Пламенеющая сила Валентина Дуки

Дата: 10 Марта 2014 Автор: Володина Марианна

   Однажды мне в руки попались стихи православного автора Валентина Дуки. Одно из стихотворений под названием «Ты должен подняться» тронуло сочувствием к ближнему, сопереживанием. «Нет больше той любви, как если кто положит душу свою за друзей своих» (Евангелие от Иоанна, глава 15). Сострадание – это одно из глубоких сильных чувств. Только строчка в стихотворении «И сердце как птица в груди», мне не совсем понятна. Это как? Трепещет, бьётся? Раненая птица? Сердце сжалось от боли? Так надо и писать.

 

 Другое стихотворение «Лишь с тобой» начинается словами:

«Я слова, как цветы, отбираю,

Собираю в букет и дарю.

Я тебя, как себя понимаю,

Я с тобой о душе говорю».

Вместо «отбираю» я бы написала «подбираю». Слово надо подобрать, что бы оно было весомо, точно, созвучно. Цветы, подобрать по размеру, цветовой гамме, что бы получился красивый букет, а не его пёстрое подобие. И слово «о душе», лучше заменить «по душам».

 

В стихотворении «Имя христианина» читаю:

«Не спешишь сказать «прости»

Поначалу, до тревоги».

Ну, простите. До какой ещё тревоги? Что это за тревога такая, которая пугает и настораживает?! Её, что всем нужно бояться? А может быть, это просто для рифмы слово прилепили? Тогда его надо отлепить и подобрать более точное. Далее в стихотворении описывается, как человек бежит молиться под иконы…и, слышны стоны. Под иконами, а не перед иконами, подразумевается – на коленях. Откуда стоны? Непонятно. Они (стоны) вообще не уместны. У читателя могут появиться сомнения. Когда мы молимся Богу в покаянной молитве, то стоны не слышны, их просто нет. Слышны поклоны. Слышны всхлипы.  «Стоны» слово не уместное и не соответствует истине. Можно заменить: «Только Бог видит поклоны». Как-то так. А заканчивается стихотворение строчками:

«Только Бог и знает путь

Настоящий, твой. Отныне

Эту притчу не забудь,

Сохрани святое имя».

Что за притча? Где она? Святое имя чьё? Имя святого, которым нас нарекли (имя рек)? Непонятно.

 

А вот стихотворение «Родные» начинается так:

«Нет горше материнских слёз…

Нет слаще материнской ласки…»

Нет горше материнских слез? Неправда! Слёзы мать роняет, когда молиться за детей – это слёзы веры. Когда рожает детей – это слёзы и боли и счастья. Когда исповедуется и кается – это слёзы очищения. Когда выдаёт замуж дочь или женит сына это слёзы грусти и радости. А когда впервые держит на своих руках внуков – это слезы любви!

Строка -  «За то, что веру дали нам», вызывает сомнение. Не все матери привили веру своим детям. Многие мама не верующие. В стихотворении лучше говорить от себя, в единственном числе.

Последние строчки стихотворения «Родные», тоже вызывают сомнения:

«За то, что знали: будет счастье,

За то, что сны уберегли».

А если немного по-другому – «И верили, что будет счастье! Своей любовью сберегли».

 

Стихотворение «Сыну» начинается красиво:

«Я люблю, я люблю, люблю!», -

Не забудь это вешнее слово».

Это не «вешнее», это нежное слово.

А дальше у автора получается, что жизнь, «даже если игра». Жизнь – это не игра. Здесь проситься другое слово.

 

   После прочтения стихотворения «Молитва поэта» возникло чувство, что поэт не полностью себя раскрыл. Внутри есть (горит) потенциал мудрости, таланта, веры. Как алмаз превращается в брильянт? Просто камушек, но если умело сделать огранку камню, то он засверкает всеми гранями, примём, чем больше граней, тем ярче блеска. А если попадёт в неумелые руки? Он никогда не будет блистать. Так и талант. Господь даровал нам талант писать стихи, но раскрыть его (сделать ему огранку) зависит от нас, от нашего упорного труда. Иногда прочтёшь стихи современного автора и вдруг, самому захочется что-то написать. Видимо что-то зацепило, взволновало и пишешь, творишь. Иногда ничего не  сочиняешь, но ходишь под впечатлением, обдумываешь, осмысливаешь, вдохновляешься. А иногда от прочитанного на душе горький осадок. Не потому, что сюжет печальный, а потому что образ не удался. Ничего нового не прочитал, полезного не взял.

 

В стихотворении «Просит сердце» речь идёт о любви.

«О Боже, как сердце болит!». Если о любви, то сердце пылает, вздыхает, горит!

 

Стихотворение «О стихах» мне понравилось. Действительно, стихам надо пробиться!

«Им надо пробиться,

Им надо сиять,

Как морю – разлиться,

Как рыбе дышать.

 

Как плачу - укрыться

(Но какому плачу? Куда укрыться?)

Как облаку - плыть,

Как сердцу – молиться,

Как Богу – любить».

 

Давайте мы не будем трогать Бога и решать, что Ему лучше: любить, смирять, наказывать, вразумлять, помогать или направлять нас потихоньку на верный узкий путь. Бог есть Любовь! Бог и любит и вразумляет. Посылает испытания и скорби, и всё это для нашего спасения. Бог милостив к тем, кто каяться, старается исправиться, живёт по заповедям Божьим. А кто не хочет слышать о Его существовании,  От тех Он отдаляется.

Вот немного другая трактовка окончания стихотворения:

«Дождю прекратиться,

И облаку плыть.

А сердцу молиться,

Чтоб Бога любить».

 

   В стихотворении «Жизнь» продолжение темы о Боге. И получается, что Бог – это и Любовь и Страдание! Бог - Любовь! Да. Бог – Страдание? Нет. Далее непонятно. Какую кровь (кто?) дала? Любовь? Если она написана с большой буквы, то это Бог. Тогда не она, а Он. Но какую кровь он дал? Кому дал?  Строчка - «Дала Ты всё мне – мирозданье!». Я понимаю, что это опять Он, Бог дал…. Слово «мирозданье» не совсем подходит. Далее идут строки:

« Я не боюсь увидеть глаз –

Премудрых глаз  Святаго Бога».

Глаза Бога никому не дано видеть. Это дерзость!

А что «В последний самый трудный час

К тебе ведёт моя дорога» - это точно.

В смертный час, только молитва к Богу и спасёт, и успокоит, и переход в другой мир будет не таким трудным.

В третьем четверостишии стихотворения «Жизнь» веет какой-то беспечностью:

«Ну а пока душа поёт,

Ну (слово «ну» - сорняк) а пока душа мечтает,

Она, конечно, не умрёт,

Она об этом точно знает».

Душа знает, что он не умрет, и она веселиться?! А покаяние – чистка души? Одежду мы стираем, что бы она была чистая, купаемся, смываем тем самым с себя грязь. А душа? Чистим ли мы свою душу? Она тоже нуждается в очищении, жаждет покаяния, отпущение грехов в таинстве исповеди. «Брачная одежда» в Евангелии – это покаянная душа, которая очистилась через покаяние, исповедь, причастие.

 

Мне понравились строчки из стихотворения «Призвание!»

«Ведь стихи – это тоже свет!» Отлично! (Хотя само слово «ведь» не совсем поэтичное.)

Понравился образ в стихотворении «В молитве». Верующий стоит открытый в молитве перед образами. Теплится лампадка. Хорошо и спокойно.

Стихотворение «Настя» пронизано нежной любовью к женщине по имени Настя, которая стала другом, женой.

 

В стихотворении «Пора благодати» почему-то дымка костра стала голубой. Или всё же дымчато-серой?

А почему «Ангел, не ты ль за спиной

Плачешь, смеёшься со мной?»

Почему он плачет? Отчего? Не лучше ли написать – «Нежно смеёшься со мной»? И далее -

«Шепчешь с восторгом: «Гляди!

Счастье нас ждёт впереди!»

Тогда ангел уверенно это говорит. А то получается, что ангел, то плачет, то смеётся, какой-то неуверенный, не нормальный. Это люди не знают, что они хотят, то в одну, то в другую крайность впадают. А ангелы, будьте уверены, точно знают, что и когда им делать! Ангелы помогают людям. А плачут они, закрыв лик крылами, когда сам человек отходит от Бога, отдаляется, как паутиной обрастает грехами и начинает вести разгульный, распутный образ жизни.

 

«Это всё - любовь!!!», так называется одно из стихотворений Валентина Дуки, в котором говорится, конечно же, о любви! Стихотворение мне понравилось. Правда в одном месте строчка «Любовь – это чайка, что в облаке тонет» требует осмысления. По законам физики «тонет», опускается на дно. Где у облака дно? В море? Тогда, наверное,  не тонет, а тает. Но чайка не может таять. Тогда что же?

 

Стихотворение «Святое призвание» начинается вдохновенными поэтическими и напевными строчками.

«О, пламенеющая сила

Моей души – молитва к Богу!» - весомо, точно, значимо! И далее

«И день, и ночь она просила,

Чтоб указал Он ей дорогу».

Как она просила, душа или сила? Тогда «что», а не «кто». Душа может жаждать, скорбеть, болеть. А как сила может просить? Непонятно.

В стихотворении немного перепутано время. Вначале мы молимся, просим и только потом Господь дарует нам просимое по своей неизреченной милости. Если господь посетил человека своей благодатью, то Он (Милостивый и Щедрый) и даровал ему пламенеющую силу в молитве, в вере. А не наоборот. И не каждому Бог дарует такую пламенеющую силу. Я рада, что автор стихов испытал эту силу, значит, его посетил Господь своим присутствием. Но мы, грешные этого не видим, сразу не замечаем. Кто-то тепло-хладный, не  болит у него душа ни за себя, ни за других. И этот человек так и не почувствует присутствия Бога в своей жизни, не коснётся его Божья благодать…

В стихотворении мы видим, что человек много молился Богу, что б Бог  указал ему дорогу в жизни. И по вере, Господь, укрепив человека, открыл ему путь.

Цепляет немного строчка: «За нас отдавший Сердце в руки…».

В Евангелии (от Луки, глава 23) читаем: «Иисус, возгласив громким голосом, сказал: «Отче! В руки Твои предаю дух Мой. И, сие сказав, испустил дух.» Господь наш Иисус Христос своё Сердце не отдавал в руки никому. Страдания, биения, поругания, плевания, крестную смерть принял за нас, за наши грехи.

Следующие строки требуют точности:

«Так вот, душа, зачем страдание!

Писать стихи – твоё призвание»,

«Так вот, душа в чём дарование!» Когда мы пишем стихи, мы не страдаем, мы творим. А талант – это дар от Бога.

«Писать стихи – дышать стихами,

Глядеть на мир Любви глазами».

«Любви» - я понимаю «Бога». Его глазами глядеть на мир. Если смотреть  на мир Его глазами, глазами Бога, полными любви, то мир будет представляться только светлым, добрым и прекрасным. Если же смотреть на мир нашими глазами, заполненными страстями и грехами, то мир будет  казаться серым, скучным и  безликим. Так какой же конкретно мир описывается в стихотворении?

 

   Во многих стихотворениях Валентина Дуки прослеживается часто повторяющиеся слова – «страдание», «слёзы», глагол – «плакать». Возникает чувство, что автор в жизни пережил что-то, много испытал, страдал, был потерян, возможно, почти упал, но нашёл в себе силы подняться. В жизни у каждого из нас бывают сложные и трудные периоды.  Кто-то замыкается  и держит в себе обиду, а кто-то делает выводы, опускаясь на дно, чтоб снова подняться. В стихотворениях православного автора есть душа, они живые, вольные как птицы. Могут улететь далеко. Только, что они принесут с собой – разочарование или новый жизненный опыт? Это вопрос.

   Если стихи в чём-то не совершенны, то это не значит, что их не надо писать. Кому-то они, возможно, понравятся, кому-то – нет. У каждого поэта свой читатель. Мне бы хотелось, поскольку Господь даровал талант Валентину, чтобы автор сумел его раскрыть, ошлифовать, отделить плевелы и дать возможность расти таланту, развиваться, набираться опыта. А когда Господь потребует отчёт о его таланте, что же Ему ответит Валентин? Что закопал в землю и скрыл талант?  Тогда он похож на «лукового раба и ленивого», «а негодного раба выбросьте во тьму внешнюю: там будет плач и скрежет зубов. Сказав сие возгласил: кто имеет уши слышать да слышит!» Евангелие (от Матфея, глава 25). А может быть ответ будет совсем другим, и тогда Господь возрадуется? Но, тогда придется потрудиться уже сейчас. С любовью и терпением убирая сорняки из своих творений.

   Желаю православному автору Валентину Дуке Божьей помощи, творческих успехов и издать (не один) поэтический сборник стихов.

 

Перейти в архив


Оценка (5.00) | Просмотров: (856)

Новинки видео


Другие видео(96)

Новинки аудио

Юрий Потатушкин. Через все времена. Стихи О. Шушковой. соло на гитаре М. Будин
Аудио-архив(99)

Альманах КЛАД Газета  Русская ярмарка талантов
© 2011-2014 «Творческая гостиная РОСА»
Все права защищены
Вход