Основа русской культуры – сочувствие, сострадание, сопереживание…

Дата: 22 Января 2015 Автор: Владимиров Александр

Сергей Галиченко, генеральный директор издательства РОСА, член Координационного совета Российского общества современных авторов. Окончил юридический факультет Санкт-Петербургского государственного университета. Служил в структуре Главного управления внутренних дел по Санкт-Петербургу и Ленинградской области.  Руководил  информационно-правовым центром по обеспечению деятельности органов местного самоуправления. Работал в системе частных охранно-детективных предприятий, редактором различных газет, руководителем культурно-просветительского центра. Под псевдонимом Виктор Верин публиковал очерки, рассказы, повести, пьесы в различных периодических печатных изданиях, в коллективных сборниках. Отдельными книгами вышли повести «Русский легион», «Жили-были милиционеры» и сборник повестей и рассказов «Бег к победе».

Основа русской культуры - сочувствие, сострадание, сопереживание...

Я люблю бывать в русской провинции. Каждый Новый год встречаю в городе Старый Оскол в Белгородской области. Здесь еще есть люди не испорченные московской цивилизацией, которые верят в добро, в честность, в справедливость, стараются  жить, соблюдая традиции своего рода. И не могу понять, откуда у них такая вера в жизнь, потому что вроде бы никаких объективных причин для этого оптимизма нет. Они никому не нужны со своими проблемами, стремлениями, помыслами о возвышенном. Может быть, именно поэтому они и создают сами некие общественные формирования, которые позволяют им не только выжить, но и реализовывать свои творческие потребности.
Именно там, в недрах народа нашего, вдалеке от мегаполисов-паразитов, ещё сохранилась наша культура в первозданной своей чистоте. И она передаётся как код в этих робких, грубоватых, наивных строчках авторов, не стремящихся «рукописи продать», но горит у которых огонь в душе, заставляя прислушиваться к её стонам, угадывать в них буквы, слова, собирая их в образы... Образы любви, добра, справедливости, счастья, красоты... В отдельных строчках, предложениях, словах, которые, возможно, смогут разбудить новые таланты... 
В ушедшем  году здесь отмечали свой первый десятилетний юбилей участники Российского общества современных авторов. Есть, оказывается, и такое на бескрайних просторах нашей Родины.  И есть не на бумаге, как многое бывает, а реально действующее - литературные мастерские, творческие гостиные, фестивали, конференции, круглые столы, культурно-просветительский центр, издательство...

С генеральным директором издательства РОСА Сергеем Галиченко мы и встретились для того, что бы обсудить итоги «года культуры» ушедшего и «года литературы» пришедшего. Как эти инициативы сверху видны отсюда из России тем, кто непосредственно и живет в русской культурной среде, кто является носителем, хранителем и распространителем этой культуры.

- Так что же такого культурного было в «культурный» год?

-  Дворцы культуры превратили в рынки. И это реально отражает понятие нынешних «хозяев жизни» о культуре, которой, как и всем прочим, управляют «эффективные менеджеры».   В наших учреждениях культуры торгуют чуть ли не весь год обувью, шубами, посудой, бельём, медом... Это частичная самоокупаемость, когда помещение используется для зарабатывания денег. Отсюда же платные кружки, гастроли различных шоуменов и антреприз. С другой стороны - мероприятия по поводу и по случаю с торжественными концертами,  плановыми мероприятиями и прочее.  И уж что совсем худо, когда публично-официальные мероприятия в разделе «русская народная культура» сводится к песням да пляскам в костюмах старины глубокой, да к выставке старинных народных промыслов.

- Подождите, а что же плохого в том, что сохраняются старинные русские песни, танцы, промыслы?

- Плохо то, что на этом заканчивается определение понятия «русская народная культура»... А ведь это не ушедшее явление. Русская народная культура не в прошлом. Она есть и сейчас. Она жива и развивается. И это не только художественное творчество, к которому относятся и песни, и танцы, и театр, и кино, и поэзия, и музыка... Прежде всего, это отношение человека к природе, и человека к человеку. И в этой связи, на первый план в  культуре должна выходить просветительская деятельность наряду с раскрепощением, развитием и реализацией творческого потенциала личности в общественной среде.

- То есть Вы хотите сказать, что все современное творчество тоже народное?

- А чье же еще? Это Вам только кажется, что Вы взялись из ниоткуда и гением своим спешите весь народ облагодетельствовать. Каждый писатель, художник, артист - плоть от плоти своего народа. И его творчество всего лишь отражает его восприятие, осознание, а затем развитие культуры его рода.

-  Но если так рассуждать, то откуда же берутся так называемые либеральные деятели культуры, проповедующие космополитизм, приоритет западных ценностей, незыблемость частной собственности даже в ущерб государственному суверенитету, здоровью и жизни своих соотечественников?  Для них ведь явно не существует никаких проблем в отношении забвения традиций наших предков. О какой народности можно говорить, если уже целая популяция сформировалась тех, кто мыслит себя надчеловеками и презирает тех, кто относится к родной земле как к матери своей?

- Здесь можно было бы просто вспомнить народную поговорку о том, что в семье не без урода, но, это будет лишь частично так.  Нельзя, конечно, сбрасывать со счетов и усилия антикультурной, так называемой, политической и бизнес-элиты, которая использует политику, экономику и художественное творчество в качестве инструментов воздействия на человека, с целью превращения его в составляющее человеческой массы, пригодной для производства трудовых ресурсов, всячески поддерживает процессы распада единства общества, культивируя приоритет личностных интересов, ради достижения которых допускается всё. Основой такого посыла является деградация тех самых сочувствия, сопереживания, сострадания, без которых человек в числе прочего утрачивает способность слышать, понимать и уважать своего собеседника, даже при наличии общности интересов. 

- Вы считаете, что такой посыл формируется умышленно извне или у него есть какие-то внутренние истоки?

- Несмотря на наличие множества конспирологических теорий о заговоре  по уничтожению нашего народа, у меня складывается порой впечатление, что всё у нас происходящее всё же не есть последствия происков спецслужб и коварных сект различных, а всего лишь глупости человеческой, являющейся результатом задержки умственного и чувственного развития активных представителей рода нашего. 
    Иначе, как же можно объяснить поведение поэта, который, например, в своих стихах душу рвёт ради спасения Отечества своего от супостатов иноземных, культуру предков наших изничтожающих, а вечером того же дня тот же «патриот» рукоплещет актёрам, которые выводят Пушкина как случайное счастье для Руси, решившего шутки ради между пьянками да гулянками стать солнцем русской поэзии. То бишь, перевернуть всё с ног на голову, когда не благодатная русская культура, в которой рос потомок Ганнибала, привила ему любовь к слову русскому, а вот, мол, дар такой народу сему ниспослан в утешение непременной жертвенности его на алтаре служения миру иному и владыкам иноземным. И всё это вперемешку с красотами стихотворными да песнями музыкальными... 
   Как в рекламе 25-й кадр, вроде бы про курицу смотришь, а идёшь водку покупаешь... 
   Или вот взять, например, рассказы Василия Макаровича Шукшина о совести человеческой, о праве исконно русском, о выборе сознательном - жить по совести, несмотря ни на какие перипетии судьбы. Взять да и представить в постановке театральной, как продолжателя идеи «маленького» человека, рисующего «дурачков» русских, силы и ума не имеющих да простотой своей раболепствующих...
    Порой делает это автор в строгом соответствии с убеждениями своими, выросшими на основе национальной культуры, частью которой является, например, вероисповедание, в основе которого лежат постулаты о народе избранном и прочие... И потихоньку на фоне таком «культурном» для поддержания дисбаланса развивается и мысль о том, что сионизм, фашизм, расизм - это не противоборство наций, а всего лишь движение в целях самосохранения отдельных народов с их самобытной культурой. Но ведь не за счёт гибели иных культур и самих народов должны самоутверждаться и развиваться какие бы то ни было избранные или не избранные, верующие или неверующие, белые или чёрные, добрые или хитрые... 

- По всей видимости, извращение культурной основы происходит из-за неумения или из-за умышленного исключения из художественных образов духовной составляющей?

- Да. Но под духовной составляющей подразумевать следует не религиозные устремления, так как религия всего лишь попытка отражения культуры общества и личности в нём, а совесть человеческую, выпестованную вековыми традициями, всем укладом жизни рода нашего. Без этого все сюжетные и эмоциональные конструкции, собранные по внешней мотивации, зачастую создают ложный образ. 

- Есть такой гриб - ложный опёнок называют его в народе. Вроде бы внешне почти ничем не отличается от съедобного опёнка, а на самом деле смертельно ядовит.

- И в творчестве художественном подобные «ложные опята» не менее опасны, убивая самоуважение, уверенность в своих силах, порождая страх перед волей и преклонение перед носителями чужой культуры. Вот, например, книга про величие славян. Вроде бы про историю нашу славную... Намерения благие декларируются... А язык да сюжетная основа совсем иную культуру отражают, где живут не по совести, а по праву силы, где смакуются сцены разврата и жестокости, где чтут не народ свой, а правителя мирового, сверху даденного... И получается, что в бутылке с этикеткой славянской вместо молока бурёнки нашей родимой нам подсовывают виски заморские, к коим мы привыкаем исправно. 

- Бывает и ещё ужаснее,  когда читателя по мелочам да по частностям приваживают текстами выверенными, идеями привлекательными до поры до времени, пока доверие не выработается.

- А потом авторитет для службы делу неправому, подлому используется, когда исподволь, намёком, полусловом подправляется ваше представление о мире, о культуре рода вашего. И вот вы уже не замечаете, что рукоплещете литературному (театральному, киношному) герою, который семейные ценности разменивает на сиюминутное удовольствие, когда ради денег он с готовностью предаёт женщин, детей, когда убийство подаётся как нечто наподобие щелчка пальцами или битой карты... И всё это вроде бы на русском языке, иногда даже похожем на литературный... Так, незаметно, происходит подмена понятий... 

- И в этой связи вышеназванные литературные и иные художественные опусы гораздо опаснее для нашей культуры, нежели графоманские сочинения, опыты самодеятельных авторов, попытки самовыражения людей искренних, но не владеющих в достаточной мере навыками работы с печатным словом.

- И при этом следует имеет ввиду, что при наличии желания и уверенности в своём праве не молчать у многих из них впоследствии смогут получиться полноценные самостоятельные произведения, отражающие эпоху, её культурную среду, от внутреннего мира человека до общественной морали, порождаемой на стыке культур народов. 

- Так, а в чем же особенность русской культуры?

- Как раз в том, что русский человек не только сочувствует своему соотечественнику, но сопереживает с ним все горести и радости, сострадает самой природе, ощущая свое единение с родной землей.

- Но разве это не свойственно другим народам?

- Как не может пальма вырасти за границей полярного круга в тундре бескрайней, как не может быть стройным кедр, если ему сломают верхушку, так и человек, вырванный из естественных условий природных, оторванный от культуры рода своего, утратит часть своей жизненный силы.  Хотим мы того или не хотим, но мы созданы природой разными, с учетом условий окружающей природной среды. И взаимоотношения с этой средой сформировали взаимоотношения человеческие внутри рода. Изменить, установленные природой законы развития, значит подтолкнуть жизнь, как единое целостное явление, к разрушению. Недаром же есть еще одна поговорка: «Что русскому хорошо, то немцу - смерть».

- В связи с этим возникает вопрос о Вашем отношении к двум существующим вариантам государственного обустройства - унитарное по территории и федеральное по национальному признаку...

-  При всем моем положительном отношении к укреплению государственного суверенитета, я все же считаю, что смешивать  различные культуры не стоит. Вся история нам показывает, что ничего хорошего из этого не получается. Есть, конечно, примеры, когда человек иной культуры, попадая в русскую общину, не только сохраняет свои родовые традиции, но и бережно, с большим уважением относится к русской культуре, временами более уважительно, чем сами русские, живущие рядом с ним. Но это, скорее исключение из правил.  В культурной среде действуют те же законы природы. Например, закон Архимеда о массе тела. Природа гармонична и если мы что-то откуда-то берем, то что-то другое куда-то отдаем или попросту теряем. Поэтому, с моей точки зрения, разным народам лучше жить отдельно, каждому в своей культурной среде, и дружить друг с другом домами, как говорится.  По такому принципу формировался СССР - союз братских республик. И не исключено, что именно стремление к унифицированным «общечеловеческим ценностям» европейско-американского разлива и разрушили единство «советского народа».

- То есть Вы выступаете за глобализм в культурной среде.

- Отнюдь. Долгое время я считал себя сторонником идей интернационализма и глобального социально-экономического обустройства общества. Но приобретённые за прошедшие годы опыт и знания убеждают меня в обратном - только сохранение и развитие своей национальной культуры и приоритетное в бесспорном порядке решение вопросов жизнеобеспечения своего рода и земли своей смогут дать шанс на выживание всей планеты и общества человеческого. Воля не должна ограничиваться экономическим поводком собственника богатств природных или средств производства. Разум и чувства даны человеку природой не для самоуничтожения (ибо, уничтожая себе подобных, мы уничтожаем часть себя), а для сохранения данного нам блага земного и для постижения возможностей жизни в различных пространствах. При этом и за иные формы жизни ответственность прежде всего должна на существах разумных быть... 

 - Но давайте вернемся к культуре, точнее - к литературе. Ведь вы имеете к ней непосредственное отношение и как издатель, и как писатель.  У Вас же выходят книги под псевдонимом Виктор Верин. О чем вы пишите? И зачем?

- Наверное, я пишу потому, что не нахожу в современной литературе того, чего хотелось бы найти. Поэтому пытаюсь через художественные образы понять сам, в первую очередь, каким должен быть герой нашего времени, что должно произойти, чтобы человек почувствовал свою принадлежность к великому роду своему, чтобы любил Отечество свое... Пишу, пытаясь запечатлеть память о тех замечательных людях, с которыми довелось встретиться на жизненном пути. Пишу потому, что порой литературный герой сам определяет свою дальнейшую судьбу, доверяя мне только записывать его слова, описывать его действия. Все мои повести, рассказы, пьесы, очерки о том, как стать человеком и остаться им в самой сложной ситуации. И как жить так, чтобы этих самых сложных ситуаций в обществе нашем не было.

- А кого издаете?  Я часто слышу точку зрения, что провинциальные издательства, работающие с местными авторами нужно прикрыть, чтобы графоманов не плодили, что нужно издавать только тех, кто в членах писательских союзов состоит да литинститут закончил.

- Я тоже часто слышу подобную точку зрения и никак не могу с ней согласиться. В нынешние времена издание книги малым тиражом осталась, чуть ли не единственной возможностью не только заявить автору о себе, но и практически испробовать свои писательские возможности.  Автору для совершенствования  нужны публикации, нужна критика, нужна читательская реакция, нужны ошибки и находки, открытия и потери... Ранее такую возможность давали литературные журналы, альманахи, коллективные сборники, выходящие большими тиражами. Сегодня этого нет. И мы даем авторам такой шанс. Даже специальную книжную серию запустили «Сигнальный экземпляр». К тому же мы выпускаем учебно-методическую литературу, воспоминания в серии «Это было на самом деле». Ну и конечно, в русской провинции есть немало авторов,  произведения которых гораздо лучше тех, которые издаются московскими издательствами большими тиражами.

- Чем сложнее у человека жизнь, тем чаще возникает у него потребность творческой реализации. Может быть, именно по этой причине, в самой глубокой российской провинции - в маленьких городах и селах появляются литературные странички в местных газетах, издаются альманахи при поддержке территориальных органов управления и руководителей предприятий различных форм собственности?

- Хорошо бы так. Но на самом деле очень редко местные администрации оказывают поддержку творческим инициативам снизу. Казалось бы, затраты на издание ежемесячного сборника совершенно незначительны по сравнению  с другими расходными статьями  бюджетов различных уровней. Наверное, вопрос возникает из-за отсутствия финансовой прибыли от такого рода деятельности. Ну, напишут на обложке, что издается книжка при поддержке таких-то и таких-то... Так толку от этого? Мало-ли, что это единственная возможность для раскрепощения, развития и реализации литературных способностей своих земляков, что это своеобразная летопись, отображающая состояние души человеческой, а не хронологию войн, предательств, безумного торжества победы смертоносной цивилизации над живой природой.

- Чиновнику, уверовавшему в свою избранность, в свое право распоряжаться судьбами других, совершенно недоступен тонкий мир, открывающийся посредством художественного творчества. Душа его задушена инстинктом. Ему удалось обмануть доверчивых сограждан, увильнув от общественно полезного  труда,  под благовидным предлогом необходимости координации вопросов развития культуры.

- Чаще всего, именно так и бывает. Очень редко художник осознающий, прочувствовавший изнутри все проблемы творчества, решается заняться административной деятельностью - тогда не остается ни сил, ни времени на реализацию собственных замыслов, разрушается индивидуальный мир автора. Поэтому, к сожалению, чиновниками при культуре, оказываются либо те, кто, получив властные полномочия, прежде всего, запускает свои собственные проекты, создавая телешоу, издавая книги и прочее, либо те, кто неспособен что-либо создать, кто вообще работать не хочет, да и не умеет, но зато речи пламенные говорить наловчился, знает, когда вовремя начальству поддакнуть, когда улыбнуться подобострастно неформальному лидеру. И вот уже сложилось мнение, что человечишко этот архипорядочен и жизнь свою готов положить на алтарь служения людям, не жалея печени на деловых попойках от грандиозных фуршетов на презентациях до кабинетного пьянства за пани-брата. Только вдруг оказывается, что не все люди у нас люди. Человек ты до поры до времени, пока от тебя что-то зависит, или пока тебя боятся по какой-либо причине. Для прорвавшегося в «народные слуги» правила игры резко меняются. Слуга народа моментально превращается в его хозяина. Он уже распоряжается, разрешает, запрещает...

- Чиновник же, которому общество доверило свои деньги для финансирования культуры, создав себе штат «специалистов», секретарей и прочих единиц, урегулировав вопрос о фонде своей заработной платы, начинает самоутверждаться, апробируя свои властные полномочия, стремясь потратить деньги с приятностью для своей особы. Что ему толку от этих самозваных альманахов?

- Ну конечно, там ведь сразу не разберешь кто хороший, а кто плохой. Конечно, может быть, лет через сорок, вдруг окажется, что среди них был новый Пушкин или Лев Толстой... А может и не быть? Вдруг, наоборот, какой-либо Лимонов там нарисуется? Сразу ведь и заплутать можно в вязи слов, особенно, в стихотворной. Да и авторы какие-то самонадеянные - ведут себя так, словно не они должны униженно выпрашивать милостыню, а за ними кто-то побежит, приглашая в издательство. Нет уж. Лучше помочь не таким талантливым, но зато знакомым, заискивывающим, а еще лучше - родственникам. Или вот благодарное занятие - поддерживать ансамбль народной песни и пляски. Пусть только кто-либо попробует сказать, что это неправильно, так этакого говоруна сразу же можно отбрить, обвинив в отсутствии патриотизма и непонимании важности вопроса сохранения и пропаганды национальной культуры. Или еще очень показательно получается организация и проведение массовых праздников и народных гуляний. День-другой пошумели, народ споили, и денежек нет.  А свяжись с этими поэтами да писателями, так на эти же деньги два года их альманах издавать нужно будет, какие-то мастерские, семинары да конференции проводить. Нет уж, рассуждают чиновники, если уж никак нельзя без развития литературы, так мы ее сами разовьем, а самозваных варягов нам не надо. Соберем на какой-либо фестиваль своих, проверенных в деле, реальных мирных и покладистых сочинителей текстов. Пусть все тогда знают, что кто не с нами, тот против нас, а значит, дороги вам в большую литературу не будет, не пропустим!

- Но бывает так, что Главный Чиновник стукнет кулаком по столу и скажет чиновнику при культуре, а что это ты, такой-сякой, допустил недоработку в плане издательской деятельности? Вот, мол, у соседей и альманах свой есть, и газета, и в центральных толстых журналах постоянно место для своих авторов покупают.

- Какие проблемы? Пожалуйста. Раз-два и администрация при участии какой-либо карманной писательской организации выпускает альманах - большой, дорогой и ... мертвый. Подарят его в библиотеки, может быть, даже авторам по одному экземпляру дадут, а самым приближенным и гонорар может в карман упасть неожиданно. И все.  Для широкого читателя такой альманах и недоступен, и неудобен. Отбор работ для публикаций явно тенденциозен, определен вкусом редактора, зациклившегося в своем развитии на идеологической фабуле доминанты политической тусовки определенной ориентации. Все. Финиш. Никто не станет тратить деньги на создание условий для раскрепощения, развития и реализации творческого потенциала личности без учета приближенности к официальным писательским  или властным структурам, никто не будет ездить по городам и селам России, проводить литературные мастерские, собирать рукописи. Что вы? Какие рукописи? Да еще чтобы прочесть их и ответить авторам?  Ну, разве что за деньги...
 

           - А самое обидное, что возмущаться вы можете сколько угодно, но ничего от этого не изменится. Складывается такое впечатление, что российские чиновники непотопляемы, что они так прочно сидят, что их никакое общественное мнение с места сдвинуть не может.

-  Но это совершенно неверно. Беда в том, что общественного мнения нет. Нам, видите ли, лень подать свой голос, нарушить лжекомфортность собственного мирка, дающего, как кажется, единственную возможность художественного творчества, хотя бы в ящик своего письменного стола.

- А бывает и так, что под прессом неприятия официальных структур, вы начинаете верить в собственную ничтожность, в то, что вы не имеете права по рождению на занятие художественным творчеством, на участие в формировании общественного мнения...

- Да-да. Знакомая картина. Это удел избранных, успокаиваете вы себя, тех, кому повезло, кто умеет приспосабливаться к условиям различного плана. Сколько талантливых авторов жгли свои рукописи, спивались, лезли в петлю, отчаявшись  доказать свое право на творчество... Сколько таких авторов прошло мимо нас...

- И я знаю, что Вы пытались помочь им, издавая альманах «Клад».

- Но более года альманах сам был при смерти и никакие просьбы, убеждения, требования не могли никого кроме самих авторов убедить в необходимости его издания. Хотя альманах расходится по всему миру, вокруг него формируются литературные мастерские. Каждый экземпляр альманаха обретает десятки читателей, а не пылится на книжной полке. Каждый альманах представляет художественное творчество самого различного плана и уровня, давая реальное представление о развитии художественного творчества на сегодняшний день, а не является сборником отфильтрованных сочинений, приемлемых для употребления читателем с определенным ограниченным вкусом. Но ни о какой финансовой поддержке со стороны властей нет и речи на протяжении 15 лет.

- А Вы не пытались сотрудничать с уже существующими творческими объединениями, движениями, фондами?

- Пытались. Более того, мы предлагали и мунипальным органам, и общественным движениям взять все наши наработки себе, но тщетно. Я в очередной раз только убеждался в том, что реальные проблемы русской культуры, русской провинции, русских современных авторов никого не интересуют. И в административных структурах, и в общественных объединениях, чаще всего собираются люди какого-то определенного круга - родственники, знакомые,  удобные, услужливые, не умнее лидера, без лидерских амбиций, без идейного фанатизма и прочее.  А объединяющей основой, к сожалению, является освоение бюджетов различных.

- Конкретный пример можете привести?

- Пожалуйста. Когда создавалось движение «Русский лад», казалось, что это действительно стремление к объединению в культурной среде здоровых патриотически ориентированных творческих сил.  Но сколько не стучались мы в их дверь - все безрезультатно. И мы ведь ничего не просили у них, а только предлагали. Вот у нас есть творческая гостиная «Лад» - приезжайте, используйте как возможность общения с провинциальными авторами. Вот мы проводим ежегодный фестиваль Русская ярмарка талантов - участвуйте в качестве гостей, жюри, входите в состав оргкомитета.  Вот газета «Правда жизни» нами издается, сайт поддерживается, группы в соцсетях - давайте информацию, поддержим.  Вот вам идея нового фестиваля «Русский характер» - давайте совместно сделаем.  Вот издательство к вашим услугам... Да не нужны им наши услуги, наши авторы, наше стремление к объединению для защиты культуры русской.

- А на местах пробовали объединиться со своими единомышленниками?

- Конечно.  Ну тут какая ситуация получается. Ведь десять лет назад мы и создали свое Общество, потому как авторы были разобщены, от существующих общественных объединений и властей никакой помощи в творческом развитии не было.  Объединившись, мы за несколько лет решили вопросы раскрепощения, развития и реализации творческого потенциала. Сами. Исключительно за счет объединения усилий. Теперь авторы могли общаться и обмениваться опытом в творческих гостиных и литмастерских, показать свое творчество на фестивалях, конкурсах, в альманахе, в газете, в интернете, на публичных мероприятиях, издать книгу, записать диск, установить творческие контакты.  А дальше, как и во всей стране... Обязательно нашлись те, кто счел себя более равным среди равных, более правым среди правых. Самое сложное - сохранить в себе человечность, не возвыситься, не возомнить себя  истиной в последней инстанции.

- А что же местное управление культуры? Ведь вы же для них просто находка.

- Увы. По всей видимости, не очень-то удобная находка. Мы сотрудничаем на уровне проведения каких-то массовых мероприятий - конференций, фестивалей, круглых столов....  Но когда мы предложили им взять  себе созданную нами структуру РОСА вместе с издательством, фестивалем, общественным творческим советом, газетой, альманахом, лтимастерскими и прочее, то, как говорится, протянутая рука дружбы повисла в воздухе. Хотя ведь мы уже десять лет существовали на самоокупаемости и врядли были бы в тягость местному бюджету.  Получается, что авторы никому кроме самих себя не нужны...

- Вы говорили, что у вас есть детская литмастерская, выходят книги для детей..

- Идея выделения детской литературы в отдельное направление  обосновывалась изменением места книги и роли чтения в современном обществе, необходимостью адаптации литературы как комплексного явления к измененным общественным процессам, где доминируют материалистические ценности, вытесняя духовное развитие личности, культурные традиции, формирующиеся в этносе веками. То есть, участники РОСА разрешили все свои проблемы творческой реализации, и стали стремиться к просветительской деятельности, к тому, чтобы их творчество сеяло,  согласно рекомендации Николая Некрасова «разумное, доброе, вечное». Это с одной стороны. А с другой, авторы стремились вовремя помочь молодым дарованиям начать путь в литературе, проще говоря, хотелось найти себе достойных продолжателей литературных традиций в РОСА.  И в третьих, организовывая с детьми драматические кружки, литмастерские, конкурсы, участвуя в их мероприятиях, взрослые авторы усваивали и для себя новые формы выживания в непростой среде обитания. По большому счету, сегодня автор по своему бесправию почти в таком же положении, как и ребенок, ибо управляющие нашим обществом менеджеры и бизнесмены не могут их понять, не могут понять почему, зачем нужно тратить деньги и время на издание, распространение, чтение книг. Сегодня, часто получают выход к читателю или к зрителю через киноверсию, произведения не тех писателей, что талантлив, а тех, кто имеет друзей и родственников во власти или в бизнесе, кто может пробить грант или профинансировать проект напрямую. Или же, получают доступ к массовой публике произведения, эксплуатирующие пороки человеческие, ибо слаб человек с детства и подвержен увлечению игрой, дающей ощущение эйфории. И с детства массовые литература и кино приучают пить, курить, убивать, играть, делать карьеру, переступая через поверженные головы товарищей своих.
       Поэтому нам, современным авторам из РОСА, которые не перегрызлись меж собой и не сбежали к лучшей жизни, едва поднявшись над безнадежностью своей творческой реализации, этим авторам казалось архи важно не научить детей чему-то, а сохранить те чистые ростки души, которые заложены природой в каждом новорожденном.  Когда-то и в школе, и в ПТУ, и в институте, образование было частью воспитания. Теперь школа - это подготовка к тестам ЕГЭ, а колледжи и вузы - поставщики специальной информации. По всем вопросам, касающимся поведения претензии теперь к родителям, вплоть до писем на работу и штрафов. А в свободное от учебы время - добровольно-принудительные мероприятия либо из-под палки родителей, либо руководителей учебного процесса. От таких мероприятий, по-моему, пользы никакой ни для кого.
И такое положение вещей, в том числе способствовало стремлению РОСА к деформализации как детского творчества, так и творчества для детей.  Детское отделение издательства было одним из направлений в так называемом детском вопросе. И так как это была инициатива снизу, от  авторов и издателей, то и основную массу работы мы взяли на себя. От Управления образования и Центра развития детского и юношеского творчества участие выражалось в предоставлении возможности использовать  их помещение, возможность участия авторов в мероприятиях, проводимых Управлением.  Центральная библиотека участвовала и своими площадями, и методическим участием, и непосредственным участием в проведении ряда презентаций, и, что весьма важно, библиотечный фонд регулярно пополнялся книгами издательства РОСА, делая их  доступными для каждого  жителя и гостя Старооскольского округа.
За прошедшее время много воды утекло. Менялись руководители. Умирали авторы. Подрастали новые. Дети становились подростками. Подростки  постепенно втягивались во взрослую жизнь. Многие оставляли свои творческие порывы, ориентируясь на построение карьеры или же просто впрягаясь в семейные проблемы выживания. Но, я с радостью встречаю тех, кто занимался в литературно-драматическом объединении «Галактике РОС» будучи, с точки зрения педагогов, безнадежно трудными подростками, ибо они обладают частичкой нашей культуры, которую им привили то ли встречи с нашими авторами, то ли подвижническая деятельность руководителя «Галактики» Надежды Лан, то ли возможность реализации их детского творчества в публичных мероприятиях. Наверное, все это наложило отпечаток на их юные души, сохранив человечность даже в самых нечеловеческих условиях. И пусть они не станут поэтами или актерами, но они останутся людьми.  Сейчас Центр развития детского и юношеского творчества преобразован в Центр дополнительного образования «Одаренность», который предполагает продвигать особо одаренных детей. Детское отделение издательства не вписывается в территориальный ландшафт нового образования. Мы покинули помещение, но пытаемся сохранить данное направление, сотрудничая более плотно с Централизованной библиотечной системой, напрямую со школами, активизируя работу в интернете. 

- В конце прошлого года  в Белгородской государственной универсальной научной библиотеке  прошёл первый областной фестиваль белгородской книги.  Организаторами его были заявлены Управление культуры Белгородской области, научная библиотека и Белгородское региональное отделение Союза писателей России. Я знаю, что Вы принимали в нем участие.

- Стенд наш был самым большим. Нам удалось представить на нем книги многих старооскольских авторов, выпущенные в издательстве РОСА.  Наша экспозиция вызывала живой интерес участников фестиваля и белгородцев, пришедших на выставку-ярмарку книжной продукции. Но, самым важным, на мой взгляд, была попытка конструктивного общения чиновников, издателей, библиотекарей, полиграфистов и авторов. Отсутствовала только одна сторона, определяющая поле жизнедеятельности книги - её реализаторы, продавцы. Но, тем не менее, начало разговора было положено на заседании круглого стола «Контент белгородской книги: авторский замысел, потребности читателя, интересы издателя», который проходил в тот же день в читальном зале библиотеки с участием руководителей департамента внутренней и кадровой политики области, управления культуры области, руководителей издающих и книготорговых организаций области, писателей, библиотекарей, работников образования.

- И о чем же говорилось на круглом столе?

- Например, о популяризации творчества белгородских авторов говорил и В. Молчанов (председатель Белгородского регионального отделения Союза писателей России), предлагая строить работу на объединении усилий хотя бы в масштабах Центрального-Черноземного региона, выпуская общий журнал или газету. Как положительную практику, он приводил пример того, что Союз выкупает страницы у  российского журнала «Наш современник» и таким образом популяризирует творчество своих авторов на всю Россию.  Но, в то же время уже сдан в типографию двухтомник собрания сочинений членов писательского союза  чуть ли не на 700 страницах по совокупности, который, естественно, будет неподъемен по цене для рядового читателя, и пойдет в подарки и библиотеки. Много говорилось о низком качестве выходящих изданий, как по форме, так и по содержанию. Конечно, это когда мы начинали десять лет назад - издательская деятельность была лицензионной. А теперь каждый может напечатать себе книгу. Принес книгу в типографию - заплатил и тебе напечатают, что хочешь, не глядя, потому как, чаще всего, в типографии нет ни редактора, ни корректора, ни грамотного верстальщика, не говоря уж о дизайнере. Им, по большому счету, все равно, что печатать - этикетку на банку с повидлом, или поэтический сборник. Не будут же они ради вашей книги корректора на работу брать - это же дополнительные расходы. Да и автор пытается сэкономить, обходя предтипографскую подготовку. Ну ладно бы это относилось только к самодеятельным авторам, но ведь и профессиональные писатели туда же, и, что особенно угнетает, и наши педагоги и ученые. Сплошь и рядом выходят монографии и учебно-методические пособия, которых не касался глаз корректора, в которых все что можно было исказить исказили - и гарнитура выбрана такая, что глаз режет, особенно если еще кегль на грани восьмерки, и межстрочный интервал, меньше меньшего, а уж о пунктуации и стилистике, стандартах оформления использованной литературы и выходных данных, библиографической классификации лучше и не упоминать. И видимо забывают наши уважаемые ученые и педагоги, писатели и публицисты, что если книге присваивается ISBN - Международный стандартный книжный номер, то 16 экземпляров этой книги отправляется в Книжную палату РФ, откуда она расходится на вечное хранение в центральные библиотеки и архивы страны, заносится во все мировые книжные каталоги под этим уникальным номером, и что именно по этим книжным экземплярам могут судить о содержании вашего творчества и о том, как вы сами к нему относитесь.

- В вашем издательстве были случаи отказа от издание книги при наличии финансирования?

 - И в издательстве РОСА были такие случаи неоднократно. Один раз мы отказали автору в издании его книги по морально-этическим соображениям, а пару недель спустя увидели его книгу во всех магазинах, отпечатанную в типографии.

- Что за морально-этические соображения?

- Я никак не могу согласиться с такой точкой зрения, что русский народ не способен к государственности, не имеет права на суверенитет, а советский народ - это искусственно выведенная популяция, способная только пить, спать и размножаться.  Во-первых, это ложь, опровергнутая самой историей. А во-вторых - это все равно, что возводить напраслину на своих родителей.

- Так может быть пора ввести обратно цензуру?

-  Ряд участников Круглого стола из Белгорода и предлагали возложить на издательский совет при  губернаторе функцию некого цензора, который если бы и не запрещал, то хотя бы ставил штамп «Рекомендовано к прочтению» на тех книгах, которые с их точки зрения соответствуют уровню нынешнего просвещенного читателя. 
Впрочем, есть в области и некий орган, который через обращение в суд, запрещает книги, доказывая наличие в их содержании призывов к экстремизму и прочим античеловечным проявлениям общественного характера. Я не смог согласиться с подобными утверждениями, и напомнил, что даже за последние 20 лет мы имели возможность наблюдать, как диаметрально противоположно оценивались книги,  порой одними и теми же людьми,  например Владимира Высоцкого - от дворовой песни до литературной классики и высокой поэзии.
То же самое касается определению «книжной вредности».  Ведь после выхода в свет «Преступления и наказания» Федора Достоевского было немало молодых людей, решивших проверить с топором в руках тварь ли он дрожащая или право имеет. И мне, представитель, этого комитета уже после Круглого стола в кулуарах библиотеки сказал, что если он будет уверен в том, что книга Достоевского нанесла вред конкретному человеку, то ее нужно будет запретить. Но ведь это книга не пособие по убийству старушки топором, а, наоборот, о значимости каждой жизни на земле, о неотвратимости наказания за совершенное преступление, коим является попрание права жизни другого человека, попустительство порокам своим в ущерб совести человеческой... А ведь именно она, совесть, и должна стать главным судьей, главным цензором. И будит, будит Федор Михайлович эту совесть в себе и в читателях романов своих.  Это ж как лекарство - для одних спасение, а для других - наркотик. Один настойку на боярышнике пьет здоровья ради, а другой - чтобы опьянеть и уйти от реальности. Так запрещать нужно или, наоборот, пропагандировать книгу, развивать литературную критику, ширить формы интерпретации литературного произведения?  

- Ведь, действительно, сегодня книга не в чести. О новых книгах уже не пишут в местных газетах, не берут интервью у местных авторов, не ставят спектакли по произведениям местных авторов в губернских и муниципальных театрах...  

- Но  есть еще и другая опасная причина невнимания к современному творчеству местных авторов, о которой не успели поговорить. А судьи кто? Всё правильно говорили и чиновники,  и писатели, и библиотекари, о необходимости сохранения и развития нравственной основы в современной литературе, о бережном отношении к русскому языку. Но, с моей точки зрения, глядя на те книги, которые  вышли под эгидой  регионального Союза писателей либо областной администрации, необходимо, прежде всего, именно в этом направлении внести некоторые коррективы, как по форме, так и по содержанию. Я как-то взял почитать в библиотеке книгу замечательного белгородского писателя О. Кириллова и не смог в силу безобразной верстки, когда текст слипался, повторялся, пропускался... Но это полбеды. Дизайн  книг в нынешний век  широкого распространения информационных технологий должен быть на уровне адекватного восприятия широких читательских слоев, а не только отражать глубинный замысел автора. Содержание, особенно художественного произведения,  помимо грамматики и образности, характеризуется  стилистикой, в основе которой находится народный язык, стилистика современного общенародного языка. И вне этой стилистики текст книги выпадает из сферы массового восприятия потенциального читателя.

- И подобная ситуация не только в Белгородской области.

- Наши мастера слова видимо забыли, что художественность языка произведения не в отборе «правильных» слов с точки зрения жизненного опыта автора, а (если речь идет о литературе, которую мы хотим брать за образец) с точки зрения целесообразности использования стилистических качеств современного народного языка, когда необходимо отобрать и синтезировать наиболее типичные, стилистически значимые явления  лексики и фразеологии,  фонетики и орфоэпии,  словообразования, морфологии и синтаксиса... Проще говоря, язык книг должен быть не только «правильным» с точки зрения содержания, но правильно  оформленным, выверенным, понятным, динамичным, интересным. А то, получается, что напишем, как написалось и обижаемся, что мол, берут книги только в добровольно-принудительном порядке, да друзья - товарищи, да и те не читают.  

- Но здесь очень важно не переступить грань, как произошло, например, с эстрадой, где в погоне за молодежной публикой, шоу вытеснило песню, вытеснило саму эстраду, заменив все эротическими танцами подросткового периода.

- Нужно быть интересным и понятным, но нельзя опускаться ниже уровня собственного достоинства, нельзя заигрывать с   развращенным читателем, или с теми, кто никогда и книгу в руки не брал.  Это с одной стороны.
 А с другой - все мы живем в одном Отечестве. И нужно проявлять сочувствие, сострадание и сопереживание не только на словах, но и на деле. Ведь в этом и кроется особенность русской души - в способности сострадать, а не только  сопереживать и сочувствовать.  Разделить  чужую боль, как свою.  Дать возможность творческой реализации своему соотечественнику. Ведь мы же часто говорим, что народ должен жить как единая семья.  Но разве по-семейному поступает тот, кто при уме и силе не даёт шанс творческого развития слабому, малому, старому, робкому, бедному, молчаливому?  Наверное, нужно не только дать такой шанс, но и помочь развить творческое начало. Что, собственно говоря, мы и делаем в издательстве РОСА, проводя различные неформальные встречи с авторами, выпуская книги малыми тиражами и прочее. Таким образом, нужно не в Белгороде и Москве вокруг губернаторов и министра культуры формировать «высший литературный орган», а наоборот - развивать литературу на местах, поддерживая авторов и издательства, библиотеки и литературные альманах не только на словах, но и на деле. 

- Например.

- В каждом малом издательстве есть и корректоры, и редакторы, и консультанты. Но, чаще всего, это, конечно же, специалисты на договорных началах, ибо, чтобы обеспечить их достойной зарплатой, издательствам нужны либо муниципальные заказы, либо нужно переходить на коммерческую литературу. Нужно поддержать местные издательства, выкупая у них экземпляры для обязательной рассылки за счет областного  бюджета, например,  - это 20 экземпляров.   Издательства и творческие коллективы необходимо освободить от налогообложения, хотя бы в местный бюджет. Предоставить помещения под офисы без аренды из муниципального фонда. То есть, по отношению к авторам и издательства должна использоваться политика протекционизма. Обеспечивая издательства муниципальными заказами, скажем, на справочную либо учебно-методическую литературу, освобождая их от налогов и аренды, мы позволяем им привлекать к работе опытных специалистов для создания книги, вкладывать средства и время в продвижение творчества современных авторов.

- Ну что ж, Сергей Викторович, у нас получился весьма интересный и предметный разговор на стыке года культуры и года литературы. Будем надеяться, что литература по-прежнему будет существенной частью нашей культуры, сохраняя и развивая лучшие национальные традиции.


 

Перейти в архив


Новинки видео


Другие видео(83)

Новинки аудио

If day shoyld part us P.B. Shelly.
Аудио-архив(96)

Альманах КЛАД Газета  Русская ярмарка талантов
© 2011-2014 «Творческая гостиная РОСА»
Все права защищены
Вход