Одиночество как неизбежность в романе "Господа Головлевы" М.Е. Салтыкова-Щедрина

Дата: 13 Июля 2015 Автор: Лардыгина Ольга

В последний период  творчества М. Е. Салтыков-Щедрин  на  своих героях ставит печать одиночества. Интересно, что практически никому из героев  не удается одиночества  избежать. Даже младшему поколению Головлевых в лице Любоньки и Анниньки, сестрам-близнецам, не одиноким от рождения, но ставшими одинокими в жизни.

   Исследователи жизни и творчества отмечали особое внимание автора к проблемам человеческой души, проблемам человеческого в человеке. Д. Николаев в книге «Смех Щедрина» подчеркнул, что предметом сатирического исследования Щедрина является «обесчеловеченность людей» [1, с. 87].   Исследователь А.А. Павлова заметила, что в романе «Господа Головлевы» играет очень важную роль тело человека и происходит это от того, что жизнь тела «компенсирует собой жизнь души, которая, в свою очередь, является лишь пустующим местом в теле» [2, с. 158].  Люди в мире Щедрина перестали быть людьми, потому, что потеряли главное, что отличало их от животных – свою человеческую душу. Это главная причина нарастающего одиночества в произведениях Щедрина. Его герои одиноки в толпе бездушных, обесчеловеченных людей. Но, как гласит русская пословица, свято место пусто не бывает. И зияющую дыру некогда живой души мелкие людишки залатали новым содержимым. Одиночество всех господ Головлевых можно квалифицировать, исходя из того, каким способом каждый из них заполнил образовавшиеся душевные пустоты, душевные дыры:

1) к первому типу одиночества в романе можно отнести сильных духом Арину Петровну, Порфирия Головлева, и Любоньку – это одиночество «иудино», или одиночество хищника, когда смыслом существования становятся деньги, страсть к накопительству;

2) ко второму типу относятся те, кто духом слабее, не обладает твердостью характера – Владимир Михайлович Головлев, братья Степан и Павел, Аннинька – одиночество «запойное» или одиночество жертвы, когда пустота заливается алкоголем, а страсть к накопительству сведена к минимуму.

 «Господа Головлевы» – роман предостережение от нарушений заповедей Христа. Щедрин показывает, как далеко зашли люди во своих грехах, нарушая, прежде всего, главные заповеди Иисуса: «Любить Бога» и «Любить ближнего своего как самого себя». Несоблюдение заповедей влечет духовную смерть, пустоту души, которая убивает и физически. В.В. Прозоров охарактеризовал роман о головлевском семействе как повествование о распаде семейных уз [3, с. 112].  Щедрин дотошно анатомирует, как рвутся кровные связи, порождая ненависть в сердцах близких родственников. Для Щедрина это величайшая трагедия человечества, поставившая его на грань вымирания и духовного вырождения. Возникает самое страшное одиночество – когда человек физически не один, всегда окружен людьми, а фактически семейное родство оборачивается духовным сиротством.

Самыми счастливыми из всех членов головлевского семейства были сиротки Любонька и Аннинька, которые, несмотря на тяготы жизни, всегда были вдвоем, поддерживали друг друга, вместе решили покинуть Погореловку, занялись артистической карьерой. Но и их не миновало одиночество рода Головлевых. Выросшие в традициях семьи, без любви, без ласки, «на кислом молочке», в них рано проснулась испорченность, распущенность, неумение удержать себя от соблазнов и грехов, и, потому, ждала их головлевская судьба конца. Если Любонька рано почувствовала головлевскую страсть к деньгам, то Анниньку преследовала душевная пустота, неустроенность, непонимание своего места и роли в жизни. Когда умирает Арина Петровна, Аннинька приезжает в родные места, навещает Головлево, Погореловку. Что-то смутное зарождается в ее душе, то чего не было ни у кого из Головлевых – искренние человеческие чувства. Она искренне плачет на могиле бабушке, но правда, больше по тому времени, когда они жили вместе. Она садится в любимое бабушкино кресло (даже в этой детали видится ее живая душа, способная к ностальгии, несвойственной другим обитателям Головлева) и перед ее глазами пестрят картины прошлого и настоящего: «Давно ли рвалась она  на волю, давно ли Погорелка казалась ей постылою – и вот теперь вдруг ее сердце переполнило какое-то болезненное желание пожить в этом постылом месте.  Тихо здесь; неуютно, неприглядно, но тихо, так тихо, словно  все  кругом  умерло. Воздуху много и простору: вон оно, поле, – так бы и побежала. Без цели,  без оглядки, только чтоб дышалось сильнее, чтоб грудь саднило» [4, с. 147].

У Анниньки вдруг окрылись глаза на ее настоящее: пошлая, полукочевая, никчемная жизнь. Чем больше ей представлялась жизнь настоящая, тем лучше ей казалась жизнь прошлая, тем милее ей становилась Погореловка, поняла, насколько она одинока в обществе, насколько зыбко положение провинциальной артистки. Аннинька с приездом  в  Головлево «вдруг почувствовала себя "барышней". Припомнила, что у нее  есть  что-то свое:  «свой  дом,  свои  могилы,  и  захотелось  ей  опять  увидеть  прежнюю обстановку, опять подышать тем воздухом, из которого  она  так  недавно  без оглядки бежала» [4, с. 155].

Примечательно, что она единственная из рода Головлевых, кто почувствовал свои корни, кто на могилы смотрел как на родное, тогда как все Головлевы на живых родных людей смотрели как на пустое место. Но «отрезвление» Анниньки было минутным. Она с разочарованием поняла, что не может сойти со своего пути решила вернуться в прежнюю жизнь: «Проснувшись на  другой  день  утром,  она  прошлась  по  всем  комнатам громадного  головлевского  дома.  Везде  было  пустынно,  неприютно,   пахло отчуждением,  выморочностью.  Мысль  поселиться  в  этом  доме   без   срока окончательно испугала ее. "Ни за что! – твердила она в каком-то  безотчетном волнении, – ни за что!"» [4, с. 158].

Страх перед головлевским имением был сильнее. А между тем, в жизни ее ждали куда более серьезные испытания, столкнувшие ее лицом к лицу с одиночеством. По возвращении из Головлева, она потеряла поддержку самого близкого человека – своей сестры. Любонька, зараженная головлевской жаждой денег, ушла в разгул, и всеми возможными средствами постаралась увлечь за собой Анниньку. Блеснувшая на мгновение человечность закончилась сломленной жизнью, убитыми чувствами и пустотой в душе, что, в конечном итоге, вылилось в беспробудное пьянство. И как ни крути, все дороги ведут в Головлево:  «Головлево – это сама смерть, злобная, пустоутробная; это смерть, вечно подстерегающая новую жертву. Двое дядей тут умерли; двое двоюродных братьев здесь получили «особенно тяжкие» раны, последствием которых была смерть; наконец, и Любинька…  Хоть и кажется, что она умерла где-то в Кречетове «по своим делам», но начало «особенно тяжких» ран несомненно положено здесь, в Головлеве. Все смерти, все отравы, все язвы – все идет отсюда.» [4, с. 249]

В последней главе «Расчет», Аннинька, подобно, Степану в первой главе, умирать возвращается в постылое место.  Одиночество, как проклятие, настигает младшее поколение, доведя одну из сестер до самоубийства, другую – до беспробудного пьянства и рокового решения вернуться в Головлево.

 

Литература

  1. Николаев, Д.П. Смех Щедрина: Очерки сатирической поэтики  / Д.П. Николаев. – М.: Советский писатель, 1988. – 400 с.
  2. Павлова, А.А. Жизнь тела в романе М.Е. Салтыкова-Щедрина «Господа Головлевы» / А.А. Павлова // Грехнёвские чтения. Выпуск 6. – Нижний Новгород: КНИГИ, 2010.  – С. 158-164.
  3. Прозоров, В.В. М.Е. Салтыков-Щедрин / В.В. Прозоров. – М.: Просвещение, 1988. – 176 с.
  4. Салтыков-Щедрин, М.Е. Господа Головлевы / М.Е. Салтыков-Щедрин // Собрание сочинений в 20-ти томах. – Т. 13. – М.: Художественная литература, 1972. – 814 с.

 

Перейти в архив


Новинки видео


Другие видео(83)

Новинки аудио

If day shoyld part us P.B. Shelly.
Аудио-архив(96)

Альманах КЛАД Газета  Русская ярмарка талантов
© 2011-2014 «Творческая гостиная РОСА»
Все права защищены
Вход