Динамизм индивидуально-авторской концепции

Дата: 14 Июля 2015 Автор: Фоменко Елена

Включение художественной концептологии в лингвистическую теорию художественного текста открывает новые горизонты для выявления роли концептов в модели художественного текста, с одной стороны, и для описания динамики концептосистем в художественной дискурсивной среде, с другой.

Художественная концептология вплотную подошла к проблеме динамизма переживаемого художественного откровения [Воробьёва 2013], однако ожидаемого прорыва в этом направлении не наблюдается. Предлагаемый ниже подход связывает смысловое содержание художественного текста, его макроструктуру, с индивидуально-авторской концепцией, под которой понимается динамизм внутренней жизни художественного языка в вариативности дискурсивного поля сознания. Мы исходим из того, что переживаемое художественное откровение предполагает «активность не только Открывающегося, но и воспринимающего откровение» [Бердяев 2012: 209], тем самым рассматривая языкотворческую личность как живую систему [Кравченко 2013: 120]. Актуальность изучения индивидуально-авторской концепции обусловлена следующим.

Во-первых, индивидуально-авторская концепция становится динамичной, когда она интегрируется в дискурсивную среду эпохи. Очевидно, динамизм индивидуально-авторской концепции будет иным в повествовательной модели художественного текста, построенной развернутой иерархией повествовательных категорий, чем в эпифанической модели художественного текста, где иерархия свёрнута в пользу надстроек смысла. Выхватывание отдельных художественных концептов из идиостиля писателя без их увязки с моделью художественного текста не только уводит от проблемы взаимодействия индивидуально-авторских концепций, но и, вероятно, искажает сущностные свойства художественного дискурса эпохи. При этом художественная концептология загоняет себя в тот же тупик, как и лингвистика текста, множа оторванный от живой дискурсивной среды список художественных концептов.

Во-вторых, требует пересмотра утверждение об иерархичности художественных концептов, противоречивое для художественных текстов постмодернистского толка. Поскольку постмодернистский художественный текст развёртывается в ризоморфной среде, которая порождает множественность и отрицает иерархию [Parr 2013: 237], в нём из-за отсутствия центра отсутствует как иерархия повествовательных категорий, так и иерархия художественных концептов. На смену иерархии приходит разрастающаяся вариативность индивидуально-авторской концепции, где отдельность художественных концептов проблематична.

Наконец, отказ от расплывчатого художественного концепта в пользу индивидуально-авторской концепции вызван тем, что «когнитивный горизонт языкознания размыт и не может служить той разделительной чертой, которая отграничивает сферу языкового от неязыкового» [Кравченко 2013: 117]. Раскрытие механизма, влияющего на сложную динамику словотворчества, важно для выяснения того, как сближаются индивидуально-авторские концепции в художественном дискурсе эпохи.

Динамизм индивидуально-авторской концепции обусловлен как внутренними факторами, создающими целостный идиостиль писателя, так и дискурсивной средой, в которую вовлекаются однохронные индивидуально-авторские концепции. Каждая эпоха осваивает свою ИСТИНУ СОПРИКОСНОВЕНИЯ ДЕЙСТВИЕМ, НЕ-ДЕЙСТВИЕМ, ЕДИНЕНИЕМ и НЕ-ЕДИНЕНИЕМ, в зависимости от того, что порождает конфликт, что имплицировано и дефицит какой противоборствующей стороны переживается художественным откровением. Индивидуально-авторская концепция дифференцирует составляющие СОПРИКОСНОВЕНИЯ для их последующей гармонизации в интерпретационном канале: ДЕЙСТВИЕ ассоциируется со всеми проявлениями жизни. «Всякое действие есть познание» [Кравченко 2013: 121]). НЕ-ДЕЙСТВИЕ связано с покоем, смертью. ЕДИНЕНИЕ является человеческой потребностью во взаимодействии друг с другом. НЕ-ЕДИНЕНИЕ ассоциируется с одиночеством, осознанием собственного «я». Каждая сторона матрицы является номинатором, под которым, вслед за М.В. Никитиным, мы понимаем «абстракцию и обобщение как отдельно-осознанный концепт» [Никитин 2009: 12]. Входом в индивидуально-авторскую концепцию являются константы культуры, которые распределяются по номинаторам матрицы. На наш взгляд, постоянной величиной отбора является не отдельный культурный (духовный) концепт, а номинатор матрицы, играющий роль культурного архетипа, к которому сводятся вербализации индивидуально-авторской концепции. Заданные авторским замыслом конфигурации СОПРИКОСНОВЕНИЯ, т.е. взаимодействия номинаторов, создают дискурсивную среду, в которой осваивается индивидуально-авторская концепция. В интерпретационном канале выводится индивидуально-авторское СОПРИКОСНОВЕНИЕ, которое проецируется в художественный дискурс эпохи для выявления сближений в однохронных концептосистемах.

По словам А. Белого, «новизна современного искусства лишь в направляющем количестве всего прошлого, разом всплывшего перед нами; мы переживаем ныне в искусстве все века и все нации; прошлая жизнь проносится мимо нас» [Белый 1994: 82]. Современный художественный дискурс отдаёт приоритет активному сознанию внутреннего человека. СОПРИКОСНОВЕНИЕ становится концептуальным двигателем эпохи, к которому стремятся мысли, размышления, раздумья великих мастеров художественного слова.

В художественном дискурсе ХХ века проявления духовных поисков и новых способов выражения охватывают философию, психологию, все виды искусства. Например, Анри Бергсон ищет точку соприкосновения материи и духа; его интерпретация восприятия измеряет способность человека к действию, а воспоминание активизируется памятью для вхождения в точку, совершаемую действием. Влияние Бергсона испытывают Пруст, Джойс и В. Вулф. Философия Ницше захватывает Джойса и Белого. Гармоние-мелодия Александра Скрябина вплотную подводит к атональности и к додекафонии (организация на основе двенадцати полутонов октавы с равноправием всех ступеней хроматической гаммы). Идея ноосферы как нового эмоционального состояния биосферы последовательно проводится В.И. Вернадским. С. Эйзенштейн развивает концепцию аттракциона и монтажа, накапливая в восприятии кинозрителя ассоциации сопоставляемых изображений; его лучшие фильмы осваивают контрапунктический монтаж, утверждая Единство с использованием элементов синестезии. К.Г. Юнг обосновывает универсальную модель в архетипах коллективного бессознательного и изучает ее проявления в индивидуальном сознании через интерпретации сновидений и грёз. Наряду с коллективным подсознанием К.Г. Юнг вводит понятие синхронизма, или совпадения. В кубистской живописи закрепляется овал человеческого лица, лишенный индивидуальных черт, теряющий свое «я». Мощная интеллектуальная волна подталкивает к переживаниям в языке, приводит к коренному обновлению индивидуально-авторской концепции Белым, Прустом, Джойсом, Кафкой, Лоуренсом и др.

Динамизм индивидуально-авторской концепции в полную силу проявляется в «Поминках по Финнегану» Джойса, единственном в своём роде словесном микрокосме человечества, функционирующем в дискурсивной среде разноязычия. В «Поминках» Джойс утверждает принципы полицентризма, плюрализма, нелинейности, скользящего означаюшего, ризомной организации континуума, имплицитности, разнородности, отрицания монолингвальности художественного текста,  улавливая «универсалистический характер» эпохи [Бердяев 2012: 317]. В «Поминках» скользящие означаемые обеспечивают ризомную подвижность в сетевом лабиринте всеохватывающей ИСТИНЫ СОПРИКОСНОВЕНИЯ. Язык, сознание и культура единого в разнообразии мира людей наполняют индивидуально-авторскую концепцию Джойса звучанием врастающего в ДУШУ и СЕРДЦЕ вселенского НЕЧТО, где неизменны чистота сердца (puritascordis) и духовное упражнение (askesis), трансформирующие взгляд на мир. Из вышесказанного следует, что анализ динамики индивидуально-авторских концепций по-прежнему направляет исследователя к слову, коль скоро оно – «единственный реальный корабль, на котором мы плывем от одной неизвестности в другую – среди неизвестных пространств» [Белый 1994: 136].

ЛИТЕРАТУРА

  1. Белый А. Символизм как миропонимание. – М.: Республика, 1994. – 528 с.
  2. Бердяев Н. Самопознание. – СПб: Азбука, 2012. – 416 с.
  3. Воробьёва О.П. Методология лингвистического анализа концептов // Лингвоконцептология: перспективные направления: коллективная монография. – Луганск: Изд-во РУ «ЛНУ им. Т. Шевченко», 2013. – С. 10-30.
  4. Кравченко А.В. Концепт, концепта, концепту: модный дискурс на незаданную тему // Записки з романо-германської філології. – Вип. 1 (30). – Одеса: КП ОМД, 2013. – С. 115-124.
  5. Никитин М.ВТеория и методология исследования знания: общие вопросы  // StudiaLinguistica: Актуальные проблемы современного языкознания. – XVIII. – СПб: Политехник-сервис, 2009. – С. 7-17.
  6. Parr A. (Ed.) The Deleuze Dictionary / A. Parr. – Edinburgh: Edinburgh University Press, 2010. – 328 p.

 

Перейти в архив


Новинки видео


Другие видео(83)

Новинки аудио

Our hands have met Tomas Hood. Музыка и исполнение Ольги Слободкиной-von Brömssen
Аудио-архив(97)

Альманах КЛАД Газета  Русская ярмарка талантов
© 2011-2014 «Творческая гостиная РОСА»
Все права защищены
Вход