Небесный меридиан

Дата: 9 Июля 2015 Автор: Анисимов Михаил

НЕБЕСНЫЙ МЕРИДИАН

 

Стихотворения, песни

 

ОБРАЩЕНИЕ К ПАМЯТИ

 

 

ХАЛХИН-ГОЛ

 

Моему отцу, капитану Красной Армии

К.С. Анисимову, и его боевым друзьям

 

По грудь зарылись в сопки самураи,

Сигнал атаки ждал ударный батальон.

Бойцы держались стойко у окраин,

Никто не вкладывал свой адрес в медальон.

 

К реке нельзя прорваться незаметно.

Готовь, пушкарь, бризантную картечь!

Там, у японцев, силы столь несметные,

Что, видимо, костьми придётся лечь.

 

Удар по целям. Взрывы. Рёв моторов.

За вами слово, славные бойцы!

Но в рукопашной не до разговоров –

В штыки пошли на самураев удальцы.

 

Они не дрогнули в боях на тех высотках

И не сломались в битвах в чистом поле.

Остались имена в военных сводках,

Кто принял первый бой на Халхин-Голе.

 

 

 

ОТЗВУКИ ВОЙНЫ

 

Я к сосновому бору

Прихожу по весне.

В эту дивную пору

Мысли все о войне.

 

Я заранее знаю:

Лес – глухая стена.

Без конца и без краю

Нынче там тишина.

 

Вот засыпанный хвоей

Одиночный окоп.

Может, здесь храбрый воин

Рухнул навзничь как сноп.

 

Может, в этом окопе

Пулемёт замолчал…

Когда немцы шли скопом,

Тут боец их встречал.

 

Он, страну защищая,

Свою жизнь не сберёг.

За погибших отмщая,

В землю русскую лёг.

 

Ослеплённый закатом,

Я стою как в огне.

Будто с павшим солдатом

Побывал на войне.

 

 

Обращение к памяти

 

Косарь о войне рассказал малолеткам,

Косье прижимая обрубком культи,

Как шел он в атаку навстречу танкеткам

И раненый смог до своих доползти…

 

Тяжко им было, больным, после фронта…

Работали, не разгибая спины,

Ютились в домах без тепла и ремонта,

Те, кто живыми вернулись с войны.

 

А сколько солдат после смертного боя

Остались в воронках от вражеских мин…

Цела ли могила солдата-героя,

Погибшего в схватке за Красный Сулин?

 

 

Они умирали, бросаясь под танки,

Война – это море огня и свинца.

Доныне находят в лесах их останки,

И боль от утрат не утихла в сердцах…

 

Конфликты и распри, вновь гибнут солдаты.

На мраморных плитах десятки имен…

Как отзвуки боя - салюта раскаты,

И символ победы на древке знамён.

 

Священна будь Память о войнах павших,

Жизни отдавших за нашу страну.

Нам бы вовек не испить горькой чащи

И не провожать сыновей на войну…

 

 

 

 

ПОСЛЕДНЕЕ ПИСЬМО С ФРОНТА

 

Памяти мл. лейтенанта Логачёва Н.С и воинов 929 СП, 254 СД,

павших в боях под Старой Руссой в июле 1942 г.

 

Кто в войну получал похоронки,

Тот не сможет забыть страшных лет.

Зарастают травою воронки,

И свидетелей многих уж нет.

 

Но осталось письмо от солдата,

Как страничка суровых времен.

Вдруг не стало и сына, и брата –

Вспоминаем сегодня о нём.

 

Он на фронте сражался в пехоте,

Когда шли повсеместно бои.

«В атаку!» – приказано роте,

И жизни отдали они …

 

Погибли герои под Энском,

Лавина шла горестных дат…

И долго народ деревенский

Не знал, где сразили солдат.

 

«Сын убит у деревни Сычёво» –

Скупо так сообщили родне.

В дни былых испытаний суровых

Пал за Родину он на войне …

 

… Венки на надгробиях-плитах,

Вписали в гранит имена.

И ночами на грань монолита

Скорбно вечная светит луна …

 

Ратное поле  

 

      Павшим в Курской битве посвящается

 

В небе ясен и чист горизонт,

Годы лиха ушли безвозвратно,

А в войну проходил у нас фронт,

Стало поле российское ратным.

 

…Танки немцев рвались на восток,

Развернулось сраженье под Курском.

Пехотинцу воды бы глоток,

Запеклась в ране кровь алым сгустком.

 

Не укрыться в бою за бронёй –

Били пушки, свистели осколки.

А вдовицы из сёл с ребятнёй

Рыли брустверы вдоль Соколовки.

 

Шли в атаку полки на врага,

В рукопашной сходилась пехота.

И горели от взрывов стога,

И дымился кожух пулемёта…

 

Это мне рассказал старожил,

Командиром он был в отделенье.

Он на фронте связистом служил,

Когда шли батальоны в сраженье.

 

Мы их подвиг прославим в веках!

Память чтит человек современный.

И несут дети розы в венках

Павшим гражданам – мирным, военным…

 

                                   

БЫЛО ВРЕМЯ – ГОРЕЛА ЗЕМЛЯ…

 

Было время – горела земля,

Города превращались в руины,

И на фронте юнец-земляк

От друзей не скрывал седины.

 

Не на случай солдат уповал,

Защищая родные святыни.

Он «Катюшу» в бою запевал,

Приглушая горечь Хатыни.

 

Повелось испокон веков –

Стар и млад защищали границы.

Нынче правнукам фронтовиков

Бой в горах по ночам снится.

 

Прорастёт опалённая взрывом трава,

Зарубцуют надрезы березы.

Только вот о войне всё идёт молва,

И текут материнские слёзы…

 

 

Солдатская вдова

 

Над пожелтелыми листками

Склонилась горестно вдова.

Платочком простеньким, миткальным

Её покрыта голова.

 

Письмо от мужа, похоронку,

Читала, кажется, сто раз.

И будто строчкам тем вдогонку

Слезинки капают из глаз.

 

Поплакала о друге милом,

Сложила письма за киот,

Согнутый стан свой распрямила,

Гордясь, что муж был патриот.

 

А дети хором звали папку,

Что ей ответить шалунам?

Схватила мать детей в охапку:

«Он не вернётся с фронта к нам»…

 

Свеча в подсвечнике дымила,

Уже смеркалось за окном,

И сердце матери так ныло,

Что жизнь казалась тяжким сном…

 

Душою мать не очерствела,

Ребят взрастила без отца.

Она лет в двадцать овдовела,

Хранила ж верность до конца.

 

 

 

***  

 

  В стране, познавшей много горя,

У вдов заплаканы глаза.

 Рекою льётся в сине море

 России-матери слеза…

 

СВЯЩЕННЫЙ ДОЛГ

 

Отцы в жестоких схватках погибали,

«Катюшу» перед боем затянув,

И жизнь свою под корень подрубали,

Кольцо гранаты на себя рванув.

Глаза сирот от слёз не просыхали,

Они стирали в гневе их с лица.

О сладкой жизни слыхом не слыхали,

И горе закаляло их сердца.

И, повзрослев, шинели надевали,

Враги всегда грозили нам войной.

В бою, как встарь, с отвагой воевали,

Их дух крепил отцовский позывной…

Спокоен я за юношу-солдата,

Потомка воина, погибшего в бою.

Он присягнул на верность с автоматом

И постоит за Родину свою!

 

 

ЛЕТЕЛИ НА ФРОНТ ЭШЕЛОНЫ…

 

Детям войны посвящается

 

Летели на фронт эшелоны,

Кипела работа в тылу.

Мальцы штамповали патроны

И в щебень дробили скалу.

 

Свалилась на хрупкие плечи

Гора непосильных забот-

Терпели и боль, и увечья,

И муки военных невзгод.

 

Дымились фабричные трубы,

Вставали мальцы по гудку.

И накрепко стиснуты зубы,

И руки присохли к станку.

 

И вот повзрослевший подросток

На фронт едет вслед за отцом.

И где-то под городом Росток

Сражён был горячим свинцом…

 

Страницу в историю нашу

Вписали Отчизны сыны.

Пусть помнят Алёши и Саши

Отважных героев войны…

 

 

ВЕЛИКОЙ  ПОБЕДЫ НЕМЕРКНУЩИЙ СВЕТ  

Великой Победы немеркнущий свет

Сердца жжёт и хмурит нам брови.

В нём отблеск  пожара тех огненных лет

И пролитой жертвенной крови.

 

Пропитана кровью советских солдат

Земля от Москвы до Берлина.

И хлещет  с небес дождевой водопад

Печаль на могильный суглинок.

 

Уснули навеки под тяжестью плит

Герои минувшей эпохи.

И небо над полем сражений и битв

Кровавые красят сполохи…

 

 

ЗАЩИТНИКИ ОТЕЧЕСТВА   

 

Парад Победы. Бой Курантов.

 Команда к выносу знамён.

 И строй молоденьких курсантов

 Сомкнулся в первый батальон.

 

 В строю - равнение на Знамя,

 В руках солдата - алый стяг.

 Как жаль, что многих нет уж с нами

 Из тех, кто штурмом брал рейхстаг.

 

 … Они спасали честь России –

 Я это трижды повторю.

 И жизни из последней силы

 Несли к святому алтарю.

 

 Они с фашистами сражались,

 Стирая пот и кровь с лица,

 И славу вовсе не стяжали

 От полководца до бойца.

 

 И вот теперь их дети, внуки

 Чеканят шаг в одном строю.

 Азы суворовской науки

 Им предстоит познать в бою.

 

 Да, есть великий День Победы,

 Других немало славных дат.

 И наше жизненное кредо-

 Чтить память доблестных солдат…

              

 

ПЕЧАЛЬНЫЙ РАССКАЗ

 

              Памяти моего деда  Стефана Васильевича Логачёва

 

Я слышал от деда печальный рассказ,

Какие он пережил муки,

Как сделать рабами пытались не раз,

Пусть помнят  потомки и внуки.

 

Полгода  в пылающем сорок втором

Душили фашисты, мадьяры.

Что ворог  творил - не опишешь пером-

Расстрелы, грабёж и пожары…

 

Дедуля ютился  в землянке сырой,

Была на то старосты воля.

Но вера в отчизну  и  сын их герой

Не дали свихнуться от горя.

 

С германцем мой дед воевал молодым,

Всё в прошлом - атаки и ярость.

И снова война, и лавина орды

Обрушила беды под старость.

 

Как вынес лишенья бывалый солдат?

Пришла похоронка на сына…

А сколько их было безрадостных дат?

Вконец одолела кручина.

 

Глубокую рану оставил тот год-

Угнали детей на чужбину.

Но дед не сломался  от страшных невзгод,

Фашистам же нет и помину.

 

За доблестный труд он медаль получил,

Почёт заслужил у народа.

Уж  больше  полвека, как  дед  опочил,

Пример он для нашего рода.

 

 

Алеет гвоздиками серый гранит…  

 

На фронте сражались солдаты-герои,

А матери, жёны растили детей,

И в трудные годы хранили устои,

И ждали победных с войны новостей.

 

А в семьи несли и несли похоронки,

И стал сорок первый для всех роковым.

Погосты, кресты на родимой сторонке,

Навечно остался солдат часовым…

 

Последние залпы войны отгремели

И мирное небо теперь над страной.

Её защитить ветераны сумели

И мы за Отечество встанем стеной!

Овеяны славой знамёна России

И память о павших народ наш хранит.

Чтоб хлебные нивы всегда колосились

Алеет гвоздиками серый гранит…

 

 

Мы вместе всегда

 

Всё вынес великий народ-исполин,

Когда на нас беды свалились.

И русский Иван, и красавец грузин

Бок о бок с фашистами бились.

 

Мы вместе всегда, горе нам не беда!

В этом народная сила.

И не рассорят нас никогда

Недоброхоты России.

 

 

 

БЛАГОСЛАВИВ НА ПОДВИГ СЫНОВЕЙ

 

МНЕ БОЛЬНО ВСПОМИНАТЬ

 

Опять кричат оракулы, кликуши.

Не верьте, люди, этим вещунам.

Когда хрипят израненные души,

Мы вспомним всех бойцов по именам.

 

 

Они найдут столь нужную опору,

И разобьют бандитов в пух и прах.

Они пройдут с боями через горы,

И не отступят на семи ветрах.

 

Склоню пред ними я седую голову,

И с ранеными буду я стонать.

И лишь о тех, кто не был верен долгу,

Не буду говорить и вспоминать!

 

 

БЛАГОСЛОВИВ НА ПОДВИГ СЫНОВЕЙ

 

Благословив на подвиг сыновей,

Молясь о ниспосланье благодати,

Подвижники святых монастырей

Во все века шли впереди великой рати.

 

Впитав от предков ратный труд в себя,

Встречая грудью ураганный ветер,

В неравный бой послали мы ребят-

На смерть пошли России дети.

 

В горах Чечни, в ущельях грозовых,

Бандиты укрепили щели-доты.

За честь друзей, погибших и живых,

В бессмертие шагнули роты.

 

Усилив мощь позиций огневых,

Застыв в строю, склоним знамёна,

Пред обелисками гранитных часовых,

Войной жестокой опалённых…

 

 

 

 

СПРОСИТЕ ВЕТЕРАНОВ

 

Пора отбить  охоту сеять смуту

У тех, кто исповедует разбой,

Чтоб снова на высотах у Бамута

Не привелось пожертвовать собой.

 

Нам не нужны кровавые раздоры,

Мы не хотим, чтоб рушились дома.

Но почему взорвались эти горы?

Иль в мире жить недостаёт ума?

 

Мы знаем, кто приблизил День Победы,

Как велика была цена потерь.

Спросите ветеранов вы, полпреды,

На что способен разъярённый зверь?

 

«Назад ни шагу» - строки из приказа –

У многих и сегодня на устах.

Все ждут в надежде замирения Кавказа,

А в памяти – поверженный рейхстаг…

 

 

 

КРОВАВЫЙ  СЕНТЯБРЬСКИЙ  РАССВЕ Т

 

Памяти жертв теракта в школе №1 гор. Беслана 1-3 сентября 2004 г

 

В сентябрьские дни на рассвете

В заложники взяли детей,

Ещё никогда на планете

Страшней не бывало вестей.

Сгорали Надежда и Вера,

Мальцы задыхались в дыму,

И от палача-изувера

Спасения нет никому.

Ребята на помощь нас звали,

Свирепствовал главный мирза,

И пленных в упор убивали,

Там смерти глядели в глаза.

Изорваны в клочья страницы,

Случилась большая беда.

И даже небесные птицы

Взвились в облака навсегда.

И небо над школой поблекло,

И нет ни глоточка воды.

Как вырваться детям из пекла?

И как им спастись от орды?

Весь мир содрогнулся от стонов,

Сердца рвал рыдающий крик.

И в храме, молясь у амвона,

В отчаянье плакал старик…

 

 

НА ПЕРЕЛОМЕ

 

Незабываемые вехи

Оставил нам минувший век.

Дрались с врагом бойцы-морпехи,

Простившись с павшими навек.

 

На землю нашей цитадели

Злой рок принёс лавину бед.

Нельзя забыть, как постарели

Солдаты огненных тех лет.

 

Прикрывшись знаменем ислама,

Чинили варвары погром.

Так в годы смуты и бедлама

Стал  боевым аэродром.

 

Пред нами бездна уж зияла,

Косой махала смерть над ней,

Но вновь Россия устояла,

Теряя лучших сыновей.

 

Нет, не усвоили уроки,

Что слабых часто больно бьют.

На белый лист ложатся строки

И мне покоя не дают…

 

 

КРИК ОТЧАЯНИЯ

 

Из ножен вынуты клинки –

Беспечность чуть не погубила,

И снова траур и венки,

И обелиски на могилах.

 

Деньки прозрения придут,

Когда настанет час расплаты,

Бои кровавые идут,

И переполнены палаты.

 

Нам предначертано судьбой

Изведать скорбный час прощания.

Пусть отгрохочет вечный бой!

Молитва вместо завещания…

 

 

НАСТАЛИ ВРЕМЕНА  

 

Настал момент взнуздать коней:

Конфликты, распри, взрывы, войны.

И снова мы меж двух огней-

Нас бьют снарядом бронебойным…

 

На землю предков с давних пор

Ползли чужие колесницы.

И надо дать врагам отпор

И отстоять свои границы.

 

Учись, солдат, сжимать цевьё,

Рука в бою чтоб не дрожала.

Чтоб не слеталось воронье,

Чтоб вражья рать не угрожала .

 

Давно настали времена

Остановить волну террора.

Как встарь, вдеть ноги в стремена

И вырвать с корнем семена раздора!

 

 

СГУСТИЛИСЬ СНОВ А ТУЧИ НАД ЦХИНВАЛИ…

 

Сгустились снова тучи над Цхинвали,

Обрушил враг огонь системы «Град».

Пришла беда, хотя её не ждали,

И на врага поднялся стар и млад.

Жестокий недруг бил без передышки

По мирным крышам сёл и деревень.

И в бой пошли вчерашние мальчишки,

Из рук отцов взяв автоматы «на ремень».

Им защищать Осетии селенья,

Им выбивать с родной земли врагов.

Чтоб не накрыло край могильной тенью,

Встань на защиту мирных очагов!

 

ОН ГОТОВИЛ СОЛД АТ

 

Он готовил солдат, наш служака-комбат,

Как в бою не робеть, как держать автомат.

Где он служит теперь, боевой наш собрат,

Много ли у него за отвагу наград?

Сколько отдано сил, сколько минуло лет,

Ох и долог был путь поражений, побед.

Что тут душу терзать, среди нас его нет,

Унесла «стрекоза» в полевой лазарет.

И в афганских горах, и в предгорьях Чечни,

Побороли мы страх, в бой с ним рядом пошли.

Эх, отец наш комбат, хоть два слова черкни,

Чтоб найти медсанбат, полстраны обошли.

Где живешь ты теперь, наш бесстрашный комбат?

Помнишь ли пацанов, безрассудных ребят?

Как же нам отыскать полевой медсанбат

И тебя там обнять, дорогой наш собрат…

 

 

ПОД СЛАВЯНСКОМ С ВЕСНЫ НЕ СТИХАЮТ БОИ…  

 

Под Славянском с весны не стихают бои,

Бьют мортиры с горы Карачун.

И бегут от войны, взяв пожитки свои,

Бабка с внучкой и дедка Молчун.

 

Домик их в один миг «Градом» в щебень разбит,

У семьи  ни кола ни двора…

Но народ неспроста верность долгу хранит,

Чтоб жила без войны детвора.

 

В Украине я жил и в Славянске я был,

И тоскую, друзья, по Днепру.

И Одессу в огне я ещё не забыл,

И из памяти, нет, не сотру…

 

***  

Столетья боёв и походов

Огнём закалили народ.

И  впредь никакие невзгоды

Не в силах ослабить наш род.

 

И всё же под флагом России

Не лезем в чужие дела,

И верим, что все лжемессии

Закусят свои удила       

 

 

ПРИЗАДУМАЙТЕСЬ, БРАТЬЯ СЛАВЯНЕ!   

 

Сколько было невзгод от заморских господ,

Не унять их крестом и псаломом.

Уж законов и правил не выдержал свод,

Снова тучи нависли над домом.

 

Будем биться за Русь мы с врагами, как встарь,

И свобода нам станет в награду.

И готовы мы жизнь принести на алтарь,

И не дрогнем под залпами «Градов».

 

Нет,  не заримся мы на чужое добро,

В мире жить так хотят россияне.

Но опять нам грозят кулаком за бугром,

Призадумайтесь, братья-славяне!

 

 

КОГДА УТИХНУТ ГРОЗЫ НАД РОССИЕЙ

 

Когда утихнут грозы над Россией,

И струнные оркестры зазвенят,

Поеду я в урочище Осинник-

Поля родные ждут давно меня.

 

Увижу ранние, живительные всходы,

Что к свету тянутся рядами из земли,

Забуду перелёты и походы,

Сниму от пота взмокшие ремни.

 

И пограничники, уставшие в погонях,

Вздохнут свободно тоже вдалеке.

А их горячие породистые кони

На водопой ускачут налегке.

 

И часовые наши в караулах,

Не станут передёргивать затвор,

И мы в любом селенье и ауле

Услышим задушевный разговор…

 

… Ещё не стихли грозы над Россией,

И раны незажившие болят.

Я, как впервые, на родной Осинник

Бросаю строгий утомлённый взгляд.

 

 

ОСИЛИТ ВСЁ ВПЕРЕД ИДУЩИЙ

 

ПОСЛЕВОЕННОЕ ПОКОЛЕНИЕ

 

Теперь уж мы не желторотые птенцы,

Какими были в бытность становления,

Когда горланили мотив про бубенцы,

Не одолевши камень преткновения.

Мы, босоногие, всегда спешили в лес,

А подросли и побежали в школу…

Любили слушать джаз и полонез,

По вечерам крутили радиолу.

Любой подросток и чумазый мальчуган –

Все, как один, хотели стать солдатами.

И многие прошли через Афган.

И мы гордимся этими ребятами.

Жизнь разбросала бывших пацанов

От Бреста и до Магадана.

И не носили они джинсовых штанов

На разработках медных руд и колчедана.

На книжку денег не мечтали они класть

И не клялись на БАМе лечь на рельсы.

Они трудом своим поддерживали власть –

И технократы, и народные умельцы.

Одни искали счастье в городах,

Другие жили в сёлах и станицах.

Гудел для многих ветер в проводах,

Но недовольных были единицы.

 

Так что случилось с нами и страной?

Такую оплеуху нам влепили!

Неужто ветер помешал нам ледяной,

Иль сами мы на грабли наступили?

От трудностей не спрятаться нам в тень,

Но и стучать негоже нам по шпалам.

Собраться бы в один прекрасный день

И перекрыть дорогу прилипалам.

И напоследок хочется сказать –

Мне в память врезались слова военрука:

«Учитесь смолоду бороться и дерзать,

Была бы воля да твёрдая рука».

А ветер всё сильней гудит в трубе

И крутит под окошком пыль и листья.

И на душе незаживающий рубец,

Когда последние штрихи наносишь кистью.

 

МОЙ ВЫБОР

 

Забавней не было мотива

Свистеть, засунув пальцы в рот.

Была ли в жизни перспектива

У несмышлёнышей-сирот?

 

В деревне маленькая хатка,

До школы – три версты пути.

Одежда старая, в заплатках,

И не терпелось подрасти.

 

Истопят к ночи в хате печку,

Горит зажжённая свеча.

Сосёт ягнёнок мать-овечку,

Желудком тощеньким урча.

 

Всю ночь овчиной грели спину,

Скулил под дверью пёс Дружок,

И пол, покрытый жёлтой глиной,

Слегка припудривал снежок.

 

Сказать бы – хуже не бывает:

То нищета, то недород,

То председатель зло срывает,

Он знал, как брать нас в оборот.

 

Зимою – сани, летом – дроги,

И все напасти в гости к нам.

Не поморозить только б ноги –

Мечталось сельским пацанам.

 

Но мы топтали свои стёжки,

Сказать уместно в двух строках.

И в праздник Вербное серёжки

Сжимали бережно в руках.

 

Зачем всё это вспоминаю?

Пора давно про то забыть.

Да потому, что твёрдо знаю,

Умели сами хлеб добыть.

 

Страна для нас открыла двери,

А до Москвы – рукой подать.

Я, как и все, в удачу верил,

В себя и божью благодать.

 

Познать весь мир хотелось сразу,

Манили дальние края.

По зову сердца и приказу

Рванул я к северным морям.

 

У Магадана берег стылый,

Не сыщешь брода и моста.

И Колыма не так постыла –

Медвежий угол те места!

 

Там не построишь в сопках дачу –

Кругом торосы, вечный лёд.

Решай, как можешь, сам задачу,

В пургу, в мороз и гололёд.

 

Пустой карман и тот с прорехой,

Подтрунивали бунтари.

По службе были чтоб успехи –

Так у военных исстари.

 

В семье возникли неполадки –

Глушь, неустроенность в быту.

Тогда ведь всем жилось несладко,

Коль говорить начистоту.

 

Эвены, чукчи, эскимосы –

Трудяги вечной мерзлоты.

Какие могут быть вопросы?

Я с ними тоже был» на ты».

 

Не приглянулась мне Чукотка,

Нашёл покой в родном краю.

Лишь проскользнула грусти нотка –

Теперь я точно не в строю.

 

Давно уж свёрнуты палатки,

Волненья, страсти улеглись.

Перед глазами снова хатки,

Пути-дороги разошлись.

 

Но не иссяк задор мой юный,

Не истончилась жизни нить.

Холмы не сдвинулись, как дюны,

И это надо оценить.

 

Я стал покладист поневоле,

Коль правде посмотреть в глаза.

Роднее, ближе стало поле,

Чем год иль два тому назад.

 

…У каждого из нас свой выбор,

Поэт надеждою живет.

Тот, кто об лёд не бился рыбой,

Навряд ли истину поймёт.

 

 

Путеводная звезда  

 

Ты чем озадачен, братишка?

Что зря грыз науки гранит?

И вместо хоромин - домишко?

Так Бог нас на свете хранит!

 

Другие прошли мы дороги

И выбрали главную цель.

Нас школьные звали пороги,

Нам дух поднимала метель.

 

И жизнь не была сиротливой

В пальтишках на вырост, до пят.

Мы детство считали счастливым,

Старались, аж перья скрипят!

 

Бывало, что нет реактивов,

И стёрлась от мела доска.

Под окнами плакала ива,

В карманах нет хлеба куска.

 

И в лёд превращались чернила-

В печи не хватало огня.

Техничка пораньше звонила-

Она ведь кому-то родня.

 

Мы были с тобой непоседы,

Романтика в путь позвала.

О дружбе вели мы беседы,

Звезда нас по жизни вела.

 

Нам выпала трудная доля,

Не верили в радостный день.

Влечёт нас по-прежнему поле,

Волнует дымок деревень.

 

Вещей бесполезных и броских

Не нажил крестьянин-мужик.

Зато зеленеют березки

И радует лебедя клик…

 

 

ПОРА ИЗВЛЕЧЬ УРОКИ

 

Среди людей немало чудаков,

Но есть еще беспечность и пороки.

Нельзя прожить без драк и синяков,

Пора извлечь из прошлого уроки.

 

Я видел боль, страдания людей,

Столкнулся с лицемерием и ложью.

Я перестал молиться на вождей,

Мой идеал – в ком светит искра божья!

 

 

СИЛА ТВОРЧЕСТВА  

 

Не до веселья и сомнительных забав,

Когда внезапно рухнули устои.

Скрипит колёсами крестьянская арба,

Дороги наши - дело не простое.

 

В столе стопа зачёркнутых страниц,

Я отупел от несусветной брани.

И взглядом провожая стаи птиц,

Хотел бежать за ними вслед быстрее лани.

 

Устал от множества таможен и границ,

Не радовался лозунгам и стягам.

А кто-то падал перед «ротшильдами» ниц,

Или надеялся, как прежде, на варягов.

 

Не от того ль истерзана душа?

Земля моя! И ты сдана в аренду?!

И грязи на нас вылили ушат,

Освистывая старую легенду.

 

В глазах не стало прежнего огня,

На сердце камень тяжелее гири.

И захотелось оседлать коня,

И проскакать остаток русской мили.

 

… Вот, наконец, забрезжился рассвет,

Затяжками попыхивала трубка.

Осталась в памяти на много лет,

О силе творчества зарубка.

 

ОКРЫЛЁННЫЕ СВОБОДОЙ

 

Строчат ловкачи мемуары,

Лелеют и холят внучат,

Богатыми вышли из свары,

Взялись молодых поучать.

 

Когда-то и нам обещали

Тряхнуть полновесной мошной.

Головушки только трещали,

Плужок где достать пропашной.

 

Поникли знамёна марксизма,

Но клич ещё в памяти свеж.

Развеялся миф коммунизма,

Без боя пал главный рубеж.

 

Народ терпелив от природы,

Столетия били челом.

Когда же вкусили свободы,

Событий согнул перелом.

 

Осушим слезу умиленья,

Заманчива светлая даль.

Набраться бы только терпенья

Глотать этот горький миндаль…

 

 

БАРСКИЕ АМБИЦИИ

 

Ушли великие и грозные цари,

Не продержались долго и генсеки.

А мы трудились от зари и до зари,

Но не наполнили запасами сусеки.

 

Не осчастливили партийцы и цари,

Скупают олигархи замки рыцарей.

Снуют повсюду их агенты-сыскари,

Непостижимы барские амбиции.

 

Кровь голубая или белая их кость,

Точнее – их надменные «сиятельства»,

Забыли, что буржуев у нас горсть,

К тому же есть другие обстоятельства.

 

Но им пока не страшен и монарх,

Они имеют деньги, власть и связи.

И правит бал сегодня олигарх,

Воистину – из грязи в князи!

 

Десятилетиями пили мы елей,

За это расслоение в награду.

Но жить мы стали всё же веселей –

Смеёмся над собою до упаду…

 

 

МЕНЯ НЕ ПОЗОВУТ НА ПИР И БАЛ…

 

Меня не позовут на пир и бал.

Что делать там без фрака и отличий?

По меркам свыше получу я низший балл,

Когда дойду до фактов и приличий.

 

А где та грань и чёткий интервал?

Как помирить нужду и изобилие?

Одним – бокал чтоб никогда не пустовал,

Ну а другим – чтоб по мозгам не били.

 

 

Мы снова слышим возгласы льстецов,

От них за деньги – речи о величии.

Им почести, им шкуры подавай песцов,

А потому возносят они спичи.

 

 

Не верьте им, когда кричат: «Народ!»

Им слово это вроде  заклинания.

Когда забот и дел невпроворот,

Нам не понять их мелкого желания.

 

Уж ни к чему эзопов мне язык,

И не нужны подачки и объедки.

Я не боюсь услышать властный зык,

Когда кричу про ложь, сжигая клетки.

 

И что меж кланов – свара и грызня –

Кому отрезать мякиш с той горбушки,

Что выбросят, как льготу, всех дразня:

«Хлопочем», мол, даём мослы с пирушки.

 

Всем издавна известно на Руси –

Уж очень любит власть покрасоваться!

«Пора уж языки вам прикусить,

Да и  в оффшоры незачем соваться…»

 

…………………………………..

 

Уж скоро выборы. Программы и платформы

На избирателей накатятся волной.

От них опять останутся лишь формы,

А содержание - забудут к посевной…

 

 

ПРЕДВЫБОРНЫЙ ПИАР

 

Русским Богом русская земля стоит.

(Русская пословица)

 

Товарищ мой, пенсионер в летах,

Который год в районе правду ищет,

Мол, у одних «мильоны» на счетах,

А у других в карманах ветер свищет.

 

Стою горой за друга своего!

Не для господ мы с ним растили смену.

Хоть нам уже не надо ничего,

Надежда есть – наступят перемены.

 

Сидим и ждем серьезных перемен,

За нас теперь решают депутаты,

Один из них – успешный бизнесмен

О равенстве шумит в теледебатах.

 

Когда услышали: «Тут нечего юлить!» -

Дыханье от щедрот перехватило, -

«Пора уже всю прибыль поделить!», -

Подумали – маленько подфартило!

 

Устами вашими да пить бы мед!

Да кто откажется сегодня от навара?

Хоть видит око, да зуб неймёт…

Глотайте, граждане, сентенции пиара!

 

 

Я ПОТЕРЯЛ НЕ ДЕНЬГИ – НЕЧТО БОЛЬШЕЕ…

 

Я потерял не деньги – нечто большее,

Замаринованным томился много лет.

И этот груз висит петлёй на шее

И сковывает, как бронежилет.

 

И на душе осадок  этой мути,

И гложат мысли о потерянных годах,

И не понять, и не дойти до сути, -

Чему ж учили нас «великие» в трудах?

 

И вдосталь наглотавшись книжной пыли,

Я сделал вывод, в общем-то, простой:

Кому-то деньги сами в руки плыли,

Напали жилу – самородок золотой!

 

У них конёк – выдумывать программы,

И рассуждать с ученым видом знатока.

Я обойдусь без колкой эпиграммы –

Цена таким не больше пятака.

 

А мы довольствуемся жалкими грошами,

Одно и то же надоело уж гудеть.

Пора сравнить с церковными мышами,

Привыкли в норах бедными сидеть.

 

 

 

Как пережить период потрясений,

И что еще тебе назначено судьбой?

Не посоветует ли «новый русский» гений:

Будь хитрым, оставайся с голытьбой!

 

 

ОСИЛИТ ВСЁ ВПЕРЁД ИДУЩИЙ

 

Беда опять подстерегла,

И рекам слёз не видно краю.

Меж нами пропасть пролегла,

Надежды тихо умирают.

 

Куда, орёл, взметнулся ты?

Ведь птицы путь всегда свой знают.

Летишь от бед и нищеты?

Или пророчества пугают?

 

Мы шли всегда своим путём,

Он у России был особенный.

Давайте ж опыт свой учтём

В тяжелый час для нашей Родины.

 

В краю предгорий и равнин

Осилит все вперед идущий.

Храни заветы, гражданин,

Как мир и труд, и хлеб насущный.

 

 

В НЕБЕ ОПЯТЬ ПОЛЫХАЮТ ЗАРНИЦЫ  

Просёлок заброшен, большак перепахан,

Нет в захолустье асфальтных дорог.

Не просыхает от пота рубаха,

Хоть бы заступник нам в чем-то помог.

 

Не сходят с экрана вальяжные лица,

Пугают масштабы хищений и мзды.

Может, кому-то воздастся сторицей

За нищих старух, что сидят без еды…

 

Им, беззащитным, больным и убогим,

Трудно терпеть неприкрытый обман.

Это они обивают пороги,

А ловкачи набивают карман.

 

… Вымерший хутор, за садом – криница,

Вода от дождей подступила к базам.

Встал на колени старик пред божницей,

Чтоб со свечою дать волю слезам.

 

В небе опять полыхают зарницы,

Будто  предвестие страшной беды,

Вижу вдали журавлей вереницу…

Как же нам выйти из бед и нужды?

 

ПЕРЕСТРОИЛИСЬ…

 

Не греют душу юбилеи-

Который год возводим дом,

Лакеи шастают в ливреях,

Но в счастье верится с трудом.

 

Певцы, народные трибуны,

Поднять не в силах вольный дух.

Мы все натянуты, как струны,

Нас не заманят под обух.

 

Откуда ротшильды явились?

И как смогли прибрать к рукам,

Всё то, за что так долго бились,

И что досталось на века?

 

Уже слагаются речёвки,

Идёт брожение умов:

Одним- прогнившие «хрущёвки»,

Другим – громады теремов…

 

Когда наступит отрезвленье,

Народ «героев» назовет.

Страна, увидев разграбленье,

Нужду и хворь переживёт.

 

 

ПРЕРВАННАЯ ПОСТУПЬ

 

«О,  стонать русской земле, вспоминая

первые времена и первых князей!»

«Слово о полку Игореве»

 

Часть I.  ВЗДЫБЛЕННАЯ РОССИЯ

 

Не монолог исповедальный

В основе повести моей.

О том, как люд многострадальный

Лишился родины своей.

 

На баррикадах Красной Пресни

Поднял оружие народ.

Мы долго после пели песни

Про судьбоносный поворот.

 

«Из искры пламя возгорится», -

Заполыхал пожар войны.

«Долой господ» - как говорится,

Ряды партийные стройны.

 

В час величайших потрясений

Не стало царского венца.

И трижды прав учитель-гений –

У нас достаточно свинца.

 

Тому немало подтверждений,

Как Русь слезами залилась.

Прошла террор и униженья,

И кровь рекою пролилась.

 

… Витал Молох над полем брани,

Пленённых к стенке – пуля вжик!

Христианин ли, мусульманин –

Тот и другой был наш мужик.

 

Пошли а атаку брат на брата,

С отцом рубились сыновья.

Невосполнимые утраты

Несла российская земля.

 

Кто победил – рассудит время.

Но камни надо собирать.

Не может ведь раздоров семя

Детей и внуков пожирать…

 

… Опять хлеба заколосились.

Задули домну мастера.

Страной Советов мы гордились,

Гремело дружное ура!

 

Рвались в высокие широты,

Кумиром стал отважный ас.

В полёт отправились пилоты,

Крепить единство групп и рас.

 

Но разрасталась сеть ГУЛАГа –

Кругом мерещились враги.

И перед смертью бедолаги

Кричали: «Сталин, помоги!..»

 

Не залечили эти раны –

Внезапно грянула война.

Седые наши ветераны

Хлебнули горюшка сполна.

 

… «Настал мой час», - подумал взводный,

И поборол животный страх.

Рекой разлился гнев народный,

И дрогнул ненавистный враг.

 

Четыре года жизнь в окопах,

Ожесточённые бои.

Шли в рост защитники на дзоты,

И клали головы свои.

 

Земля горела под ногами,

Сломали недругу хребет.

Далась победа над врагами

Ценой огромных трат и бед…

 

…Мы в монолит сегодня слиты,

И поколения мужей,

Стеною встанут на защиту

Священных наших рубежей…

 

 

Часть II.  РАЗВИТОЙ СОЦИАЛИЗМ

 

О прошлом нынче много пишут,

Хоть стало меньше простаков,

Но прегрешенья всё же спишут

На счёт ушедших стариков.

 

… Послевоенная разруха

Коснулась сёл и деревень.

И помнит древняя старуха

Про горсть муки на чёрный день.

 

Лишенья, беды и невзгоды –

У всех была одна судьба.

В неурожайные те годы

Изнемогала голытьба.

 

В сельмаг груженые телеги

Возили пайщикам хлеб-соль.

И до сих пор, друзья-коллеги,

В душе испытываю боль.

 

У инвалидов сплошь культяпки,

И «деревяшки» вместо ног.

А на гармонике- трёхрядке

Играл войны минувшей бог…

 

Фронтовики держали марку –

Работали за семерых.

Пошли усилия насмарку,

Бывало, ели даже жмых.

 

В колхозе за нос нас водили –

Ломали горб за семена.

За килограмм зерна судили…

Такие были времена.

 

Досталось крепким и убогим…

Пришлось судьбину испытать.

Мы сами выбрали дорогу,

Как возмущаться и роптать?

 

Кормить бесплатно обещали

Обедом праздничным в судках.

А несогласных укрощали

На Колыме и Соловках.

 

Но ликовали всенародно!

Сегодня это не понять.

Считалось делом благородным

Американцев догонять!

 

Мы славу  вовсе не стяжали.

Ушли в работу с головой.

К чему библейские скрижали –

Маршрут укажет рулевой!

 

И родила страна героев-

На первом плане норматив!

И хоть влачили жизнь изгоев,

Вперёд летел локомотив.

 

Не вылезали из бушлатов,

Привычным стал такой покрой.

А криминальный метод блата

Насквозь пронизывал соцстрой.

 

Вконец изматывала гонка,

Сошёл наш поезд под откос.

Дельцы монетой своей звонкой

Ребром поставили вопрос.

 

О чём судачили на кухнях

Не доходило до вельмож.

И в одночасье символ рухнул,

Вонзили в сердце острый нож…

 

… Мы шли своей, друзья, дорогой.

Всё было: голод и стрельба…

Беда осталась за порогом -

Такая выпала судьба.

 

ПЕРЕОЦЕНКА ЦЕННОСТЕЙ

ИЛИ ВЗГЛЯД БЕЗ ИЛЛЮЗИЙ

 

Не успокоились кликуши

Под колокольный перезвон.

А тут ещё творцы-чинуши

Идей подбросили вагон.

 

И не нашлось спокойной ниши

Для миллионов россиян.

Свалилось бремя выше крыши,

Не привыкать входить в изъян.

 

Менялись старые картинки,

Привычный рушился уклад.

Снесло не только восьмиклинки,

Когда случился смотр-парад.

 

Исконные теряли пяди,

Легла граница вдоль села.

Без нас ответственные «дяди»

Решали важные дела.

 

Осталось лишь даваться диву –

Как выжили в таком аду?

Дельцы в погоне за наживой

Убогому не подадут…

 

… Изведав горький вкус полыни,

Надеждой вечною живут.

Национальные святыни

К уразумению зовут…

                       

 

 

ДИКОЕ ТОРЖИЩЕ

 

 

«Умом Россию не понять».

Ф.Тютчев

 

Будем жить и мы с тобой богато,

Отдыхать за тридевять земель.

А пока обещанное злато

Сплыло с позволенья пустомель.

 

В пору перестроечных утопий

Рухнул величайший бастион.

И пропал в оффшорах Эфиопий

Не один российский миллион.

 

И когда гигантские заводы,

Выставлялись даром на торги,

Появились боссы-кукловоды,

И низам запудрили мозги.

 

Власти по добру не горевали,

Разрешили слушать чуждый рэп.

Обували нас и одевали

В модный заграничный ширпотреб.

 

Турки оказались скуповаты,

Надувалы рыночные - факт!

А с Востока братья-азиаты

Гнали, не стесняясь, контрафакт.

 

Тут ещё дефолт нам подгадали,

Стал совсем карман народный пуст.

«Нажимай, давай, на все педали!» -

Призывал с трибуны златоуст.

 

Без труда , не пожалев и брата,

 Загрёбли себе деньгу, а там-

Остальным – ничтожная зарплата,

По чужим ютиться им углам.

 

… Хочется и нам пожить богато,

Да с начальством что-то не везёт.

Слушаешь иных – ума палата,

Но сомненье всё-таки грызёт…

 

 

ДОЖДЁМСЯ ЛИ МЫ ЛУЧШЕЙ ДОЛИ?

 

"Не до жиру, быть бы живу"

               Русская пословица.

 

Народ всегда ждал лучшей доли:

Сто лет назад и в наши дни.

Нажил кровавые мозоли

И спину гнул за трудодни.

 

А жизнь - забавные качели,

Опять пришёл черёд господ.

Бесплатный сыр вкушать хотели

Да ухватили горький плод!

 

Перекосило рот и скулы,

Рука тяжёлая зудит.

Жиреют «алчные акулы»,

А уж чинуш - хоть пруд пруди.

 

Не разучились петь осанну,

Оратор – клоун для реприз.

Восторг царит неописанный –

За краснобайство первый приз!

 

Ах, доля странная такая-

То веселишься, то скулишь.

Удачу ждёшь, глаз не смыкая,

Себе лукавишь, брат, шалишь!

 

 

Раздумья

 

О, как трудился наш честной народ!

Ведь не давали нам ни отдыху, ни сроку…

Устали слушать возгласы: «Вперёд!» –

И надоело действовать с наскоку.

 

Мы шли вперёд, судьбе наперекор,

И устремлялись дружно на подмогу.

И если кто-то на руку был скор,

То выбирал опасную дорогу…

 

Но не пройти по жизни напрямик,

Случаются и взлёты, и паденья.

Пришла пора осмыслить всё, старик,

Уже не в радость даже дни рожденья.

 

Давно закрыт для нас парадный ход,

Пропала молодецкая ухватка.

Долги вошли сегодня в обиход,

А потому живется нам несладко.

 

Загнали в угол «жирные коты»,

Вцепились мертвой хваткой толстосумы.

Как выбраться из жуткой нищеты?

О будущем деревни наши думы…

 

 

Мысли из прошлого

 

Вскрылись зимние норки, оживились пригорки:

Значит, снова весна на оскольской земле.

Заменяю в саду у деревьев подпорки,

И ушедшие дни вспоминаются мне.

 

Эх, дойти б до криницы, в ней студёна водица,

Бьют в лесу из земли ледяные ключи.

Там, бывало, девицы, шить-вязать мастерицы,

На лугу за селом засевали бахчи…

 

Своротили бы горы, да прижали поборы,

Навалилась тоска – это как на духу.

Все попрятались в норы, не звучат переборы,

И колодезный сруб превратился в труху.

 

Но ведь жили ребята, в каждом доме – три брата,

И в делах мастаки, а теперь – старики.

Разве ж мы виноваты – как дожить до зарплаты?

Не найдёшь о таких ты нигде ни строки…

 

 

 

 

 

 

 

 

НЕ СТАТЬ МНЕ, РЕБЯТА, БОГАТЫМ…

 

Не стать мне, ребята, богатым,

Не светит мне, как ни крутись.

Вокруг полусгнившие хаты-

К богатству  не видно пути.

 

Нет, легче нам вовсе не стало,

Хоть многим намяли бока.

Низвергли вождей с пьедестала,

А новых не знаем пока.

 

Достойную жизнь обещали,

Устали терпеть и страдать.

Отцы наши кушали щавель,

А нам-то чего теперь ждать?

 

Глаза приоткрыла реальность –

Коррупция прёт через край.

Такая, простите, ментальность –

Опять обещают всем рай…

 

 

КОГДА БЕДА, ТО ВСЕ МЫ КАК  ОДИН

(заметки на полях)

 

У нас сегодня бодрый внешний вид,

Повысилась и общая культура.

И всё ж загадочен российский индивид,

И не изучена совсем его натура.

 

Везде прогресс, а мы скатились вниз,

Хоть отцепили лишние вагоны.

По казнокрадству переплюнули Тунис,

И ЖКХ в неслыханном загоне.

 

Не решены проблемы стариков,

И детские сады – больная тема.

А тут ещё проштрафился Лужков –

Какой-то сбой опять дала система.

 

Когда беда, то все мы как один,

Несчастья, к сожалению, бывают.

Тогда уж и мужик, и господин,

На случай вряд ли уповают.

ИЗВЕЧНЫЙ ВОПРОС

 

Меловые холмы за кабиной мелькают,

По просёлку с утра я отправился в путь.

Капли чистой росы по стеклу ветровому стекают

И пульсирует кровь, как прыгучая ртуть.

 

Не курьером лихим разъезжал я по свету,

Не на борзых конях начинал свой разбег.

На извечный вопрос не нашёл я ответа,

И растаяли дни, как спрессованный снег.

 

На развилке дорог, словно на перепутье,

Непростой предстоит для меня разговор.

Как простым мужикам докопаться до сути,

Как изжить, наконец, пресловутый фавор?

 

Я вернулся в село, закоулок ольховый,

Край седых стариков, одиноких старух.

Что мне скажут в ответ ветераны и вдовы,

Когда я поделюсь с ними «мыслями вслух»?..

 

 

ПРАВДА ЖИЗНИ

 

Я проснулся туча-тучей.

Будто кубок сдал «Спартак».

Иль во сне сорвался с кручи,

Или в жизни все не так?

 

Жизнь чему сегодня учит?-

Свято место – кабинет.

Сразу будет денег куча,

И достаток на сто лет!

 

Развалили нерушимый,

Чтоб взобраться на престол.

На полях вокруг плешины,

В кабинетах – круглый стол!

 

Вот и рвутся в кабинеты,

Словно стая мух на мёд.

 Но с такими  – по приметам -

Попадем мы в переплёт…

 

 

МЫСЛИ ВСЛУХ

 

Какой сын земли деревенский

По местности не колесил?

И спрашивал не по-джельтменски:

Как дальше нам жить на Руси?

 

С мечтой заветной простились,

Ослабли правленья бразды.

Чего же мы с вами добились?

Глубокой межи-борозды.

 

Вокруг громоздятся палаты

И замки холёных чинуш.

Мздоимство, обман и растраты,

Успеть бы сорвать им свой куш.

 

А как это всё начиналось?

Тенями застойных времён.

Компания «лиц» подобралась,

И был наш народ разорён.

 

Теперь нам заморские виллы

С высоких трибун посулят.

Стяжательства эти бациллы-

Смертельный для нации яд…

 

… Опять поднялась суматоха,

Переполох в терему.

И если тут нету подвоха,

Тогда уже быть по сему…

 

 

НЕ СОТВОРИ СЕБЕ КУМИРА  

 

Я не объехал с экспедицией полмира,

Но  на Руси немало повидал.

Когда  Москва  нашла себе кумира,

То от щедрот чуток не зарыдал...

 

Нас  ублажали   сладкими  речами

И  планами – ужель не устою?

Кто  ближе -  одарили калачами,

А  остальным  -  обилие  в раю!

 

 

Попали  в  непростые  передряги-

Такое не приснится  и  во  сне.

Нахлынули  проныры  и  варяги-

Душой  не  отогреться  по  весне...

 

Теперь сижу,  штудирую  Шекспира,

Хоть и ушел давно он в мир иной.

А вот от тех, кто сотворил кумира,

Отгородился бы китайскою стеной…

 

 

РАЗГОВОР ПО ДУШАМ

 

Снова замаячил передел,

Рушатся раскрученные бренды.

Вот и мне клочок земли – надел –

Не приносит пользы от аренды.

 

А зачем тебе земельный пай? –

Он сейчас как мёртвому припарки.

Лучше панегирики кропай,

Будут и награды, и подарки.

 

Над копейкой в кризис не дрожи,

Нас и так до нитки обобрали.

И не верь в пустые миражи,

Крутимся, как видишь, по спирали.

 

Если же настырный шалопай

Под шумок прихватит миллионы,

Ты ему дорогу уступай,

Мы с тобою – белые вороны…

 

На меня, дружище, положись,

Вместе не страшны нам передряги.

Посмотри, вокруг какая жизнь!

Мы же за неё скрестили шпаги.

 

…Это однокашник позвонил,

Как бальзам душе моей ранимой.

Он когда-то в партию сманил,

И теперь старается, родимый…

 

 

 

 

ЗНАЧИМЫЕ ВЕЛИЧИНЫ

 

Как таблицу умноженья

Знает таксу важный чин.

Я о нём без уваженья-

Не приемлю величин.

 

А ему дорожки стелют

И заглядывают в рот.

Он  доход келейно делит,

Но безмолвствует народ.

 

Год от года из России

Утекает капитал.

Мораторий вечный в силе

И дневальный не устал…

 

 

МЫ НИКОГДА В ГЕРОЯХ НЕ ХОДИЛИ…  

 

Мы никогда в героях не ходили,

Но жили так, чтоб краше стала Русь;

Чтобы потомки нас не осудили,

Мы заповеди знали наизусть.

 

Теперь в ходу совсем иные фразы:

«Проворовался», знать ,  «попутал бес»…

А между тем груженые «КАМАЗы»

Вывозят за границу русский лес…

 

И мы, в труде растратив свои силы,

Как искры, угасая на лету,

Не верим, что мошенники-кутилы

Даруют  нашу  светлую мечту.

 

Когда вокруг царит неразбериха,

Была охота попадать в силки!

И, осознав, почём у нас фунт лиха,

Держитесь, дорогие старики!

 

 

ОСМЫСЛЕНИЕ ПРОИСХОДЯЩЕГО  

 

Мы события в чём-то торопим,

Но нельзя убежать от беды и грозы.

Потому попадаем в болотные топи

И осмыслить не можем простые азы.

 

Все мы люди советской культуры,

Коммуналки прошли с малых лет.

И великие с виду фигуры

Не оттуда  ли вылезли в свет?

 

Кто-то с детства батрачил в колхозе,

А иной приторговывал хной.

Не имел бы он связи в лесхозе,

То остался б дворовой шпаной.

 

И такие вот люди – пройдохи,

Носом чуяли, где что урвать.

Нам  достались лишь жалкие крохи,

Ну а эти пошли гарцевать.

 

И когда люд крестился и ахал,

Были те, кто от счастья визжал.

Так страну довели до развала и краха,

Сами в спину вонзили кинжал…

 

Верю:  солнце достигнет зенита,

Луч надежды нам высветит путь.

Чтобы, горя хлебнувши досыта,

Как потухший вулкан, не уснуть.

 

 

МОЖЕТ, КТО УСЛЫШИТ ЗОВ СЕРДЕЦ…  

 

 Во всю мощь врубили караоке,

 Шеф поплыл к лазурным берегам.

 Бизнес весь в оффшорах на востоке,

 Целый мир упал к его ногам.

 

 Бедному куда теперь податься?

 Всё добро прибрали уж к рукам.

« Не пытайтесь с боссами бодаться»-

 Мой совет больным и старикам.

 

 Виллы, рестораны и банкеты,

« Разгуляй» идёт по всей Руси!

 Только не завидуйте, аскеты,

 Благ земных вовек вам не вкусить...

 

« Дать на лапу»-  притча во языцех,

 Кто теперь в России не крадёт?

 Если надо, могут побожиться:

 "Благосостояние грядёт!"

 

 Забурлили уличные страсти,

 Горожане вышли на мороз.

 Так и будут сыпаться напасти,

 Если не задуматься всерьёз.

 

А вокруг -  разбитые дороги...

 Где же ты, спаситель-удалец?

 Помогите сирым и убогим,

 Может, кто услышит зов сердец…

 

 

ОЧНИСЬ ОТ СНА, ВЕЛИКАЯ СТРАНА!

 

Вновь захлестнул событий ураган,

 Бурлит разбогатевшая столица.

 А кто-то обнажил свой ятаган

 И не к добру завыла вдруг волчица.

 

 Очнись от сна, великая страна!

 Не допусти в селеньях братской смуты.

 Возвысь свой голос правды, старина,

 Чтобы не стать раздетым и разутым!

 

СНИМИТЕ С ГЛАЗ МУТНЫЕ ШОРЫ…  

 

Снимите с глаз мутные шоры,

Не слушайте бред пустомель.

Все деньги уплыли в оффшоры,

Поэтому  сели на мель.

 

Немало поломано копий,

И море уж  пролито слёз.

Нельзя в атмосфере утопий

О будущем думать всерьёз.

 

Кому мы отдали заводы?

И где этот добренький пан?

Нужны ли хвалебные оды,

Коль сами попали в капкан?

 

Что нового скажут в посольствах?

Своя голова на плечах.

Россия- страна  хлебосольства,

И край наш ещё не зачах.

 

Снимите с  глаз мутные шоры,

Неправда, что нечем нам крыть.

И если мешают оффшоры,

Их запросто можно прикрыть!

 

 

«ПРИЧЁСАННЫЕ ФРАЗЫ»

 

Читать законы и указы

Не все желанием горят.

Зато «причёсанные фразы»

С трибуны часто говорят.

 

В глаза кто режет правду-матку,

Тот диссидент и ренегат.

А кто не лезет сдуру в схватку,

Тот туз и сказочно богат.

 

Нас в захолустье бездорожном

Всех уравнять в правах хотят.

Но на душе опять тревожно –

Не отберут, так запретят.

 

Идём сегодня снова в ногу,

На марше мирный караван.

На ту ли вышли мы дорогу?

Не ошибись, смотри, Иван.

 

Отчизне раз ведь присягают,

Ты клятву верности храни.

Хоть неизвестность и пугает –

Достоинство не урони.

 

Беда случится у порога,

То сам, конечно, не плошай.

Коль трудной выпала дорога,

Правдивым словом утешай…

 

НА РУБЛЁВКЕ Я НЕ ЖИЛ…  

 

На Рублёвке я не жил,

С фирмачами не дружил,

За границей не имел яхт и дач.

Позолотою тельца

Не заманят удальца

И  по пятницам не жду передач.

 

«Всё меняется, старик!»-

Услыхал я чей-то крик.

Однокашник в ранний час разбудил.

«Нос не кажем из норы,

Обнищали все дворы,

Где тот барин, он бы нас рассудил?..»

 

Вся Сибирь опять в дыму,

Нам размолвки ни к чему,

И без этого гора важных дел.

Устремления просты:

Строить башни и мосты,

И заканчивать пора беспредел!

 

 

ОТ МАГДАГАЧИ ДО МОГОЧИ

(походная песня)

 

Строем, с песней, в погонах

Новобранцы идут.

В укрепленных районах

Пополнение ждут.

 

Парни карты-двухвёрстки

Уложили в планшет.

Как угри, они вертки,

Не собьет рикошет.

 

Автоматы пристреляны

На ремнях штык-ножи.

Пусть еще не обстреляны,

Но в строю не дрожим.

 

Слева стук автомата,

Барабанная дробь.

Слышен голос комбата:

«Первогодки – не робь!»

 

Мы идем вдоль Амура,

Дышим жаром сердец.

Кто сказал – пуля дура?

Штык всегда молодец!

 

Ночи стали короче,

А денёчки длинней.

Скоро будем в Могоче

Через несколько дней!

 

 

РОДНАЯ ЗЕМЛЯ

 

 

Я ЖИВУ В ЗАПОВЕДНОЙ ГЛУШИ  

 

Я живу в заповедной глуши,

Небеса у нас – синяя ткань.

Не несутся потоки машин

В позабытую Тмутаракань.

 

В стороне от бетонных дорог,

Топчем росные травы лугов.

И поросший кустарником лог-

Место наших неслышных шагов.

 

Не стремятся в глубинку спецы,

Не затащите, как ни аркань.

Помолитесь, святые отцы,

За оскольскую Тмутаракань.

 

 

 

БРОШУСЬ В ТРАВЫ РОСНЫЕ С РАЗБЕГА…

 

Наконец вернулся в край родимый,

Вижу перелески и поля,

Старый храм, молящимися чтимый,

И постройки сельского жилья.

 

Вот дубрава справа от дороги,

Слева - пруд, в низине за мостом.

Поскорей размять стараюсь ноги-

В пойме луг раскинулся холстом.

 

Брошусь в травы росные с разбега,

К доннику душистому прильну.

SMS отправлю в град коллегам,

Что нашел в районе целину.

 

И пойду пешком я вдоль протоки,

Наслаждаясь пеньем малых птах.

Здесь мои и корни, и истоки,

И друзья старинные в летах!

 

 

НЕ ВСПОМИНАЮ О СТОЛИЦЕ

 

Не вспоминаю о столице –

Там много праздной суеты.

Решил в деревне поселиться

И за собою сжег мосты.

 

Жить на селе – предел желаний,

Вокруг – земная благодать.

Лишь надо сжать покрепче длани,

И непременно созидать.

 

Вблизи – цветущий город стали,

Земля – ценнейший чернозем.

Денечки светлые настали!

И воз мы свой не зря везем.

 

Вдыхать здесь буду запах мяты

И нивы хлебные стеречь.

Пускай не стану я богатым,

Ведь не об этом, други, речь!

 

 

РОДНАЯ  ЗЕМЛЯ  

 

                           Ой ты, Русь, моя родина кроткая,

                           Лишь к тебе я любовь берегу.

                           

                           Сергей Есенин

 

Предо мною - речная долина,

Плодородна родная земля.

С юга лебеди тянутся  клином,

Вот и мне начинать всё  с  нуля.

 

 

Я  окрестности взглядом  окинул-

Кто у нас  на селе  да не смел!

Я бы вширь наши нивы  раздвинул,

Если б был я простой  землемер.

 

Отшумело весной  половодье

И насытились влагой  поля.

Урожай принесут нам  угодья-

Возродится деревня моя…

 

Пусть звучит над просторами  лира,

Красит жизнь хуторов,  деревень.

Пожелаем всем счастья  и мира,

Чтобы радостным был новый день!

 

 

БУДОРАЖИТ ДУШУ ЗАПАХ ХВОИ…  

 

Будоражит душу запах хвои,

Вновь иду я берегом реки.

В камышах притихли козодои,

По щекам стекают ручейки.

 

Запевай, весёлый запевала!

Вот она, родная колея.

Здесь впервые радость познавалась,

А потом  уж - горечь бытия…

 

И  встаёт  доныне  пред  очами

Яркий отблеск утренней зари,

Ветерок берёзоньку качает,

На лугу в шеренгу косари…

 

Надо мной проносятся чечётки,

На щеках просохли ручейки…

Я  перебираю в руке  чётки

И шагаю берегом реки.

 

 

МОЙ АДРЕС - РОДНАЯ ДЕРЕВНЯ

 

Мой адрес - родная деревня

Затихли удары судьбы.

И лес, и река, и харчевня

Всего в двух шагах от избы.

 

Верстах в десяти полустанок,

Открыт для романтиков путь,

А я торопиться не стану,

Мне полной бы грудью вдохнуть.

 

«Ты сделал неправильный выбор,-

Друзья говорили не раз-

Тут скоро земля встанет дыбом,

Забыли, наверно, про вас».

 

Пустое! – Забыли, забыли…

Наскучило шапку ломать!

Мы, главное, всё-таки были,

Пытались село поднимать…

 

 

ОСКОЛЬСКАЯ СТОРОНА

 

Приосколье, родная сторонка,

Уголка нет на свете милей.

Я стою у запруды с котомкой

И любуюсь стеной тополей.

 

Я с мальчишками в детстве здесь бегал,

И по жилам гонял кровоток.

Но страна серебристого снега

Увлекла далеко на Восток.

 

И теперь – даже в дождь, в непогоду,

Поспешаю к тебе, мой Оскол.

Я испил твою чистую воду

И тернистый прошел частокол.

 

 

МЕЛКОВОДЬЕМ БРЕДУ, СПОТЫКАЮСЬ…  

 

 

 Мелководьем бреду, спотыкаюсь,

 Бултыхаюсь у всех на виду.

 Упаду, поднимусь и покаюсь,

 И без устали дальше иду.

 

 Примечаю плакучую иву,

 Обращаю свой взор к небесам.

 Предаваться ли дивному диву

 Иль уйти к заповедным лесам?

 

 Только что-то душа неспокойна.

 И я снова, как прежде, иду

 К тополям, величавым и стройным,

 И к заросшему ряской пруду.

 

 Там, на склонах холмов вдоль обрывов,

 Тёрн, цепляясь, растёт по краям...

 И немало душевных порывов

 Улетают во след журавлям...  

 

 

В НЕБЕ АИСТЫ ТИХО ПЛЫВУТ…

 

 Перелётные птицы - певуньи,

 Почему улетаете в даль?

 А без вас даже в дни полнолунья

 Грусть на сердце и гложет печаль.

 

 Горемычному стих или ода

 Не помогут открыть горизонт.

 На душе  пустота, непогода,

 От тоски не укрыться под зонт…

 

 Но вернулись домой трясогузки,

 Колют лёд у замерзших прудов.

 И не так уже улочки узки,

 И улыбка не стоит трудов.

 

 Уж друзья чемоданы пакуют

 И  на отдых  на море зовут.

 Только еду весной на Оку я-

 В небе аисты тихо плывут…

 

 

Моё Приосколье

 

Запахом хвои пахнуло в лицо,

Зазеленели окрестные взгорья.

Клёны покрылись янтарной пыльцой,

Дышит весною моё  Приосколье.

 

Вновь оживились луга и поля,

Чудный узор расплели первоцветы.

Слышится дивная трель соловья-

Светлых надежд вековая примета.

 

Не потому ли отрезок пути

От родника и до тихой речушки,

Даже на шаг не могу сократить,

Слушая трели волшебной пичужки.

 

Снова, как в детстве, волнуют меня

Эти знакомые, милые дали.

Только нет рядом лихого коня,

И на груди потускнели медали…

 

Но отчего на душе так легко?

Это природа от спячки очнулась.

Стал я, как прежде,- кровь с молоком,

Юность ко мне издалёка вернулась…

 

 

Я, КАК  ВО СНЕ, ИДУ СРЕДИ ПОЛЕЙ...

 

Я, как во сне, иду среди полей –

Заколосилась рожь, под стать пшеница.

Но я не вижу там любимых журавлей,

Наверно, мне пора угомониться.

 

Ах, поле-полюшко, ты не взыщи,

Что я к твоим росткам лишь прикоснулся.

И, ветер северный, мне не свищи,

С тобой лицом к лицу не раз столкнулся.

 

Поклон кладу тебе, цветущий лён,

 Тебе расти — цвести, а мне клониться.

У дома ждёт меня мой старый клён,

Я только там могу уединиться.

 

А радуга к себе опять манит,

Цветастым кружевом весь луг покрылся.

И солнце уж давно прошло зенит,

Но луч за горизонт ещё не скрылся.

 

К чему спешишь или чего ты ждёшь?

Путь не закроется туманным пологом.

Рассвет свой встретишь и судьбу найдёшь

На жизненном пути – тернистом, долгом.

 

 

НАЕДИНЕ С ПРИРОДОЙ  

 

Зашумел по ветвям ветерок,

Дуновением душу лаская,

И с фиалки сорвал лепесток,

Как мальчишку, меня развлекая.

 

Я нашёл для себя уголок,

Где живёт заблудившийся ёжик.

Уведут от соблазнов и склок

Сердцу милые ленточки стёжек.

 

Я по ним снова в поле пойду,

Вспомню, как собирал там колосья,

Как с друзьями играл в чехарду.

Рядом с полем когда-то ведь рос я.

 

По оврагу спущусь к роднику

И умоюсь водой ключевою,

И к сплетённому в поле венку

Я добавлю пахучую хвою.

 

Я иду, чтобы к сроку поспеть

К тем местам, где я бегал подростком,

Всё, что дорого, мне бы воспеть,

Но лишь память звучит отголоском.

 

 

ПРИОСКОЛЬСКАЯ ВЕСНА

 

Рудный край, родимая сторонка!

Необъятна ширь твоих полей.

Мне весною трелью твоей звонкой

Успокоит душу соловей.

 

Вслушайтесь, как в рощах и дубравах,

В придорожных ивовых кустах

И на луговине в сочных травах

Льются песни перелётных птах.

 

Переливы, трели, щебетанье

Льются от зари и до зари.

На одном, наверное, дыханье

Целый день воркуют сизари.

 

Распустились нежные фиалки,

И закопошились мураши.

Разыгрались детки со скакалкой –

Настоящий праздник для души!

 

УГОЛОК РОДНОГО КРАЯ

 

На пригорке дружною семейкой

Полошатся гуси у гумна.

А в низине изумрудной змейкой

Расплескалась тихая Дубна.

 

У моста затопленные плиты

Ускоряют лёгкий бег реки.

Ивы и тенистые ракиты

Навевают капельку тоски.

 

За прудом, заросшим липкой тиной,

Затевает стройку «КМАруда».

И природы дивная картина

Видимо, исчезнет навсегда.

 

Я на пруд частенько прошлым летом

Бегал на мостки у ивняка.

И часами там перед рассветом

Наблюдал игру молодняка.

 

И сейчас знакомою тропинкой,

Где когда-то пас я лошадей,

Тороплюсь, как школьник на разминку,

Посмотреть на белых лебедей…

 

 

ОСЕННИЕ МОТИВЫ

 

Преподносит нам осень сюрпризы,

Ливни стог спрессовали в брикет.

Водопады стекают с карнизов,

Пригодятся и зонт, и жакет.

 

То распутица, то гололедица,

Не поймать уже в речке ерша,

Рассердилась Большая Медведица,

Поливает дождем из ковша.

 

Плачут каплями голые ветки,

И на вырубках нету опят.

Канарейки свистят только в клетках,

А ежата давно уже спят.

 

В хмуром небе порхают снежинки,

И подернулась рябью вода.

Опустели лесные тропинки.

Межсезонье - пришли холода.

 

В полыньях еще плавают утки,

Кромка льда, как прозрачный хрусталь.

И несут реки круглые сутки

Вод осенних холодную сталь.

 

Не звучат уж давно дискотеки,

Вьюга скоро поднимет свой вой.

От мороза слипаются веки,

Отоспится природа зимой.

 

 

ОСЕНЬ КРАСИТ КРОНЫ ЗОЛОТОМ…

 

Осень красит кроны золотом,

Мне виски посеребрит,

Голова от дум расколота,

Но к весне перебелит.

 

Эх, краса природы дивная,

Кручи стали высоки!

Только вестница наивная

Избавляет от тоски.

 

Барабанит дождик арию,

Обновляет витражи.

Роща – выставка гербария.

Или это миражи?

 

Осень – время безмятежное,

Завихрение оси!

А зима наступит снежная –

Смолкнет детства клавесин…

 

 

СОН И ПРОБУЖДЕНИЕ ПРИРОДЫ

 

За окном листопад, лес одежды теряет,

Скоро белым снежком припорошит поля.

Лишь березка грустит, будто всех укоряет,

Да блестят серебром вдоль дорог тополя.

 

Белоснежный наряд станет дивной загадкой,

Сказкой долгих, таинственных лунных ночей,

И мерцающих звезд, заглянувших украдкой

В мир неоновых ламп, в миллионы свечей.

 

И завьюжит метель мириады снежинок,

Будет ветер трепать обессилевший хмель.

Я люблю наблюдать краски зимних картинок,

Как уносят с рябин снегири карамель.

 

В новогодние дни закружат хороводы,

А природа в тиши будет спать до весны.

Под пушистым платком спят озимые всходы,

Зеленеют лишь лапы  озябшей сосны.

 

Как не злится зима, вновь оттают цепочки

Всех следов на снегу, уходящих под ель.

Вербы снова раскроют пушистые почки,

Их разбудит от сна своим звоном капель.

 

И предвестник тепла муравей-работяга

Поутру заспешит управляться в делах.

Над притихшим леском – вальдшнепиная тяга,

Вновь появится сок на оживших стволах.

 

 

ОСЕНЬ ЗОЛОТОМ ЯРКИМ ПЫЛАЕТ…

 

Осень золотом ярким пылает,

Бабье лето уже отцвело.

Солнца луч свой привет посылает,

Отражаясь в реке за селом.

 

Небосвод снова чист и прозрачен,

Озимь всходит зелёным ковром.

Лес багряной каймой обозначен,

Возвышаясь вдали за бугром.

 

Диск ярчайший повис над запрудой,

Цветом вишни облит краснотал.

Краски осени – тихое чудо!

Я о днях таких втайне мечтал.

 

 

 

 

 

 

НЕТ БОЛЬШЕ НИ ТЕНИ СОМНЕНИЙ  

 

Нет больше ни тени сомнений –

Поля, перелески окрест.

Из всех городов и селений

Желаннее не было мест.

 

Здесь в детстве ходили мы в школу,

Спешили на речку гурьбой.

Добраться до града Оскола

Стремился в то время любой.

 

Как быстро промчались те годы!

Мужчинами стали юнцы.

Одни подались в мореходы,

Другие пошли в погранцы.

 

Но где бы кто ни был – тянули

Оскольские наши края.

Отечеству мы присягнули -

Встречай же, родная земля!

 

 

ПРОЛЕСКИ    

                           Роща синим мраком

                           Кроет голытьбу…

                           Сергей Есенин

 

В марте голубеют

Пролески в снегу.

Что мне душу греет,

В сердце сберегу.

 

 

Радовались дети

Солнцу и весне.

В годы лихолетья

Жили как во сне.

 

Время испытало

Бывших сорванцов.

Слёзы и усталость

Стали их венцом…

 

В марте голубеют

Пролески в снегу.

Что мне душу греет,

В сердце сберегу.

 

ВДЫХАЮ ТОНКИЙ ЗАПАХ ХВОИ…  

 

Вдыхаю тонкий запах хвои,

Ступив на шаткое крыльцо.

 Над домом пчёлы вьются роем,

Неся в ульи нектар с пыльцой.

 

А сад наполнен птичьим пеньем,

Чаруют трели соловья…

Как много сил и вдохновенья

Дарует родина моя!

 

 

ВЫ ЗИМОЙ НЕ УСЛЫШИТЕ ТРЕЛЕЙ

 

Вы зимой не услышите трелей,

Не увидите клин журавлей.

Уж постригли со льна все кудели,

Вереницы степных кораблей.

 

Так устроена наша природа –

Одиноко у стылых прудов.

Будто вечность – всего-то полгода!

Всё во власти земных холодов.

 

Звон капели разбудит овраги

И наполнит их талой водой.

Не ходите к березам с баклагой,

Пусть их сок пьет листок молодой.

 

Зашумят вновь зеленые кроны

И в садах запоют соловьи,

И в лучах от небесной короны

Зашныряют в траве муравьи.

 

Подождите, осталось немного,

Скоро роза раскроет бутон.

Он спасет нас от дыма и смога

И в мажор зазвучит камертон.

 

 

 

***

Ольге  Лофицкой

Пью капли живительной влаги,

Вдыхаю прохладу росы,

Две строчки на белой бумаге –

Ваш почерк с наклоном косым.

 

Как мог предаваться я грусти,

Читая посланья княжон?

Я мало что смыслю в искусстве –

Мелодией слова сражён!

 

 

А ты о жизни расскажи…

 

Не беспокоит детвора,

Не подают сигнал тревоги.

Настала тихая пора,

Ты словно тополь у дороги.

 

Ты не мешаешь никому,

И это стоит уваженья.

Царит спокойствие в дому

Без суеты и напряженья.

 

Да вот заехал отставник,

Тянул и он когда-то лямку.

Всегда шутник, а тут вдруг сник,

Хрипя «Разлуку» под тальянку.

 

«А ты о жизни расскажи,

О чем сегодня пишет пресса?

Достали плуты-типажи

В эпоху общего прогресса».

 

Проговорили до утра

Про наши вечные реформы.

Они как прадедам муштра,

Перестарались выше нормы.

 

Зачем-то вспомнили Петра,

Что «прорубил» окно в Европу.

Да, голь на выдумки хитра,

Бежим туда скорей галопом!

 

Несовместимы лоск и шик,

И обнищание народа.

Закрыл на время свой дневник,

В душе от мыслей непогода…

 

 

ПУСТЬ ХОТЬ СВОД НЕБЕСНЫЙ РУХНЕТ

 

Пусть хоть свод небесный рухнет –

Был бы слышен звон монет.

Разговор ведём на кухне –

Правда это или нет?

 

Наливаем кипяточку-

Вот где слава и почёт…

Рановато ставить точку-

У меня другой подсчёт.

 

Не горюй, моя старушка,

Глянь, чреда крутых карет.

Там у барина пирушка-

Обмывает кабинет.

 

У селянина от силы

Наберётся горсть монет.

А у бравого кутилы

Миллиарды в портмоне.

 

И народ вокруг «солидный»-

Зазывалы, торгаши.

Только мне до слёз обидно-

Сад погибнет от парши.

 

Обещали прошлым летом

Тишину и благодать.

Как разведать у клевретов

Где, кому и сколько дать?

 

Рассказал бы я полпреду,

Кто у нас тут первый тать.

Но сначала к логопеду,

Чтоб заикою не стать!

 

Я ж без знатной родословной,

Бедный дед один в роду.

Только пульс пока что ровный

И с природою в ладу.

 

Мне знакома вся округа,

Выручает «конь-седан».

А пойдёт судьба по кругу-

Можно снова в Магадан!

 

Хоть работаю со словом,

Речь цветистая – мура.

А у нас и пустослова

Принимали на ура!

 

Кризис вдарил по карману,

На пройдохе нет лица.

Как заморскому гурману

Без икорки и тунца?

 

Нам же хрен дороже пиццы

И текилой упились.

Эх, страна цветного ситца,

Не печалься – веселись!

 

… Если что сказал нескладно,

Извините, господа.

Вам виднее из парадной,

Все доклады – сплошь вода…

 

 

ВЧЕРА БЫЛ ПРИГЛАШЕН НА ВЕЧЕР ЗВАНЫЙ…

 

Вчера был приглашен на вечер званый

И допоздна дурачился в гостях.

А что для счастья надобно Ивану?

Чтоб не считали деревенщиной в лаптях!

 

Уж лучше бы таскал солдатский ранец,

Хоть много утекло с тех пор воды.

А тут зовут меня на белый танец

И шагу не ступить без тамады…

 

Наутро как бездомный оборванец –

Я ж у себя удачу сам краду!

Не вдохновляет осени багрянец

И не шумит березонька в саду.

 

Но вновь беру я чистый лист бумаги,

Услышав птичий гомон за окном,

И скрежет допотопной колымаги,

И шум зерносушилки за гумном.

 

Я открываю настежь окна, двери,

Полей вдыхаю свежий аромат.

Очнись скорее, сонная тетеря,

И подбирай для встреч другой формат!

 

 

Мы, наконец-то, выбрали свой вектор

 

Мы, наконец-то, выбрали свой вектор,

И в планах только добрые дела.

Рачительный хозяин наш директор,

Преобразились улицы села.

 

Избавились от мелочной опеки,

Ушли давно от дедовской сохи.

Модельная у нас библиотека,

И, значит, будут новые стихи.

 

Довольны молодёжь и ветераны,

Пришёл достаток снова к нам в дома.

Не затихают полевые станы –

Быть урожаю в осень в закромах.

 

Позвать бы нам художников маститых

Живописать наш местный колорит.

Как говорят, и мы не лыком шиты,

Наладим вместе сельской жизни ритм!

 

                                

северное сияние

 

Магаданские мотивы

 

Мне не снился экстрим по ночам,

Лишь природа весною шептала.

Но махнул я на север к бичам,-

Видно, бед и проблем не хватало.

 

На песочке вчера загорал,

Только остров туман вдруг окутал.

И напрасно глаза протирал –

 С облаками я снег перепутал.

Под ногами кругом мерзлота,

И воробушек здесь не чирикал.

Лишь вдогонку бортам у порта

Флюгер жалобно что-то  пиликал.

 

Сунул в правый карман амулет,

В левый - фото с друзьями у  драги.

Если б выдали волчий билет,

То таскал бы стволы и коряги…

 

…Жгучий иней до самых бровей,

Жмёт мороз от Теньки до Усть-Кута.

И заснеженный порт Кепервейм

Оказался в начале маршрута.

 

В дикой тундре - громада АЭС,

Всё сработанно чётко, по плану.

Век двадцатый, отсюда  прогресс,

Повезло, видно, снова Ивану!

 

Пить не стали мы на брудершафт –

Тут другой этикет уважают.

Под крылом необжитый ландшафт,

На хребты самолёт не сажают.

 

Над посёлком мы входим в вираж,

И крылом чуть скалы не касаясь,

Проявил мастерство экипаж,

На застывший бетон приземляясь.

 

Рейс обратный неделю прождёшь,

Край земли ощутили всей кожей.

В зимний вечер веселье, галдёж,

Как калика, твой друг, перехожий…

 

Здесь не меркнут в ночи небеса,

Облака необычной окраски,

И умелец нам клык расписал

Зарисовкой этнической сказки.

 

Мест таких на земле  не сыскать,

Оживают весной даже скалы.

Отчего ж навалилась тоска,

Когда вдруг зазвенели бокалы?..

 

…Не возьмёт нас судьба под уздцы,

Мир скитам и крестьянским лачугам!

Оставайтесь, друзья-удальцы,

А я в край, где гнездятся пичуги.

 

Не забыть мне морских берегов,

След за драгою в грунте петлями.

А сверкание вечных снегов

Мне дороже всех пляжей Майами.

 

Я горжусь моей дивной страной,

Помню лёд Колымы и Чукотки.

Если есть под луной рай земной,

Пусть заходят туда наши лодки!

 

 

КОЛЫМСКИЕ ТРАКТЫ

 

На трактах колымских, ухабистых, пыльных,

Летом коротким – дожди и туман.

Их проложили колонии ссыльных

Из политических и басурман.

 

Лучших поэтов, врачей и учёных

Гнали этапом  в район Колымы.

У миллионов зэка обречённых

Были в руках лишь кирки да ломы.

 

Знает и помнит один лишь Всевышний,

Что тут творилось на крае Руси…

Не сосчитать, сколько лагерных нищих,

Вмёрзли навеки в скалистый  массив…

 

В тяжких трудах на колымских дорогах

Гнули несчастных людей в три дуги.

И завывает метель за острогом,

Последние им отдавая долги.

 

Кто же придумал вытягивать жилы,

И миллионы сослать под надзор?

Скованы льдом групповые могилы…

Грех это тяжкий и страшный позор.

 

 

СЕВЕРНОЕ СИЯНИЕ

 

По улочкам узким позёмка кружит,

Над сопками небо сияет.

России – великой страны – рубежи

Заступник  с небес осеняет.

 

Исчезло давление дикой дыры,

И псы на прохожих не лают.

Пугали, что это иные миры

Из космоса знак посылают.

 

Не верь этим сказкам фантастов, браток,

Счастливее нету мгновений.

Сияние неба, как веры глоток,

И это вне всяких сомнений!

 

 

ЗАРИСОВКА О ЧУКОТКЕ

 

Мой друг махнул на остров морем,

Мы – по кратчайшему пути.

Он – по воде, а мы над взморьем

На вертолете долетим.

 

Пурга ли, шторм – что за оказия,

Уже обвыклись мы, старик.

И Север здесь, и край Евразии,

Но это всё же материк.

 

Слегка, конечно, маху дали –

Закрыт надолго порт Певек.

Невмоготу, лишь день прождали,

А показалось – целый век!

 

Через неделю всё ж взлетели.

Встречай, суровый Уэлен!

Не остановят нас метели

И не страшит ледовый плен.

…………………………………………….

 

На остров дальний пограничный

Доставят вовремя бойцов.

И повод есть у нас отличный –

Поздравить храбрых погранцов!

 

 

 

 

 

МЫ   ВЫШЛИ В   МОРЕ...  

 

Мы вышли в море, ветер, холод,

Бегут барашки по волне.

Хоть рулевой горяч и молод,

Но мы довольные вполне.

 

Не зря поставили мы парус,

Держи уверенней свой курс!

Споём, друзья, «Гаудеамус»,

Чтоб учащённо бился пульс.

 

Ужель сбывается примета?

Наш парус ветер с мачты рвёт,

Но песня ведь ещё не спета,

 И море так к себе зовёт!

 

Волна в три метра - вот страшище!

 Вмиг накреняется вельбот,

 И из-под ног уходит днище,

Не подставляй ей левый борт!

 

На гребень носом — проскочили,

 А там волна уже слабей.

 Всё сделал кормчий, как учили:

 Коль вышел в море — не робей!

 

И вот мы снова у причала —

Прошли крещение водой!

Нас чайки криками встречали,

Взмывая в небо чередой.

 

 

Северная экзотика

 

Скрылось солнышко за сопки дальние,

Погрузился мир в полумрак.

Песни вспомнились скандальные,

 Про колымский тракт и барак…

 

Что тут горло драть – лучше шёпотом,

Ни зги вокруг не видать.

Пропади оно всё пропадом!

Ни за грош зачем пропадать?..

 

Чайки кружатся с альбатросами,

Под ногами лёд – мерзлота.

Океан вдали за торосами –

Не экзотика – красота!

 

Надоело жить обормотами,

Как за пазухой у Христа.

Самолётами, вертолётами

Занесло сюда неспроста…

 

 

КОЛЫМСКИЙ МАРШРУТ

 

Мы с другом катим в Сусуман,

Я не цитирую роман,

Я говорю не о ГУЛАГе.

Приятель – старый мариман,

Решил набить себе карман

В тайге, на драге.

 

Хоть друг – романтик и аскет,

И заслужил свой партбилет,

А жил без фарту.

Нажил диагнозов букет,

Но не свалился в лазарет –

Судьбу на карту!

 

Стемнело. Движемся вперед,

То не беда, что гололед,

Зато нет смога.

И снова другу не везет –

Карданный вал по днищу бьет,

Нудна подмога.

 

Не торопись, дружок, в кресты,

Навстречу МАЗ везет «хвосты»,

Спасай артельщиков, новатор!

У восемнадцатой версты

Золотоносные пласты

Вскрывает мощный экскаватор.

 

Оно и вправду тесен мир,

У нас один ориентир –

Дерзай, коль молод!

Пьем кофе – жизни эликсир,

В кабине временный трактир,

И зимний холод…

 

ЗОВёТ МЕНЯ ДАЛЁКАЯ ЧУКОТКА

 

Наступил долгожданный день,

Завершилась полярная ночь.

Распахнул на груди чекмень,

На Чукотку махнуть не прочь.

 

Что мне быт и домашний уют,

Если манят меня снега.

Пусть другим канарейки поют,

Мне б оленей шестом стегать!

 

Надоело давить тут мух,

И от скуки по-волчьи выть.

Мне б напялить песцовый треух

И умчаться на Север жить.

 

Эх, седая моя борода,

Как магнит серебро снегов!

Там в озёрах живая вода,

Но кисельных нет берегов…

 

 

НОСТАЛЬГИЯ

 

На севере мороз за сорок пять,

И ночь полярная без света и уюта…

А в Черноземье оттепель опять,

Я прибыл в город первого салюта.

 

Но помнятся январские деньки,

Трескучие колымские морозы,

И серпантины северной Теньки,

И брошенные в сопках лесовозы…

 

Куда только судьба не занесёт,

Медвежий угол – это ли не круто!

Не от того ль под ложечкой сосёт,

Что не проехать прежним мне маршрутом.

 

Топить не надо в кружке жёсткий снег

И надевать таёжные доспехи,

Отыскивать в пути себе ночлег,

И разводить костры не для утехи…

 

Нет, не забыт ещё суровый край,

Красоты Колымы и даль Чукотки.

Земной поклон и хлеба каравай

Моим друзьям от Шмидта до Находки!

 

 

ДРУГ МОЙ В ОМСУКЧАНЕ ПРОЗЯБАЕТ…

 

Друг мой в Омсукчане прозябает,

Я его поставлю перед фактом:

Дальний свет для верности врубаю,

Мчусь к нему на газике по тракту.

 

Надоели дебри и овраги,

Марши от подъёма до отбоя.

Мы найдём занятие на драге,

Видно так назначено судьбою.

 

Будем мыть  с братишкой золотишко,

 Ох, и наглотаемся тумана...

И повеселимся, как мальчишки,

На глухих «проспектах» Сусумана.

 

Вычитал в одной серьёзной книжке-

Не страшна в пути гора крутая.
Трудная дорога - наша фишка,

С песней доберёмся до Алтая!

 

 

НЕРАЗГАДАННЫЙ СОН

 

 Когда ночь тиха и на небе луна,

 Хочется мне осадить скакуна.

 Куда это конь всё несёт седока?

 От скачки такой уж ввалились бока.

 

 Стреножить коня и прилечь на траву,

 Погладить рукой  молоду  мураву.

 Услышать сквозь дрёму старинный гудок,

 И ждать, когда вновь заалеет восток...

 

 Приснится мне небо и отблеск зарниц,

 Почудится гром, будто лязг колесниц.

 И ливень с небес, да такой, что поток,

 Подхватит меня, как осенний листок.

 

 Теченье закружит крылатой ладьёй,

 Плеснёт мне в лицо искромётной струёй,

 Туманом окутает всё впереди.

 И сердце, как птица, забьётся в груди.

 

 И будто плыву я в какой-то залив,

 А, может, в знакомый далёкий пролив?

 Так я ж наяву в тех местах побывал,

 И ветер не раз с лодки парус срывал!

 

 То лёд, то разводья, то глыба-торос,

 Гарпунная пушка, натянутый трос,

 Скалистый утёс и кипящий прибой,

 И в бездну метает гарпун китобой...

 

 Вдруг яркий луч света ударил в глаза,

 И я восклицаю: "Откройся, Сезам!"

 Из волн возникает от древа росток,

 И я вслед за ним - в восходящий поток!..

 

 Я снова один в предрассветной тиши,

 А мне кто-то шепчет: "Побудь, не спеши"...

 Исчез водопад, нет камней и буруна.

 К чему оказался во власти Нептуна?

 

 И сон мне не в руку, а так - пустота.

 Ведь я не художник , живу без холста.

 И проку нет в том, что увидел утёс,

 Ну, я же не скульптор, не каменотёс...

 

 

НЕБЕСНЫЙ МЕРИДИАН

 

ЧТО НЕ СПЕЛ  ЕЩ Ё...

 

Посвящается Александре Васильевне Логачёвой

 

Что не вымолвил, что сказать забыл,

Я берёзоньке доскажу...

Стёрлись в памяти верстовы столбы,

Но об этом я не тужу.

Рядом с ней, родной, белоствольною,

Я черёмуху посажу.

Сочиню стихи, стихи вольные,

Но кому я их покажу?

Цветы белые, кисти нежные

Майским вечером зацветут.

Ну а ландыши белоснежные

Будут радовать до свету.

Что не спел ещё, что не высказал,

Я берёзоньке доскажу...

Не прольёт она с веток сок-слезу,

Я о грустном ей не скажу.

 

 

ЗАТЕРЯЛАСЬ ТРОПИНКА

 

Затерялась тропинка,

И вокруг — ни души.

Я, как в поле былинка,-

В первозданной глуши.

 

Ветер бросил на щёки

Две слезинки дождя.

Предскажите, пророки,

Что кукушки твердят.

 

Я надежду питаю

 Пересилить недуг.

В облаках не витаю,

Так случилось не вдруг.

 

В холода и в метели

Жизнь в глуши коротал.

Годы мимо летели,

Я минуты считал.

 

Мне с лихвой доставало

В этой жизни всего.

Сколько раз покрывало

Рвал с лица своего...

 

Затерялась тропинка,

Как мне выход найти?

Не нужна мне заминка

В середине пути...

 

 

ВДАЛЬ УПЛЫЛИ МОИ ОСТРОВА…

 

Порыжела от ливней трава.

Заострились верхушки сосен.

Я ночами не сплю, как сова.

В мою дверь постучалась осень.

 

Не несёт больше конь седока,

И в глазах моих холод-стужа.

Мысли – рваные облака,

А дела – и того хуже.

 

Сколько встреч и разлук на пути,

Сколько сложено солнечных песен,

А теперь только ветер свистит,

Когда еду в родимые веси.

 

Вдаль уплыли мои острова,

Да и реки мои обмелели.

Надо мною небес синева,

Словно нежный этюд акварели.

 

И, рифмуя в раздумье слова,

Не рисую жизнь в розовом свете.

Вдаль уплыли мои острова,

Но куда – мне никто не ответит…

 

 

И КЛЁН ПОСЛЕДНИЙ ЛИСТ ОБРОНИТ…

 

Ночами ветер мне гудит,

Он от меня печаль отгонит.

Лицо порывом охладит,

И клён последний лист обронит…

 

И я у клёна постою,

Ладонью трону, словно друга.

И расскажу про жизнь свою,

Как рвусь из замкнутого круга.

 

А клён лишь кроною качнёт,

Не зная выхода иного.

И до земли он ветвь пригнёт,

Чтобы ушла с души тревога.

 

И я вернусь в свой старый дом,

Чтоб подвести судьбы итоги.

Кому теперь скажу о том,

Какие пройдены дороги…

 

 

Небесный меридиан  

 

Вблизи околицы – мои столбцы,

Поля и рощицы – мои широты.

Здесь  деды жили и отцы,

На нас легли все их заботы…

 

Поют о юности в садах скворцы,

В глазах – слеза, как от пылинок.

А на душе саднят рубцы,

К ним не приложишь цвет – барвинок.

 

 Мне  в сердце будто венок вплели,

Нигде не вижу родные лица,

В степи склонились ковыли,

А над рекой туман клубится…

 

В ушах звенит печальный звон.

Гитары будто плачут струны…

Нет! С глаз долой, из сердца вон

Печаль и грусть слепой фортуны.

Прямых дорог ведь в жизни нет,

И глубока на сердце рана.

Душе, измотанной от бед,

Пролился б свет меридиана…

 

СЕЛЬСКОЙ ОТЧИНЫ ДЕТИ

 

 На снегу голубеет

 Дивных пролесков цвет.

 Моё сердце согреет

 Детства нежный букет.

 

 Сельской Отчины дети,

 Босоногая голь,

 Мы в часы лихолетья

 Знали слёзы и боль.

 

 Время нас испытало,

 Только сдюжили мы.

 Не свалила усталость

 На брегах Колымы.

 

 Годы раны залечат

 У солдата-бойца.

 Что взвалил он на плечи,

 Пронесёт до конца...

 

 На снегу голубеет

 Дивных пролесков цвет.

 Моё сердце согреет

 Детства нежный букет.

 

 

КАК НАМ ДАЛЬШЕ ЖИТЬ, ВЕТЕРАН?  

 

На своём веку много видели-

То незваный гость, то буран.

Сами мухи мы не обидели,

Как нам дальше жить, ветеран?

 

Эх, сторонушка  православная,

Много горюшка на Руси…

Доля горькая Богом данная

И другой  судьбы  не проси.

 

ПАМЯТЬ СЕРДЦА  

 

Заросли травой и не радуют

Все тропиночки за рекой.

Листья жёлтые наземь падают,

Хоть до осени далеко.

 

Эх, судьба, судьба горемычная,

Что летишь, кричишь журавлём?

Где  теперь друзья закадычные?

Всё давно уже поросло быльём.

Кони резвые все стреножены,

Бьют  копытами  землю-твердь.

Отчего душа растревожена?

Измотала жизнь–круговерть.

 

Эх, судьба, судьба горемычная,

Что печалишься ясным днём?

Может, ты грустишь от усталости?

Так гори оно всё огнём!

 

Журавли на юг собираются,

Унесут с собой журавлят.

Они по миру не скитаются,

Вечный путь весной повторят.

 

Эх, судьба, судьба горемычная,

Что летишь, кричишь журавлём?

Одиночество – вещь обычная.

Отчего тогда слёзы льём?

 

 

С ТОБОЮ НАМ СЕГОДНЯ ПО ПУТИ  

 

Уж волосы покрылись сединой,

И силы наши, видно, на исходе,

И не тряхнуть теперь нам стариной,

Не побывать в дозоре и походе.

 

Но бредим по ночам своим полком,

И мысленно в строю под стягом алым.

И помним переходы марш-броском,

По горным тропам и перевалам.

 

Путёвку в жизнь нам дали вместо виз,

Без всяких привилегий и без брони.

«Вперёд, боец!» - вот главный наш девиз,

И всё перед тобой, как на ладони.

 

Не унывай, товарищ комполка,

Ведь мы с тобой по-прежнему солдаты!

И давит нас звериная тоска,

Когда идём в больничные палаты.

 

Когда во взгляде чувствуется лёд,

Когда сквозят озлобленность, досада,

Мне смелый воин руку подаёт,

Другого ничего уже не надо.

 

С тобою нам сегодня по пути,

Мы до конца пройдём дорогу эту.

С дистанции теперь нам не сойти,

И мы верны армейскому обету!

 

 

ДЕРЕВЕНСКИЕ НАПЕВЫ  

 

ЧАСТУШКИ

 

Заходи ко мне, Серёга,

Будем вместе песни петь,

Или сядем в позу йога

Половицами скрипеть?

 

Разгулялась нынче вьюга,

Разводить пора очаг,

Жду зазнобу-ладу с юга-

Познакомились в «Сочах».

 

А Сергей, кусая губы,-

Бац!- с порога - « Жми басы!»

И эпитет очень грубый:

«Хохотушка без косы».

 

Сядь-ка  ты, Сергей, на лавку.

Не клади мне палец в рот.

Посмотри на свою Клавку-

Обхохочется народ!

 

 

Вот она, красотка-лада,

Шубка белая на ней.

Мне не жалко три оклада

Для прогулочных саней!

 

Запрягу коней я цугом,

Ленту шёлкову в дугу,

И помчимся по-над лугом-

«Тебе нравится?»- Угу.

 

Я конями лихо правлю-

Ох,  и шибкая езда!

Вот в Москву тебя отправлю,

Ты  без конкурса звезда!

 

Пели с ладою частушки

И плясали под гармонь.

Продолжали бы пирушку,

Да устал горячий конь.

 

Закурил я «козью ножку»,

А в груди огонь горит.

Отложил свою гармошку-

Во мне гордость говорит…

 

Вышел казус с этой пляской-

Размагнитилась руда.

На санях езда не тряска,

Да  с коленцами - беда!

 

Покажу зазнобе удаль-

Я же парень хоть куда.

Лада мне: «Не надо, сударь,

Мы ж  ударники труда!»

Ух!

 

 

ВСТРЕЧА С ФОРТУНОЙ  

 

Я скачу по бескрайним полям

И ни капельки путь не страшит.

К диким травам тянусь  - ковылям,

Там раздолье для русской души.

 

Если встречу свою я судьбу,

То стреножу лихого коня.

Сам свой скарб потащу на горбу

И согреюсь в пути у огня.

 

Напишу для судьбы акварель,

Ореол будет вместо венца,

А потом смастерю ей свирель,

Чтоб она не крутилась в сердцах.

 

А ещё подарю ей сирень

И на волю коня отпущу.

Вот и будет мне радостный день –

На судьбу никогда не ропщу.

 

Я не крикну Фортуне: «Виват!»

Да и клич этот не для меня.

Красота ведь такая тут, брат,-

То поляны, то луг, то стерня.

 

Успокоит меня коростель,

Я рисунок слегка оттеню,

На лугу постелю я постель,

Из кувшинок сложу простыню.

 

Чтоб удачу свою не проспать,

Даже ночью пойду прямиком.

Млечный Путь будет взор мой ласкать,

Когда вдаль зашагаю пешком.

 

Под луной ведь не вечно ничто.

Растворюсь я в кромешной ночи.

Воду буду носить решетом,

Пока гонг для меня прозвучит.

 

Я подарка не жду от судьбы,

Я сгорю, как зажжённый термит.

И не будет стрельбы и пальбы,

Только гром вдалеке прогремит…

 

 

ТРУДНАЯ  ДОРОГА   

 

Я - пилигрим, скиталец-богомолец,

Иду один нехоженой тропой,

А на пути - погосты  у околиц,

Да скачет конь гнедой  на водопой.

 

И я молюсь, завидевши  церквушку,

 Шагая  полем  хлебным  на восход.

Когда вхожу в глухую деревушку,

Креплюсь -  слезам своим не дать  исход…

 

***

 

Лучше нашей земли

               уголка нет на всём белом свете,

На странице моей

                  пусть красуется родины стяг.

Никогда не кричал,

                  что и я за Россию в ответе-

Я живу для неё,

                               а иные здесь только в гостях.

 

***

 Мой Ангел-хранитель, в нём вера моя,

С ним легче идти по стезе бытия.

Шагаю по жизни с открытой душой,

Блокнот и чернила - багаж небольшой…

 

 

РАЙ ЗЕМНОЙ ПО НОЧАМ МНЕ НЕ СНИЛСЯ… 

 

Рай земной по ночам мне не снился,

Лишь маячили скалы во мгле,

И когда я в тайге приземлился,

Стало легче мне жить на земле.

 

Впереди простирались Саяны,

Непролазные чащи, хребты.

Аромат удивительно пряный

Исходил от земной красоты.

 

Стреловидные кедры и ели

Заслонили шатром небосвод.

Журавли в облаках пролетели

В край озёр, родников и болот…

 

Бурундук, горностая почуяв,

Прошмыгнул за замшелый валун.

Мы в тайге у костра заночуем,

Под звучанье серебряных струн!

 

 

ЧТОБЫ СЛОВА ЗАПАЛИ В ДУШУ

                             

                             Анатолию Николаевичу Овчарову посвящается

 

«Возьми в дорогу компас и планшет,

Транзистор и путеводитель,

И поезжай в заснеженный Тайшет»,-

Советовал отец-руководитель.

 

Но я махнул туда, где мерзлота,

И без проблем добрался до Алдана.

Знакомая команда: «От винта!»-

И мы уже в районе Магадана…

 

Теперь пишу товарищу стихи,

Такие, чтоб слова запали в душу,

Чтоб результатов не было плохих,

И уговор наш в жизни не нарушу.

 

Чтоб не смолкало дружное ура!

И до краёв наполнились бокалы.

Свободны, эскулапы-доктора,

Кумиры - старожилы-аксакалы!

 

 

 

 

ЕСТЬ СМЕЛЫЕ ПАРНИ НА СВЕТЕ

 

           Николаю Николаевичу Киселёву посвящается

 

В огонь, да без шлема с забралом,

Не каждый решится шагнуть.

Уж крыша грозила обвалом,

А он и не думал свернуть…

 

Теперь он лежит в лазарете,

Боец, настоящий герой.

Есть смелые парни на свете,

Мы, доктор, гордимся тобой!

 

 

 

Я БУДУ ПЕТЬ О РОДИНЕ МОЕЙ… 

 

Я буду петь о родине моей

В суровый час и в памятные даты,

О подвигах отважных сыновей,

О наших достиженьях и утратах.

 

Чтоб друг в беде подставил мне плечо,

Для  добрых дел нашёлся запевала,

Чтоб била жизнь живительным ключом

И никогда душа не горевала.

 

 

                         НА ЦЕЛИНУ! 

 

(Зарисовка о работе в студенческом строительном отряде МГУ в районе ст. Шортанды, Казахстан, 1967 г)

Посвящается  Валериану Проскурякову

 

Учёбу на время забросил,

Пробел не поставят в вину,

На плечи штормовку набросил

И в путь - поднимать целину!

 

«Но как  в захолустье без зрелищ?»-

У шефа  однажды спросил.

« Ты мягко, мальчишечка, стелешь» -

Начальник в ответ пробасил.

 

«Наш главный здесь козырь - булыжник,

И спину  достанется  гнуть.

 А если  заядлый ты книжник,

Старайся в жару не уснуть.

 

 О жизни забудь своей личной,

За скромный наш быт не взыщи.

 Захочешь под вечер  «Столичной»-

Кумысом гортань  полощи»…

 

 

Нас быстро разбили повзводно,

Мы  крытый там строили  ток.

Испить бы водицы  холодной,

Во  фляжке - крутой кипяток!

 

Но как мы ударно  трудились!

Глотнули  пылищи, песку…

И  цели своей мы добились-

Сорвали  деньжат  «по куску».

 

Работа тяжёлая  в гору

Не бросится, как Алитет.

 Нас в ту незабвенную пору

На стройке сплотил  факультет!

 

Мне снится  источник термальный,

«Студенческий меридиан»…

И друг мой - поэт гениальный,

По имени Валериан!

 

 

ТУТ ТАКИЕ, БРАТ, ДЕЛА…

(письмо другу)

 

Тут такие, брат, дела:

Льют дожди осенние.

Разлетелись из села

Барышни кисейные.

 

По колдобинам народ

Ходит, спотыкается.

А властям, наоборот,

Даже не икается!

 

Двести лет без перемен-

Воля закалённая.

Нам-то что теперь взамен?

Грусть-тоска зелёная…

 

На краю села стою,

Темой огорошенный.

Обещали жизнь  в раю,

Господа хорошие!

 

 

О МНОГОМ МЕЧТАЛИ СИРОТЫ

 

О многом мечтали сироты,

Скучали в родимых стенах,

Они корабли-самолёты

Водили в мальчишеских снах.

 

Сбылись эти детские грёзы,

Умчались в туманную даль,

И только родные берёзы

Навеяли в сердце печаль…

 

***

 

Как воды вешние уйдут года

И нам останутся для утешения

Берёзка стройная, что у пруда,

Да небо ясное за все лишения…

 

                                                    

МОЖЕТ, КТО-ТО МЕЧТАЛ О ЗАВЕТНЫХ СТУПЕНЯХ… 

 

В детстве нам неспроста старики говорили:

 «Не пытайтесь поймать журавля в небесах».

 А когда подросли - фимиам раскурили,

 Чтобы легче нам было стоять на часах.

 

 Может, кто-то мечтал о заветных ступенях,

 По которым легко подниматься наверх.

 Но никто не хотел стать живою мишенью,

 Когда сам прилетит белый призрачный стерх...

 

***

Как выстрел в тишине: « Седлать коней!» -

 Скачи, буланый, только не споткнись.

 Нам не впервой скакать меж двух огней,

 А были б крылья - то взлетели ввысь!

НА СВЯТОМ БЕЛОГОРЬЕ  

 

На святом Белогорье

Я живу - не тужу.

 На родимом подворье

 Диких пчёл  развожу.

 

 Вкруг - родные пенаты,

 Ковыли да полынь.

 Деревенские хаты

 И небесная синь.

 

 Выхожу на прогулку,

 Слышу русскую речь.

 Будто крутят шкатулку-

И гора с моих плеч!

 

 

МНЕ НЕ ПИСАТЬ ПОТОМКАМ МЕМУАРОВ…  

 

Мне не писать потомкам  мемуаров

И не кричать начальникам ура!

Я не имею в банках авуаров,

 Мой резвый конь  умчался со двора.

 

Но я купил  трёхрядную гармошку,

Зачем о прошлом в старости тужить?

Ведь выбрал сам опасную дорожку-

России-матери, Отечеству служить.

 

Мне не забыть застой и перестройку,

И девяностые лихие времена.

Тряхнуло так партийную прослойку,

Что  не звучат теперь их имена.

 

Дела идут ни шатко и ни валко,

Гребут чины добро в свой сундучок.

А если где-то вспыхнет перепалка,

Сполна ответит русский мужичок…

 

Мне не писать потомкам мемуаров,

И не кричать начальникам ура!

У них открыты в банках авуары,

И сочинять  – большие  мастера…

 

 

ТО ГЛУБИНЫ, ТО МЕЛИ... 

 

 То глубины, то мели,

 Но корабль на плаву.

 То полынь, то камелии

 Не во сне - наяву...

 

 Ночью снова штормило,

 Стал не мил белый свет.

 Курс держи у кормила,

 И наступит рассвет! 

 

 

МНЕ НАЗНАЧЕНО БЫЛО СУДЬБОЮ…

 

Мне назначено было судьбою

Прошагать километры дорог,

И, как колос в часы градобоя,

В испытаниях выстоять смог.

Я ходил по дорогам Сибири,

И по тропам, устеленным мхом.

Я не щёлкал на счётах цифири

И не гнался за славой верхом.

Так надёжнее двигаться к цели,

Чем на брюхе куда-то ползти.

Лучше уж холода и метели,

Чем годами сидеть взаперти.

Это всё же огромное счастье –

Прошагать километры дорог.

Позади холода и ненастье,

Можно браться писать эпилог…

 

***

Чернила высохли и в пальцах легкий хруст,

И белый лист заполнился строками.

А под окном зацвёл сирени куст,

И  небо серебрится облаками.

 

И снова я склоняюсь над листом

И начинаю вольный пересказ,

И, как художник пред натянутым холстом,

Штрихом последним завершаю свой рассказ.

Перейти в архив


Новинки видео


Другие видео(83)

Новинки аудио

Our hands have met Tomas Hood. Музыка и исполнение Ольги Слободкиной-von Brömssen
Аудио-архив(97)

Альманах КЛАД Газета  Русская ярмарка талантов
© 2011-2014 «Творческая гостиная РОСА»
Все права защищены
Вход