Возвращение к Родине

Дата: 25 Февраля 2015 Автор: Виктор Верин

Проскурин, В. О себе, о родне и родной стороне... [Текст]: стихи, песни, мысли / Владимир Проскурин. – Старый Оскол: Изд-во РОСА, 2014. – 148 с. ISBN 978-5-905922-20-6

 

 http://goo.gl/uTcq85  Книга воспоминаний с историей рода Проскуриных и творческим путём автора, в котором, как в зеркале,отразилась целая эпоха. Редактор Ростислав Астров. Корректоры Дмитрий Малахов, Нелли Кладова.  Вёрстка, дизайн обложки – Пётр Гасев.

 Презентация книги Владимира Проскурина «О себе, о родне и родной стороне…» прошла в творческой гостиной РОСА в Центральной библиотеке им. А.С. Пушкина. Зал краеведения был полон. Пришли друзья и родственники автора, герои его книги, коллеги по Российскому обществу современных авторов, сотрудники библиотеки.  Не было только чиновников и представителей СМИ, которые, наверное, всё ещё ищут по чужим землям  тех, кто своим творчеством смог бы приобщить Старый Оскол к году литературы да к традиционным семейным ценностям, к патриотизму, к бережному отношению к роду своему…  Для тех же кто собрался в этот субботний день в творческой гостиной РОСА  всё это было здесь и сейчас.

 

А началось всё с того, что дети подарили Владимиру Проскурину на День рождения сертификат на издание книги.  Они знали об увлечении отца авторской песней и решили, что он будет рад собрать свои стихи и песни под одну обложку.  Но, у Владимира Проскурина были несколько иные планы на этот счет. Оказывается, что давно уж не давала ему покоя  мысль – обобщить информацию о своих проскуринских корнях, высказаться о том, что наболело, что зрело в душе…

 

 

«Просто так сложились обстоятельства, - пишет он в предисловии,  - у которых я пошёл на поводу не по простоте душевной и не из-за присущего людям тщеславия, а скорее всего из-за того, что действительно много чего накопилось, напереживалось и надумалось, о чём хотелось бы, используя появившуюся возможность, рассказать, как минимум, своим родственникам, а может быть, и не только им, рассказать так, как умею, не пыжась и не тужась стать в один ряд с великими мира сего, рассказать с надеждой, что буду услышан и правильно понят». Два года упорной работы ушло на подготовку книги. Владимир Проскурин исколесил всю округу, разыскивая тех, кто принадлежит к его роду, собирал фотографии, восстанавливал имена, события… Рисовал и перерисовывал схемы родословного дерева. Уточнял подписи к фото. И всё это дополнялось собственными воспоминаниями и размышлениями, стихами и песнями.  В итоге получилось восемь страниц с  родословным деревом, более шестидесяти фотографий…

 

 

Книга написана живым интересным языком.  Давно уж не было такого случая, когда рукопись ходила по-рукам, когда в издательстве просили почитать макет книги, когда выхода книги ждал не только автор, но и читатели. Причем, речь идет не только о родственниках автора,  не только о коллегах по литературному творчеству, но и читателях, так сказать, в чистом виде. Кого-то привлекло песенное и поэтическое творчество Владимира Проскурина,  а кого-то  - его воспоминания  прошлом Старого Оскола…

 

 

Из книги В. Проскурина «О себе, о родне и родной стороне...»

…в году шестидесятом, когда мы жили уже в пригороде Старого Оскола на Стройучастке, и  я, непонятно почему проснувшись вдруг рано утром, ушёл один по мокрой росной траве на Казацкие бугры и, лёжа в этой траве и глядя  в синее-синее небо, встретил там восход солнца и раскрывание множества одуванчиков (от чего бугры в один миг стали из зелёных жёлтыми) – вот из этого всего и родился потом «День детства».

 

 

День детства

 

Рассвет. За полем – лес. Над ними – неба синь.

И мальчик маленький, застывший от такой красы.

На дне оврага, где засохшая полынь,

Летит пчела над ландышами в капельках росы.

 

И собирает стадо по дворам пастух,

А солнца луч загасит бледную луну,

И на забор соседский залетит петух

И запоёт, приветствуя весну.

 

И запах сена  и парного молока,

И руки матери, и тесто на столе,

И первый гром, и серебристая река,

И сто дорог, что ждут тебя по всей земле.

 

На ветках клёна паутину сплёл паук,

Качает ветер на берёзе клейкий лист,

И птичий щебет заглушает сердца стук,

И синь бездонна, и кристально воздух чист.

 

 

А до переезда на Стройучасток в 1958 году  мы несколько лет жили на ул. Ленина в затенённом высокими деревьями уютном дворике с песочницами, беседками, дровяными сараями и всевозможными потаёнными уголками, на первом этаже трёхэтажного дома в квартире с печным отоплением. Хорошо помню самодельный самокат с колёсами из шарикоподшипников – как они шикарно грохотали по асфальту двора и булыжной мостовой улицы!

 

 

***

В утренней дымке мерцает картина

Словно из сказки, как будто во сне:

Город старинный, как витязь былинный,

На белой горе, как на белом коне.

 

А под горой – над рекою туманы,

А за туманом – просторы полей,

Сквер городской: в тишине у фонтана

Маленький мальчик спугнул голубей.

 

Брызги раскрасило радугой солнце,

И озарились вдали купола.

В дворике тихом открылось оконце,

И музыка вдруг над землёй поплыла.

 

Кто-то слегка трогал струны гитары,

И та отзывалась, негромко звеня.

Город старинный, ты – вовсе не старый,

И молодеешь ты день ото дня.

 

Так наслаждайся ж мелодией дивной,

Что растворилась в твоей тишине.

Город старинный, как витязь былинный,

На белой горе – как на белом коне.

 

Того двора уже нет. Дом есть, а двор уже не тот: расширен, перестроен, безлик. Уютных старинных двориков в старой части города  сохранилось от силы два-три. Я иногда захожу туда – там хорошо: казалось бы – улица рядом, а во дворе тишина, прохлада и спокойствие.

………….

Старый Оскол шестидесятого года – это две продольные и несколько поперечных улиц с булыжной мостовой, в основном, со старинными, бывшими купеческими, домами, с большим парком (на нём сейчас кинотеатр «Октябрь» и другие постройки), городским садом (на его месте несколько домов, мемориал «Скорбящая мать» и фундамент нового храма), из промышленности: механический завод, завод автотракторного электрооборудования, вагонное депо, силикатный и два кирпичных завода, мельница, канатная и конди-терская фабрики и только начинающийся Стойленский рудник.

Центр города был окружён одноэтажной застройкой частного сектора: это Стройучасток на Казацких буграх и слободы: Казацкая, Гумны, Ямская, Стрелецкая, Пушкарская, Ламская, Ездоцкая, Углы, а также близлежащие села: Песчанка, Федосеевка, Каплино, Незнамово, Сорокино, Соковое, Стойло. Везде, даже в слободах, были колхозы, фермы, сады, возделанные поля, на подворьях – домашний скот и птица.

Центральный рынок на ул. Ленина ломился от местной, экологически чистой, кстати, продукции сельского хозяйства.

Воздух тоже был чистый, небо синее, в речках рыба без солитёра, в Горняшке пели соловьи, по окрестным лесам и логам бродили лоси и кабаны, а большинство жителей знали друг друга чуть ли не с детства.

………………

 

В  те времена, когда Нового города не было ещё и в помине, а Юго-Западные микрорайоны только-только начинались, вечерняя молодёжная жизнь города концентрировалась в основном на ул. Ленина, от кооперативного техникума до парка на нижней площади, с досугом в виде кинотеатра «Октябрь» (сейчас в его здании бассейн мехзавода), центральным гастрономом, работавшим до 23 часов, и с ответвлениями в горсад с танцплощадкой с электрогитарной музыкой и в танцевальный зал Дома культуры с духовым оркестром (сейчас здесь театр). Висели даже знаки, запрещающие движение транспорта на этом участке с 18 до 24 часов. Это был Брод (от слов «Бродвей» и «бродить»), где было всё, чего с избытком хватало для выплеска молодёжного адреналина. Запросы и нравы были, естественно, поскромнее, чем сейчас, наркотиков не было совсем, за глаза хватало портвейна «Три семерки» и «Солнцедара», а удаль молодецкая выплёскивалась, в основном, через кулаки, хотя и ножи кое у кого были, и даже пистолеты с автоматами времён войны.

…………………

Сейчас, сплошь и рядом, на все лады муссируется тема патриотизма, но, как настоящий мужчина лучше всего проявляется на фоне настоящей женщины, так и настоящий патриот бывает лишь при наличии в душе Родины с большой буквы.

 

 

 

На презентации были  люди различного возраста и социальной принадлежности – школьники и студенты, рабочие и инженеры, экономисты и юристы, учителя и музыканты, водители и электрики… Народ. Тот самый о благополучие, которого так заботятся наши публичные деятели политические и культурные. И даже те, кто не принадлежал к роду Проскуриных, чувствовал себя частичкой великого русского народа, великой своей Родины.  Все мы родом из детства…. Многие из Проскуриных впервые за много лет увидели друг друга, узнали о своем кровном родстве. А ведь большинство из нас так и живут, не ведая родства своего.  О каком уж тут патриотизме говорить, когда своих прямых предков не помним и не почитаем.

Автор дарил книгу свою с напутствием, чтобы не пылилась она на полке, а передавалась из рук в руки, из поколения в поколение, чтобы вызывала она не только и не столько интерес к его творчеству, а к истории своего рода, к родной земле, к своему Отечеству.  И не было фальши в этот день в словах высоких, которые казалось бы, окончательно выхолощены  в формальных речах с различных трибун. В этот день они вновь наполнялись истинным смыслом, отдающимся в сердце, будящим совесть, согревающим душу, вселяющим надежду…

 

Перейти в архив


Новинки видео


Другие видео(158)

Новинки аудио

Н. Ермолаева и Н. Васильев "Сонет" (муз. Н. Ермолаевой, стихи Л. Дриновой-Ворониной)
Аудио-архив(115)

Альманах КЛАД Газета  Русская ярмарка талантов
© 2011-2014 «Творческая гостиная РОСА»
Все права защищены
Вход