой стати обнаружили?

 

Тут, поскольку разговор коснулся меня, моей книжки, замечу:

1 - у меня нет Интернета; 2 - никогда не выставлял в сети своих произведений…

 

- Не кажется ли вам странным, что из книжки, которая неисповедимым образом появилась в Интернете, выбрано именно стихотворение о «бабе Нюре»?!  Это что, специально для вас? 

 

- Наверное, здесь какая-то  непростая цепь случайностей.

 

- Непростая, это какая? – Визави замялся и продолжил.

 

- Мне вдруг пришла идея объединить эти два произведения на одном листе – на беловой стороне и на обороте. Пощелкал клавишами и, обнаружив портрет няни поэта, поместил вместе со стихами. Так у меня получилась своего рода литературная страничка с фотоизображением Анны Никитичны Маркиной, жительницы тульской глухой деревеньки.

 

- О сколько нам открытий чудных готовит…

 

Полноты повествования ради, полагаю, что мне следует привести тут уже упомянутое Виктором свое стихотворение так, как оно опубликовано в сборнике стихов «Деревня».

 

Анна – няня поэта

 

Крестьянка Анна - няня Евгения Евтушенко - упокоена на погосте, вблизи ее родного села Казанского, над Красивой Мечей.

 

Спасибо небу – не было дождя.

Автофургон военного покроя,

По ветерански косогоры «кроя»,

Полез /с устатку дух переведя/

 

По-стариковски на крутой пригорок.

А там средь чиста поля на юру

Шумела роща – флагом на ветру,

Полотнищем на древке в метров сорок.

 

Внутри – могилы, травы и труха.

Темно и сыро. В вечном беспорядке

Все вместе – древесины потроха

И майский бархат изумрудной складки.

 

Не сразу холмик Анны отыскав,

Мы крест внесли. Поставили, поспоря.

Ее могила – словно батискаф

На тихом дне бушующего моря.

 

Куда ведет? Преддверие чего?

«Комедии» ли? Ветхого завета?

Мы словно дети преступили вето,

Не осознав значения его…

 

Уехали, фургоном громыхая,

К обманчивому счастью – на лице,

Не то от нам предложенного рая,

Не то от мысли о своем конце?

 

Чем пахнут люди, сделавшие дело?

Землею, спиртом, хлебом – всех времен.

…………………………………..

Как мощно жизни знамя зеленело,

Шумя неисчислимостью имен.

 

Его сращенье с мертвецами странно.

Трепещет лист мятущейся душой.

И называясь: - Анна… Анна. Анна.

Беседует с Арининой звездой.

Сельцо Казанское. Погост.

23  мая 1998 года

 

К этим строчкам следует добавить кое - что. Тогда же, то есть лет 15 назад, мне довелось прочесть приведенные стихи самому Евгению Александровичу на его даче, в Переделкино.  

 

- Что вам тут не понравилось?

- Строчки про фургон.  -  Не раздумывая ответил визави. Признаться до сих пор не понимаю, что имел в виду поэт. Так что у читателя есть возможность самому решить задачку и вынести свой вердикт. Однако, вернемся к рассказу Виктора. 

 

- О страничке вспомнил только накануне 30 апреля. Билетов в кассе клуба уже не было. Однако, решил пойти туда наобум, предварительно распечатав пару экземпляров странички со стихами Евтушенко и на обороте – вашим посвящением «бабе Нюре». Подумал: «Если будет возможность, возьму автограф у знаменитого поэта». –

- Согласитесь, странная самоуверенность при заведомом отсутствии билетов.

В кассе на Цветном бульваре, к моему удивлению, все-таки, словно ожидая меня, оказался один единственный билет. Но даже администратор заведения отговаривала брать его. Место находилось  с кондиционером за спиной, который не только бы весь вечер дул в спину.

- Вы рискуете простудиться. Более того, он будет страшно шуметь и не даст вам нормально слушать поэта. – Добросовестно меня предупредила заботливая  дама…

 

 Виктор сделал паузу. Тут мне пришло в голову иронически продолжить повествование Виктора.

 

- То есть вы решили поберечь свое здоровье. К тому же вы никогда не увлекались поэзией Евтушенко. Поэтому вы без сожаления оставили свою странную затею и без сожаления вернулись домой, где кондиционер стоит там, где вам нужно? –

 

Как это ни странно, Виктор, не раздумывая, пренебрег предостережениями администратора   бард - клуба “Гнездо глухаря” и, ставя под реальную угрозу свое здоровье,  решил потратиться и посетить вечер поэта, стихи которого до этого момента его, можно сказать, не интересовали. 

 

-  Став обладателем этого билета, занял свое место... Поэта встретили громом аплодисментов и последующие три часа я внимательно слушал не только стихотворения автора, но и его интереснейшее повествование о своей жизни.

 

- Позвольте продолжить? И тут произошла, к вашему удивлению, очередная «непростая случайность».

 

- Угадали. К поэту выстроилась очередь, чтобы получить автограф. Несмотря на поздний час, я решил остаться и терпеливо ждал. Наконец, дождавшись своей  очереди, подойдя к поэту, попросил Евтушенко оставить автограф на том листке, который я перед этим распечатал. Увидев фотографию своей няни, Евтушенко удивился, а потом стал расспрашивать. Я рассказал, что каждое лето отдыхаю у родственников в деревне, которая находится на Муравском шляхе,  рядом с поселком Теплое, между Петровским и Серго Ржавкой.

“А знаете, у меня есть давнишняя мечта, прочитать стихи в православном храме Теплого, в память своей няни Нюры.” – неожиданно сказал поэт. Он спросил, есть ли  у меня контактные телефоны отца Валентина, священника из Теплого. Когда – то они у него были, но видимо где-то подзатерялись.

 

Тут самое время вмешаться автору. Следует вспомнить, что именно вашему покорному слуге, учредителю сельского Пушкинского общества лет 15 тому назад вдруг пришла на ум идея отыскать могилу «бабы Нюры», привести ее в порядок, поставить новый крест, вместо сгнившего. А тут – случайно (!?)  - и крест нашелся высокий - диковинный – необыкновенный из мореного дуба со старинным изображением распятия. Символы православия вырезаны на нем. Тяжеленный крест! Тащили мы его с натугой,  вдвоем  - с хирургом Г. Дикаревым.

Через москвича, замечательного поэта, блистательного переводчика Михаила Синельникова удалось найти точный московский адрес Евтушенко и передать поэту фотографии обихоженной могилы его няни. Старинный крест придал этому месту некую торжественную своеобычность. Более того, после встречи в Переделкино мне удалось передать телефон поэта отцу Валентину, а телефон священника – Евтушенко. Этот номер поэт затерял, а Виктор, так сказать, заново «нашел» его. Цепь случайностей неизбежно вела его ко вполне определенному итогу.  Не оставляя втуне начатое дело, «Случай, б о г (!!!) изобретатель», побеспокоился о встрече Виктора с поэтом.  

 

- Я сказал Евтушенко, что с собой у меня нужных записей  нет. Они остались дома. Тогда поэт попросил сбросить адреса ему на электронную почту, предварительно оставив свой E-mail на страничке, которую я приготовил для автографа. Второй экземпляр этой странички я тут же подарил Евгению Александровичу.

 

- Да – а… «непростая случайность!».

 

 Не обращая внимания на мое ироничное передразнивание Виктор продолжил.

 

- Вечером, я переслал электронный  адрес и номер телефона отца Валентина знаменитому поэту, посчитав свою миссию выполненной.

 

- Ан, нет!?

 

- Каково же было мое удивление, когда утром 1 мая, я увидел у себя в почтовом ящике письмо от поэта к отцу Валентину.  

 

Тут надо добавить кое что.  Евтушенко только что прилетел из Америки и 1 мая улетал в Якутию. Как его письмо, отправленное отцу Валентину оказалось у Виктора? 

 

- Он, наверное, нажал не на ту кнопку компьютера?

 

- На какую?

 

- Видимо он случайно нажал  на клавишу «Ответить» и оно стало доступно мне. У меня просто не оставалось выбора.

 

- «И Случай, бог (!!!) изобретатель».

 

- Вы намекаете на божий промысел?

 

- Не намекаю. Просто слушаю, размышляю,  вспоминаю Пушкина.

Дар напрасный, дар   случайный,

Жизнь, зачем ты мне дана?  3 62- 

 

- Вы хотите сказать, что подарки не могут быть случайными?

 

- Судите сами. 30 апреля вы, не будучи почитателем поэта, получаете билет на его вечер, после того, как все билеты давно проданы. Мало того, вы соединяете мои, нивесть откуда появившиеся в Интернете стихи о «бабе Нюре», со стихами Евтушенко о своей няне. Парадокс. В это время Евтушенко летит через Атлантический океан из Америки. Пролетая, скажем, над Испанией, Евгений Александрович мечтает, что в необозримом «когда-нибудь» он  приедет на тульщину - родину няни.  30 апреля Евтушенко приземляется в Москве, чтобы 1 мая, на следующий день,  улететь в Якутию и, как бы, между прочим, вам доверить заветную мысль: “А знаете, у меня есть давнишняя мечта, прочитать стихи в православном храме в память своей няни Нюры.” Перед отлетом в Якутию поэт посылает письмо в Тульскую деревню, а оно опять оказывается у вас… Ну как тут не вспомнить Пушкина?!  «И Случай,  б о г (!!!) изобретатель.» 

 

-  Да… Ничего не скажешь, изобретательно… Прочитав письмо Евтушенко, адресованное отцу Валентину, я решил переслать его в Теплое. Так, письмо поэта было доставлено адресату. Позвонил отцу Валентину, попросил посмотреть его свой почтовый электронный ящик.

 

- Вы спросили про божий промысел?

 

- Вообще – то я крещеный, но о подобных вещах никогда не думал.

 

- И теперь…?

 

- После нескольких неожиданных событий,  пытаюсь что то понять. Все это слишком сложно.

 

- О сколько нам открытий чудных готовит …  

 

- 9 мая, я, по счастливой случайности, оказался в Теплом, и, неожиданно, столкнулся с отцом Валентином на праздничной демонстрации, поинтересовался, как обстоят дела с возможным выступлением поэта в Свято - Иверском храме. О. Валентин сказал, что он получил одобрение церковных властей региона на проведение творческой встречи поэта в храме, но дозвониться до Евтушенко он никак  не может…

 

-  Позвольте мне угадать, что произошло дальше. Нежданно, негаданно, столкнувшись с вами в праздничной толпе, священник выражает радость по поводу неожиданной встречи с вами и, в очередной раз, просит вас как – то связать концы разорванных нитей, звенья разорванной цепи  - «цепи непростых случайностей».   Правильно?

 

- Примерно так. Он попросил меня по возвращении в Москву написать Е.Евтушенко, объяснить ситуацию с планами на проведение встречи и предложить ему на выбор две даты: 17 или 24 июня.

 

- С л у ч а й, бог изобретатель!

 

- Вернувшись домой, я через Интернет передал Евтушенко эти даты. А дальше все закрутилось.

 

- Закрутилось – закрутило себя? Само собой? Разве не вы, странным образом, придали этим событиям энергию вращения?

 

- Возможно, я…

 

- И вот, сделав очередной шаг, вы удивлялись происходящему…  А что двигало вами?

 

- Трудно сказать… - Виктор, кажется, смотрел внутрь себя.

 

- Как думаете? Вы были свободны в своих поступках при всех этих странных стечениях  обстоятельств?

 

- Не знаю. Поэт ли позвонил после моего письма, или отец Валентин дозвонился до Москвы – но 24 июня было назначено днем проведения этой встречи прихожан храма с поэтом… Отец Валентин сообщил мне об этой договоренности по SMS. Ну а дальше, как вы знаете, все и произошло, только на более серьезном уровне…

 

- На каком?

 

- Ну, я имею ввиду прессу, Центральное телевидение, фотокоров, Интернет, отклики… Удивительно, как все закрутилось…

 

- Что же такое свобода, если происходящее с вами вас же и удивляет? Кант, например, считал Свободу «вещью в себе», то есть непознаваемой, недоступной человеческому интеллекту для исследования…

 

- Что такое свобода?...  Если честно, не могу сказать. Назвать себя свободным не могу, поскольку по жизни зависим от многого. Свободен, наверное, только тот, кто ощущает себя независимым…

 

- Кто же это?

 

- Тот  на кого извне никто не может повлиять…

 

- А такие люди есть? На вас кто - нибудь влиял?

 

- Говорят, что миром управляет господь, что все предопределено…

 

- Говорят…

 

- Теперь мне кажется, что все это - явно непростая цепь случайностей…

 

………………………………………………

 

«Ум человеческий, по простонародному выражению, не пророк, а угадчик. Он видит общий ход вещей и может выводить из оного глубокие предположения, часто оправданные временем, но невозможно ему предвидеть  с л у ч а я (!) – мощного, мгновенного орудия провидения.»  Пушкин.  ж 1 127 34

……………………………………………………..

 

Скрижали

 

«Латынь из моды вышла ныне,

 Но если правду вам сказать»,

Немного знаю по латыни,

Поскольку был принужден знать.

 

Незнанье языков прощалось

Мне благодушною Судьбой

И дозволительным казалось

Язык небес постичь душой.

 

Осилю ли его? Едва ли.

Ученье уж не по годам.

Смотрю в небесные скрижали,

Азы читая по складам.

 

Беспечный или невезучий,

Бреду, как сквозь дремучий лес

И уповаю лишь на Случай

По воле этих же небес.

 

Прошло несколько месяцев… Звонок Виктора застал меня на выходе из бани.

 

-  Мы, собираемся проехать в Казанское и на могилу няни Евтушенко…

 

И пошло – поехало. Сюжет развивался так стремительно, что могло показаться, будто кто - то заранее тщательно спланировал поездку. Спустя минут 15, мы втроем уже мчались по Воронежскому шляху. Поплутав по проселочным дорогам, скрытым в высоких - медовых травах, по размытым недавними проливными дождями колеям, пересекли по броду Красивую Мечу, выехали на бугор, подьехали к роще, которая, как зеленый остров, стоит посреди необозримых золотистых, августовских  хлебных полей.   Виктор, задумав снять видеосюжет, взял наизготовку кинокамеру.

 

- Мы с Кузмичем молчим. А вы, - он повернулся ко мне, - обьясните, что к чему, что происходит, где мы.

 

- Вокруг нас необозримые холмы Среднерусской возвышенности.

 

 

Мозги напряглись, от неожиданности. Мысль натужилась, делая подневольно первые насильственные обороты …  Виктор утвердительно покивал головой.

 

- Они напоминают застывшие грандиозные океанические валы. В километрах десяти от нас, у сельца Раево, - высшая точка Среднерусской возвышенности. Над этой высотой, среди хлебов, возвышается роща, в глубине которой покоится  «баба Нюра»…

 

 Мы вошли в густую, в рост человека траву – мураву, окаймляющую погост. Преодолели глубокий ров. Такие сооружения делаются для того, чтобы оградить поля от нашествия деревьев, разрастания рощ. Напрасные ухищрения. Клены, березы… успешно преодолели препятствие. Выбравшись из-зо рва, мы оказались внутри замшелых зеленых дебрей. Скользя по древесной трухе, подлезая под павшие стволы, продираясь сквозь крапиву прошли метров двадцать вглубь старинного погоста… Вдруг, как говорят в народе, меня торкнуло,  в душе что – то екнуло. Меня словно кто-то позвал… Мне пришло на ум повернуть круто в сторону, в самую гущу зарослей.

Задним числом размышляю: «Интересно взглянуть на себя в этот момент со стороны». Благо такая возможность есть. Ведь Виктор все происходящее снимал на видео… 

… Продравшись сквозь тугие переплетения гибких веток подлеска, мы вышли на полянку и неожиданно оказались перед могилой «бабы Нюры»… Виктор молча сделал мне выразительный знак – кругообразно покрутил указательным пальцем перед собой, мол, «не останавливайтесь, говорите».

 

- Вот он, тот удивительный старинный крест, мореного дуба, который по воле Случая достался нам, членам сельского Пушкинского общества, как раз в тот момент,  когда мы озадачились привести могилу «бабы Нюры» в порядок.

 

Виктор жестами требовал продолжения.

 

- Десятилетиями этот крест, с многочисленными вырезными символами православия, лежал у кого – то на задворках. Трудно понять, почему никто не воспользовался им. Случайно вспомнил о его существовании отец Валентин. Таким образом, старинный, «бесхозяйный», выражаясь языком закона, крест оказался в наших руках.

 

Стоять перед камерой в одиночку было неловко. Но Кузмич, соблюдая обет молчания, жестами категорически отказывался войти в кадр и даже отошел назад, за спину Виктора.

 

- Фотографии обихоженной могилы мне довелось показать поэту. Надо было видеть лицо благодарного Евгения Александровича, когда он увидел этот раритет, образец резного искусства, над могилой своей няни. Поэт воспламенился внезапной мыслью и тут же высказал  решимость посетить погост обезлюдевшего тульского сельца Казанское, не смотря на предстоящую поездку в Америку…

 

……………………………………………….   

    

Вообще - то тираж сборника стихов «Деревня», 150 книжек, разошелся среди теплинцев еще 15 лет назад. «Деревню» разобрали довольно быстро. Большая часть, досталась землякам как подарки. Но Виктор, настаивал, чтобы я все – таки помел по пустым сусекам. Догадываетесь? Ему и тут повезло.

И  С л у ч а й, бог изобретатель!!!

Отыскалась – таки для него последняя книжечка.  Экземпляр, который ждал Виктора лет 15, в конце концов, таки подарен был любимцу Случая.

 

- Подпишите! – решительно потребовал Виктор. 

 

Надпись на титульном листе его экземпляра гласит: «Любимцу Случая!!!»

 

 

Перейти в архив


Новинки видео


Другие видео(114)

Новинки аудио

Утро вечера мудренее (стихи А. Овсянникова)
Аудио-архив(105)

Альманах КЛАД Газета  Русская ярмарка талантов
© 2011-2014 «Творческая гостиная РОСА»
Все права защищены
Вход